Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 27 февраля 2010 г. N Ф07-747/2010 по делу N А56-6090/2009 Суд указал, что группа лиц осуществляет погрузочно-разгрузочные работы и не занимается экспортом лома черных металлов в качестве самостоятельного вида деятельности, а потому не является по отношению к компании конкурентом

Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа
от 27 февраля 2010 г. N Ф07-747/2010 по делу N А56-6090/2009

 

Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа в составе председательствующего Подвального И.О., судей Бурматовой Г.Е., Самсоновой Л.А.,

при участии от Управления Федеральной антимонопольной службы по Санкт-Петербургу Козловой О.А. (доверенность от 22.12.2009 N 10/10742), Илларионова В.Л. (доверенность от 15.10.2007), от открытого акционерного общества "Морской порт Санкт-Петербург" и закрытого акционерного общества "Первая стивидорная компания" Бредихина А.А. (доверенности от 06.08.2009),

рассмотрев 25.02.2010 в открытом судебном заседании кассационную жалобу Управления Федеральной антимонопольной службы по Санкт-Петербургу на решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 07.08.2009 (судья Хохлов Д.В.) и постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 05.11.2009 (судьи Тимошенко А.С., Зотеева Л.В., Савицкая И.Г.) по делу N А56-6090/2009,

установил:

Открытое акционерное общество "Морской порт Санкт-Петербург" (далее - общество, ОАО "Морской порт СПб") обратилось в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с заявлением об оспаривании решения Управления Федеральной антимонопольной службы по Санкт-Петербургу (далее - управление, УФАС) от 17.12.2008 по делу N К10-66/08 и вынесенного на основании него предписания от 17.12.2008.

В соответствии со статьей 51 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) суд первой инстанции определением от 05.03.2009 привлек к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, закрытое акционерное общество "Первая стивидорная компания" (далее - ЗАО "ПерСтиКо"), компанию "GRANAL AG" (далее - компания) и общество с ограниченной ответственностью "Метлайн СПб" (далее - ООО "Метлайн Спб").

Решением суда от 07.08.2009, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции от 05.11.2009, заявление общества удовлетворено, оспариваемые решение и предписание управления признаны недействительными, не соответствующими Федеральному закону от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции" (далее - Закон).

В кассационной жалобе ее податель просит отменить судебные акты и принять по делу новое решение, ссылаясь на неправильное применение судами норм материального права - положений статей 4, 10, 13 Закона, статьи 8 Федерального закона от 17.08.1995 N 147-ФЗ "О естественных монополиях" и несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела.

По мнению управления, в рассматриваемом случае им доказано злоупотребление доминирующим положением группой лиц (в составе ОАО "Морской порт СПб" и ЗАО "ПерСтиКо"), выразившееся в создании для компании дискриминационных условий и препятствий доступу на товарный рынок экспорта лома черных металлов с использованием морского транспорта.

УФАС считает ошибочным вывод апелляционной инстанции о том, что индивидуальный подход ЗАО "ПерСтиКо" к каждому контрагенту при пересмотре размера неустойки обусловлен защитой своих интересов в сфере предпринимательской деятельности. В обоснование своей позиции УФАС указывает на оказание соответствующих услуг в условиях естественной монополии.

Представители компании и ООО "Метлайн СПб", надлежащим образом извещенных о времени и месте судебного заседания, в суд не явились, в связи с чем жалоба рассмотрена в их отсутствие (часть 3 статьи 284 АПК РФ).

В судебном заседании представители управления поддержали доводы жалобы, а представитель ОАО "Морской порт СПб" и ЗАО "ПерСтиКо" отклонил их.

Законность обжалуемых судебных актов проверена в кассационном порядке.

Как видно из материалов дела и установлено судами, по заявлению компании и ООО "Метлайн СПб" (представитель компании в отношениях с ОАО "Морской порт СПб" и ЗАО "ПерСтиКо") управление возбудило дело N К10-66/08 по признакам нарушения группой лиц в составе ОАО "Морской порт СПб" и ЗАО "ПерСтиКо" части 1 статьи 10 Закона.

