Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 4 июля 2014 г. N Ф04-5781/14 по делу N А27-15729/2013

Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 4 июля 2014 г. N Ф04-5781/14 по делу N А27-15729/2013

 

г. Тюмень

 

4 июля 2014 г.

Дело N А27-15729/2013

 

Резолютивная часть постановления объявлена 02 июля 2014 года.

Постановление изготовлено в полном объеме 04 июля 2014 года.

 

Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа в составе:

председательствующего Буровой А.А.

судей Перминовой И.В.

Чапаевой Г.В.

при ведении протокола помощником судьи Шимпф Е.В. рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам N 2 по Кемеровской области на решение от 23.01.2014 Арбитражного суда Кемеровской области (судья Исаенко Е.В.) и постановление от 31.03.2014 Седьмого арбитражного апелляционного суда (судьи Скачкова О.А., Колупаева Л.А., Музыкантова М.Х.) по делу N А27-15729/2013 по заявлению открытого акционерного общества "Новокузнецкий завод резервуарных металлоконструкций имени Н.Е. Крюкова" (654034, г. Новокузнецк, ул. Некрасова, 28; ОГРН 1024201824668, ИНН 4221002780) к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам N 2 по Кемеровской области (654000, Кемеровская область, г. Новокузнецк, ул. Кутузова, 35; ОГРН 1044217029834, ИНН 4216003097) о признании частично недействительным решения налогового органа. Путем использования систем видеоконференц-связи при содействии Арбитражного суда Кемеровской области (судья Филатов А.А.) в заседании участвовали представители:

от Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы России по крупнейшим налогоплательщикам N 2 по Кемеровской области - Келеседи Е.В. по доверенности от 13.01.2014,

от открытого акционерного общества "Новокузнецкий завод резервуарных металлоконструкций имени Н.Е. Крюкова" - Пушкарева И.Б. по доверенности от 30.10.2012 N 347/12,

Суд установил:

открытое акционерное общество "Новокузнецкий завод резервуарных металлоконструкций имени Н.Е. Крюкова" (далее - общество, налогоплательщик, завод) обратилось в Арбитражный суд Кемеровской области с заявлением к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам N 2 по Кемеровской области (далее - налоговый орган, инспекция) о признании частично недействительным решения от 08.07.2013 N 10 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения.

Решением от 23.01.2014 Арбитражного суда Кемеровской области заявленные требования удовлетворены в части признания недействительным решения налогового органа:

- по эпизоду взаимодействия с закрытым акционерным обществом НПО "Перспективные технологии" (далее - ЗАО НПО "Перспективные технологии") в части привлечения к ответственности по статье 122 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ): за неполную уплату налога на прибыль организаций в виде штрафа в сумме 524 338,50 руб.; за неполную уплату налога на добавленную стоимость (далее - НДС) в виде штрафа в сумме 471 904,50 руб.;

- по эпизоду несвоевременной уплаты НДС с сумм авансовых платежей, поступивших от физических лиц, в части привлечения к ответственности по статье 122 НК РФ в виде штрафа в сумме 2 196 610,20 руб.;

- привлечения к ответственности по статье 123 НК РФ за неправомерное неперечисление в установленный законом срок сумм налога на доходы физических лиц (далее - НДФЛ) - Гришина А.С., Киселева А.Н., в виде штрафа в размере 56 188 руб. и начисления пени на сумму неудержанного у данных лиц налога;

- привлечения к ответственности за непредоставление в установленный срок сообщений о невозможности удержания НДФЛ у физических лиц - Гришина А.С., Киселева А.Н. в виде штрафа в сумме 400 руб.

В остальной части в удовлетворении заявленного требования отказано.

Постановлением от 31.03.2014 Седьмого арбитражного апелляционного суда решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В кассационной жалобе, поданной в Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа, налоговый орган просит решение суда первой инстанции и постановление апелляционного суда отменить в части удовлетворенных требований, принять по делу новый судебный акт об отказе в удовлетворении заявленных обществом требований в полном объеме.

