Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 2 мая 2017 г. N Ф02-133/17 по делу N А33-17616/2015

Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 2 мая 2017 г. N Ф02-133/17 по делу N А33-17616/2015

 

город Иркутск

 

2 мая 2017 г.

Дело N А33-17616/2015

 

Резолютивная часть постановления объявлена 26 апреля 2017 года.

Полный текст постановления изготовлен 2 мая 2017 года.

 

Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа в составе:

председательствующего Новогородского И.Б.,

судей: Загвоздина В.Д., Соколовой Л.М.,

при ведении протокола судебного заседания с использованием систем видеоконференц-связи помощником судьи Новиковой О.Н.,

при участии в судебном заседании в здании Арбитражного суда Красноярского края путем использования систем видеоконференц-связи представителей государственного учреждения - Красноярского регионального отделения Фонда социального страхования Российской Федерации Четверикова П.А. (доверенность от 01.01.2017 N 64) и акционерного общества "Российские железные дороги" Федоренко Н.А. (доверенность от 26.03.2016); в здании Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа - представителей акционерного общества "Российские железные дороги" Григорьевой Ю.В. (доверенность от 06.10.2015) и Харитоновой И.О. (доверенность от 09.08.2016),

рассмотрев в судебном заседании кассационные жалобы государственного учреждения - Красноярского регионального отделения Фонда социального страхования Российской Федерации и открытого акционерного общества "Российские железные дороги" на решение Арбитражного суда Красноярского края от 11 августа 2016 года по делу N А33-17616/2015 и постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 8 ноября 2016 года по тому же делу (суд первой инстанции - Данекина Л.А.; суд апелляционной инстанции: Иванцова О.А., Морозова Н.А., Севастьянова Е.В.),

установил:

открытое акционерное общество "Российские железные дороги" (ИНН 7708503727, ОГРН 1037739877295, г. Москва; далее - общество, страхователь) обратилось в Арбитражный суд Красноярского края с заявлением к государственному учреждению - Красноярскому региональному отделению Фонда социального страхования Российской Федерации (ИНН 2466039624, ОГРН 1022402652469, г. Красноярск; далее - фонд социального страхования, фонд) о признании частично недействительными решений от 04.08.2015 N 67, N 100, N 102.

Решением Арбитражного суда Красноярского края от 11 августа 2016 года, оставленным без изменения постановлением Третьего арбитражного апелляционного суда от 8 ноября 2016 года, заявленные требования удовлетворены частично.

Фонд социального страхования и общество, не согласившись в части с вышеуказанными судебными актами, обратились в Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа с кассационными жалобами, в которых ставят вопрос о проверке их законности и обоснованности в связи с неправильным применением судами норм материального и процессуального права.

Как следует из кассационной жалобы фонда, оплата стоимости путевок на санаторно-курортное лечение работнику за счет средств работодателя, частичная компенсация затрат на занятия физической культурой и спортом работнику за счет средств работодателя, оплата дополнительных дней для ухода за детьми-инвалидами, выплаты работникам материальной помощи, оказанной по решению комиссии, оплата горячего питания работникам, занятым на ремне пути в "окна" подлежат включению в базу для начисления страховых взносов. Судами не учтено, что основным видом экономической деятельности в 2012-2013 годах страхователя по месту нахождения Красноярской дирекции инфраструктуры - структурного подразделения Центральной дирекции инфраструктуры - филиала ОАО "РЖД" - является предоставление услуг по ремонту, техническому обслуживанию и переделке железнодорожных локомотивов, трамвайных и прочих моторных вагонов и подвижного состава (код по ОКВЭД 35.20.9).

Согласно доводам, изложенным в кассационной жалобе общества, факт временной нетрудоспособности работника Антоновой О.В. подтвержден документально, а само по себе наличие ошибок в листе нетрудоспособности не является основанием для отказа в выплате пособия по временной нетрудоспособности. Причины нарушения работниками Новиковым Р.В. и Сенцеренко А.П. режима, предписанного врачом, признаны обществом уважительными, работодателем принято решение не снижать размер пособия по временной нетрудоспособности; фонд социального страхования не вправе по собственной инициативе пересматривать решение работодателя. Выводы судов о неправомерной выплате единовременного пособия Носкову Д.В. при передаче ребенка на воспитание в семью, учитывая, что решение суда об усыновлении вступило в силу 16.09.2014, а выплата пособия при передаче ребенка на воспитание в семью произведена в ноябре 2014 года, ошибочны. Общество оспаривает также выводы судов о неправомерной выплате пособий работницам Козловой А.В. и Топоевой О.В. по уходу за ребенком до полутора лет, поскольку действующим законодательством не установлено срок, на который должен быть сокращен рабочий день для признания его неполным рабочим днем.

