Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 26 сентября 2011 г. N Ф04-4370/11 по делу N А27-16788/2010 (ключевые темы: НДФЛ - оплата отпуска - штраф - НДС - НК РФ)

Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа
от 26 сентября 2011 г. N Ф04-4370/11 по делу N А27-16788/2010

 

г. Тюмень

Дело N А27-16788/2010

 

Резолютивная часть постановления объявлена 20 сентября 2011 года.

Постановление изготовлено в полном объеме 26 сентября 2011 года.

 

Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа в составе:

председательствующего Антипиной О.И.

судей Кокшарова А.А.

Поликарпова Е.В.

при ведении протокола помощником судьи Рыбкиной Н.Г. рассмотрел в судебном заседании с использованием системы видео конференц-связи кассационную жалобу открытого акционерного общества "Угольная компания "Кузбассразрезуголь" на постановление от 26.05.2011 Седьмого арбитражного апелляционного суда и кассационную жалобу Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам N 1 по Кемеровской области на решение от 28.01.2011 Арбитражного суда Кемеровской области (судья Кузнецов П.Л.) и постановление от 26.05.2011 Седьмого арбитражного апелляционного суда (судьи: Хайкина С.Н., Музыкантова М.Х., Солодилов А.В.) по делу N А27-16788/2010 по заявлению открытого акционерного общества "Угольная компания "Кузбассразрезуголь" (650054 г. Кемерово, Пионерский бульвар, 4 "А", ИНН 4205049090, ОГРН 1034205040935) к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам N 1 по Кемеровской области (650024 г. Кемерово, ул. Глинки, 19, ИНН 4205035918, ОГРН 1044205091435) об оспаривании ненормативного правового акта налогового органа.

В судебном заседании приняли участие представители:

от заявителя - Туголукова О.В. по доверенности от 23.12.2010, Чевтайкина Н.А. по доверенности от 23.12.2010;

от заинтересованного лица - Коптелова И.Г. по доверенности от 28.12.2010, Синкина Е.В. по доверенности от 28.12.2010, Ковшова С.А. по доверенности от 29.07.2011, Евстегнеева Т.В. по доверенности от 28.12.2010.

Суд установил:

Открытое акционерное общество "Угольная компания "Кузбассразрезуголь" (далее - Общество) обратилось в Арбитражный суд Кемеровской области с заявлением к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам N 1 по Кемеровской области (далее - Инспекция, налоговый орган) о признании недействительным решения от 28.09.2010 N 65 о привлечении к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения в части начисления: налога на прибыль в размере 36 489 632 руб., соответствующих пени и штрафа; налога на добавленную стоимость (далее - НДС) в размере 859 883 руб.; соответствующих пени и штрафа; налога на добычу полезных ископаемых (далее - НДПИ) в размере 4 177 221 руб., соответствующих пени и штрафа; пени по налогу на доходы физических лиц (далее - НДФЛ) в сумме 1 020 599 руб.; штрафа по НДФЛ в сумме 5 229 руб.

Решением от 28.01.2011 Арбитражного суда Кемеровской области заявленные требования удовлетворены частично. Суд первой инстанции признал недействительным пункт 1.3 в части доначисления 496 563 руб. налога на прибыль, соответствующих пени и штрафа, пунктов 1.4, 1.7.1, 1.7.2, 1.9, 1.10, 1.11, 1.14, 2.2, 3.2, 3.3, 3.4, 3.7, 6 решения налогового органа от 28.09.2010 N 65, как противоречащие Налоговому кодексу Российской Федерации (далее - НК РФ). В удовлетворении заявления о признании недействительными пунктов 1.1, 1.2 оспариваемого решения - отказано. Производство в части оспаривания 4 052 211 руб. налога на прибыль, соответствующих пени и штрафа (расходы на возмещение потерь сельскохозяйственного производства) - прекращено.

