Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 16 ноября 2016 г. N Ф02-6176/16 по делу N А33-16262/2015

 

город Иркутск

 

16 ноября 2016 г.

Дело N А33-16262/2015

 

Резолютивная часть постановления объявлена 16 ноября 2016 года.

Полный текст постановления изготовлен 16 ноября 2016 года.

 

Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа в составе:

председательствующего Загвоздина В.Д.,

судей: Новогородского И.Б., Соколовой Л.М.,

при ведении протокола судебного заседания помощником судьи Старковым К.Н.,

при участии в судебном заседании, проводимом с использованием систем видеоконференц-связи, присутствующих в Арбитражном суде Красноярского края представителей общества с ограниченной ответственностью "Шарыповское молоко" и общества с ограниченной ответственностью "Молоко" - Белика С.Е., Лисовец А.И.; Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 12 по Красноярскому краю - Байкаловой Т.А., Кащеевой М.А., а также присутствующего в Арбитражном суде Восточно-Сибирского округа представителя указанной инспекции Ермоленко А.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Шарыповское молоко" на решение Арбитражного суда Красноярского края от 19 апреля 2016 года по делу N А33-16262/2015, постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 12 сентября 2016 года по тому же делу (суд первой инстанции - Данекина Л.А.; суд апелляционной инстанции: Борисов Г.Н., Иванцова О.А., Севастьянова Е.В.),

установил:

общество с ограниченной ответственностью "Шарыповское молоко" (ИНН 2459013907, ОГРН 1052459014288, далее - общество, ООО "Шарыповское молоко", налогоплательщик) обратилось в Арбитражный суд Красноярского края с заявлением, уточненным в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 12 по Красноярскому краю (далее - инспекция, налоговый орган) о признании в части недействительным решения от 22.04.2015 N 5.

Определением суда от 24 августа 2015 года к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено общество с ограниченной ответственностью "Молоко" (ИНН 2459017348, ОГРН 110245900269, далее - ООО "Молоко", третье лицо).

Инспекция обратилась с встречным заявлением о взыскании с общества задолженности по обязательным платежам, начисленной в решении от 22.04.2015 N 5 (с учетом заявления об уточнении требований от 05.04.2016), в том числе: 130 806 рублей налога на прибыль организаций (далее - налог на прибыль), 53 129 рублей 04 копеек пени, 400 рублей штрафа, 13 370 616 рублей налога на добавленную стоимость (далее - НДС), 4 197 284 рублей 01 копейки пени, 313 322 рублей 40 копеек штрафа, 522 169 рублей налога на имущество организаций (далее - налог на имущество), 161 383 рублей 06 копеек пени, 21 147 рублей 15 копеек штрафа.

Определением суда от 19 апреля 2016 года принят отказ ООО "Шарыповское молоко" от требований к налоговому органу, производство по заявлению общества о признании частично недействительным решения от 22.04.2015 N 5 прекращено.

Решением Арбитражного суда Красноярского края от 19 апреля 2016 года, оставленным без изменения постановлением Третьего арбитражного апелляционного суда от 12 сентября 2016 года встречное заявление налогового органа удовлетворено, с общества в соответствующий бюджет взысканы указанные выше суммы налогов, пени и штрафов.

Принимая указанное решение, суд первой инстанции исходил из того, что предусмотренный пунктом 3 статьи 46, пунктом 1 статьи 115 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - Кодекс) срок обращения в суд за взысканием соответствующих сумм пропущен инспекцией по уважительной причине на 1 день и подлежит восстановлению. Апелляционный суд пришел к выводу, что указанный срок налоговым органом не пропущен, обращение в суд состоялось в последний день срока.

Также суды пришли к выводу, что налоговый орган правомерно доначислил обществу в решении от 22.04.2015 N 5 суммы, заявленные к взысканию в настоящем деле.

Общество, не согласившись с решением суда первой инстанции и постановлением апелляционного суда, ставит вопрос о проверке их законности и обоснованности в связи с неправильным применением судами норм материального и процессуального права, просит отменить обжалуемые судебные акты и в удовлетворении требований налоговому органу отказать.