В рамках антимонопольного производства УФАС установлено, что компания с 2002 года экспортирует лом черных металлов навалом через морской порт "Большой порт Санкт-Петербург" на основании заключенных на каждый календарный год договоров между компанией и ОАО "Морской порт СПб", действующим от имени и по поручению ЗАО "ПерСтиКо". Оценка обстоятельств дела позволила антимонопольному органу в рассматриваемой ситуации констатировать (согласно части 2 статьи 9 Закона) группу лиц в составе ЗАО "ПерСтиКо" и ОАО "Морской порт СПб". Вместе с тем на основании части 5 статьи 5 Закона и соответствующего реестра управление признало ЗАО "ПерСтиКо" субъектом естественной монополии, занимающим доминирующее положение на товарном рынке погрузочно-разгрузочных работ морского транспортного терминала, в отношении которого осуществляется ценовое регулирование посредством установления предельных цен (тарифов).

ОАО "Морской порт СПб" от имени и по поручению ЗАО "ПерСтиКо" (оператор) заключает договоры с заказчиками на оказание услуг по перегрузке экспортного груза лома черных металлов навалом с наземного транспорта в морские суда. В рамках этих договоров оператор также выполняет внутритранспортное экспедирование, краткосрочное хранение, документальное оформление груза и иные работы и услуги, связанные с перегрузкой и хранением.

В 2006 - 2007 годах соответствующие услуги оказывались и компании на основании договора от 15.12.2005 N ГК6-06-00/1 с учетом дополнительного соглашения к нему от 21.02.2007 N 2 (приложение к делу, листы 33 - 44).

Согласно пунктам 1.2 и 1.4 договора объем предполагаемого компанией к перегрузке груза (экспортный металлолом навалом) на 2006 год составляет 250 000 тонн. Заказчик обязуется предоставить груз в полном объеме, своевременно обеспечить вывоз груза и оплатить стоимость работ и услуг оператора.

Кроме того, по условиям этого договора заказчик обязан произвести авансовый платеж по грузам в размере стоимости перегрузки (пункт 14.3.); в случае непредоставления к перегрузке в течение года заявленного количества груза (250 000 тонн) оплатить неустойку по письменному требованию (счету) оператора об оплате неустойки в сроки, предусмотренные условиями договора, при этом количество перегруженного груза определяется по данным расписок администрации судна в поручении на отгрузку груза, оформленных в течение расчетного года (пункты 17.1, 17.2); компенсировать оператору все издержки, связанные с удержанием груза (пункт 15.1).

Указанным обязанностям заказчика корреспондируют соответствующие права оператора: в случае непредставления к перегрузке заказчиком в течение года 250 000 тонн груза, предъявлять заказчику неустойку по всему объему не предоставленного заказчиком груза в размере стоимости перегрузки одной тонны груза за каждую неперегруженную тонну (пункт 17.1); приостановить (обеспечительное право) исполнение своих обязательств по договору при непоступлении авансовых платежей за работы и услуги; при невыполнении заказчиком встречных обязательств по договору (в том числе, непредъявлении в течение года гарантированного объема груза); удерживать груз до исполнения заказчиком обязательств по оплате при неоплате в установленный срок счетов оператора за выполненные по договору работы; ином невыполнении заказчиком денежного обязательства по договору (к таким денежным обязательствам относятся также неоплата неустойки и оплата расходов, связанных с удержанием груза).

По делу о нарушении антимонопольного законодательства управление установило, что по состоянию на сентябрь 2006 года компания перегрузила 107 000 тонн груза, то есть менее половины объема груза, гарантированного по договору.