Обществом представлен отзыв на кассационную жалобу фонда, из которого следует о его согласии с судебными актами в обжалуемой фондом части.

В судебном заседании представители сторон поддержали доводы, изложенные в кассационных жалобах и отзыве на жалобу.

Кассационные жалобы рассматриваются в порядке, установленном главой 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Проверив соответствие выводов судов установленным ими по делу обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, правильность применения судами норм материального и процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемых судебных актов и исходя из доводов, содержащихся в кассационных жалобах и возражениях на жалобу, Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа приходит к следующим выводам.

Как установлено судами и следует из материалов дела, по результатам документальной выездной проверки общества по вопросам правильности исчисления, полноты и своевременности уплаты (перечисления) страховых взносов по обязательному социальному страхованию на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством за период с 09.07.2012 по 31.12.2014 фондом составлены акты от 29.06.2015 N 96Р/СВ, N 96СВ и N 96НС, а также вынесены решения от 04.08.2015 N 67, N 100 и N 102, которыми обществу предложено уплатить дополнительно начисленные страховые взносы, пени и штрафы.

Полагая, что решения фонда не соответствуют закону и нарушают его права и законные интересы, общество обратилось в Арбитражный суд Красноярского края с соответствующим заявлением.

Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа считает обжалуемые судебные акты законными и обоснованными, исходя из следующего.

В результате проверки фонд пришел к выводу о занижении обществом базы для начисления страховых взносов на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний в результате неначисления и неуплаты страховых взносов на суммы оплаты стоимости путевок на санаторно-курортное лечение работнику за счет средств работодателя; частичной компенсации затрат работников на занятия физической культурой и спортом; оплаты дополнительных дней для ухода за детьми инвалидами; выплат работникам материальной помощи, оказанной по решению комиссии; оплаты горячего питания работникам, занятым на ремне пути в "окна".

Суды двух инстанций правильно руководствуясь положениями статей 7, 8, 9 Федерального закона от 24.07.2009 N 212-ФЗ "О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования" (далее - Федеральный закон N 212-ФЗ), статей 15, 16, 129 Трудового кодекса Российской Федерации, правовой позицией, изложенной в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14.05.2013 N 17744/12, пришли к выводу, что указанные выплаты не являются объектом обложения страховыми взносами и не подлежат включению в базу для начисления страховых взносов.

Судами установлено, материалами дела подтверждено и не оспаривается сторонами, что пунктами 5.1.4., 5.3.3 и 5.3.8 коллективного договора общества на 2014-2016 годы предусмотрена оплата дополнительных выходных дней, предоставленных работникам, для ухода за детьми-инвалидами; компенсация стоимости путевок на санаторно-курортное лечение и отдых работников; частичная компенсация затрат работникам на занятия физической культурой и спортом; оплата материальной помощи работникам по решению комиссии; оплаты стоимости горячего питания.

Суды обоснованно учли, что названные выше выплаты не предусмотрены трудовыми договорами, заключенными обществом с конкретными работниками, предусмотрены исключительно коллективным договором и не связаны с условиями труда работника и осуществляемой им трудовой функцией, направлены на развитие социального партнерства, носят социальный характер.

Факт наличия трудовых отношений между работодателем и его работниками не свидетельствует о том, что все выплаты, которые начисляются работникам, представляют собой оплату их труда. Выплаты социального характера, основанные на коллективном договоре, не являющиеся стимулирующими, не зависящие от квалификации работников, сложности, качества, количества, условий выполнения самой работы, не являются оплатой труда работников (вознаграждением за труд).

Доказательств, свидетельствующих о том, что спорные выплаты являлись оплатой труда работника, носили систематический характер, зависели от трудового вклада работника, сложности, количества и качества выполняемой работы, исчислялись исходя из установленных окладов, тарифов, надбавок, периода трудового стажа, либо являлись стимулирующими выплатами, предусмотренными трудовыми договорами с конкретными работниками, фондом социального страхования не представлено.

Выводы судов согласуются с правовой позицией, изложенной в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14.05.2013 N 17744/12.

Доначисляя обществу страховые взносы и соответствующие пени и штраф, фонд также пришел к выводу о неверном отражении обществом основного вида экономической деятельности за 2013 - 2014 годы, что привело к занижению страхового тарифа по обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, устанавливаемого страхователю в соответствии с классом профессионального риска на 3,7% (4,1% - 0,4%).