Постановлением от 26.05.2011 Седьмого арбитражного апелляционного суда решение арбитражного суда изменено, по делу принят новый судебный акт. Резолютивная часть изложена в следующей редакции (абзацы 1.2.3.): "Признать недействительным решение налогового органа в части:

- предложения уплатить недоимку по налогу на прибыль в размере 28 003 957 руб., а так же в части пени и штрафа, приходящиеся на указанную сумму налога на прибыль (по пункту 1 и пункту 2 резолютивной части решения);

- по НДС в размере 859 882 руб., а так же в части пени и штрафа, приходящихся на указанную сумму НДС (по пункту 1 и пункту 2 резолютивной части решения);

- по НДПИ в сумме 4 177 221руб., а так же в части пени и штрафа, приходящихся на указанную сумму налога (по пункту 1 и пункту 2 резолютивной части решения);

- по НДФЛ в части предложения удержать сумму налога, а при невозможности удержания подать сведения в налоговый орган на сумму 16 146 руб., а так же в части пени и штрафа, начисленных на указанную сумму НДФЛ (п.3.2);

- в части начисления пени по НДФЛ на сумму 369 910 руб. (п.1.11, 3.7);

- в части предложения удержать и перечислить сумму НДФЛ, а при невозможности подать сведения в налоговый орган на суммы НДФЛ по факту выплаты физическому лицу компенсируемых по решению суда расходов на представителя в суде. В остальной части решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В кассационной жалобе Общество, ссылаясь на неправильное применение норм материального права, неполное выяснение обстоятельств, имеющих значение для дела, просит постановление отменить в части.

Общество не согласно с выводом суда апелляционной инстанции в части признания неправомерным включения налогоплательщиком в затраты расходов на оплату путевок работникам, контактирующим с вредными факторами на производстве, по эпизоду, связанному с начислением Обществу пеней за несвоевременное перечисление НДФЛ с сумм оплаты отпуска работникам.

В кассационной жалобе Инспекция, ссылаясь на несоответствие выводов судов первой и апелляционной инстанций фактическим обстоятельствам дела, просит решение и постановление отменить, принять новый судебный акт об отказе в удовлетворении требований.

Инспекция не согласна с выводами судов в части отказа по эпизодам, связанным с расходами по рекультивации земель, на выполнение работ по корректировке проектов разработки месторождений (пункт 1.4), на создание резерва по сомнительным долгам (пункт 1.7.1), списание безнадежной задолженности (пункт 1.7.2), на выполнение проектных работ по наращиванию гидротехнических сооружений (пункт 1.9-1.10), с налогами на прибыль и НДС по доходам от реализации угля, не поступившим от ООО "Тех Синтез", НДПИ (пункт 6), НДФЛ с сумм арендной платы (пункт 3.2), по компенсируемым по решению суда физическому лицу расходов на представителя в суде (пункт 3.4.).

В отзывах на кассационные жалобы представители сторон соответственно поддержали свои доводы, изложенные в них.

В судебном заседании представители сторон поддержали свои доводы, изложенные, соответственно, в кассационных жалобах и отзывах.

В судебном заседании объявлялся перерыв до 15 часов 30 минут 20 сентября 20100 года.

Суд кассационной инстанции, в соответствии со статьями 284, 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, изучив материалы дела, проанализировав доводы кассационных жалоб и отзывов на них, выслушав представителей сторон, проверив правильность применения судом апелляционной инстанции норм материального и процессуального права, считает, что кассационная жалоба Общества удовлетворению не подлежит. Кассационная жалоба Инспекции подлежит удовлетворению в части по эпизоду о признании недействительным пункта 3.2, а также по эпизоду, отраженному в пункте 3.7 оспариваемого решения налогового органа.

По кассационной жалобе Общества установлено следующее.

Из оспариваемого решения налогового органа (п. 1.11 решения) следует, что включение налогоплательщиком в затраты по налогу на прибыль расходов на оплату путевок работникам, контактирующим с вредными факторами на производстве, является неправомерным.

Общество в обоснование своих требований ссылается на правомерность отнесения на затраты в целях уменьшения налогооблагаемой базы на основании пункта 4 статьи 252 НК РФ, пункта 49 статьи 264 НК РФ.

Удовлетворяя требования Общества в данной части, суд первой инстанции сослался на то, что заключение коллективных договоров, их исполнение является условием осуществления деятельности, направленной на извлечение дохода. Налогоплательщик документально подтвердил, что расходы по приобретению путевок осуществлялись на основании периодических медосмотров. Суд также указал, что данные расходы могли быть учтены налогоплательщиком в соответствии с пунктом 25 статьи 255 НК РФ.

