Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 18 июля 2012 г. N Ф02-2725/12 по делу N А33-10862/2005 (ключевые темы: уборка территории - налоговая декларация - автомобильные дороги - товарообменные операции - реализация товаров, работ, услуг)

Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа
от 18 июля 2012 г. N Ф02-2725/12 по делу N А33-10862/2005

 

 

Резолютивная часть постановления объявлена 11 июля 2012 года.

Постановление в полном объеме изготовлено 18 июля 2012 года.

 

Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа в составе:

председательствующего судьи Первушиной М.А.,

судей: Парской Н.Н., Юдиной Н.М.,

при ведении протокола судебного заседания с использованием систем видеоконференц-связи помощником судьи Бомштейн В.В.,

при участии в судебном заседании с использованием систем видеоконференц-связи в помещении Арбитражного суда Красноярского края представителей Инспекции Федеральной налоговой службы по Советскому району г.Красноярска Гилевой Татьяны Борисовны (доверенность N 04/05 от 10.01.2012), закрытого акционерного общества "Электромонтажная фирма "Каскад" Креймер Игоря Ароновича (директор), Ли Сергея Борисовича (доверенность от 17.01.2012),

рассмотрев в судебном заседании кассационные жалобы закрытого акционерного общества "Электромонтажная фирма "Каскад" на постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 30 марта 2012 года по делу N А33-10862/2005 Арбитражного суда Красноярского края, Инспекции Федеральной налоговой службы по Советскому району г.Красноярска на решение Арбитражного суда Красноярского края от 21 сентября 2011 года по делу N А33-10862/2005 и постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 30 марта 2012 года по тому же делу (суд первой инстанции: Бескровная Н.С.; суд апелляционной инстанции: Борисов Г.Н., Дунаева Л.А., Севастьянова Е.В.),

установил:

Закрытое акционерное общество Электромонтажная фирма "Каскад" (ОГРН 1022402489042), (далее - общество, налогоплательщик) обратилось в Арбитражный суд Красноярского края с заявлением к Инспекцией Федеральной налоговой службы по Советскому району г. Красноярска (далее - налоговая инспекция) о признании недействительным решения от 06.05.2005 N 33 о привлечении к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения, вынесенного.

Инспекция Федеральной налоговой службы по Советскому району г. Красноярска обратилась в Арбитражный суд Красноярского края с встречным заявлением о взыскании с общества 22 861 094 рубля 40 копеек налоговых санкций на основании решения от 06.05.2005 N 33.

Решением Арбитражного суда Красноярского края от 21 сентября 2011 года требование общества и встречные исковые требования налоговой инспекции удовлетворены частично.

Постановлением Третьего арбитражного апелляционного суда от 30 марта 2012 года решение суда первой инстанции изменено. Решение налоговой инспекции признанно недействительным в части предложения уплатить сбор за право торговли в сумме 88 139 рублей, пени за несвоевременную уплату сбора за право торговли в сумме 55 459 рублей 5 копеек, единый социальный налог в сумме 666 195 рублей 11 копеек, пени за несвоевременную уплату единого социального налога в сумме 455 251 рубль 27 копеек, налог на пользователей автомобильных дорог в сумме 194 765 рублей 37 копеек, пени за несвоевременную уплату налога на пользователей автомобильных дорог в сумме 100 211 рублей 21 копейка, налог на прибыль организаций в сумме 1 118 174 рубля 80 копеек, пени за несвоевременную уплату налога на прибыль организаций в сумме 515 906 рублей 59 копеек, налог на доходы физических лиц в сумме 258 051 рубль и пени за его несвоевременную уплату в сумме 133 900 рублей 9 копеек, налог на добавленную стоимость в сумме 17 553 806 рублей и пени за его несвоевременную уплату в сумме 9 037 774 рубля 1 копейка, сбор за уборку территории в сумме 194 765 рублей 31 копейка и пени за его несвоевременную уплату в сумме 116 235 рублей 97 копеек, сбор на нужды образовательных учреждений в сумме 17 262 рубля 40 копеек и пени за его несвоевременную уплату в сумме 5 320 рублей 5 копеек, в части привлечения общества к налоговой ответственности по пункту 2 статьи 119 Налогового кодекса Российской Федерации в виде штрафа в сумме 20 308 475 рублей 30 копеек, по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации в виде штрафов за неполную уплату налога на прибыль в сумме 135 638 рублей 90 копеек, налога на пользователей автомобильных дорог в сумме 16 527 рублей 26 копеек, сбора на нужды образовательных учреждений в сумме 1 908 рублей 90 копеек, единого социального налога в сумме 80 611 рублей 30 копеек, налога на добавленную стоимость в сумме 2 169 701 рубль, сбора за уборку территории в сумме 16 527 рублей 26 копеек, по статье 123 Налогового кодекса Российской Федерации в виде штрафа в сумме 30 699 рублей 20 копеек за неправомерное неперечисление (неполное перечисление) сумм налога на доходы физических лиц, как несоответствующее Налоговому кодексу Российской Федерации. В удовлетворении остальной части заявленного требования отказано.