Правильно руководствуясь статьями 17, 21, 22 Федерального закона от 24.07.1998 N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний", Правилами отнесения видов экономической деятельности к классу профессионального риска, утвержденными Постановлением Правительства Российской Федерации от 01.12.2005 N 713, Порядком подтверждения основного вида экономической деятельности страхователя по обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний - юридического лица, а также видов экономической деятельности подразделений страхователя, являющихся самостоятельными классификационными единицами, утвержденным Приказом Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 31.01.2006 N 55 и оценив представленные доказательства в их совокупности и взаимной связи, в том числе акты выполненных работ, договоры между ОАО "РЖД" и Федеральным агентством железнодорожного транспорта о предоставлении в 2012 - 2013 годах субсидий из федерального бюджета ОАО "РЖД" на компенсацию потерь в доходах, возникающих в результате государственного регулирования тарифов на услуги по использованию инфраструктуры железнодорожного транспорта общего пользования, оказываемые при осуществлении перевозок пассажиров железнодорожным транспортом общего пользования в пригородном сообщении от 20.02.2012 N 1025д/71 и от 15.04.2013 N 193/91 д; положение об учетной политике для целей налогообложения ОАО "РЖД", утвержденное приказом ОАО "РЖД" от 30.12.2011 N 198; данные бухгалтерского учета о полученных доходах, подтвержденные первичными бухгалтерскими документами, суды пришли к выводу, что страхователь подтвердил основной вид деятельности "прочая вспомогательная деятельность железнодорожного транспорта" (код ОКВЭД 63.21.1) в 2012 - 2013 годы, которая соответствует 3 классу профессионального риска (тариф 0,4 %) и об отсутствии оснований для доначисления обжалуемых обществом сумм по данному эпизоду.

Полномочиями по переоценке доказательств и фактических обстоятельств спора, установленных судами, суд кассационной инстанции в силу положений главы 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не наделен.

По доводам, изложенным в кассационной жалобе общества, суд кассационной инстанции приходит к следующим выводам.

Основанием для непринятия к зачету расходов страхователя на выплату пособия по временной нетрудоспособности работнику Антоновой О.В. послужил вывод фонда о необоснованной выплате пособия на основании листка нетрудоспособности N 0914125904865, оформленного с нарушением Порядка оформления листков нетрудоспособности, утвержденного приказом Минздравсоцразвития России от 29.06.2011 N 624н "Об утверждении Порядка выдачи листков нетрудоспособности".

Фондом в ходе проверки установлено, что листок нетрудоспособности N 0914125904865 испорчен, поскольку содержит две противоречащие записи и является одновременно и "первичным" и "продолжением". Медицинское учреждение отказалось выдать дубликат листка нетрудоспособности, так как листок нетрудоспособности в строке "продолжение листка нетрудоспособности" испорчен работодателем, что страхователем не оспаривается.

Оценив представленные доказательства и руководствуясь положениями части 1 статьи 6, части 5 статьи 13, пункта 1 статьи 22 Федерального закона от 29.12.2006 N 255-ФЗ "Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством" (далее - Закон N 255-ФЗ), Порядком выдачи листков нетрудоспособности, утвержденного Приказом Минздравсоцразвития России от 29.06.2011 N 624н, суды пришли к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения заявленного требования по указанному эпизоду.

Расходы по листку нетрудоспособности N 0914125904865 обоснованно не приняты фондом к зачету, поскольку представленное обществом письмо медицинского учреждения не является документом, надлежащим образом подтверждающим временную нетрудоспособность работника.

Отказывая обществу в удовлетворении требования по эпизоду выплаты пособия по временной нетрудоспособности Новикову Р.В. и Сенцеренко А.П., суды руководствовались следующим.

Фондом установлено необоснованно выплачено пособие по временной нетрудоспособности работникам Новикову Р.В. и Сенцеренко А.П. в размере, превышающем минимальный размер оплаты труда, при наличии оснований для снижения пособия по временной нетрудоспособности (неявка без уважительных причин в назначенный срок на врачебный осмотр; несоблюдение предписанного режима, самовольный уход из стационара, выезд на лечение в другой административный район без разрешения лечащего врача; другое нарушение - Сенцеренко А.П. 12.02.2013 явился на прием в нетрезвом состоянии).

Согласно протоколам заседания комиссии по социальному страхованию Красноярской дистанции пути и Суриковской дистанции пути причины нарушения режима Новиковым Р.В. и Сенцеренко А.П. признаны уважительными, принято решение не снижать размер пособия по временной нетрудоспособности.