Суд апелляционной инстанции, проанализировав нормы материального права во взаимосвязи с имеющимися в деле доказательствами, пришел к правильному выводу, что расходы, связанные с приобретением налогоплательщиком для своих работников санаторно-курортных путевок для лечения и отдыха, не учитываются при исчислении налоговой базы на прибыль, в силу прямого указания закона (пункт 29 статьи 270 НК РФ).

В данном случае расходы на санаторно-курортное лечение поименованы в пункте 29 статьи 270 НК РФ, соответственно, неверно их относить к прочим расходам.

Суд апелляционной инстанции признал необоснованной ссылку Общества на статью 264 НК РФ, указав, что наличие у работников, которым были выделены путевки, профессиональных заболеваний не подтверждено документально.

Довод налогоплательщика со ссылкой на статью 212 Трудового кодекса Российской Федерации, обязывающую работодателя обеспечить лечебно-профилактическое обслуживание работников в соответствии с требованиями охраны труда, судом апелляционной инстанции правомерно отклонен.

Учитывая изложенное, суд кассационной инстанции считает, что суд апелляционной инстанции полно выяснил обстоятельства по данному эпизоду, расходы на оплату путевок на санаторно-курортное лечение работников Общества неправомерно учтены налогоплательщиком в составе расходов, учитываемых при исчислении налога на прибыль организаций.

По эпизоду о начислении Обществу пеней за несвоевременное перечисление НДФЛ с сумм оплаты отпуска работникам (пункты 1.11 и 3.7 решения налогового органа).

Общество, ссылаясь на пункт 2 статьи 223 НК РФ, считает, что при выплате работнику отпускных датой получения дохода является последний день месяца, в котором ему начислены отпускные, независимо от даты их фактической выплаты.

Суд первой инстанции признал обоснованными доводы налогоплательщика, что исчисление, удержание и перечисление НДФЛ на сумму выплаченных отпускных производится одновременно с исчислением, удержанием и перечислением НДФЛ на сумму заработной платы за отчетный период.

Суд апелляционной инстанции, отменяя решение, ошибочно пришел к выводу о правомерности начисления налоговым органом пени по НДФЛ, исходя из даты фактического перечисления отпускных на счета налогоплательщиков-физических лиц (работников).

Пунктом 2 статьи 223 НК РФ установлено, что при получении дохода в виде оплаты труда датой фактического получения налогоплательщиком такого дохода признается последний день месяца, за который ему был начислен доход за выполнение трудовых обязанностей, установленных трудовым договором.

Следовательно, при выплате дохода в виде оплаты труда в силу пункта 6 статьи 226 и пункта 2 статьи 223 НК РФ налоговый агент обязан перечислить налог на доходы физических лиц в последний день месяца, за который произведено начисление этого дохода.

Суд первой инстанции правильно отклонил довод Инспекции о том, что оплата отпуска не является выплатой за выполнение трудовых обязанностей.

Статьей 114 Трудового кодекса Российской Федерации (далее - Трудовой кодекс) предусмотрено предоставление работникам ежегодного отпуска с сохранением места работы (должности) и среднего заработка.

Таким образом, суд первой инстанции правомерно отметил, что оплата отпуска относится к заработной плате работника, что подтверждается также статьей 136 Трудового кодекса, которая предусматривает порядок, место и сроки выплаты заработной платы, в том числе определяя срок оплаты отпуска.

В данном случае суд первой инстанции при определении даты фактического получения дохода в виде оплаты отпуска правильно руководствовался пунктом 2 статьи 223 НК РФ.

Следовательно, размер пени, штрафа по НДФЛ, указанный в пункте 3.7 решения налогового органа определен ошибочно, а вывод суда первой инстанции в этой части является правильным, поэтому обжалуемое постановление по настоящему делу по данному эпизоду подлежит отмене, а решение суда первой инстанции в этой части - оставлению в силе.

По доводам Инспекции, изложенным в кассационной жалобе, установлено следующее.

