Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 24 августа 2015 г. N Ф03-3326/15 по делу N А51-29020/2014

 

г. Хабаровск

 

24 августа 2015 г.

Дело N А51-29020/2014

 

Резолютивная часть постановления объявлена 17 августа 2015 года.

Полный текст постановления изготовлен 24 августа 2015 года.

 

Арбитражный суд Дальневосточного округа в составе:

Председательствующего судьи: Гребенщикова С.И.

Судей: Цирулик О.В., Лесненко С.Ю.

при участии

от ТУ ФАУГИ в Приморском крае: Пономарева Т.П., представитель по доверенности от 06.03.2015 N 03-2051 (до перерыва);

от ООО "Клобук": Березовская Т.Г., представитель по доверенности без номера от 30.11.2014; Рябухина Е.Б., представитель по доверенности от 04.12.2014 N 02/14;

от Прокуратуры Приморского края: Карасева О.В., представитель (по служебному удостоверению)

рассмотрев в проведенном с использованием систем видеоконференц-связи судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Клобук" на решение от 24.02.2015, постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 03.06.2015 по делу N А51-29020/2014 Арбитражного суда Приморского края

дело рассматривали: в суде первой инстанции судья Кобко Е.В., в апелляционном суде судьи Култышев С.Б., Ветошкевич А.В., Глебов Д.А.

По иску Территориального управления Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Приморском крае

к обществу с ограниченной ответственностью "Клобук"

заинтересованное лицо: Прокуратура Приморского края

об истребовании имущества из чужого незаконного владения

Территориальное управление Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Приморском крае (ОГРН 1042504353210, ИНН 2540101744; адрес (место нахождения): 690091, г. Владивосток, ул. Пологая, 21; далее - Управление Росимущества) обратилось в Арбитражный суд Приморского края с иском к обществу с ограниченной ответственностью "Клобук" (ОГРН 1032501799989, ИНН 2537040700; адрес (место нахождения): 690017, г. Владивосток, ул. Кипарисовая, 22-50; далее - общество) об истребовании из чужого незаконного владения путем передачи по акту приема-передачи следующего имущества: квартира общей площадью 16,8 кв.м, расположенная по адресу: г. Владивосток, ул. Надибаидзе, 28-404; квартира общей площадью 22,8 кв.м, расположенная по адресу: г. Владивосток, ул. Надибаидзе, 28-718; квартира общей площадью 23,4 кв.м, расположенная по адресу: г. Владивосток, ул. Надибаидзе, 30-532; квартира общей площадью 23,1 кв.м, расположенная по адресу: г. Владивосток, ул. Надибаидзе, 34-724; квартира общей площадью 17,0 кв.м, расположенная по адресу: г. Владивосток, ул. Окатовая, 14-815; квартира общей площадью 16,7 кв.м, расположенная по адресу: г. Владивосток, ул. Окатовая, 18-937; квартира общей площадью 16,6 кв.м, расположенная по адресу: г. Владивосток, ул. Окатовая, 18-502; квартира общей площадью 16,4 кв.м, расположенная по адресу: г. Владивосток, ул. Сахалинская, 34-933.

На основании абзаца 5 части 1 и части 5 статьи 52 АПК РФ в дело вступила Прокуратура Приморского края.

Иск заявлен на основании статей 209, 301 ГК РФ и обусловлен фактом конфискации спорных квартир на основании вступившего в законную силу приговора Приморского краевого суда от 11.01.2000.

Решением суда от 24.02.2015, оставленным постановлением Пятого арбитражного апелляционного суда от 03.06.2015 без изменения, иск удовлетворен в полном объеме.

В кассационной жалобе ООО "Клобук" выражает несогласие с принятыми по настоящему делу судебными актами, указывает на несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам спора и подлежащим применению нормам материального права, в связи с чем просит обжалуемые решение и постановление апелляционного суда отменить с направлением дела на новое рассмотрение.