В обоснование кассационной жалобы инспекция указывает на то, что судом не учтены положения статьи 217 НК РФ, в которой поименован перечень доходов, не подлежащих налогообложению. По мнению налогового органа, не все компенсационные выплаты освобождаются от налогообложения. Также инспекция указывает на отсутствие у судов оснований для уменьшения размера штрафов.

В материалы дела от общества поступил письменный отзыв на кассационную жалобу, который не подписан в установленном порядке представителем общества. В этой связи суд кассационной инстанции оставляет данный отзыв в материалах дела, однако, содержащиеся в нем возражения относительно доводов кассационной жалобы не оценивает.

Проверив в соответствии со статьями 284, 286 АПК РФ обоснованность доводов, изложенных в кассационной жалобе и объяснениях представителей участвующих в деле лиц, суд кассационной инстанции не находит оснований для отмены судебных актов в обжалуемой части.

Как следует из материалов дела и установлено судами первой и апелляционной инстанций, по результатам проведенной в отношении общества выездной налоговой проверки инспекцией составлен акт от 06.06.2013 N 27, на основании которого принято решение 08.07.2013 N 10 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения.

Согласно данному решению обществу доначислены налог на прибыль организации, НДС, соответствующие суммы пени и штрафов, пени и штраф по НДФЛ, штраф за непредоставление в установленный срок сообщений о невозможности удержания НДФЛ.

Решением Управления Федеральной налоговой службы по Кемеровской области от 18.09.2013 N 534 решение инспекции утверждено.

Данные обстоятельства послужили основанием для обращения общества в арбитражный суд с настоящим заявлением.

Удовлетворяя частично требования общества, суды обеих инстанций исходили из того, что получение Гришиным А.С., Киселевым А.Н. сумм неустойки не создало для них экономической выгоды, а компенсировало их потери от нарушения обществом своих договорных обязательств, данные физические лица не получили доход в понятии статьи 41 НК РФ; в части привлечения общества к налоговой ответственности суды учли наличие смягчающих ответственность обстоятельств, в связи с чем с учетом положений статей 112, 114 НК РФ уменьшили размер штрафов, доначисленных по решению налогового органа по эпизоду взаимодействия с ЗАО НПО "Перспективные технологии" на 50%, по эпизоду несвоевременно уплаченных сумм НДС с авансовых платежей по договорам купли-продажи нежилых помещений с физическими лицами на 90%.

Выводы судов первой и апелляционной инстанций в обжалуемой части правомерны, соответствуют установленным обстоятельствам по делу и нормам действующего законодательства, в связи с чем поддерживаются судом кассационной инстанции.

Отклоняя доводы налогового органа о том, что выплаченная физическим лицам неустойка является доходом (экономической выгодой) физических лиц и подлежит обложению НДФЛ, о неприменении судами статьи 217 НК РФ, арбитражные суды, с учетом конкретных обстоятельств по данному делу, связанных с условиями заключенных обществом с физическими лицами договоров купли-продажи встроенного нежилого помещения: с Гришиным А.С. - от 18.02.2011, с Киселевым А.Н. - от 14.02.2011, правомерно руководствовались положениями статей 41, 208 НК РФ.

Так, в силу статьи 208 НК РФ, предусматривающей перечень доходов, принимаемых для целей налогообложения НДФЛ, неустойка не относится ни к одному из видов доходов.

При этом для юридической квалификации выплаты в качестве дохода подлежащего налогообложению налогом на доходы физических лиц выплата должна соответствовать признакам дохода.

В соответствии со ст. 41 НК РФ доходом признается экономическая выгода в денежной или натуральной форме, учитываемая в случае возможности ее оценки и в той мере, в которой такую выгоду можно оценить, и определяемая в соответствии с главами "Налог на доходы физических лиц", "Налог на прибыль организаций" названного Кодекса.