По эпизоду правомерного отнесения в состав материальных расходов затрат на рекультивацию нарушенных земель в 2007 году в сумме 17 905 682 руб. и в 2008 году в сумме 1 629 313 руб., в связи с чем по результатам проверки налогоплательщику доначислен к уплате налог на прибыль в размере 3 985 761 руб., штраф по пункту 1 статьи 122 НК РФ в размере 797 152 руб. и соответствующие пени и правомерного отнесения на затраты расходов по рабочим проектам на биологическую рекультивацию налог на прибыль в размере 390 157 руб., штраф в размере 78 031руб, соответствующие пени.

По мнению налогового органа, спорные расходы относятся к расходам на освоение природных ресурсов и в соответствии с пунктом 2 статьи 261 НК РФ, как прочие расходы, связанные с производством и реализацией, подлежат учету равномерно в течение пяти лет, но не более срока эксплуатации.

Между Обществом и ООО "Стройдорэкспорт", ФГУП "Западно-Сибирское государственное лесоустроительное предприятие" Федерального агентства лесного хозяйства России заключены договоры на выполнение работ на объектах заказчика по горнотехнической рекультивации нарушенных земель, снятие плодородного слоя почвы.

Суд апелляционной инстанции, отменяя решение по данному эпизоду, оценив представленные доказательства в их совокупности, сделал вывод о том, что спорные расходы являются материальными расходами, учитываемыми в порядке статьи 272 НК РФ, и не могут быть учтены в целях налогообложения как расходы на освоение природных ресурсов (статья 261 НК РФ), соответственно, не подлежат равномерному учету в течение 5 лет.

В соответствии с ГОСТ 175.1-01-83 рекультивация земель представляет собой комплекс работ, направленный на восстановление продуктивности нарушенных земель, а также на улучшение условий окружающей среды в соответствии с интересами Общества, при этом необходимость проведения рекультивации в ходе производственной деятельности предусмотрена Федеральным законом "Об охране окружающей среды", Земельным кодексом РФ, а также постановлением Правительства РФ от 23.02.94 N 140 "О рекультивации земель, снятии, сохранении и рациональном использовании природного слоя почвы" и Основными положениями о рекультивации земель, снятии, сохранении и рациональном использовании плодородного слоя почвы, утвержденными Приказом Минприроды и Роскомзема от 22.12.95 N 525/67.

Позицию заявителя, согласно которой спорные расходы относятся к единовременным текущим затратам, которые налогоплательщик вынужден нести в случаях, если в ходе производственной деятельности допущено нарушение требований природоохранного законодательства, суды признали правомерной.

Судом апелляционной инстанции правильно применены положения пункта 7 статьи 254 НК РФ, согласно которым к материальным расходам для целей налогообложения приравниваются расходы на рекультивацию земель и иные природоохранные мероприятия, если иное не предусмотрено статьей 261 НК РФ (в которой установлены иные требования к понятию "рекультивация").

Вывод суда апелляционной инстанции о том, что произведенные заявителем расходы по рекультивации земель относятся в силу пункта 7 статьи 254 НК РФ к материальным затратам, поскольку указанные расходы подлежат учету в том периоде, в котором они были осуществлены, является правильным.

Довод Инспекции по данному эпизоду является необоснованным.

В ходе налоговой проверки налоговым органом сделан вывод о том, что Общество в нарушение абзаца 4 пункта 1, абзаца 4 пункта 2 статьи 261 НК РФ в состав материальных расходов необоснованно единовременно включило расходы на выполнение проекта доработки запасов угля открытым способом и на выполнение корректировки горно-транспортной части проектов за 2007 год в сумме 33 128 418 руб., за 2008 год в сумме 42 512 250 руб., в результате ему доначислен налог на прибыль в сумме 17 961 760 руб., соответствующие пени и штраф.

При этом налоговый орган ссылается на то, что произведенные расходы не связаны с текущей деятельностью филиалов, а произведены на перспективу развития деятельности до 2013-2014 годов.

Довод налогового органа о том, что заявитель расходы по договору от 28.03.2007 N 4433 должен отнести на расходы с учетом принципа равномерности в течение пяти лет (пункт 2 статьи 261 НК РФ), но не более срока эксплуатации (срока эксплуатации договора), судом апелляционной инстанции правомерно отклонен.

