Постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 13 июня 2013 г. N Ф03-1898/13 по делу N А51-22505/2012

Постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 13 июня 2013 г. N Ф03-1898/13 по делу N А51-22505/2012

 

г. Хабаровск

 

13 июня 2013 г.

А51-22505/2012

 

Резолютивная часть постановления объявлена 11 июня 2013 года.

Полный текст постановления изготовлен 13 июня 2013 года.

ГАРАНТ:

Постановлением Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 4 февраля 2014 г. N ВАС-9189/13 настоящее постановление отменено в части распределения судебных расходов

Федеральный арбитражный суд Дальневосточного округа

в составе:

Председательствующего судьи: Карпушиной Т.Н.

Судей: Лесненко С.Ю., Шведова А.А.

при участии:

от истца: Мельников А.В., доверенность от 01.10.2010 N 77АА 0917443

от ответчика: представитель не явился

от третьего лица: представитель не явился

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Маркос"

на решение от 18.12.2012, постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 04.03.2013

по делу N А51-22505/2012

Арбитражного суда Приморского края

Дело рассматривали: в суде первой инстанции судья Хижинский А.А., в апелляционном суде судьи Засорин К.П., Ротко Л.Ю., Чижиков И.С.

По иску компании "KAO KABUSHIKI KAISHA (KAO Corporation)"

к обществу с ограниченной ответственностью "Маркос"

третье лицо: Владивостокская таможня

о защите исключительных прав на товарный знак

Компания "KAO KABUSHIKI KAISHA (KAO Corporation)" (Япония, далее - Компания) обратилась в Арбитражный суд Приморского края с иском к обществу с ограниченной ответственностью "Маркос" (далее - общество "Маркос", ОГРН 1102536010610, место нахождения: 690001, Приморский край, г. Владивосток, ул. Суханова, 3 "А") о защите исключительных прав на принадлежащий Компании товарный знак "MERRIES" путём

- запрета обществу "Маркос" осуществлять ввоз, предложение к продаже, продажу или иное введение в гражданский оборот на территории Российской Федерации, а также перевозку или хранение с этой целью подгузников, указанных в ДТ N 10702030/210812/0065253, на которых или на упаковке которых размещен товарный знак "MERRIES", зарегистрированный по свидетельству N 371630;

- запрета обществу "Маркос" без разрешения Компании использовать товарный знак "MERRIES" в отношении товаров, для которых данный товарный знак зарегистрирован, в том числе осуществлять ввоз, предложение к продаже, продажу или иное введение в гражданский оборот на территории Российской Федерации, а также перевозку или хранение с этой целью товаров, для которых данный товарный знак зарегистрирован;

- изъятия из оборота и уничтожения без какой бы то ни было компенсации подгузников, которые ввозятся обществом "Маркос" на территорию Российской Федерации по ДТ N 10702030/210812/0065253, на которых и/или на упаковке которых размещен товарный знак "MERRIES";

- а также о взыскании с общества "Маркос" в пользу Компании денежной компенсации в размере 3 345 000 рублей за нарушение исключительного права на товарный знак "MERRIES" (с учетом уточнения требований в порядке статьи 49 АПК РФ).

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечена Владивостокская таможня.