Вместе с тем фондом в ходе проверки установлено, что причины нарушения режима, отраженные Новиковым Р.В. и Сенцеренко А.П. в объяснительных, не соответствуют действительности и не являются уважительными.

Согласно пункту 1 статьи 8 Федерального закона от 29.12.2006 N 255-ФЗ основаниями для снижения размера пособия по временной нетрудоспособности являются: 1) нарушение застрахованным лицом без уважительных причин в период временной нетрудоспособности режима, предписанного лечащим врачом; 2) неявка застрахованного лица без уважительных причин в назначенный срок на врачебный осмотр или на проведение медико-социальной экспертизы; 3) заболевание или травма, наступившие вследствие алкогольного, наркотического, токсического опьянения или действий, связанных с таким опьянением.

В силу пункта 2 статьи 8 Федерального закона от 29.12.2006 N 255-ФЗ при наличии одного или нескольких оснований для снижения пособия по временной нетрудоспособности, указанных в части 1 настоящей статьи, пособие по временной нетрудоспособности выплачивается застрахованному лицу в размере, не превышающем за полный календарный месяц минимального размера оплаты труда, установленного федеральным законом, а в районах и местностях, в которых в установленном порядке применяются районные коэффициенты к заработной плате, - в размере, не превышающем минимальный размер оплаты труда с учетом этих коэффициентов: 1) при наличии оснований, указанных в пунктах 1 и 2 части 1 настоящей статьи, - со дня, когда было допущено нарушение; 2) при наличии оснований, указанных в пункте 3 части 1 настоящей статьи, - за весь период нетрудоспособности.

В соответствии с главой 5 "Типового положения о комиссии (уполномоченном) по социальному страхованию", утвержденного Председателем Фонда социального страхования Российской Федерации от 15.07.1994 N 556а (Согласовано Министерством труда Российской Федерации 14.07.1994) (далее - Положение), контроль за работой комиссии осуществляет отделение (филиал отделения) Фонда. Решения комиссии могут быть обжалованы в отделение (филиал отделения) Фонда. В соответствии с пунктом 3.2 Положения комиссия обязана в случае установления нарушений действующего законодательства по социальному страхованию информировать отделение (филиал отделения) Фонда и представлять материалы о работе комиссии.

Признав недоказанным наличие уважительных причин неявки без уважительных причин в назначенный срок на врачебный осмотр; несоблюдения предписанного режима и других нарушений, суды обоснованно сочли, что расходы произведены страхователем с нарушением законодательства Российской Федерации.

Также в ходе проверки фонд социального страхования пришел к выводу о необоснованной выплате работнику Носкову Д.В. пособия при рождении ребенка, поскольку в нарушение статьи 17.2 Федерального закона от 19.05.1995 N 81-ФЗ "О государственных пособиях гражданам, имеющим детей" обращение застрахованного лица за пособием произведено по истечении 6 месяцев со дня рождения ребенка.

В соответствии со статьей 11 Федерального закона от 19.05.1995 N 81-ФЗ "О государственных пособиях гражданам, имеющим детей" (далее - Закон N 81-ФЗ) право на единовременное пособие при рождении ребенка имеет один из родителей либо лицо, его заменяющее.

При этом в силу статьи 17.2 Закона N 81-ФЗ единовременное пособие при рождении ребенка назначается, если обращение за ним последовало не позднее шести месяцев со дня рождения ребенка.

Кроме того, усыновители, опекуны (попечители), приемные родители согласно статье 12.1 Закона N 81-ФЗ также имеют право на получение единовременного пособия при передаче ребенка на воспитание в семью.

Указанные виды пособий по своей природе носят различный целевой характер. Так, единовременное пособие при рождении ребенка является компенсационной выплатой, предназначенной для покрытия расходов, связанных с рождением ребенка, в то время как целью единовременного пособия при передаче ребенка на воспитание в семью является стимулирование граждан по приему на воспитание в семью детей, оставшихся без попечения родителей. Учитывая изложенное, единовременное пособие при рождении ребенка может быть назначено и выплачено усыновителю, опекуну, приемному родителю, в случае если ранее данное пособие не получал ни один из родителей этого ребенка и обращение за ним последовало не позднее шести месяцев со дня рождения ребенка. Если шестимесячный срок обращения просрочен, то пособие не выплачивается.