Судами установлено, что необходимость в проведении корректировки проектов была вызвана изменением запасов угля, изменением порядка отработки горного отвода с уточнением границ, заменой горно-транспортного оборудования, не предусмотренного в проекте, изменением срока отработки месторождения. При этом производилась корректировка проекта месторождения уже введенного в промышленную эксплуатацию, что не опровергается налоговым органом.

Исходя из буквального содержания пункта 1 статьи 261 НК РФ указанные расходы нельзя отнести к расходам на освоение природных ресурсов.

Затраты по корректировки проекта относятся к единовременным текущим затратам.

Таким образом, суды пришли к правильному выводу, что осуществленные Обществом расходы не являются запланированными расходами, связанными с геологическим изучением недр, разведкой полезных ископаемых и прочим освоением природных ресурсов. Данные расходы осуществлены в результате изменения условий и предъявляемых требований в процессе эксплуатации месторождения и являются расходами, связанными с производством и реализацией.

Основанием для доначисления спорной суммы налога на прибыль послужил вывод Инспекции о нарушении Обществом статьи 266 Кодекса при формировании резерва по сомнительным долгам и необоснованном учете при определении размера этого резерва задолженности в сумме 11 018 249 руб.

Общество полагает, что суды, признавая решение Инспекции незаконным по эпизоду отнесения в состав расходов дебиторской задолженности, правильно применили положения статей 252 и 266 НК РФ.

Порядок формирования резерва по сомнительным долгам предусмотрен статьей 266 НК РФ.

Нарушений порядка формирования резерва по сомнительным долгам налоговым органом не представлено.

Судами правильно отмечено, что НК РФ не содержит запрета на включение во внереализационные расходы сумм отчислений в резерв по сомнительной задолженности при наличии встречной кредиторской задолженности.

Ссылки налогового органа на статью 410 ГК РФ правомерно отклонены судами на том основании, что данная статья для целей налогообложения не является императивной нормой, обязывающей налогоплательщика провести зачет встречных требований, а предусматривает лишь право в одностороннем порядке произвести зачет, который зависит от волеизъявления одной из сторон.

Из анализа заключенных договоров с ООО "АМК ШСУ" не следует, что стороны предусмотрели условие об обязательном проведении взаимозачета встречных требований.

Признавая решение Инспекции в части исключения из состава расходов указанной суммы задолженности незаконным, суды, оценив представленные документы, сослались на правомерное отнесение сумм дебиторской задолженности к безнадежным долгам и включение их во внереализационные расходы по налогу на прибыль организаций, ввиду отсутствия имущества должника, на основании постановления судебного пристава исполнителя о возврате исполнительного документа без исполнения в связи с невозможностью взыскания долга.

При таких обстоятельствах доводы Инспекции о нарушении судами норм права в указанной части несостоятельны.

Основанием для принятия решения послужил также вывод налогового органа о том, что Обществом в нарушение пункта 1 статьи 252, абзаца 4 статьи 256, пункта 5 статьи 270 НК РФ в состав прочих расходов от реализации продукции (работ, услуг) за 2007 год включены затраты по капитальным вложениям в арендованные объекты (расходы на выполнение проектной документации о наращивании (наростки) плотины, расходы на материалы к акту выбора площадок под объекты наращивания (наростки) дамбы) в форме неотделимых улучшений.

Правила безопасности гидротехнических сооружений накопителей жидких промышленных отходов, утвержденные постановлением Федерального горного и промышленного надзора России от 28.01.02 N 6 регулируют порядок эксплуатации дамб гидроотвалов и плотин и относят их к гидротехническим сооружениям.

В соответствии с указанными Правилами на каждую очередь наращивания или ярус намыва дамбы должна составляться исполнительная документация. Проект эксплуатации составляется на отдельные этапы наращивания накопителя. При необходимости в составе проекта эксплуатации разрабатываются проекты и сметы работ на замену и переукладку пульповодов, устройство дамб обвалования, поярусных дренажей, установку КИА, выполнение предусмотренных утвержденным проектом мероприятий по охране окружающей среды в увязке с графиком намыва дамбы и заполнения емкости.

Согласно статье 257 НК РФ к работам по достройке, дооборудованию, модернизации относятся работы, вызванные: изменением технологического или служебного назначения основных средств, повышенными нагрузками, другими новыми качествами.