В связи с этим обстоятельством компания в сентябре 2006 года (в ответе на письмо ОАО "Морской порт СПб" от 19.09.2006 N КД-714/Д) сообщила обществу о неблагоприятной конъюнктуре международного рынка металлолома, которая повлияла на работу компании, и просила учесть, что за 2004 и 2005 годы ею перевыполнены запланированные объемы перевалки. Кроме того, компания выразила согласие освободить используемые площади (около 3 000 кв. м) в районе 21 причала до 30.09.2006 (приложение к делу, лист 130).

В письме от 28.09.2006 компания предложила ОАО "Морской порт СПб" в случае неисполнения обязательств по заявленному в договоре N ГК6-06-00/1 объему груза пересмотреть объемы в сторону понижения с соответствующим пересмотром тарифных ставок и перерасчета, пересчитать заявленные в договоре нормы отгрузки на более длинный период с учетом перевыполнения плана за предыдущие годы или с переходом на 2007 год (приложение к делу, лист 131).

Однако общество не приняло предложения компании и не изменило договор.

В письме от 20.12.2006 N КД-961/Д общество сообщило, что заявленные компанией суда "SABA" и "NAYISION LAKER" для погрузки экспортного металлолома (33 000 тонн и 22 000 тонн соответственно) не включены в Сводный месячный график обработки флота на декабрь 2007 года, а потому при планировании работ по договору N ГК6-06-00/1 эти суда рассматриваются как внеграфиковые (приложение к делу, лист 110). При этом общество указало на то, что организация работ по погрузке этих судов возможна при выполнении компанией определенных условий: при оплате половины неустойки от общей суммы неустойки, подлежащей оплате в 2006 году по договору N ГК6-06-00/1; при предоставлении гарантий относительно компенсации второй части неустойки с рассрочкой платежа в течение 2007 года; при оплате авансового платежа в размере 100 процентов стоимости перегрузки груза и его хранении на момент выдачи экспортного поручения; при оплате погрузо-разгрузочных работ за операции, выполненные после 00 час. 00 мин. 01.01.2007, по новой ставке - 8,7 доллара США за тонну груза.

При исследовании в рамках антимонопольного дела иных договоров (аналогичных договору N ГК6-06-00/1 и заключенных с другими экспортерами лома черных металлов) УФАС выяснило, что названная группа лиц в дополнительных соглашениях к договору (с другими экспортерами) согласовывает изменения условий договора (как об уменьшении гарантированных объемов в договоре, так и о переносе обеспечения обязательств по заявленным объемам на следующий календарный год). Кроме того, договоры с отдельными заказчиками содержат условие о возврате ранее оплаченных сумм неустойки, если заказчик в текущем расчетном периоде выполнил или перевыполнил обязательства по предоставлению гарантированного объема перегрузки. Управление также сделало вывод о том, что группа лиц предъявила компании неустойку и впоследствии прекратила погрузо-разгрузочные операции до окончания календарного года (в нарушение установленного договором N ГК6-06-00/1 срока предъявления неустойки за невыполнение контрагентом обязательств по гарантированному объему груза).

Антимонопольный орган установил, что в соответствии с оформленными поручениями на погрузку N 453/1-199, 4453/1-200 планировалась погрузка груза объемом 9 000 тонн, однако оператор прекратил погрузочные работы после размещения груза в количестве 5 000 тонн (приложение к делу, листы 112 - 114). В обоснование правомерности прекращения работ группа лиц сослалась на то, что после погрузки 5 000 тонн на складе осталось то количество металлолома, которым по условиям дополнительного соглашения N 2 к договору N ГК6-06-00/1 должна обеспечиваться неустойка.

УФАС также признало, что дополнительное соглашение от 21.02.2007 N 2 к договору N ГК6-06-00/1 о пролонгации договорных отношений по выполнению работ по перевалке лома черных металлов сохранило невыгодные для заказчика условия: оператор оставлял за собой право удержать на складе 5000 тонн груза до исполнения заказчиком обязательств по оплате неустойки за 2006 год; до начала погрузки заказчик обязан произвести оплату части неустойки за 2006 год в размере 100 000 долларов США. Установленный размер предъявляемой группой лиц компании неустойки явно завышен, что свидетельствует о создании препятствий к доступу на товарный рынок.