Встречное заявление налоговой инспекции удовлетворено в части взыскания с общества в доход соответствующих бюджетов по статье 123 Налогового кодекса Российской Федерации 1 385 рублей 20 копеек штрафа, начисленного за неправомерное неперечисление (неполное перечисление) сумм налога на доходы физических лиц, по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации штрафы в сумме 82 968 рублей за неполную уплату налога на добавленную стоимость, в сумме 6 624 рубля 20 копеек за неполную уплату налога на прибыль, в сумме 5 013 рублей 94 копейки за неполную уплату налога на пользователей автомобильных дорог, в сумме 5 013 рублей 94 копейки за неполную плату сбора за уборку территории. В удовлетворении остальной части встречного заявления отказано.

Не согласившись с решением суда первой инстанции и постановлением суда апелляционной инстанции, налоговая инспекция и общество обратились в Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа с кассационными жалобами, ссылаясь на неправильное применение судом первой инстанции и судом апелляционной инстанции норм материального и процессуального права.

Как следует из кассационной жалобы общества, приговором Советского районного суда г.Красноярска был установлен факт несоответствия выводов оспариваемого решения налоговой инспекции имеющимся в материалах уголовного дела первичным учетным документам. Доводы суда апелляционной инстанции противоречат имеющимся в материалах дела доказательствам и не основаны на требованиях налогового законодательства.

В отзыве на кассационную жалобу налоговая инспекция считает доводы изложенные в ней, несостоятельными.

Из кассационной жалобы налоговой инспекции следует, что налогооблагаемая база от заниженной выручки могла быть исчислена только с учетом рентабельности от основного вида деятельности, так как расходы по операциям, где было установлено неотражение выручки налогоплательщиком не заявлялись и документы в подтверждение расходов не представлялись. Выводы судов об отсутствии у налоговой инспекции оснований для доначисления сбора на нужды образовательных учреждений, налога на доходы физических лиц, единого социального налога, страховых взносов на обязательное пенсионное страхование, начисление пеней и привлечения к ответственности за неуплату данных налогов, неправомерности включения в доход сумм, выплаченных на приобретение товаров по авансовым отчетам, являются неправомерными. Поскольку сумма выручки от реализации товаров в 2001, 2002, 2003 годах превышала один миллион рублей в месяц, то у налогоплательщика возникла обязанность представлять ежемесячные налоговые декларации по налогу на добавленную стоимость, следовательно, непредставление деклараций образует состав налогового правонарушения, предусмотренного пунктом 2 статьи 119 Налогового кодекса Российской Федерации.

В отзыве на кассационную жалобу общество считает доводы изложенные в ней, несостоятельными.

По техническим причинам в судебном заседании с использованием систем видеоконференц-связи 5 июля 2012 года объявлен перерыв до 11 часов 30 минут 11 июля 2012 года, о чем сделано публичное извещение.

Кассационная жалоба рассматривается в порядке, установленном главой 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Проверив соответствие выводов Арбитражного суда Красноярского края и Третьего арбитражного апелляционного суда о применении норм права установленным по делу обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, правильность применения судом первой и апелляционной инстанций норм материального и процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемых судебных актов и исходя из доводов, содержащихся в кассационных жалобах и возражениях на кассационные жалобы, Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа приходит к выводу о необоснованности доводов кассационных жалоб и отсутствии оснований для их удовлетворения.

Как следует из материалов дела, налоговой инспекцией проведена выездная налоговая проверка общества по вопросам соблюдения законодательства о налогах и сборах, правильности исчисления налогов, сборов за период с 01.01.2001 по 31.07.2007.

По результатам проверки налоговой инспекцией составлен акт проверки от 07.04.2005 N 23 и вынесено решение от 06.05.2005 N 33 о привлечении к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения.

Считая, что решение налоговой инспекции от 06.05.2005 N 33 нарушает права и законные интересы налогоплательщика, общество обратилось в Арбитражный суд Красноярского края с заявлением о признании его недействительным.

Арбитражный суд первой инстанции, частично удовлетворяя требования общества, исходил из того, что приговор суда по уголовному делу не устанавливает юридически значимых, в силу части 4 статьи 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, обстоятельств для спора относительно обоснованности доначисления налогов по результатам выездной налоговой проверки, учитывая, что правовой оценке при рассмотрении уголовного дела подлежал не оспариваемый акт инспекции, а действия должностных лиц общества. Также суд первой инстанции сослался на различный состав налогов, являвшихся предметом исследования при рассмотрении результатов выездной налоговой проверки и уголовного дела. Определение налоговой базы на основании данных о поступлении денежных средств на расчетный счет и в кассу общества свидетельствует о применении налоговой инспекцией в данной части расчетного метода, следовательно, вывод инспекции о занижении обществом налоговой базы по указанным налогам и сборам, основанный только на данных о поступлении денежных средств на расчетный счет и в кассу, является неправомерным. Признавая недействительным решение налоговой инспекции в части доначисления сбора за уборку территории, сбора за право торговли, налога на пользователей автомобильных дорог, суд первой инстанции пришел к выводу о не доказанности инспекцией занижение налогоплательщиком объема выручки за 2001-2002 годы. Встречные исковые требования налоговой инспекции с учетов выводов, изложенных в решении суда, признаны обоснованными и подлежащими удовлетворению в сумме 385 рублей 20 копеек.