Судами установлено, подтверждено материалами дела и не оспаривается по существу инспекцией, что именно для оплаты по договорам купли-продажи встроенного нежилого помещения физические лица получили кредитные средства в банке под 8,5% годовых и перечислили их обществу. В результате допущенных со стороны налогоплательщика нарушений договоры расторгнуты и у покупателей возник убыток в виде сумм процентов, уплаченных банку за пользование кредитом. Суммы полученной предоплаты возвращены покупателям в мае - июле 2011 года. Дополнительно общество уплатило указанным лицам неустойку в размере, предусмотренном пунктом 5 договоров, 8,5% годовых в общей сумме 2 161 095,88 руб.

При таких обстоятельствах, суды пришли к обоснованному выводу, что полученная от налогоплательщика физическими лицами неустойка компенсировала убыток в виде процентов, уплаченных банку за пользование кредитом, и никакого дополнительного дохода для них не создала, как и само по себе получение кредита не создало никакой экономической выгоды для физических лиц, поскольку они денежными средствами не пользовались, а сразу перечислили их заявителю в качестве предоплаты.

Суды правильно указали, что иное толкование фактических обстоятельств настоящего дела нарушает права налогоплательщиков-физических лиц, так как нельзя квалифицировать любую получаемую налогоплательщиком денежную сумму в качестве дохода без учета фактического размера содержащейся в ней экономической выгоды. Сам по себе тот факт, что обществом в ходе проверки представлены в инспекцию уведомления о невозможности удержать налог, не свидетельствует о возникновении объекта налогообложения по НДФЛ.

Таким образом, выводы судов о том, что выплаченные обществом физическим лицам денежные средства не попадают под понятие дохода, указанного в статье 41 НК РФ, поскольку не создают для физических лиц никакой экономической выгоды, являются правильными.

Также из материалов дела следует, что при рассмотрении дела суды обеих инстанций пришли к выводу о доказанности налоговым органом по результатам проведенной налоговой проверки представления обществом в обоснование своего права на применение расходов и налоговых вычетов по НДС по агентскому договору с ЗАО НПО "Перспективные технологии" документов, содержащих недостоверные и противоречивые сведения, отсутствие факта реальных хозяйственных операций с данным контрагентом, а также о непроявлении обществом должной осмотрительности при выборе контрагента, в связи с чем поддержали выводы налогового органа о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности.

Обоснованность выводов судов в указанной части в рамках настоящего дела обществом не оспаривается.

Вместе с тем, арбитражные суды установили, что налоговым органом при принятии оспариваемого решения о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности не устанавливались обстоятельства, смягчающие или отягчающие его ответственность, что следует из содержания оспариваемого решения налогового органа.

Руководствуясь разъяснениями в пункте 16 постановления Пленума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 30.07.2013 N 57 "О некоторых вопросах, возникающих при применении арбитражными судами части первой Налогового кодекса Российской Федерации", положениями статей 112, 114 НК РФ, арбитражные суды с учетом конкретных обстоятельств по данному делу, уменьшили размер штрафов, доначисленных по решению налогового органа по эпизоду взаимодействия с ЗАО НПО "Перспективные технологии" на 50% (в 2 раза), по эпизоду несвоевременно уплаченных сумм НДС с авансовых платежей по договорам купли-продажи нежилых помещений с физическими лицами на 90% (в 10 раз).