Заявитель жалобы настаивает на том, что он является законным правообладателем спорного имущества, приобретенного им по договорам купли-продажи в 1992-1993 годах. При этом судами не дана правовая оценка приговору Приморского краевого суда от 11.01.2000 и не учено, что в нем отсутствуют выводы о прекращении права собственности общества на конфискованные квартиры. Более того, названный судебный акт по уголовному делу не был приведен в исполнение, спорные квартиры у собственника в установленном законом порядке изъяты не были и в доход государства фактически не передавались. Также заявитель жалобы ссылается на отмену с 01.01.2004 законодательных норм, предусматривающих процедуру конфискации по уголовным делам. В данном случае, по мнению общества, принудительное изъятие находящихся в его владении квартир противоречит положениям статей 35, 54 Конституции РФ. Кроме того, ответчик полагает неправомерным отклонение судами его заявления о пропуске истцом общего давностного срока на защиту нарушенного права, поскольку публичные органы, представляющие интересы государства, в том числе Прокуратура Приморского края и Управление Федерального казначейства по Приморскому краю достоверно знали о вынесенном в 2000 году приговоре, однако своевременных мер по его принудительному исполнению не предприняли. Дополнительно от общества в суд кассационной инстанции поступило письменное заявление, в котором указано на предъявление в арбитражный суд иска о признании отсутствующим зарегистрированного права федеральной собственности на спорные квартиры (дело N А51-12502/2015).

Прокуратура Приморского края в отзыве на кассационную жалобу опровергает приведенные в ней доводы ответчика и предлагает оставить обжалуемые судебные акты без изменения как законные и обоснованные. При этом в отзыве отмечено, что, по мнению прокуратуры, право требовать принудительного изъятия у общества спорных квартир в порядке виндикации возникло у уполномоченного органа - истца только после государственной регистрации права федеральной собственности на это имущество.

От Управления Росимущества отзыв на кассационную жалобу не поступил.

В судебном заседании кассационной инстанции, проведенном в порядке статьи 153.1 АПК РФ с использованием систем видеоконференц-связи при содействии Пятого арбитражного апелляционного суда, представители общества настаивали на удовлетворении поданной жалобы и просили в случае отмены обжалуемых судебных актов оставить требования Управления Росимущества без рассмотрения с учетом поданного иска об оспаривании зарегистрированного права федеральной собственности.

Представители Управления Росимущества и Прокуратуры Приморского края возражали против отмены обжалуемых судебных актов и дали свои пояснения по обстоятельствам спора.

В соответствии со статьей 163 АПК РФ в судебном заседании 11.08.2015 объявлялся перерыв до 15 ч. 20 мин. 17.08.2015.

Проверив в порядке и пределах статей 284, 286 АПК РФ правильность применения арбитражными судами норм материального и процессуального права с учетом доводов поданной жалобы, поступивших возражений на нее и пояснений представителей участвующих в деле лиц, Арбитражный суд Дальневосточного округа считает, что обжалуемые судебные акты подлежат отмене в силу следующего.

Как усматривается из материалов дела и установлено арбитражными судами, на основании заключенных в период 1992-1993 годов сделок, правопредшественником ответчика (ПКАПОТ "Клобук") приобретены спорные квартиры, расположенные в городе Владивостоке.

Согласно вступившему в законную силу приговору судебной коллегии по уголовным делам Приморского краевого суда от 11.01.2000 в доход государства конфискованы указанные квартиры, в том числе по ул. Окатовой, д. 18, кв. 502 и кв. 937, ул. Окатовой, д. 14, кв. 815, ул. Надибаидзе, д. 30, кв. 532, ул. Надибаидзе, д. 28, кв. 404 и кв. 718, ул. Надибаидзе, д. 34, кв. 724, ул. Сахалинской, 34, кв. 933.

Впоследствии по заявлению Управления Росимущества в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество на основании указанного приговора суда по уголовному делу от 11.01.2000 зарегистрировано право федеральной собственности на конфискованные квартиры, что подтверждено выданными свидетельствами о государственной регистрации от 06.08.2014 серии 25-АВ N 303023, N 303024, N 303025, N 303026, N 303028, N 303030, N 303032 и от 05.09.2014 серии 25-АВ N 320402.

Поскольку до настоящего времени спорные квартиры находятся во владении общества, Управление Росимущества после проведенной государственной регистрации права федеральной собственности на них обратилось в арбитражный суд с виндикационным иском.

Удовлетворяя заявленные требования, арбитражные суды обеих инстанций руководствовались нормами статьи 301 ГК РФ и исходили из того, что в данном случае Управление Росимущества, как уполномоченный орган, представляющий имущественные интересы государства, подтвердило наличие зарегистрированного права федеральной собственности на находящиеся в незаконном владении ответчика спорные квартиры, подлежащие конфискации в соответствии с вступившим в законную силу судебным актом, имеющим обязательную силу для всех без исключения органов государственной власти, местного самоуправления, иных органов, организаций, должностных лиц и граждан.

При этом судами отмечено, что зарегистрированное право собственности Российской Федерации на истребуемое имущество в установленном законом порядке оспорено обществом не было, поэтому вопросы об основаниях возникновения такого права не имеют правового значения для рассмотрения настоящего спора.