Третий арбитражный апелляционный суд, изменяя решение суда первой инстанции, исходил из того, что приговор по уголовному делу имеет преюдициальное значение для рассмотрения настоящего дела по фактам неполного отражения руководителем и главным бухгалтером общества в бухгалтерском учете и отчетности в период с 200-2003 годов выручки, полученной на расчетные счета, наличными денежными средствами, по товарообменным операциям и при оплате векселей. Обоснованными являются выводы инспекции о занижении обществом налоговой базы при исчислении налога на добавленную стоимость и налога на прибыль по операциям с ОАО "Сибиряк" на сумму 193 371 рубль, с ПО "Электрохимический завод" на сумму 27 986 рублей, с ООО "Красноярсккрайсбыт" на сумму 231 867 рублей, с ООО "Омега" на сумму 1199 рублей, с ООО КЗХ "Бирюса" на сумму 2 886 955 рублей, ООО АС "Аскиз" на сумму 11 700 рублей. В остальной части выводы инспекции о занижении выручки по товарообменным операциям апелляционный суд признал необоснованными, так как представленных налоговым органом доказательств недостаточно для вывода об осуществлении заявителем операций по реализации товаров (работ, услуг) и получении выручки от этих операций. Встречные исковые требования налоговой инспекции с учетом выводов суда апелляционной инстанции удовлетворены частично по статье 123 Налогового кодекса Российской Федерации в сумме 1 385 рублей 20 копеек, по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации в сумме 82 968 рублей за неполную уплату налога на добавленную стоимость, в сумме 6 624 рубля 20 копеек за неполную уплату налога на прибыль, в сумме 5 013 рублей 94 копейки за неполную уплату налога на пользователей автомобильных дорог, в сумме 5 013 рублей 94 копейки за неполную плату сбора за уборку территории.

В соответствии с частью 4 статьи 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для арбитражного суда по вопросам о том, имели ли место определенные действия и совершены ли они определенным лицом.

Из приведенной нормы следует, что преюдициальное значение имеет только факт совершения определенных действий определенным лицом, установленный приговором.

При этом судом апелляционной инстанции правильно учтено, что бухгалтерский учет и определение налоговой базы по налогам, подлежащим уплате организацией-налогоплательщиком, осуществляется ее должностными лицами, поэтому совершенные руководителем и главным бухгалтером общества действия, связанные с определением налоговых обязательств общества и установленные приговором по уголовному делу имеют преюдициальное значение для рассмотрения настоящего спора.

Приговором Советского районного суда г. Красноярска в отношении Креймера И.А. и Коган Е.В. (Тютьковой Е.В.) установлено, что указанными должностными лицами общества в период 2001-2003 года не отражена в полном объеме в документах бухгалтерского учета и в налоговых декларациях полученная обществом выручка за 2001-2003 годы; получение обществом выручки на расчетные счета ЗАО "Каскад", наличными денежными средствами и по товарообменным операциям, при оплате векселями в большем объеме, чем указано в бухгалтерском учете и отчетности.

Следовательно, преюдициальное значение для рассмотрения настоящего дела имеют факты неполного отражения директором Креймером И.А. и главным бухгалтером Коган Е.В. (Тютьковой Е.В.) в бухгалтерском учете и отчетности общества в период 2001-2003 годов выручки, полученной на расчетные счета, наличными денежными средствами, по товарообменным операциям и при оплате векселями.

Суд апелляционной инстанции обоснованно указал, что поскольку приговором Советского районного суда г.Красноярска не установлен размер выручки, которая была занижена в результате установленных действий должностных лиц общества, то налоговая инспекция должна при рассмотрении настоящего налогового спора в соответствии со статьей 65, частью 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации доказать размер занижения обществом выручки за проверяемый период.

Согласно пункту 12.3 Положения о местных налогах и сборах на территории г.Красноярска, утвержденного решением Красноярского городского Совета от 01.07.1997 N 5-32, объектом обложения сбором за уборку территории является объем реализации продукции, работ и услуг, произведенной плательщиками налога, расположенными на территории города. Таким же образом объект обложения сбором за уборку территории определен пунктом 11.3 названного Положения, действующим с 01.01.2002.

Пунктом 4.4.2. названного Положения предусмотрено, что ставка сбора за право торговли для оптовой торговли устанавливается в размере 0,2 процентов от фактического товарооборота предыдущего месяца (без НДС, акцизов и налога на реализацию ГСМ, лицензионного сбора за право оптовой торговли алкогольной продукцией, которые исключаются из товарооборота по полным ставкам).

Из пункта 2 статьи 5 Закона Российской Федерации от 18.10.1991 N 1759-1 "О дорожных фондах в Российской Федерации" следует, что ставка налога на пользователей автомобильных дорог устанавливается в размере 1 процента от выручки, полученной от реализации продукции (работ, услуг); в размере 1 процента от суммы разницы между продажной и покупной ценами товаров, реализованных в результате заготовительной, снабженческо-сбытовой и торговой деятельности. Налог исчисляется отдельно по каждому виду деятельности.

В 2001 году налогообложение прибыли организаций осуществлялось в соответствии с Законом Российской Федерации от 27.12.1991 N 2116-1"О налоге на прибыль предприятий и организаций".

Согласно пунктам 1- 3 статьи 2 названного Закона объектом обложения налогом является валовая прибыль предприятия, уменьшенная (увеличенная) в соответствии с положениями, предусмотренными настоящей статьей. Валовая прибыль представляет собой сумму прибыли (убытка) от реализации продукции (работ, услуг), основных фондов (включая земельные участки), иного имущества предприятия и доходов от внереализационных операций, уменьшенных на сумму расходов по этим операциям. Прибыль (убыток) от реализации продукции (работ, услуг) определяется как разница между выручкой от реализации продукции (работ, услуг) без налога на добавленную стоимость и акцизов и затратами на производство и реализацию, включаемыми в себестоимость продукции (работ, услуг).