Из представленных в материалы дела документов суды установили, что, учитывая дату рождения ребенка (20.02.2014) и дату обращения с заявлением о выплате пособия при рождении ребенка (20.11.2014), установленный статьей 17.2 Закона N 81-ФЗ шестимесячный срок на получение пособия при рождении ребенка Носковым Д.В. пропущен. Наличие у Носкова Д.В. права на получение единовременного пособия при передаче ребенка на воспитание в семью фондом социального страхования не оспаривается. Вместе с тем, документы, подтверждающие обращение Носкова Д.В. с заявлением о выплате пособия при передаче ребенка на воспитание в семью и выплату пособия при передаче ребенка на воспитание в семью, а не единовременного пособия при рождении ребенка, в материалы дела не представлены.

В ходе проверки фонд также пришел к выводу о том, что страхователем допущены нарушения при исчислении и выплате ежемесячного пособия по уходу за ребенком до 1,5 лет при работе на условиях неполного рабочего дня в отношении работниц Козловой А.В. и Топоевой О.В.

Порядок предоставления этих пособий урегулирован Федеральным законом от 16.07.1999 N 165-ФЗ "Об обеспечении пособиями по временной нетрудоспособности, по беременности и родам граждан, подлежащих обязательному социальному страхованию" и Федеральным законом от 19.05.1995 N 81-ФЗ "О государственных пособиях гражданам, имеющим детей", закрепляющим в статьях 13 и 14 право на получение ежемесячного пособия по уходу за ребенком до достижения им возраста полутора лет как матерью ребенка, так и его отцом либо другим родственником, фактически осуществляющим уход за ребенком и находящимся в отпуске по уходу за ребенком, на который эти лица имеют право в силу статьи 256 Трудового кодекса Российской Федерации.

Судами установлено и следует из представленных в материалы дела документов, что Козлова А.В. и Топоева О.В. допущены к работе в период нахождения в отпуске по уходу за ребенку с режимом неполного рабочего дня с 8.00 до 16.55 с оплатой труда пропорционально отработанному времени и с сохранением пособия по уходу за ребенком.

Между тем, формальное снижение рабочего времени на 5 минут в день не может расцениваться как работа на условиях неполного рабочего дня и свидетельствовать об осуществлении работающим родителем фактического ежедневного ухода за ребенком.

Исходя из изложенного, суды пришли к обоснованному выводу о том, что действия общества по установлению режима неполного времени работницам Козловой А.В. и Топоевой О.В. свидетельствуют о злоупотреблении правом со стороны страхователя в виде создания искусственной ситуации с целью неправомерного получения денежных средств за счет фонда социального страхования.

При таких обстоятельствах Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа полагает, что доводы, изложенные в кассационных жалобах, фактически направлены на переоценку выводов судов относительно обстоятельств по данному делу.

Нарушений норм процессуального права, являющихся в силу части 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены принятых по делу судебных актов, не установлено.

По результатам рассмотрения кассационных жалоб Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа приходит к выводу о том, что обжалуемые судебные акты основаны на полном и всестороннем исследовании имеющихся в деле доказательств, приняты с соблюдением норм материального и процессуального права, в связи с чем на основании пункта 1 части 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат оставлению без изменения.

Руководствуясь статьями 274, 286-289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа

ПОСТАНОВИЛ:

Решение Арбитражного суда Красноярского края от 11 августа 2016 года по делу N А33-17616/2015 и постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 8 ноября 2016 года по тому же делу оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном статьей 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

 

Председательствующий

И.Б. Новогородский

 

Судьи

В.Д. Загвоздин
Л.М. Соколова

 

По ТК РФ женщина, трудящаяся на условиях неполного рабочего времени в период нахождения в отпуске по уходу за ребенком, сохраняет право на получение пособия по государственному соцстрахованию.

Это правило распространяется и на родственников или опекунов, фактически ухаживающих за ребенком.

Суд округа согласился с тем, что ежедневное снижение рабочего времени на 5 мин. не может расцениваться как неполный рабочий день и свидетельствовать о том, что лицо при этом фактически ухаживает за ребенком.

Как отметил окружной суд, обоснован вывод о том, что подобное снижение рабочего времени является формальным и свидетельствуют о злоупотреблении правом со стороны страхователя.

Такое злоупотребление заключается в создании искусственной ситуации с целью неправомерного получения денег за счет ФСС РФ.

Следует отметить, что в практике арбитражных судов встречается противоположная точка зрения на аналогичные ситуации.

В частности, АС Северо-Западного округа и ФАС Уральского округа признали, что незначительное сокращение рабочего времени (на чуть более, чем на 4 мин., и на 12 мин.) может признаваться неполным рабочим днем трудящейся мамы для цели сохранения за ней права на пособие (постановления от 28 ноября 2016 г. N Ф07-10823/16 по делу N А13-2070/2016 и от 10 декабря 2008 г. N Ф09-9217/08-С2).