Анализ обстоятельств дела позволил антимонопольному органу признать, что группа лиц при оказании стивидорных услуг компании создала дискриминационные условия, при которых последняя была поставлена в неравное положение по сравнению с другими экспортерами лома черных металлов. Кроме того, эта же группа лиц препятствовала компании в доступе на товарный рынок экспорта лома черных металлов с использованием морского транспорта.

Решением УФАС от 17.12.2008 по делу N К10-66/08 действия группы лиц в составе ОАО "Морской порт СПб" и ЗАО "ПерСтиКо" при оказании стивидорных услуг по перевалке лома черных металлов признаны нарушающими часть 1 статьи 10 Закона. Эти действия выразились в создании дискриминационных условий, при которых компания была поставлена в неравное положение по сравнению с другими экспортерами лома черных металлов, а также препятствий для доступа компании на товарный рынок экспорта лома черных металлов с использованием морского транспорта (том дела I; листы 12 - 20).

Согласно предписанию УФАС от 17.12.2008 группа лиц обязана прекратить нарушение антимонопольного законодательства, для чего совершить следующие действия: впредь не создавать дискриминационных условий при оказании стивидорных услуг экспортерам лома черных металлов в границах морских транспортных терминалов группы компаний ОАО "Морской порт СПб", в том числе при согласовании изменений в действующих договорах на перевалку лома черных металлов, условий об обязательствах экспортеров по гарантированным объемам предъявляемых к перевалке грузов; впредь не создавать препятствий для доступа экспортерам лома черных металлов на товарный рынок экспорта лома черных металлов с использованием морского транспорта путем неправомерного использования предоставленного договором права взимания неустойки, в том числе при согласовании заявок на внеграфиковые суда до установленного договором срока предъявления неустойки, а также при заключении договора на новый календарный год (том дела I; листы 21 - 22).

Не согласившись с законностью ненормативных правовых актов антимонопольного органа, общество обратилось в арбитражный суд.

Суды двух инстанций удовлетворили заявление общества, указав на отсутствие у управления правовых и фактических оснований для принятия оспариваемого решения и вынесения оспариваемого предписания. Суды установили обстоятельства дела, исследовали и оценили представленные участниками спора доказательства и применили положения Закона, указав на отсутствие в действиях группы лиц квалифицирующих признаков злоупотребления правом (часть 1 статьи 10 Закона).

Изучив материалы дела и доводы жалобы, суд кассационной инстанции не находит оснований для ее удовлетворения. Выводы судов соответствуют фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, основаны на правильном применении норм материального права, отвечают правилам доказывания и оценки доказательств, в их совокупности и взаимной связи, а равно с учетом достоверности отдельных средств доказывания (часть 5 статьи 200, части 1 - 5 статьи 71 АПК РФ). При этом суд апелляционной инстанции полно, объективно и всесторонне оценил фактические обстоятельства дела и применил положения Закона последовательно, по двум вмененным управлением эпизодам нарушения.

По настоящему делу суды правильно установили статус ОАО "Морской порт СПб" и ЗАО "ПерСтиКо" как группы лиц (для целей антимонопольного регулирования), доминирующей в рамках спорных правоотношений в качестве одного хозяйствующего субъекта применительно к положениям статей 9, 5 (часть 5) Закона, статей 3 и 4 Федерального закона от 17.08.1995 N 147-ФЗ "О естественных монополиях".

Вместе с тем целями Закона являются обеспечение единства экономического пространства, свободного перемещения товаров, свободы экономической деятельности в Российской Федерации, защита конкуренции и создание условий для эффективного функционирования товарных рынков (часть 2 статьи 1 Закона).