С 2002 года налогообложение прибыли организаций производится в соответствии с главой 25 Налогового кодекса Российской Федерации.

Согласно статье 247 Налогового кодекса Российской Федерации объектом налогообложения по налогу на прибыль организаций признается прибыль, полученная налогоплательщиком, и представляющая собой полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов, которые определяются в соответствии с настоящей главой. Выручка от реализации товаров (работ, услуг) как собственного производства, так и ранее приобретенных в соответствии со статьей 249 Налогового кодекса Российской Федерации относится к доходам от реализации.

В силу пункта 1 статьи 154 Налогового кодекса Российской Федерации налоговая база при реализации налогоплательщиком товаров (работ, услуг), если иное не предусмотрено настоящей статьей, определяется как стоимость этих товаров (работ, услуг), исчисленная исходя из цен, определяемых в соответствии со статьей 40 настоящего Кодекса, с учетом акцизов (для подакцизных товаров) и без включения в них налога на добавленную стоимость.

Из материалов дела следует, что налоговой инспекцией установлено занижение выручки от реализации товаров, работ, услуг за 2001 год на сумму 29 363 461 рубль.

Выводы налоговой инспекции, изложенные в оспариваемом решении, основаны на анализе сведений о поступлении денежных средств на расчетный счет общества в банке и в кассу, а также данных по счетам бухгалтерского учета без проверки осуществления хозяйственных операций с контрагентами по первичным документам, то есть налоговая инспекция при определении объема выручки, исходила из имеющихся у нее сведений о поступлении денежных средств на расчетный счет и в кассу общества, не основываясь на данных первичных документов бухгалтерского учета, без которых невозможно определить возникновение объекта обложения налогом на добавленную стоимость, налогом на прибыль, налогом на пользователей автомобильных дорог, сборами за право торговли и за уборку территории.

При таких обстоятельствах правильным является вывод судов о том, что определение налоговой базы на основании данных о поступлении денежных средств на расчетный счет и в кассу общества свидетельствует о применении налоговой инспекцией в данной части расчетного метода.

Представленные налоговой инспекцией суду первой инстанции копии счетов-фактур из уголовного дела N 14029501 и анализ счетов-фактур за период с 2001 по 2003 год не подтверждают определение инспекцией подлежащих уплате налогов на основании первичных документов налогоплательщика, поскольку счет-фактура относится к документам налогового учета при исчислении налога на добавленную стоимость, выставляется на основании первичных документов, и в отсутствие иных документов не подтверждает осуществление хозяйственных операций, определяющих налоговую базу по налогу на прибыль, налогу на пользователей автомобильных дорог, налогу на добавленную стоимость, сборам на право торговли и на уборку территории.

При таких обстоятельствах вывод налоговой инспекции о занижении обществом налоговой базы по указанным налогам и сборам, основанный только на данных о поступлении денежных средств на расчетный счет и в кассу, является неправомерным.

Оценив, в соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации документы, полученные в результате встречных проверок контрагентов заявителя по товарообменным операциям с налогоплательщиком, указанные в оспариваемом решении инспекции и имеющиеся в материалах дела, суд апелляционной инстанции правомерно пришел к выводу о том, что поскольку налогоплательщиком произведен возврат товара, указанного в счете-фактуре от 27.11.2001 N 274, на сумму 48 954 рубля, в том числе налог на добавленную стоимость - 8 159 рублей, что подтверждается актом возврата пиловочника, письмом заявителя от 15.01.2002, адресованным ОАО "Карабулалес", получение налогоплательщиком выручки на указанную сумму от ОАО "Карабулалес" налоговой инспекцией не подтверждено. Вывод инспекции о занижении налогоплательщиком выручки, полученной от ООО "Помощь" на 317 081 рубль, в том числе налог на добавленную стоимость - 52 846 рублей 84 копейки, является необоснованным, поскольку налоговая инспекция выручку определила по взаимоотношениям между заявителем и ООО "Помощь", между тем общество не осуществляло реализацию товаров (работ, услуг) названной организации, неотражение в бухгалтерском учете реализации работ обществу "Строитель-95", право требование к которому было переуступлено обществу "Помощь", налоговая инспекция по результатам проверки не установила. В связи с неподтверждением первичными документами факта реализации налогоплательщиком товаров и получения выручки от ЗАО "Красноярский ДОК", вывод налоговой инспекции о занижении обществом выручки по хозяйственным операциям с ЗАО "Красноярский ДОК" является необоснованным, поскольку акты сверки расчетов за периоды 01.01.2001-31.12.2001, 01.01.2002-31.12.2002 между заявителем и ЗАО "Красноярский ДОК", на которых основаны выводы инспекции, подписаны в одностороннем порядке ЗАО "Красноярский ДОК", счета-фактуры и первичные документы, подтверждающие вышеуказанные хозяйственные операции, не представлены. Указанные в оспариваемом решении инспекции доказательства поставки товаров (работ, услуг) по договорам о проведении взаимозачета, договору перевода долга, соглашению о переуступке долга с ОАО "ДЗНВА", отсутствуют в материалах дела. Акты сверки взаиморасчетов по состоянию на 26.06.2001, на 01.11.2002 подписаны в одностороннем порядке ОАО "ДЗНВА". Налоговой инспекцией не подтверждено осуществление заявителем операций по реализации товаров, следовательно, отсутствует объект обложения налогом на добавленную стоимость, налогом на прибыль. Вывод налоговой инспекции о занижении выручки, полученной обществом от ООО "Сибиряк" на сумму 230 766 рублей 09 копеек, в том числе налога на добавленную стоимость 37 395 рублей, от ПО "Электрохимический завод" на сумму 33 583 рубля, в том числе налога на добавленную стоимость 5 597 рублей, от ООО "Красноярсккрайсбыт" на сумму 278 240 рублей 01 копейка, в том числе налог на добавленную стоимость 46 373 рубля, от ООО "Омега" на сумму 1 439 рублей 28 копеек, в том числе налог на добавленную стоимость 240 рублей, от ООО КЗХ "Бирюса" в сумме 3 464 350 рублей 80 копеек, в том числе налог на добавленную стоимость 577 395 рублей, от ООО АС "Аскиз ЛТД" на сумму 14 040 рублей, в том числе налог на добавленную стоимость 2 340 рублей, являются обоснованными. Получение обществом выручки по товарообменной операции с ЗАО фирма "Культбытстрой" документально не подтверждено.