Решением арбитражного суда первой инстанции от 18.12.2012, обоснованным положениями статей 1225, 1229, 1252, пункта 1 статьи 1477, пункта 1 статьи 1484, подпункта 1 пункта 4 статьи 1515 Гражданского кодекса РФ, обществу "Маркос" запрещено осуществлять ввоз, предложение к продаже, продажу или иное введение в гражданский оборот на территории Российской Федерации, а также перевозку или хранение с этой целью подгузников, указанных в ДТN 10702030/210812/0065253, на которых или на упаковке которых размещен товарный знак "MERRIES"; запрещено без разрешения Компании использовать товарный знак "MERRIES" в отношении товаров, для которых данный товарный знак зарегистрирован, в том числе осуществлять ввоз, предложение к продаже, продажу или иное введение в гражданский оборот на территории Российской Федерации, а также перевозку или хранение с этой целью товаров, для которых данный товарный знак зарегистрирован. Судом также решено изъять из оборота и уничтожить без какой бы то ни было компенсации подгузники, которые ввозятся обществом "Маркос" на территорию Российской Федерации по ДТ N 10702030/210812/0065253, на которых и/или на упаковке которых размещен товарный знак "MERRIES", и с общества "Маркос" в пользу Компании взыскан 1 000 000 руб. компенсации за нарушение исключительных прав на товарный знак. В удовлетворении иска о взыскании оставшейся суммы компенсации (2 345 000 руб.) отказано. Кроме того, с ответчика в пользу истца взысканы расходы на уплату государственной пошлины в размере 53 725 руб.

Постановлением Пятого арбитражного апелляционного суда от 04.03. 2012 решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В кассационной жалобе общество "Маркос" просит названные судебные акты изменить, отказав Компании в удовлетворении иска об изъятии из оборота и уничтожении без какой-либо компенсации подгузников, которые ввозятся на территорию Российской Федерации по ДТ N 10702030/210812/0065253 и на которых размещен товарный знак "MERRIES", и снизив сумму компенсации за нарушение исключительных прав на товарный знак до 100 000 руб.

В обоснование кассационной жалобы общество "Маркос", не оспаривая свою вину (в форме неосторожности) в нарушении исключительных прав Компании на товарный знак, ссылается на то, что спорный товар был ввезен на территорию Российской Федерации ошибочно вследствие нарушения поставщиком условий контракта, заключенного ответчиком с компанией "HERSTAN TRADING LTD", и в нарушение коммерческого инвойса и коносаментов. Общество "Маркос" внесло дополнения к таможенной декларации, заявив о ввозе спорного товара, лишь по предложению таможенного органа, выявившего несоответствие между заявленными ответчиком в таможенной декларации сведениями и фактически поступившим на территорию Российской Федерации товаром. По мнению ответчика, суды не учли данные обстоятельства, не дали им оценку и не применили статью 401 ГК РФ, хотя имелись основания для уменьшения размера компенсации до 100 000 руб. Кроме того, суды не учли, что ответчик произвел реэкспорт спорного товара, о чем в дело представлены доказательства, поэтому оснований для принятия решения об изъятии и уничтожении товара не имелось. Ответчик также ссылается на нарушение судом первой инстанции статьи 110 АПК РФ при возложении на него судебных расходов.

В отзыве на кассационную жалобу Компания считает доводы ответчика необоснованными, а принятые по делу судебные акты - не подлежащими отмене.

В судебное заседание арбитражного суда кассационной инстанции представитель общества "Маркос", извещенного о времени и месте судебного разбирательства надлежащим образом, не явился.

Представитель Компании возражал против удовлетворения кассационной жалобы ответчика и дал пояснения, соответствующие отзыву на кассационную жалобу.

Проверив в соответствии со статьей 286 АПК РФ законность решения суда первой инстанции от 18.12.2012 и постановления апелляционного суда от 04.03.2013, Федеральный арбитражный суд Дальневосточного округа считает, что основания для отмены указанных судебных актов отсутствуют.

Как установлено судами первой и апелляционной инстанций, Компания является обладателем исключительных прав на товарный знак "MERRIES" в отношении товаров 16 класса Международной классификации товаров и услуг (МКТУ): пелёнки одноразовые, подгузники, пелёнки одноразовые из целлюлозы или бумаги, подгузники из бумаги или целлюлозы одноразовые. Товарный знак зарегистрирован в Российской Федерации в Государственном реестре товарных знаков и знаков обслуживания 09.02.2009, о чем истцу выдано свидетельство N 371630. Приоритет товарного знака установлен с 07.12.2007 сроком действия по 07.12.2017.