В силу положений статьи 4 Закона товарный рынок - сфера обращения товара (в том числе товара иностранного производства), который не может быть заменен другим товаром, или взаимозаменяемых товаров (далее - определенный товар), в границах которой (в том числе географических) исходя из экономической, технической или иной возможности либо целесообразности приобретатель может приобрести товар, и такая возможность либо целесообразность отсутствует за ее пределами; конкуренция - соперничество хозяйствующих субъектов, при котором самостоятельными действиями каждого из них исключается или ограничивается возможность каждого из них в одностороннем порядке воздействовать на общие условия обращения товаров на соответствующем товарном рынке; дискриминационные условия - условия доступа на товарный рынок, условия производства, обмена, потребления, приобретения, продажи, иной передачи товара, при которых хозяйствующий субъект или несколько хозяйствующих субъектов поставлены в неравное положение по сравнению с другим хозяйствующим субъектом или другими хозяйствующими субъектами (пункты 4, 7, 8).

Доминирующим положением признается положение хозяйствующего субъекта (группы лиц) или нескольких хозяйствующих субъектов (групп лиц) на рынке определенного товара, дающее такому хозяйствующему субъекту (группе лиц) или таким хозяйствующим субъектам (группам лиц) возможность оказывать решающее влияние на общие условия обращения товара на соответствующем товарном рынке, и (или) устранять с этого товарного рынка других хозяйствующих субъектов, и (или) затруднять доступ на этот товарный рынок другим хозяйствующим субъектам. Доминирующим признается положение хозяйствующего субъекта - субъекта естественной монополии на товарном рынке, находящемся в состоянии естественной монополии (части 1 и 5 статьи 5 Закона).

Согласно части 1 статьи 10 Закона запрещаются действия (бездействие) занимающего доминирующее положение хозяйствующего субъекта, результатом которых являются или могут являться недопущение, ограничение, устранение конкуренции и (или) ущемление интересов других лиц, в том числе создание дискриминационных условий и создание препятствий доступу на товарный рынок или выходу из товарного рынка другим хозяйствующим субъектам (пункты 8 и 9).

В то же время Закон наделяет соответствующий хозяйствующий субъект правом представить доказательства того, что его действия (бездействие), указанные в части 1 статьи 10 Закона (за исключением действий, указанных в пунктах 1, 2, 3, 5, 6, 7 и 10 части 1 названной статьи), могут быть признаны допустимыми в соответствии с требованиями части 1 статьи 13 Закона (часть 2 статьи 10 Закона). В статье 13 Закона определены условия допустимости действий (бездействия), соглашений, согласованных действий, сделок, иных действий.

Не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах. Не допускается использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребление доминирующим положением на рынке. В случаях, когда закон ставит защиту гражданских прав в зависимость от того, осуществлялись ли эти права разумно и добросовестно, разумность действий и добросовестность участников гражданских правоотношений предполагаются (пункты 1 и 3 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации, далее - ГК РФ).

В соответствии с пунктом 4 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.06.08 N 30 "О некоторых вопросах, возникающих в связи с применением арбитражными судами антимонопольного законодательства" (далее - постановление Пленума ВАС РФ N 30) в отношении действий (бездействия), прямо поименованных в части 1 статьи 10 Закона, наличие или угроза наступления соответствующих последствий (недопущения, ограничения, устранения конкуренции или ущемления интересов других лиц) предполагается и не требует доказывания антимонопольным органом. Однако, оценивая такие действия (бездействие) как злоупотребление доминирующим положением, следует учитывать положения части 2 статьи 10 и части 1 статьи 13 Закона и определять, были совершены данные действия в допустимых пределах осуществления гражданских прав либо ими налагаются на контрагентов неразумные ограничения или ставятся необоснованные условия реализации контрагентами своих прав.