Общество представило суду апелляционной инстанции расчет по налогу на добавленную стоимость за период 2001-2002 годы и документы о переплате по налогу на добавленную стоимость в сумме 427 661 рубль 55 копеек.

Вместе с тем, согласно акту проверки и оспариваемому решению налоговой инспекции в налоговых декларациях обществом по налогу на добавленную стоимость отражена сумму налога к уплате, а не к возмещению. Налогоплательщик не подтвердил документами налогового учета и отчетности возникновение переплаты на налогу на добавленную стоимость. У налоговой инспекции отсутствовали основания для уменьшения налога на добавленную стоимость по реализации на налоговые вычеты, не заявленные в налоговых декларациях.

С учетом выводов суда апелляционной инстанции о занижении обществом выручки по товарообменным операциям с ОАО "Сибиряк", ПО "Электрохимический завод" ООО "Красноярсккрайсбыт", ООО "Омега", ООО КЗХ "Бирюса", ООО АС "Аскиз", вывод суда о занижении обществом налоговой базы по сбору за уборку территории по названным контрагентам соответственно на 29 219 рублей, 4 488 рублей, 37 032 рубля, 318 рублей, 2 886 955 рублей, 1 879 рублей, занижение налоговой базы по сбору за право торговли на 193 371 рубль, 27 986 рублей, 231 867 рублей, 1 049 рублей, 11 700 рублей, занижении налоговой базы по налогу на пользователей автомобильных дорог на 29 219 рублей, 4 488 рублей, 37 032 рубля, 318 рублей, 2 886 955 рублей, является правомерным.

В силу пункта 1 статьи 210 Налогового кодекса Российской Федерации при определении налоговой базы по налогу на доходы физических лиц учитываются все доходы налогоплательщика, полученные им как в денежной, так и в натуральной формах, или право на распоряжение которыми у него возникло, а также доходы в виде материальной выгоды, определяемой в соответствии со статьей 212 настоящего Кодекса.

В соответствии с пунктом 1 статьи 236 Налогового кодекса Российской Федерации объектом налогообложения единым социальным налогом для налогоплательщиков, указанных в абзацах втором и третьем подпункта 1 пункта 1 статьи 235 настоящего Кодекса, признаются выплаты и иные вознаграждения, начисляемые налогоплательщиками в пользу физических лиц по трудовым и гражданско-правовым договорам, предметом которых является выполнение работ, оказание услуг (за исключением вознаграждений, выплачиваемых индивидуальным предпринимателям), а также по авторским договорам.

Объектом налогообложения для налогоплательщиков, указанных в абзаце четвертом подпункта 1 пункта 1 статьи 235 настоящего Кодекса, признаются выплаты и иные вознаграждения по трудовым и гражданско-правовым договорам, предметом которых является выполнение работ, оказание услуг, выплачиваемые налогоплательщиками в пользу физических лиц.

Судами установлено, что представленные налоговой инспекцией в материалы дела ведомости, на основании которых она пришла к выводу о выплате работникам общества неучтенной заработной платы, не являются надлежащими доказательствами, поскольку не содержат обязательные реквизиты, предусмотренные постановлениями Государственного комитета Российской Федерации по статистике от 06.04.2001 N 26 и от 05.01.2004 N 1, статьей 9 Федерального закона от 21.11.1996 N 129-ФЗ "О бухгалтерском учете" с изменениями, внесенными Федеральным законом от 23.07.1998 N 123-ФЗ, постановлением Государственного комитета Российской Федерации по статистике от 30.10.1997 N 71а "Об утверждении унифицированных форм первичной учетной документации по учету труда и его оплаты, основных средств и нематериальных активов, материалов, малоценных и быстроизнашиваемых предметов, работ в капитальном строительстве".

Названные ведомости не содержат наименование организации, подписи с расшифровками руководителя организации, главного бухгалтера, лица, производившего выплаты, дату их совершения, даты их составления.

В материалах дела отсутствуют доказательства, подтверждающие выплату денежных средств работникам по неучтенным платежным ведомостям, не подтверждено также, что лица, указанные в ведомостях, в спорный период являлись работниками общества.