Письмом Федеральной таможенной службы России от 11.07.2012 N 14-42/34727 принадлежащий истцу товарный знак "MERRIES" включен в таможенный реестр объектов интеллектуальной собственности с указанием единственного уполномоченного импортера товаров, маркированных товарным знаком истца, - ООО "НТС Градиент".

28.08.2012 Владивостокская таможня письмом N 04-2-22/2708 информировала Компанию о ввозе на территорию Российской Федерации товара (подгузников), маркированного товарным знаком "MERRIES", декларантом которого по ДТ N 10702030/210812/0065253 является общество "Маркос", и о приостановлении выпуска указанного товара на срок 10 дней.

Компания легальность ввоза товара, декларируемого обществом "Маркос" в таможенной декларации N 10702030/210812/0065253, не подтвердила и, считая действия общества "Маркос" нарушающими исключительные права Компании на товарный знак, обратилась в арбитражный суд с настоящим иском.

Удовлетворяя иск Компании о запрете обществу "Маркос" ввозить и иным способом вводить в гражданский оборот на территории Российской Федерации товар, маркированный товарным знаком "MERRIES", суды первой и апелляционной инстанций исходили из следующего.

Согласно статье 1225 ГК РФ товарный знак относится к результатам интеллектуальной деятельности и охраняется законом.

Пунктом 1 статьи 1484 ГК РФ предусмотрено, что лицу, на имя которого зарегистрирован товарный знак (правообладателю), принадлежит исключительное право использования товарного знака в соответствии со статьей 1229 ГК РФ любым не противоречащим закону способом (исключительное право на товарный знак).

Никто не вправе использовать без разрешения правообладателя сходные с его товарным знаком обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров, если в результате такого использования возникнет вероятность смешения (пункт 3 статьи 1484 ГК РФ).

Защита исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации осуществляется путем предъявления требований, перечисленных в пункте 1 статьи 1252 ГК РФ, в том числе требований о пресечении действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения.

По результатам исследования и оценки доказательств по делу суды установили, что Компании принадлежит исключительное право на товарный знак "MERRIES", зарегистрированный на территории Российской Федерации по свидетельству N 371630 в отношении ряда товаров 16 класса МКТУ. Данный товарный знак внесен в Таможенный реестр объектов интеллектуальной собственности.

Единственным лицом, которому на территории Российской Федерации предоставлено право использовать вышеуказанный товарный знак, является ООО "НТС Градиент", находящееся по адресу: г. Москва, ул. Бориса Галушкина, 14.

Судами также установлено, что Компания не наделяла ответчика правом использования товарного знака "MERRIES", не давала ему согласия на ввоз и иное введение в гражданский оборот на территории Российской Федерации товара, маркированного указанным товарным знаком. Доказательств, подтверждающих правомерность использования товарного знака "MERRIES" при ввозе на территорию Российской Федерации товара по таможенной декларации N 10702030/210812/0065253, ответчик не представил.

Учитывая, что ответчик не обладает исключительными правами на товарный знак "MERRIES", а также принимая во внимание отсутствие доказательств, свидетельствующих о передаче ответчику такого права его обладателем, суды сделали правильный вывод о незаконности действий ответчика, направленных на ввоз на территорию Российской Федерации и введение в гражданский оборот на территории Российской Федерации товара, маркированного товарным знаком "MERRIES".

Как правильно указано в постановлении апелляционного суда, ответчик совершил действия, направленные на ввоз на территорию России товара под чужим товарным знаком, и на введение этого товара в гражданский оборот путем заявления товара к таможенному оформлению для последующего выпуска в свободное обращение на территории Российской Федерации.