Заявитель кассационной жалобы полагает, что срок исполнения требования об уплате налогов, пеней и штрафов от 16.07.2015 N 1429, согласно указанной в нём информации, истек 04.08.2015, а следовательно, срок обращения в суд за взысканием задолженности истек 04.02.2016, в то время как соответствующее заявление подано инспекцией с пропуском установленного законом срока - 05.02.2016. При этом общество полагает, что у налогового органа не имелось уважительных причин нарушения срока обращения в суд на 1 день.

Также налогоплательщик не согласен с выводами судов о том, что ООО "Молоко" было создано для получения ООО "Шарыповское молоко" необоснованной налоговой выгоды в виде сохранения обществом права на применение упрощенной системы налогообложения (далее - УСН); по мнению заявителя жалобы, судами не дана надлежащая оценка имеющимся в деле доказательствам и доводам сторон по указанному вопросу, поскольку для создания ООО "Молоко" имелись и иные разумные причины - наличие внутрикорпоративного конфликта и желание участников указанной организации получать всю прибыль от деятельности ООО "Молоко" (при меньших затратах), а не 60% прибыли от участия в ООО "Шарыповское молоко".

По мнению общества, судами не учтено, что рост цен на молоко ЗАО "Авангард" свидетельствует о намерении этой организации получать более высокую выгоду от реализации продукции и обосновывает причины приобретения молока у ЗАО "Краснополянское"; налогоплательщик не имел в 2010 году информации относительно возможного превышения размера его выручки в следующем налоговом периоде (2011 году) установленного законом предела для применения УСН; произведенные инспекцией расчеты прибыли (убытка) общества являются противоречивыми; выводы судов о мнимости отношений между ООО "Молоко" и ООО "Шарыповское молоко" по переработке молока материалами дела не подтверждаются.

Налоговый орган представил отзыв на кассационную жалобу, в котором считает обжалуемые судебные акты законными и обоснованными.

Представители общества и третьего лица в судебном заседании поддержали доводы, изложенные в кассационной жалобе. Представители налогового органа дали пояснения согласно отзыву на кассационную жалобу, просили решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

Кассационная жалоба рассматривается в порядке, установленном главой 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Проверив соответствие выводов судов первой и апелляционной инстанций установленным ими по делу обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, правильность применения судами норм материального и процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемых судебных актов и исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы, Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа приходит к следующим выводам.

Как установлено судами двух инстанций и следует из имеющихся в деле доказательств, инспекцией проведена выездная налоговая проверка общества по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты налогов и сборов за период с 01.01.2010 по 31.12.2012, составлен акт от 15.12.2014 N 2.9-25/17 и принято решение от 22.04.2015 N 5, которым доначислены налог на прибыль, НДС, налог на имущество, пени и штрафы по пункту 1 статьи 122 Кодекса за их неуплату, а также штрафы за непредставление налоговых деклараций и расчетов по пункту 1 статьи 119 и пункту 1 статьи 126 Кодекса. В связи с наличием смягчающих ответственность обстоятельств сумма штрафов снижена налоговым органом в 4 раза.

Доначисляя рассматриваемые суммы, налоговый орган исходил из того, что общество в проверенном периоде получило необоснованную налоговую выгоду в виде применения УСН посредством создания и вовлечения в схему уклонения об налогообложения по общепринятой системе налогообложения взаимозависимой организации (ООО "Молоко") и использования фиктивного документооборота в отношениях между налогоплательщиком и этой организацией.

Общество обратилось в вышестоящий налоговый орган с апелляционной жалобой на указанное решение инспекции; решением Управления Федеральной налоговой службы по Красноярскому краю от 15.07.2015 N 2.12-13/11477 апелляционная жалоба общества оставлена без удовлетворения.

Требованием N 1429 по состоянию на 16.07.2015 налогоплательщику предложено уплатить доначисленные решением от 22.04.2015 N 5 налоги, пени и штрафы.