Кроме того, судами первой и апелляционной инстанций отклонены возражения ответчика против заявленных к нему требований, основанные на истечении общего трехлетнего срока исковой давности. В данном случае, суды сочли, что такой срок следует исчислять с момента осуществления государственной регистрации права федеральной собственности на спорные квартиры в августе, сентябре 2014 года, поскольку до этого времени Управление Росимущества не могло знать о нарушении защищаемого права и не имело возможности предъявить виндикационные требования к ответчику.

Однако такие выводы арбитражных судов нельзя признать соответствующими фактическим обстоятельствам дела и подлежащим применению нормам материального права.

В силу прямого указания статьи 301 ГК РФ собственник вправе истребовать свое имущество у лица, у которого оно фактически находится в незаконном владении.

Таким образом, лицо, обратившееся в суд с иском об истребовании своего имущества из чужого незаконного владения, должно доказать свое право собственности на имущество, находящееся во владении ответчика.

Доказательством права собственности на недвижимое имущество является выписка из ЕГРП. При отсутствии государственной регистрации право собственности доказывается с помощью любых предусмотренных процессуальным законодательством доказательств, подтверждающих возникновение этого права у истца (абзац 3 пункта 36 совместного Постановления Пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ N 10/22 от 29.04.2010 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав", далее - Постановление Пленумов ВС РФ и ВАС РФ N 10/22).

В данном случае, как следует из содержания обжалуемых судебных актов, суды обеих инстанций на основании положений статьи 131 ГК РФ и статьи 2 Федерального закона от 21.07.1997 N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" признали, что право федеральной собственности на истребуемое имущество, в защиту которого предъявлен рассматриваемый иск, возникло только с момента его регистрации.

Вместе с тем суды не учли, что согласно подпункту 6 пункта 2 статьи 235 и статье 243 ГК РФ одним из оснований прекращения права собственности является конфискация имущества в тех случаях, когда законом предусмотрена возможность безвозмездного изъятия имущества у его собственника по решению суда или в административном порядке.

Конституционным Судом РФ в Постановлениях от 20.05.1997 N 8-П, от 11.03.1998 N 8-П, Определении от 14.12.2000 N 284-О неоднократно указывалось на то, что одним из видов принудительного прекращения права собственности на имущество по основаниям, предусмотренным законом, является конфискация, то есть безвозмездное изъятие имущества с обращением его в доход государства как санкция за совершение преступления или иного правонарушения; конфискация может применяться как мера юридической ответственности, влекущая утрату собственником его имущества, только с вынесением соответствующего судебного решения; предписание статьи 35 (часть 3) Конституции РФ о лишении имущества не иначе как по решению суда является обязательным во всех случаях, когда встает вопрос о применении конфискации имущества как санкции за правонарушение.

Таким образом, по смыслу приведенных норм права вступивший в законную силу судебный акт о конфискации имущества, является основанием для принудительного безвозмездного прекращения права собственности на это имущество.

При этом последующее фактическое исполнение такого судебного акта путем изъятия конфискованного имущества из владения лица, утратившего право собственности на него, не влияет на момент прекращения вещного права, который в рассматриваемой ситуации связан именно с вступлением в законную силу соответствующего решения суда.

Поскольку конфискация имущества относится к одному из производных способов возникновения права собственности, базирующихся на принципе правопреемства, то прекращение вещного права у бывшего собственника является одновременно основанием для возникновения этого права у нового собственника, а именно государства, в доход которого конфисковано имущество.

С учетом изложенного следует признать несостоятельным утверждение общества о том, что именно оно является законным правообладателем спорных квартир. В данном случае ответчик утратил титул собственника этого имущества с момента принятия решения о его конфискации согласно вступившему в законную силу приговору суда.

Ссылки заявителя жалобы на то, что приговор фактически не исполнен в установленном законом порядке, также не учитываются судом кассационной инстанции, поскольку эти обстоятельства, связанные с административными процедурами обращения к исполнению приговора, не влияют на итоги рассмотрения вопроса о применении гражданско-правового способа защиты вещного права, являющего предметом настоящего спора.

Принимая во внимание, что конфискация в судебном порядке имущества влечет возникновение права федеральной собственности и такое право на момент предъявления рассматриваемого иска было зарегистрировано в публичном реестре, следовательно, Управление Росимущества как уполномоченный орган вправе было защищать нарушенное право Российской Федерации путем предъявления виндикационного требования к обществу как к лицу, фактически владеющим спорными квартирами без законных оснований.

Вместе с тем на такое требование распространяется общий срок исковой давности, составляющий три года (статья 196 ГК РФ в редакции, действующей на момент возникновения спора).