Иные документы, подтверждающие факт выплаты работникам общества неучтенной заработной платы, налоговой инспекцией в ходе проверки не исследовались, судам в порядке статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской не представлены.

На основании изложенного правильным является вывод судов о том, что суммы сокрытых доходов определены налоговой инспекцией на основании документов, которые не подтверждают выплату, учет либо выдачу неофициальной заработной платы. Налоговой инспекцией не установлены иные данные, свидетельствующие о размере полученного дохода, не отраженные в бухгалтерском и налоговом учете заявителя.

Учитывая, что факт занижения налоговой базы по налогу на доходы физических лиц, единому социальному налогу и сбору на нужды образовательных учреждений не подтвержден совокупностью относимых, допустимых, достоверных и взаимосвязанных доказательств, направленность действий общества на сокрытие, выплаченных работникам доходов, не установлена.

Суды пришли к правомерному выводу о том, что у налоговой инспекции отсутствовали основания для доначисления налога на доходы физических лиц, единого социального налога, сбора на нужды образовательных учреждений, начисления пеней и привлечения к ответственности за совершение налогового правонарушения по данному эпизоду.

Подпунктом 3 пункта 1 статьи 218 Налогового кодекса Российской Федерации предусмотрено, что при определении размера налоговой базы по налогу на доходы физических лиц налогоплательщик имеет право на получение стандартного налогового вычета в размере 400 рублей за каждый месяц налогового периода до месяца, в котором доход налогоплательщика, исчисленный нарастающим итогом с начала налогового периода налоговым агентом, предоставляющим данный стандартный налоговый вычет, превысил 20 000 рублей. Начиная с месяца, в котором указанный доход превысил 20 000 рублей, налоговый вычет, предусмотренный названным подпунктом, не применяется.

Согласно подпункту 4 пункта 1 статьи 218 Налогового кодекса Российской Федерации налоговый вычет в размере 300 рублей за каждый месяц налогового периода распространяется на каждого ребенка у налогоплательщиков, на обеспечении которых находится ребенок, являющихся родителями или супругами родителей, опекунами или попечителями, и действует до месяца, в котором их доход, исчисленный нарастающим итогом с начала налогового периода (в отношении которого предусмотрена налоговая ставка, установленная пунктом 1 статьи 224 настоящего Кодекса) работодателем, предоставляющим данный стандартный налоговый вычет, превысил 20 000 рублей.

Начиная с месяца, в котором указанный доход превысил 20 000 рублей, налоговый вычет, предусмотренный настоящим подпунктом, не применяется.

В оспариваемом решении указано, что в изъятых у общества документах не обнаружены заявления на предоставление стандартных налоговых вычетов и соответствующие документы.

Налогоплательщиком суду первой инстанции представлены копии заявлений работников о предоставлении стандартных налоговых вычетов по налогу на доходы физических лиц.

Оценив представленные документы, суды пришли к обоснованному выводу о том, что общество подтвердило первичными документами правомерность предоставления своим работникам стандартных налоговых вычетов по налогу на доходы физических лиц.

В соответствии с пунктом 3 статьи 217 Налогового кодекса Российской Федерации не подлежат обложению налогом на доходы физических лиц (освобождаются от налогообложения) все виды установленных действующим законодательством Российской Федерации, законодательными актами субъектов Российской Федерации, решениями представительных органов местного самоуправления компенсационных выплат (в пределах норм, установленных в соответствии с законодательством Российской Федерации), связанных с исполнением налогоплательщиком трудовых обязанностей (включая переезд на работу в другую местность и возмещение командировочных расходов). При оплате работодателем налогоплательщику расходов на командировки как внутри страны, так и за ее пределы в доход, подлежащий налогообложению, не включаются суточные, выплачиваемые в пределах норм, установленных в соответствии с действующим законодательством.

В силу подпункта 2 пункта 1 статьи 238 Налогового кодекса Российской Федерации не подлежат налогообложению все виды установленных законодательством Российской Федерации, законодательными актами субъектов Российской Федерации, решениями представительных органов местного самоуправления компенсационных выплат (в пределах норм, установленных в соответствии с законодательством Российской Федерации), связанных, в частности, с выполнением физическим лицом трудовых обязанностей.

Статья 164 Трудового кодекса Российской Федерации определяет компенсации как денежные выплаты, установленные в целях возмещения работникам затрат, непосредственно связанных с исполнением ими трудовых или иных предусмотренных федеральным законом обязанностей.

Пунктом 6 Инструкции Министерства финансов СССР, Государственного комитета СССР по труду и социальным вопросам, Всесоюзного Центрального Совета профессиональных союзов от 07.04.1988 N 62 "О служебных командировках в пределах СССР" (далее - Инструкция) установлено, что фактическое время пребывания в месте командировки определяется по отметкам в командировочном удостоверении о дне прибытия в место командировки и дне выбытия из места командировки. Если работник командирован в разные населенные пункты, отметки о дне прибытия и дне выбытия делаются в каждом пункте.

Отметки в командировочном удостоверении о прибытии и выбытии работника заверяются той печатью, которой обычно пользуется в своей хозяйственной деятельности то или иное предприятие или учреждение для засвидетельствования подписи соответствующего должностного лица.