В связи с неисполнением указанного требования в добровольном порядке налоговый орган 05.02.2016 через сервис "Мой арбитр" обратился в арбитражный суд со встречным заявлением о взыскании задолженности (с учетом уточнения от 05.04.2016).

Суды двух инстанций пришли к выводу о наличии оснований для удовлетворения требований налогового органа, согласившись с выводами инспекции о получении обществом необоснованной налоговой выгоды, а также (с учетом выводов апелляционного суда) о соблюдении установленного законом срока обращения в суд за взысканием задолженности.

Суд кассационной инстанции полагает выводы судов законными и обоснованными.

Согласно пункту 1 статьи 346.12 Кодекса плательщиками единого налога, уплачиваемого в связи с применением упрощенной системы налогообложения, признаются организации и индивидуальные предприниматели, перешедшие на упрощенную систему налогообложения и применяющие ее в порядке, установленном главой 26.2 Кодекса.

На основании пунктов 2 и 3 статьи 346.11 Кодекса в связи с применением упрощенной системы налогообложения общество в рассматриваемом периоде не уплачивало налог на прибыль, налог на имущество, НДС.

Пунктом 4.1 статьи 346.13 Кодекса установлено, что если по итогам отчетного (налогового) периода доходы налогоплательщика, определяемые в соответствии со статьей 346.15 и подпунктами 1 и 3 пункта 1 статьи 346.25 Кодекса превысили 60 миллионов рублей и (или) в течение отчетного (налогового) периода допущено несоответствие требованиям, установленным пунктами 3 и 4 статьи 346.12 и пунктом 3 статьи 346.14 Кодекса, такой налогоплательщик считается утратившим право на применение упрощенной системы налогообложения с начала того квартала, в котором допущены указанное превышение и (или) несоответствие указанным требованиям.

В соответствии с пунктом 1 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" (далее - Постановление N 53) под налоговой выгодой понимается уменьшение размера налоговой обязанности вследствие, в частности, уменьшения налоговой базы, получения налогового вычета, налоговой льготы, применения более низкой налоговой ставки, а также получение права на возврат (зачет) или возмещение налога из бюджета.

Представление в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

Пунктом 3 Постановления N 53 предусмотрено, что налоговая выгода может быть признана необоснованной, в частности, в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера).

Установление судом наличия разумных экономических или иных причин (деловой цели) в действиях налогоплательщика осуществляется с учетом оценки обстоятельств, свидетельствующих о его намерениях получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

Судам необходимо учитывать, что налоговая выгода не может рассматриваться в качестве самостоятельной деловой цели. Поэтому если судом установлено, что главной целью, преследуемой налогоплательщиком, являлось получение дохода исключительно или преимущественно за счет налоговой выгоды в отсутствие намерения осуществлять реальную экономическую деятельность, в признании обоснованности ее получения может быть отказано (пункт 9 Постановления N 53).

Судами правильно применили нормы права, а также учли разъяснения Высшего арбитражного суда Российской Федерации, и пришли к обоснованному выводу, что общество в проверенном периоде получило необоснованную налоговую выгоду в виде применения УСН и освобождения от уплаты налогов по общей системе налогообложения.

Судами установлено, что налогоплательщиком с ООО "Молоко" заключен договор от 15.07.2010 N 1 на переработку давальческого сырья, предметом которого является переработка подрядчиком (ООО "Шарыповское молоко") на своих технологических установках молока (сырья), передаваемого заказчиком (ООО "Молоко") и получение готовой продукции, однако из представленных налогоплательщиком актов выполненных работ, счетов-фактур, представленных в подтверждение факта выполнения указанного договора невозможно достоверно определить количество переработанного сырья (молока) и стоимость выполненных работ по переработке за единицу измерения.