Суды обоснованно признали, что ввоз на территорию Российской Федерации товара с нанесенным на него товарным знаком является самостоятельным способом использования товарного знака, а ответчик, осуществивший ввоз товара на территорию Российской Федерации без согласия правообладателя на использование товарного знака таким способом, является нарушителем исключительных прав истца на данный товарный знак. Изложенные выводы судов согласуются с правовой позицией, изложенной в пункте 15 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 13.12.2007 N 122, согласно которой ввоз товара на территорию Российской Федерации является элементом введения товара в гражданский оборот на территории Российской Федерации и представляет собой самостоятельное нарушение прав владельца товарного знака.

Совершение ответчиком действий, нарушающих исключительное право истца на товарный знак подтверждено материалами дела, в связи с чем суды правомерно применили к ответчику ответственность, предусмотренную подпунктом 2 пункта 1 статьи 1252 ГК РФ.

Подпункт 4 пункта 1 статьи 1252 и пункт 2 статьи 1515 ГК РФ предусматривают также такой способ защиты исключительных прав на средства индивидуализации как предъявление в нарушителю требования об изъятии и уничтожении контрафактного товара.

В этой связи удовлетворение судами требования Компании об изъятии и уничтожении подгузников с товарным знаком "MERRIES", которые незаконно ввезены обществом "Маркос" на территорию Российской Федерации по ДТ N 10702030/210812/0065253, также соответствует положениям статьи 1252 ГК РФ.

Довод кассационной жалобы общества "Маркос" о том, что спорный товар 04.10.2012 отправлен им из Российской Федерации в порядке реэкспорта, в связи с чем предмет спора отсутствует, приводился ответчиком в судах первой и апелляционной инстанций, рассмотрен судами и правомерно отклонен со ссылкой на то, что реэкспорт товара произведен ответчиком в нарушение статьи 16 АПК РФ в период действия принятых арбитражным судом обеспечительных мер и, к тому же, после нарушения исключительных прав истца, поэтому применение судом способа защиты исключительных прав, предусмотренного пунктом 2 статьи 1515 ГК РФ не противоречит действующему законодательству и не может служить основанием для отмены либо изменения судебных актов.

Взыскивая с ответчика в пользу истца компенсацию за нарушение исключительного права на товарный знак, суды первой и апелляционной инстанций исходили из следующего.

Одним из способов защиты исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации является взыскание с нарушителя в пользу правообладателя убытков (подпункт 3 пункта 1 статьи 1252 ГК РФ).

В то же время согласно пункту 3 статьи 1252 ГК РФ в случаях, предусмотренных Гражданским кодексом РФ для отдельных видов результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, правообладатель вправе вместо возмещения убытков требовать от нарушителя выплаты компенсации за нарушение указанного права. Компенсация подлежит взысканию при доказанности факта правонарушения. При этом правообладатель, обратившийся за защитой права, освобождается от доказывания размера причиненных ему убытков.

Пунктом 4 статьи 1515 ГК РФ, устанавливающей ответственность за незаконное использование товарного знака предусмотрено, что правообладатель вправе требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации в размере от десяти тысяч до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения.

Как разъяснено в пункте 43.3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 26.03.2009 N 5/29 "О некоторых вопросах, возникающих в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации", рассматривая дела о взыскании компенсации в размере от десяти тысяч до пяти миллионов рублей, суд определяет сумму компенсации в указанных законом пределах по своему усмотрению, но не выше заявленного истцом требования. При этом суд не лишен права взыскать сумму компенсации в меньшем размере по сравнению с заявленным требованием, но не ниже низшего предела, установленного абзацем вторым статьи 1301, абзацем вторым статьи 1311, подпунктом 1 пункта 4 статьи 1515 или подпунктом 1 пункта 2 статьи 1537 ГК РФ.

Размер подлежащей взысканию компенсации должен быть судом обоснован. При определении размера компенсации суд, учитывая, в частности, характер допущенного нарушения, срок незаконного использования результата интеллектуальной деятельности, степень вины нарушителя, наличие ранее совершенных лицом нарушений исключительного права данного правообладателя, вероятные убытки правообладателя, принимает решение, исходя из принципов разумности и справедливости, а также соразмерности компенсации последствиям нарушения.