Расходы по проезду к месту командировки и обратно к месту постоянной работы возмещаются командированному работнику в размере стоимости проезда воздушным, железнодорожным, водным и автомобильным транспортом общего пользования (кроме такси), включая страховые платежи по государственному обязательному страхованию пассажиров на транспорте, оплату услуг по предварительной продаже проездных документов, расходы за пользование в поездах постельными принадлежностями (пункт 12 Инструкции).

Судами установлено, что налоговой инспекцией в ходе выездной налоговой проверки не исследовались приказы на командировки и журнал учета работников, служебные задания, проездные документы выбывающих в командировки сотрудников, счета из гостиницы за услуги по проживанию на период командировки.

Согласно статье 226 Налогового кодекса Российской Федерации налоговый агент, от которого налогоплательщик - физическое лицо получил доходы, обязан исчислить, удержать у налогоплательщика и уплатить сумму налога на доходы физических лиц применительно ко всем доходам, полученным физическим лицом как в денежной, так и в натуральной форме.

Налоговой инспекцией не представлены доказательства того, что доначисление налогов произведено с сумм, полученных физическими лицами в качестве выплат от общества и являющихся доходом указанных физических лиц.

Из содержания решения не следует, что налоговая инспекция запрашивала у налогоплательщика и анализировала накладные, ведомости по учету товароматериальных ценностей и данные главной книги. Налоговой инспекцией не исследовался вопрос о том, отражена ли стоимость товаров в бухгалтерском учете в соответствии с приказом об учетной политике за 2002 год.

Налоговая инспекция не рассматривала вопрос о списании денежных сумм, выданных работнику под отчет, факт принятия работодателем авансовых отчетов, отражение в бухгалтерском учете соответствующих проводок. Следовательно, рассматриваемые денежные суммы не могут рассматриваться как доход, полученный физическим лицом.

Исходя из положений статей 24, 226 Налогового кодекса Российской Федерации только в случае удержания налоговым агентом суммы налога он является лицом, обязанным перечислить (уплатить) в бюджет данные суммы налога.

Поскольку судами установлено, что общество не исчисляло и не удерживало налог на доходы физических лиц в указанной сумме, то возложение на налогового агента обязанности по уплате налога за счет собственных средств не соответствует требованиям вышеназванных статей.

В соответствии с пунктом 5 статьи 174 Налогового кодекса Российской Федерации (в редакции, действовавшей в проверяемый период) налогоплательщики (налоговые агенты), в том числе перечисленные в пункте 5 статьи 173 настоящего Кодекса, обязаны представить в налоговые органы по месту своего учета соответствующую налоговую декларацию в срок не позднее 20-го числа месяца, следующего за истекшим налоговым периодом, если иное не предусмотрено настоящей главой.

Согласно пункту 6 статьи 174 Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщики с ежемесячными в течение квартала суммами выручки от реализации товаров (работ, услуг) без учета налога и налога с продаж, не превышающими 1 млн. рублей, вправе уплачивать налог исходя из фактической реализации (передачи) товаров (выполнении, в том числе для собственных нужд, работ, оказании, в том числе для собственных нужд, услуг) за истекший квартал не позднее 20-го числа месяца, следующего за истекшим кварталом.

Налогоплательщики, уплачивающие налог ежеквартально, представляют налоговую декларацию в срок не позднее 20-го числа месяца, следующего за истекшим кварталом.

Согласно пункту 2 статьи 119 Налогового кодекса Российской Федерации непредставление налогоплательщиком налоговой декларации в налоговый орган в течение более 180 дней по истечении установленного законодательством о налогах срока представления такой декларации (в редакции Федерального закона от 09.07.1999 N 154-ФЗ) влечет взыскание штрафа в размере 30 процентов суммы налога, подлежащей уплате на основе этой декларации, и 10 процентов суммы налога, подлежащей уплате на основе этой декларации, за каждый полный или неполный месяц начиная со 181 -го дня.

В силу пункта 2 статьи 100 Налогового кодекса Российской Федерации в акте налоговой проверки должны быть указаны документально подтвержденные факты налоговых правонарушений, выявленные в ходе проверки, или отсутствие таковых, а также выводы и предложения проверяющих по устранению выявленных правонарушений и ссылки на статьи данного Кодекса, предусматривающего ответственность за данный вид налоговых правонарушений.

Пунктом 3 статьи 101 Налогового кодекса Российской Федерации установлено, что в решении о привлечении налогоплательщика к ответственности за совершение налогового правонарушения излагаются обстоятельства совершенного налогоплательщиком налогового правонарушения, как они установлены проведенной проверкой, документы и иные сведения, которые подтверждают указанные обстоятельства, доводы, приводимые налогоплательщиком в свою защиту, и результаты проверки этих доводов, решение о привлечении налогоплательщика к ответственности за конкретные налоговые правонарушения с указанием статей настоящего Кодекса, предусматривающих данные правонарушения и применяемые меры ответственности.

Из материалов дела следует, что оспариваемым решением налогоплательщик привлечен к ответственности, предусмотренной пунктом 2 статьи 119 Налогового кодекса Российской Федерации, в виде штрафа в сумме 20 308 475 рублей 30 копеек за непредставление налоговых деклараций по налогу на добавленную стоимость за апрель, май, июль, август, октябрь, ноябрь 2002 года, январь, февраль, апрель, май, июль, август, ноябрь и декабрь 2003 года. Налоговая инспекция указала, что в период с 01.04.2001 по 31.12.2003 налоговые декларации по налогу на добавленную стоимость представлялись заявителем в инспекцию ежеквартально в нарушение пункта 2 статьи 163, пункта 6 статьи 174 Налогового кодекса Российской Федерации.