Также судами установлено, что налогоплательщик и ООО "Молоко" являются взаимозависимыми и их деятельность носит согласованных характер: участниками ООО "Шарыповское молоко" в проверяемом периоде являлись Нестеренко И.В., Гулина Е.Г., Кушкин С.А., Хорохов В.А., участниками ООО "Молоко" - Нестеренко И.В. и Гулина Е.Г.; руководителями и главными бухгалтерами указанных организаций с правом электронно-цифровой подписи являлись одни и те же лица - соответственно Нестеренко И.В. и Гулина Е.Г.; рассматриваемые юридические лица зарегистрированы по одному адресу, соответствующее нежилое помещение по месту нахождения организаций принадлежит ООО "Шарыповское молоко"; в ходе осмотров помещений по указанному адресу установлено наличие единой локальной компьютерной сети и сервера, бухгалтерский учет общества и третьего лица осуществлялся на одних и тех же компьютерах в единой программе; в книге учета выданных налогоплательщиком доверенностей зарегистрированы доверенности, выданные от имени ООО "Молоко"; в журналах входящей и исходящей корреспонденции общества осуществлялась регистрация входящей и исходящей корреспонденции ООО "Молоко".

Кроме того, судами установлено, что создание ООО "Молоко" в 2010 году не имело иной цели, кроме сохранения налогоплательщиком права на применение УСН, при этом третьим лицом не осуществлялась самостоятельная финансово-хозяйственная деятельность, что подтверждается, в частности, показаниями работников общества, согласно которым давальческое сырье от ООО "Молоко" заявителю не передавалось; сырье поступало, хранилось и перерабатывалось совместно с сырьем, приобретенным налогоплательщиком; технологический процесс приемки и переработки молока после создания ООО "Молоко" не изменился, оборудование осталось прежнее, должностные обязанности, объем выполняемых работ, адреса рабочих мест не изменились; все сотрудники налогоплательщика были задействованы в едином непрерывном производственном процессе по переработке сырья и производству молочных продуктов, в дальнейшем реализованных как от имени налогоплательщика, так и от имени третьего лица; заявки от покупателей ООО "Молоко" и налогоплательщика принимались в устной форме по одним и тем же контактным телефонам, затем формировалась общая заявка в бумажном виде и передавалась в цех мастерам или на склад кладовщикам для выработки заказанной продукции; на складе продукция между собственниками заявителем и третьим лицом не разделялась; учет отгруженной продукции в адрес покупателей ООО "Молоко" и общества велся в одном отчете кладовщика; после создания ООО "Молоко" увеличился только документооборот, так как первичные документы стали заполняться на две организации.

После государственной регистрации ООО "Молоко" налогоплательщиком и третьим лицом сырье приобреталось у одних и тех же поставщиков (ИП Гасанова И.А., ЗАО "Авангард", ЗАО "Алтатское", СХПК "Ивановский"), доставка молока производилась техникой покупателя (приезжали одни и те же водители), независимо от его наименования.

ООО "Молоко" собственный транспорт и иные материальные ресурсы не имеет, услуги за аренду автотранспорта в проверяемом периоде не оплачивало, при этом водители налогоплательщика пояснили, что транспорт, на котором перевозили молоко, принадлежит ООО "Шарыповское молоко", путевые листы выписывались от имени указанного общества.

Численность сотрудников ООО "Молоко" в 2010 - 2012 годах составлял 2 человека (генеральный директор и главный бухгалтер), с ноября 2012 года в штат указанной организации принят кладовщик склада готовой продукции - Зубкова Н.Г., которая до этого занимала должность кладовщика склада готовой продукции налогоплательщика. После приема на работу в ООО "Молоко" Зубкова Н.Г. также продолжала составлять и подписывать документы от имени ООО "Шарыповское молоко".

Довод заявителя о наличии иных причин для создания ООО "Молоко", не связанных с получением налоговой выгоды, правильно отклонен судами, как документально не подтвержденный.

В отношении доводов заявителя кассационной жалобы об отсутствии у него в 2010 году информации о возможности превышения в следующем налоговом периоде предельного размера выручки для применения УСН, суд апелляционной инстанции обоснованно исходил из следующих обстоятельств.