Поскольку факт нарушения ответчиком исключительных прав истца на товарный знак установлен, и истцом заявлено требование о взыскании компенсации вместо возмещения убытков, суды признали данное требование истца соответствующим закону и подлежащим удовлетворению.

Как видно из дела, истец определил сумму компенсации - 3 345 000 руб., исходя из количества ввезенных ответчиком на территорию Российской Федерации подгузников (3 345 упаковок), маркированных товарным знаком "MERRIES", и средней рыночной стоимости реализации в России одной упаковки (1 000 руб.).

Суды первой и апелляционной инстанций, пользуясь правом, предоставленным абзацем 2 пункта 3 статьи 1252 ГК РФ и руководствуясь вышеуказанными разъяснениями Постановления Пленума N 5/29, уменьшили размер взыскиваемой с ответчика в пользу истца суммы компенсации до 1 000 000 руб. При этом суды мотивировали такое уменьшение суммы компенсации принципами разумности, справедливости и исходили из однократности совершенного ответчиком нарушения и ограничения его действий лишь ввозом контрафактного товара на территорию Российской Федерации без дальнейшего ввода товара в гражданский оборот.

Выводы судов в указанной части соответствуют установленным по делу обстоятельствам, имеющимся в деле доказательствам, которые оценены в соответствии со статьей 71 АПК РФ, и нормам материального права.

Доводы заявителя кассационной жалобы и необходимости снижения суммы компенсации до 100 000 руб. и применении при этом статьи 401 ГК РФ судом кассационной инстанции отклоняются как необоснованные.

Действительно, ответственность за нарушение интеллектуальных прав в виде взыскания компенсации наступает применительно к статье 401 ГК РФ (пункт 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 26.03.2009 N 5/29).

Согласно статье 401 ГК РФ, предусматривающей основания ответственности за нарушение обязательства, ответственность наступает при наличии вины (умысла или неосторожности). Лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства. Отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство.

Дав оценку действиям ответчика в совокупности со всеми установленными по делу обстоятельствами, суды первой и апелляционной инстанций пришли к обоснованному выводу об отсутствии оснований для освобождения ответчика от ответственности. При этом суды правомерно указали, что при достаточной степени заботливости и осмотрительности ответчик должен был исследовать вопрос законности включения в таможенную декларацию, то есть введения в гражданский оборот на территории Российской Федерации, товара, маркированного товарным знаком "MERRIES". Вместе с тем ответчиком это не было сделано и пресечение дальнейшего ввода в гражданский оборот на территории Российской Федерации спорного товара произошло благодаря действиям таможенного органа, а не ответчика, что расценено судами как отсутствие оснований для применения положений статьи 401 ГК РФ к освобождению ответчика от ответственности. В связи с изложенным несостоятельны доводы кассационной жалобы о том, что суды не учли обстоятельства дела и не применили подлежащую применению статью 401 ГК РФ.

При таких обстоятельствах суд кассационной инстанции считает, что принятые по делу судебные акты о защите исключительных прав истца на товарный знак "MERRIES", включая взыскание с ответчика компенсации в размере 1 000 000 руб., соответствуют нормам материального и процессуального права, а доводы кассационной жалобы ответчика об обратном являются необоснованными и опровергаются доказательствами по делу.

Ссылка в кассационной жалобе на нарушение судом первой инстанции статьи 110 АПК РФ при распределении судебных расходов также необоснованна.

Исходя из предъявленных по настоящему делу требований (три требования неимущественного характера и одно требование имущественного характера о взыскании 3 345 000 руб.) истец в соответствии с пунктами 1, 4 части 1 статьи 333.21 Налогового кодекса РФ должен был оплатить при подаче иска государственную пошлину в размере 51 725 руб. Фактически им оплачено 52 500 руб. по платежному поручению от 19.09.2012 N 2171. Излишняя оплата составила 775 руб. Кроме того, платежным поручением от 19.09.2012 N 2172 истец в соответствии с пунктом 9 части 1 статьи 333.21 Налогового кодекса РФ оплатил государственную пошлину в размере 2 000 руб. за рассмотрение арбитражным судом заявления об обеспечении иска, которое удовлетворено определением суда от 26.09.2012.