По общему правилу пункта 1 статьи 200 ГК РФ течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.

По требованиям о виндикации имущества течение срока исковой давности следует исчислять с момента, когда собственник узнал (должен был узнать) о том, что ответчик владеет этим имуществом в отсутствии законных для этого оснований.

В рассматриваемой ситуации истребуемые квартиры с момента их приобретения в 1992-1993 годах непрерывно находятся в фактическом владении общества и не изымались у него в результате принятия судом приговора об их конфискации.

В этом случае незаконность владения ответчиком спорным имуществом неразрывно связана с фактом неисполнения вступившего в законную силу судебного акта.

Однако судебные инстанции ошибочно отождествили момент нарушения защищаемого права федеральной собственности с внесением регистрационных записей в ЕГРП.

Суды не учли, что сам факт государственной регистрации права собственности Российской Федерации не может определять момент нарушения этого права, поскольку такая регистрация носит правоподтверждающий, а не правоустанавливающий характер.

Поэтому течение срока исковой давности по виндикационному требованию не начинается со дня, когда собственник осуществил регистрацию своего права в публичном реестре, так как эти обстоятельства не связаны с незаконностью владения ответчиком спорным имуществом. Более того, в упомянутом выше пункте 36 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ N 10/22 предусмотрена возможность предъявления иска об истребовании имущества из чужого незаконного владения и в случае отсутствия государственной регистрации права собственности при наличии иных доказательств, подтверждающих возникновение этого права у истца.

Исходя из ошибочной позиции судов о невозможности обращения Управления Росимущества в суд ранее момента регистрации права собственности на спорные квартиры, отраженной в обжалуемых судебных актах и положенной в основу отклонения возражений ответчика против иска, в случае регистрации права собственности на истребуемое имущество за ответчиком, а не за истцом, последний вообще бы не мог в такой ситуации заявить виндикационное требование, что является недопустимым ограничением права на судебную защиту.

Следует отметить, что органы, осуществляющие публичные полномочия, связанные с осуществлением надлежащего контроля за использованием государственного или муниципального имущества, должны знать в пределах срока исковой давности о нарушении прав на это имущество, в том числе в результате незаконного владения им неправомочными лицами (Постановления Президиума Высшего Арбитражного суда РФ от 27.01.2009 N 10527/08, от 22.06.2010 N 1106/10, от 14.12.2010 N 10853/10, от 11.11.2011 N 7337/11).

Аналогичный подход отражен и в Обзоре судебной практики по делам, связанным с истребованием жилых помещений от добросовестных приобретателей, по искам государственных органов и органов местного самоуправления, утвержденном Президиумом Верховного Суда РФ 01.10.2014, в котором также отмечено, что течение срока исковой давности по искам об истребовании недвижимого имущества (жилых помещений) из чужого незаконного владения начинается со дня, когда уполномоченный собственником жилищного фонда орган узнал или должен был узнать о нарушении своего права.

В этой связи утверждение судов об ином порядке исчисления срока исковой давности по заявленным требованиям является неправомерным.

Поскольку в данном конкретном случае нарушение права федеральной собственности произошло в результате неисполнения приговора суда о конфискации спорных квартир, то Российская Федерация как лицо, в пользу которого присуждено указанное имущество, должна была узнать о таком нарушении и незаконности владения ответчиком этим имуществом в момент вступления в силу указанного судебного акта, совпадающий в данном случае с началом течения срока исковой давности.

Таким образом, к моменту государственной регистрации в августе, сентябре 2014 года права федеральной собственности на спорные квартиры титульный правообладатель - в лице Управления Росимущества не являлся их владельцем и пропустил исковой срок давности на истребование этого имущества из чужого незаконного владения общества.

Обстоятельств, свидетельствующих о приостановлении или перерыве течения срока исковой давности, в данном случае не имеется. Основания полагать, что на требование об изъятии из незаконного владения ответчика конфискованного у него имущества исковая давность не распространяется, также отсутствуют.

Осуществление истцом государственной регистрации права федеральной собственности спустя столь значительный срок (по прошествии более 14 лет) после вступления в законную силу приговора суда о конфискации спорных квартир не относится к указанным выше обстоятельствам, не изменяет порядка исчисления срока исковой давности и не свидетельствует о наличии уважительных причин пропуска данного срока.

Несмотря на это, судами при рассмотрении настоящего иска неправильно определено начало течения срока исковой давности по заявленному требованию, об истечении которого было заявлено ответчиком.