По данным эпизодам в отдельности судами полно и всесторонне исследованы и оценены характер и обстоятельства совершенных правонарушений и приняты во внимание: социальная значимость предприятия (обеспечение рабочими местами в 2013 году 1415 человек), добросовестное отношение к уплате налогов и сборов, отсутствие недоимки по налогам кроме доначисленной по решению, наличие у налогоплательщика диплома лауреата ежегодной международной премии "Лучший налогоплательщик года" за 2011 год, полная оплата всех доначислений по решению. Кроме того, судами дополнительно учтено: отсутствие прямого умысла на совершение правонарушения, факт добросовестного заблуждения общества относительно наличия у него обязанности уплачивать НДС; обязательство уплатить НДС (с авансовых платежей, поступивших от физических лиц по договорам купли-продажи) возникло по итогам 1 квартала 2011 года, в связи с расторжением договора авансовые платежи возвращены и у налогоплательщика возникло право на налоговый вычет.

Установленные судами обстоятельства, учтенные как смягчающие, подтверждаются материалами дела.

При таких обстоятельствах, суд кассационной инстанции приходит к выводу о том, что суды первой и апелляционной инстанций, установив в порядке статей 112, 114 НК РФ и статьи 71 АПК РФ меру ответственности за совершение вышеназванного правонарушения и наличие смягчающих ответственность обстоятельств, правомерно приняли во внимание формальный характер состава правонарушения и принцип соразмерности, выражающий требования справедливости и предполагающий дифференциацию ответственности в зависимости от тяжести содеянного, размера и характера причиненного ущерба, степени вины правонарушителя и иных существенных обстоятельств, обусловливающих индивидуализацию при применении взыскания, в связи с чем обоснованно произвели снижение размера штрафных санкций.

В свою очередь, определенная судами сумма штрафа соответствует тяжести и обстоятельствам вменяемого общества правонарушения и не возлагает на последнего чрезмерного бремени по уплате штрафа, достаточна для реализации превентивного характера штрафных санкций.

Доводы налогового органа об отсутствии у судов оснований для уменьшения размеров штрафов и применения смягчающих обстоятельств подлежат отклонению, поскольку заявлены без учета положений части 1 статьи 71 АПК РФ, согласно которой арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. При этом оценка доказательств и результаты такой оценки находится в области судейского усмотрения.

В целом доводы кассационной жалобы повторяют позицию налогового органа, изложенную в ходе рассмотрения дела в судах первой и апелляционной инстанций, и сводятся к переоценке имеющихся в деле доказательств и сделанных на их основе выводов, что не входит в компетенцию суда кассационной инстанции в силу статьи 286 АПК РФ.

Судебные акты в обжалуемой части приняты с правильным применением норм материального права и с соблюдением норм процессуального права, оснований для их отмены в соответствии со статьей 288 АПК РФ не установлено, в связи с чем кассационная жалоба удовлетворению не подлежит.

Руководствуясь пунктом 1 части 1 статьи 287, статьей 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа

постановил:

решение от 23.01.2014 Арбитражного суда Кемеровской области и постановление от 31.03.2014 Седьмого арбитражного апелляционного суда по делу N А27-15729/2013 оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

 

Председательствующий

А.А. Бурова

 

Судьи

И.В. Перминова
Г.В. Чапаева

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

"В соответствии со ст. 41 НК РФ доходом признается экономическая выгода в денежной или натуральной форме, учитываемая в случае возможности ее оценки и в той мере, в которой такую выгоду можно оценить, и определяемая в соответствии с главами "Налог на доходы физических лиц", "Налог на прибыль организаций" названного Кодекса.

...

Суды правильно указали, что иное толкование фактических обстоятельств настоящего дела нарушает права налогоплательщиков-физических лиц, так как нельзя квалифицировать любую получаемую налогоплательщиком денежную сумму в качестве дохода без учета фактического размера содержащейся в ней экономической выгоды. Сам по себе тот факт, что обществом в ходе проверки представлены в инспекцию уведомления о невозможности удержать налог, не свидетельствует о возникновении объекта налогообложения по НДФЛ.

Таким образом, выводы судов о том, что выплаченные обществом физическим лицам денежные средства не попадают под понятие дохода, указанного в статье 41 НК РФ, поскольку не создают для физических лиц никакой экономической выгоды, являются правильными."