При вынесении решения суд первой инстанции возвратил истцу излишне уплаченную госпошлину в размере 775 руб., а остальные расходы истца на уплату госпошлины на общую сумму 53 725 руб. (51 725 руб. за подачу иска + 2 000 руб. за подачу заявления об обеспечении иска) в соответствии с абзацем первым части 1 статьи 110 АПК РФ возложил на ответчика.

Взыскание судом с ответчика в пользу истца судебных расходов последнего на уплату государственной пошлины в полном размере, а не пропорционально размеру удовлетворенного требования в части взыскания компенсации, не противоречит установленному статьей 110 АПК РФ принципу справедливого распределения между сторонами судебных расходов. Поскольку обоснованное конкретным расчетом требование истца о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на товарный знак было уменьшено по усмотрению суда, такое уменьшение судом суммы компенсации не должно влиять на определение размера судебных расходов, взыскиваемых с ответчика в пользу истца, который эти расходы фактически понёс.

Учитывая, что выводы суда первой инстанции в части взыскания с ответчика судебных расходов обоснованы положениями статьи 110 АПК РФ и по аналогии судебной арбитражной практикой (абзац 3 пункта 9 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 22.12.2011 N 81), суд кассационной инстанции не усматривает оснований, предусмотренных статьей 288 АПК РФ, для отмены решения суда в указанной части.

С учетом изложенного принятые по делу судебные акты не подлежат отмене, а кассационная жалоба ответчика - удовлетворению.

Руководствуясь статьями 286-289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Дальневосточного округа

ПОСТАНОВИЛ:

Решение от 18.12.2012, постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 04.03.2013 по делу N А51-22505/2012 Арбитражного суда Приморского края оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

Отменить приостановление исполнения решения от 18.12.2012, принятое определением Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 26.04.2013 N 001904.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

 

Председательствующий

Т.Н. Карпушина

 

Судьи

С.Ю. Лесненко
А.А. Шведов

 

"Решением арбитражного суда первой инстанции от 18.12.2012, обоснованным положениями статей 1225, 1229, 1252, пункта 1 статьи 1477, пункта 1 статьи 1484, подпункта 1 пункта 4 статьи 1515 Гражданского кодекса РФ, обществу "Маркос" запрещено осуществлять ввоз, предложение к продаже, продажу или иное введение в гражданский оборот на территории Российской Федерации, а также перевозку или хранение с этой целью подгузников, указанных в ДТN 10702030/210812/0065253, на которых или на упаковке которых размещен товарный знак "MERRIES"; запрещено без разрешения Компании использовать товарный знак "MERRIES" в отношении товаров, для которых данный товарный знак зарегистрирован, в том числе осуществлять ввоз, предложение к продаже, продажу или иное введение в гражданский оборот на территории Российской Федерации, а также перевозку или хранение с этой целью товаров, для которых данный товарный знак зарегистрирован. Судом также решено изъять из оборота и уничтожить без какой бы то ни было компенсации подгузники, которые ввозятся обществом "Маркос" на территорию Российской Федерации по ДТ N 10702030/210812/0065253, на которых и/или на упаковке которых размещен товарный знак "MERRIES", и с общества "Маркос" в пользу Компании взыскан 1 000 000 руб. компенсации за нарушение исключительных прав на товарный знак. В удовлетворении иска о взыскании оставшейся суммы компенсации (2 345 000 руб.) отказано. Кроме того, с ответчика в пользу истца взысканы расходы на уплату государственной пошлины в размере 53 725 руб."

Постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 13 июня 2013 г. N Ф03-1898/13 по делу N А51-22505/2012