Таким образом, системный анализ приведенных нормативных положений и официального толкования позволяет признать, что сфера применения Закона ограничена определенным кругом общественных отношений. Нарушением же антимонопольного законодательства являются не любые действия хозяйствующего субъекта, занимающего доминирующее положение на товарном рынке, а только те, которые направлены на сохранение или укрепление своего положения на соответствующем товарном рынке с использованием запрещенных методов, наносящих ущерб конкурентам и (или) иным лицам. При этом злоупотребление субъективным правом как оценочная категория может выражаться в создании результата (последствий), количественно и (или) качественно негативного для охраняемых законом общественных отношений, с учетом определенной периодичности (систематики) или устойчивой направленности или очевидных и (или) предполагаемых мотивов. Вместе с тем общественно опасной признается и сама возможность наступления соответствующего результата.

По настоящему делу в рамках спорных правоотношений управлению и судам следовало оценить действия названной группы лиц во взаимной связи с определенным исполнением договорных обязательств компанией и иными участниками соответствующего рынка (контрагентами группы лиц). В данном случае реализация хозяйствующими субъектами договорных условий (обязательств) и ее сравнительная оценка имеют правовое значение для решения вопроса о квалифицирующих признаках вмененного нарушения (часть 1 статьи 10 Закона).

В соответствии со статьей 309 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований - в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями.

Исполнение обязательств может обеспечиваться неустойкой, залогом, удержанием имущества должника, поручительством, банковской гарантией, задатком и другими способами, предусмотренными законом или договором (пункт 1 статьи 329 ГК РФ).

Свобода договора разрешает усмотрение сторон, ограниченное нормативным предписанием, императивными нормами (пункт 4 статьи 421, статья 422 ГК РФ).

Кассационная инстанция считает, что в рассматриваемой ситуации выводы судов не подлежат переоценке ввиду правильного применения ими норм материального и процессуального права.

Суд апелляционной инстанции детально (на основании материалов дела и объяснений представителей общества и управления) оценил условия договоров, аналогичных договору N ГК6-06-00/1, а также их исполнение сторонами, сделав обоснованный вывод о разумных и адекватных действиях группы лиц по отношению к компании, исполняющей принятые на себя договорные обязательства иначе, нежели иные контрагенты группы лиц.

Судом установлено, что в спорный период у общества имелись договорные отношения "с порядком десяти" организаций, осуществляющих отгрузку лома черных металлов на экспорт. Заключаемые с заказчиками договоры являются типовыми и содержат одинаковые условия для всех, включая условие о неустойке в случае невыполнения заказчиком обязательств по перевалке гарантированного объема груза (раздел 17 договоров). В судебном заседании представитель управления подтвердил (исходя из анализа представленных ему в рамках антимонопольного производства договоров), что для всех заказчиков установлена одинаковая ответственность. Включение обществом соответствующего условия в договор обусловлено тем, что, исходя из заявленного заказчиком объема груза, оператор резервирует под соответствующее количество груза площадки для его размещения, определяет количество оборудования и персонала, необходимого для осуществления перегрузки этого груза с наземных видов транспорта на морские суда. В случае невыполнения заказчиком условий поставки груза в заявленном объеме у общества возникают в результате вышеперечисленных действий убытки, в том числе в виде упущенной выгоды. С учетом приведенного, как полагает заявитель, спорное условие договора направлено на защиту его интересов в сфере предпринимательской деятельности и не свидетельствует о нарушении антимонопольного законодательства. При изменении условия договоров, касающегося размера и порядка начисления неустойки, общество учитывало объемы выбранного груза и остаток, по которому заказчиками не исполнялись обязательства (деловую активность контрагентов). Возможность внесения тех или иных изменений оценивалась в каждом конкретном случае с учетом особенностей сложившихся между сторонами отношений. Отказ компании согласовать изменения в договор N ГК6-06-00/1 обусловлен большим объемом невыбранного компанией груза.

Суд апелляционной инстанции, в частности, принял во внимание договор, заключенный с одним из заказчиков (компания "Jonacor Limited"), и указал, что общество, согласовывая изменение гарантированного годового объема груза по договору от 01.12.2005 N ГК6-01-00/1 в сторону уменьшения с 400 000 до 300 000 тонн, одновременно увеличило размер неустойки с 7,5 доллара США до 9 долларов США за каждую неперегруженную тонну груза по всему объему непредоставленного груза (том дела II, лист 52).