В нарушение указанных норм в акте выездной налоговой проверки от 07.04.2005 N 23 не отражены фактические обстоятельства совершенного правонарушения, предусмотренные пунктом 2 статьи 119 Налогового кодекса Российской Федерации и установленные инспекцией во время проведения проверки.

Суды правильно указали, что в оспариваемом решении инспекции не изложены конкретные обстоятельства совершенного обществом правонарушения со ссылкой на подтверждающие документы, отсутствует информация о виде налоговых деклараций, подлежащих представлению, налоговых периодах и сроке исполнения данной обязанности, не установлена объективная сторона правонарушения, предусмотренного пунктом 2 статьи 119 Налогового кодекса Российской Федерации.

Несоблюдение названных требований Налогового кодекса Российской Федерации лишает налогоплательщика права знать, что ему вменяется в вину, и, следовательно, осуществлять надлежащую защиту своих прав в связи с привлечением его к ответственности.

Кроме того, учитывая, что налоговая инспекция не доказала занижение обществом выручки от реализации товаров (работ, услуг) в отношении денежных средств, поступивших на расчетный счет и в кассу, суд апелляционной инстанции правильно пришел к выводу, что налоговой инспекцией не подтверждено получение заявителем в течение 2001-2003 годов ежемесячной выручки, превышающей один миллион рублей, и, соответственно, не обоснована его обязанность по представлению ежемесячных налоговых деклараций по налогу на добавленную стоимость.

При таких обстоятельствах решение налоговой инспекции обоснованно признано недействительным в части привлечения к ответственности по пункту 2 статьи 119 Налогового кодекса Российской Федерации в виде штрафа в сумме 20 308 475 рублей 30 копеек за непредставление налоговых деклараций по налогу на добавленную стоимость за апрель, май, июль, август, октябрь, ноябрь 2002 года, январь, февраль, апрель, май, июль, август, ноябрь и декабрь 2003 года.

С учетом выводов суда апелляционной инстанции встречные требования налоговой инспекции обоснованно удовлетворены частично по статье 123 Налогового кодекса Российской Федерации 1 385 рублей 20 копеек штрафа, начисленного за неправомерное неперечисление (неполное перечисление) сумм налога на доходы физических лиц, по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации в сумме 82 968 рублей за неполную уплату налога на добавленную стоимость, в сумме 6 624 рубля 20 копеек за неполную уплату налога на прибыль, в сумме 5 013 рублей 94 копейки за неполную плату сбора за уборку территории.

По результатам рассмотрения кассационной жалобы Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа приходит к выводу о том, что постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 30 марта 2012 года по делу N А33-10862/2005 Арбитражного суда Красноярского края основано на полном и всестороннем исследовании имеющихся в деле доказательств, принято с соблюдением норм материального и процессуального права, в связи с чем на основании пункта 1 части 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежит оставлению без изменения.

Руководствуясь статьями 274, 286 - 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа

постановил:

Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 30 марта 2012 года по делу N А33-10862/2005 Арбитражного суда Красноярского края оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

 

Председательствующий судья

М.А. Первушина

 

Судьи

Н.Н. Парская
Н.М. Юдина

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

"Несоблюдение названных требований Налогового кодекса Российской Федерации лишает налогоплательщика права знать, что ему вменяется в вину, и, следовательно, осуществлять надлежащую защиту своих прав в связи с привлечением его к ответственности.

Кроме того, учитывая, что налоговая инспекция не доказала занижение обществом выручки от реализации товаров (работ, услуг) в отношении денежных средств, поступивших на расчетный счет и в кассу, суд апелляционной инстанции правильно пришел к выводу, что налоговой инспекцией не подтверждено получение заявителем в течение 2001-2003 годов ежемесячной выручки, превышающей один миллион рублей, и, соответственно, не обоснована его обязанность по представлению ежемесячных налоговых деклараций по налогу на добавленную стоимость.

При таких обстоятельствах решение налоговой инспекции обоснованно признано недействительным в части привлечения к ответственности по пункту 2 статьи 119 Налогового кодекса Российской Федерации в виде штрафа в сумме 20 308 475 рублей 30 копеек за непредставление налоговых деклараций по налогу на добавленную стоимость за апрель, май, июль, август, октябрь, ноябрь 2002 года, январь, февраль, апрель, май, июль, август, ноябрь и декабрь 2003 года.

С учетом выводов суда апелляционной инстанции встречные требования налоговой инспекции обоснованно удовлетворены частично по статье 123 Налогового кодекса Российской Федерации 1 385 рублей 20 копеек штрафа, начисленного за неправомерное неперечисление (неполное перечисление) сумм налога на доходы физических лиц, по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации в сумме 82 968 рублей за неполную уплату налога на добавленную стоимость, в сумме 6 624 рубля 20 копеек за неполную уплату налога на прибыль, в сумме 5 013 рублей 94 копейки за неполную плату сбора за уборку территории.

По результатам рассмотрения кассационной жалобы Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа приходит к выводу о том, что постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 30 марта 2012 года по делу N А33-10862/2005 Арбитражного суда Красноярского края основано на полном и всестороннем исследовании имеющихся в деле доказательств, принято с соблюдением норм материального и процессуального права, в связи с чем на основании пункта 1 части 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежит оставлению без изменения."