При наличии такого заявления, своевременного сделанного обществом, фактически владеющим спорными квартирами, истечение срока исковой давности погашает материальное право на иск об истребовании у него этого имущества независимо от незаконности владения им (Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 05.04.2011 N 12833/10).

Согласно пункту 26 совместного Постановления Пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 15.11.2001 N 15/18 "О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности" истечение срока давности является самостоятельным основанием для отказа в иске.

С учетом изложенного доводы Управления Росимущества и Прокуратуры Приморского края о правильном исчислении судами срока исковой давности подлежат отклонению как противоречащие фактическим обстоятельствам спора и основанные на ошибочном толковании подлежащих применению норм материального права (статьи 196, 200 ГК РФ).

Поскольку все существенные для правильного разрешения спора обстоятельства установлены судами первой и апелляционной инстанции, однако ими неверно применены нормы материального права, то в такой ситуации суд кассационной инстанции считает необходимым отменить обжалуемые судебные акты на основании пункта 2 части 1 статьи 287, частей 1, 2 статьи 288 АПК РФ и, не передавая дело на новое рассмотрение, отказать полностью в удовлетворении заявленного Управлением Росимущества иска.

Согласно статье 110 АПК РФ между сторонами судебного разбирательства возникают отношения по распределению судебных расходов, которые регулируются главой 9 АПК РФ.

Законодательством не предусмотрены возврат заявителю уплаченной государственной пошлины из бюджета в случае, если судебный акт принят в его пользу, а также освобождение государственных органов, органов местного самоуправления от процессуальной обязанности по возмещению судебных расходов.

Принимая во внимание, что в данном случае настоящее постановление принято не в пользу истца, являющегося государственным органом, понесенные ответчиком судебные расходы по уплате государственной пошлины за рассмотрение апелляционной и кассационных жалоб подлежат возмещению за счет Управления Росимущества (часть 1 статьи 110 АПК РФ, пункт 21 Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 11.07.2014 N 46 "О применении законодательства о государственной пошлине при рассмотрении дел в арбитражных судах").

В силу положений части 4 статьи 283 АПК РФ приостановление исполнения обжалуемых судебных актов, принятое определением окружного суда от 15.07.2015, подлежит отмене в связи с окончанием кассационного производства.

Поскольку суд кассационной инстанции не располагает сведениями об исполнении ответчиком отмененных судебных актов Арбитражному суду Приморского края в порядке норм статей 325, 326 АПК РФ необходимо рассмотреть вопрос о повороте их исполнения.

Руководствуясь статьями 110, 286-289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Дальневосточного округа

ПОСТАНОВИЛ:

решение от 24.02.2015, постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 03.06.2015 по делу N А51-29020/2014 Арбитражного суда Приморского края отменить.

В удовлетворении требований Территориального управления Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Приморском крае отказать полностью.

Взыскать с Территориального управления Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Приморском крае (ОГРН 1042504353210, ИНН 2540101744) в пользу общества с ограниченной ответственностью "Клобук" (ОГРН 1032501799989, ИНН 2537040700) судебные расходы за апелляционную и кассационную жалобы в общем размере 6 000 (шесть тысяч) рублей.

Арбитражному суду Приморского края рассмотреть вопрос о повороте исполнения отмененных судебных актов по настоящему делу и выдать исполнительный лист.

Приостановление исполнения обжалуемых судебных актов, принятое определением Арбитражного суда Дальневосточного округа от 15.07.2015 N 0000192, отменить.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном статьей 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

 

Председательствующий

С.И. Гребенщиков

 

Судьи

О.В. Цирулик
С.Ю. Лесненко

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

"Согласно пункту 26 совместного Постановления Пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 15.11.2001 N 15/18 "О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности" истечение срока давности является самостоятельным основанием для отказа в иске.

С учетом изложенного доводы Управления Росимущества и Прокуратуры Приморского края о правильном исчислении судами срока исковой давности подлежат отклонению как противоречащие фактическим обстоятельствам спора и основанные на ошибочном толковании подлежащих применению норм материального права (статьи 196, 200 ГК РФ).

...

Принимая во внимание, что в данном случае настоящее постановление принято не в пользу истца, являющегося государственным органом, понесенные ответчиком судебные расходы по уплате государственной пошлины за рассмотрение апелляционной и кассационных жалоб подлежат возмещению за счет Управления Росимущества (часть 1 статьи 110 АПК РФ, пункт 21 Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 11.07.2014 N 46 "О применении законодательства о государственной пошлине при рассмотрении дел в арбитражных судах").

...

решение от 24.02.2015, постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 03.06.2015 по делу N А51-29020/2014 Арбитражного суда Приморского края отменить."