В связи с этим апелляционный суд правомерно (в соответствии с частью 1 статьи 65, частью 5 статьи 200 и статьей 71 АПК РФ) указал на необоснованность выводов антимонопольного органа с точки зрения экономической рентабельности и доказанность заявителем допустимых пределов осуществления гражданских прав.

Вопрос о наличии в действиях группы лиц признаков создания компании препятствий для доступа на рынок экспорта лома черных металлов с использованием морского транспорта также решен судами в соответствии с Законом и иными нормативными положениями.

При оценке действий группы лиц по данному эпизоду суд апелляционной инстанции принял во внимание пояснения представителя УФАС относительно квалификации (пункт 9 части 1 статьи 10 Закона) и объема исследования. Создание препятствий в доступе именно компании по отношению к другим юридическим лицам на товарный рынок управление усмотрело в самих условиях договора, заключенного между обществом и компанией.

Суд апелляционной инстанции указал, что группа лиц осуществляет погрузочно-разгрузочные работы и не занимается (в отличие от компании) экспортом лома черных металлов в качестве самостоятельного вида деятельности, а потому не является по отношению к компании конкурентом. Конкурентная среда между группой лиц и компанией отсутствует. Наоборот, перегрузка лома черных металлов представляет собой один из основных видов экономической деятельности ОАО "Морской порт СПб" и ЗАО "ПерСтиКо". Указанное свидетельствует о заинтересованности этих лиц в привлечении как можно большего количества хозяйствующих субъектов на товарный рынок экспорта лома черных металлов с использованием морского транспорта, а не в установлении барьеров иным организациям на этом рынке.

В связи с этим установленные УФАС в рамках антимонопольного производства обстоятельства восприняты судом как исключающие направленность непосредственно на создание компании препятствий для доступа на соответствующий рынок. Вместе с тем суд апелляционной инстанции признал, что в случае несогласия с действиями общества или отдельными условиями договора компания не лишена права обратиться за защитой своего нарушенного права в судебном порядке.

Кассационная инстанция поддерживает позицию судов как свидетельствующую об отсутствии в данном случае оснований для восстановления (административным способом) публичного порядка в интересах определенной конкурентной среды и (или) компании (как ущемленного субъекта договорных правоотношений, фактически определенным образом исполнявшего условия заключенного договора, действительность которого никем не оспорена). Достижение целей антимонопольного регулирования (часть 2 статьи 1 Закона) предполагает сбалансированную оценку интересов всех участников рыночных отношений, с учетом их фактического поведения по мере реализации прав и обязанностей, установленных законом или договором.

Выводы судов не опровергаются доводами управления и представленными им доказательствами, согласуются с пунктами 1, 4, 13 постановления Пленума ВАС РФ N 30. Управлением не доказаны правовые и фактические основания для признания группы лиц злоупотребившей доминирующим положением применительно к части 1 статьи 10 Закона.

Процессуальных оснований для изменения либо отмены обжалуемых судебных актов не имеется.

Учитывая изложенное и руководствуясь статьями 286, 287 (пункт 1 части 1) Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа

постановил:

решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 07.08.2009 и постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 05.11.2009 по делу N А56-6090/2009 оставить без изменения, а кассационную жалобу Управления Федеральной антимонопольной службы по Санкт-Петербургу - без удовлетворения.

 

Председательствующий

И.О. Подвальный

Судьи

Г.Е. Бурматова

 

Л.А. Самсонова

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 27 февраля 2010 г. N Ф07-747/2010 по делу N А56-6090/2009


Текст постановления предоставлен Федеральным арбитражным судом Северо-Западного округа по договору об информационно-правовом сотрудничестве


Документ приводится с сохранением орфографии и пунктуации источника