Принимая во внимание полученные обществом доходы за первое полугодие 2010 года и прогнозируемые доходы (исходя из объемов производства, а также заключенных договоров на реализацию произведенной продукции), налогоплательщик мог с достаточной степенью достоверности предполагать, что его выручка превысит 60 миллионов рублей.

Суд обоснованно при оценке добросовестности отношений налогоплательщика с третьим лицом принял во внимание, что согласно декларации по УСН за 2012 год доход общества составил 59 640 975 рублей, заявителем третьему лицу были предъявлены к оплате услуги по переработке давальческого сырья на сумму 8 036 834 рублей, фактически оплачены услуги на сумму 6 952 343 рубля, последний платеж был произведен 22.10.2012, до конца года задолженность в размере 1 125 257 рублей не была погашена, что позволило обществу не превысить лимит дохода, установленный пунктом 4.1 статьи 346.13 Кодекса.

При таких установленных по делу обстоятельствах суды пришли к правильному выводу о получении налогоплательщиком в результате применения УСН необоснованной налоговой выгоды и необходимости исчисления налогов по общей системе налогообложения.

Правильность расчета взыскиваемых сумм судами проверена с учетом правил исчисления налога на прибыль, НДС, налога на имущество, установленных сроков представления соответствующей отчетности, а также положений статьи 75, пункта 1 статьи 119, пункта 1 статьи 122, пункта 1 статьи 126 Кодекса.

Доводы заявителя кассационной жалобы о пропуске инспекцией срока обращения в суд за взысканием налогов, пеней и штрафов правильно отклонены судом апелляционной инстанции с учетом положений пункта 3 статьи 46, пункта 1 статьи 115 Кодекса и буквального содержания требования об уплате задолженности N 1429 по состоянию на 16.07.2015 (т.7 л.д.199), копия которого представлена в материалы дела представителем налогоплательщика. В указанном требовании предложено погасить задолженность "в срок 05.08.2015". Соответственно, налоговый орган в настоящем деле обратился в суд за взысканием задолженности в пределах установленного 6-месячного срока - 05.02.2016.

Выводы судов об удовлетворении требований налогового органа основаны на правильном применении норм права и соответствуют содержанию имеющихся в деле доказательств.

Доводы, изложенные в кассационной жалобе, не опровергают выводов судов и направлены на переоценку доказательств и установление иных фактических обстоятельств дела, что в силу статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не входит в компетенцию суда кассационной инстанции.

Нарушений норм процессуального права, являющихся в силу части 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены принятых по делу судебных актов, не установлено.

По результатам рассмотрения кассационной жалобы Арбитражный суд Восточно- Сибирского округа приходит к выводу о том, что обжалуемые судебные акты на основании пункта 1 части 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат оставлению без изменения.

Руководствуясь статьями 274, 286-289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа

ПОСТАНОВИЛ:

Решение Арбитражного суда Красноярского края от 19 апреля 2016 года по делу N А33-16262/2015, постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 12 сентября 2016 года по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном статьей 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

 

Председательствующий

В.Д. Загвоздин

 

Судьи

И.Б. Новогородский
Л.М. Соколова

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

"Правильность расчета взыскиваемых сумм судами проверена с учетом правил исчисления налога на прибыль, НДС, налога на имущество, установленных сроков представления соответствующей отчетности, а также положений статьи 75, пункта 1 статьи 119, пункта 1 статьи 122, пункта 1 статьи 126 Кодекса.

Доводы заявителя кассационной жалобы о пропуске инспекцией срока обращения в суд за взысканием налогов, пеней и штрафов правильно отклонены судом апелляционной инстанции с учетом положений пункта 3 статьи 46, пункта 1 статьи 115 Кодекса и буквального содержания требования об уплате задолженности N 1429 по состоянию на 16.07.2015 (т.7 л.д.199), копия которого представлена в материалы дела представителем налогоплательщика. В указанном требовании предложено погасить задолженность "в срок 05.08.2015". Соответственно, налоговый орган в настоящем деле обратился в суд за взысканием задолженности в пределах установленного 6-месячного срока - 05.02.2016."