Судами правомерно отмечено, что налоговым органом в материалы дела не представлено доказательств изменения технологического назначения гидроотвалов, других новых качеств, повышения нагрузок, документов, свидетельствующих, что годовая производительность по приему пульпы (в м3) наросткой дамбы или наращиванием плотины меняется.

Согласно заданию на выполнение рабочей документации наростки плотины вид работ определен как текущая эксплуатация.

Налоговым органом так же не представлено доказательств, что при осуществлении работ по наростке дамбы, плотины объект выводился на реконструкцию, модернизацию или достройку, что функции основного средства каким-либо образом изменились.

При таких обстоятельствах выводы налогового органа о том, что произведенные Обществом затраты на разработку проектной документации по наращиванию дамбы и плотины носят капитальный характер и должны списываться в состав затрат посредством амортизационных отчислений, являются необоснованными.

В ходе налоговой проверки налоговым органом установлено, что Обществом необоснованно занижены доходы от реализации угольной продукции на сумму 4 777 127 руб., при реализации товара через ООО "Тех Синтез", что повлекло неуплату налога на прибыль в размере 1 146 510 руб., НДС в размере 859 883 руб.

Налоговый орган включает Обществу в налогооблагаемую базу по налогу на прибыль и НДС суммы выручки, полученной ООО "Тех Синтез" от ОАО "Сибирский химический комбинат", ссылаясь на то, что Общество использовало недобросовестного контрагента ООО "Тех Синтез" в качестве посредника при реализации угля непосредственно конечному потребителю ОАО "Сибирский химический комбинат", тем самым получило необоснованную выгоду.

Суды первой и апелляционной инстанций, пришли к выводу, что включение налоговым органом в налогооблагаемую базу Общества суммы выручки, полученной ООО "Тех Синтез" в результате последующей реализации купленного угля в адрес ОАО "Сибирский химический комбинат", противоречит нормам налогового законодательства и приводит к двойному налогообложению.

Материалами дела подтверждается, что между Обществом и ООО "Тех Синтез" был заключен договор поставки угольной продукции N 105/07 от 05.02.2007.

В 2007 году, согласно условиям договора, в адрес ООО "Тех Синтез" реализован уголь марки на общую сумму 65 577 397 руб., в том числе НДС 10 003 331,88 руб. Данную отгрузку в адрес ООО "Тех Синтез" Общество в сумме 55 574 066 руб. отразило в налоговом регистре "выручка от реализации продукции" за минусом НДС за период с 01.02.2007 по 31.11.2007 и в налоговой декларации по налогу на прибыль за 2007 год по строке 020.

Счета-фактуры, выставленные ООО "Тех Синтез", Общество так же отразило в книге продаж за период с 01.02.2007 по 31.11.2007, а сумма НДС по реализованному углю в размере 10 003 331 руб. отнесена к сумме налога к уплате и отражена в налоговой декларации по НДС за 2007 год по строке 020 раздела 3.

Таким образом, материалами дела подтверждается, что Общество в полном объеме исполнило свою обязанность по исчислению и уплате в бюджет налога на прибыль и НДС с суммы порученной выручки 65 577 398 руб. от ООО "Тех Синтез" за реализованную угольную продукцию. Иных денежных средств по договору N 105/07 от 05.02.07 Общество от ООО "Тех Синтез" не получало.

Доводы налогового органа о том, что ООО "Тех Синтез" является недобросовестным посредником и налогоплательщиком, поскольку не находится по юридическому адресу, договор подписан неуполномоченным лицом, ООО "Тех Синтез" реально не осуществляет хозяйственной деятельности, так как отсутствуют какие либо перечисления, свойственные при осуществлении фактической финансовой деятельности (оплата за коммунальные платежи, аренду помещений, электроэнергию, выплата заработной платы), отсутствует первичный документооборот, подтверждающий факт взаимоотношений Общества с ООО "Тех Синтез", фактически поставка осуществлялась напрямую на железнодорожную станцию конечного потребителя, без участия посредника, судами правомерно оценены.

Ссылка на то, что часть денежных средств, полученных на расчетный счет ООО "Тех Синтез" от ОАО "Сибирский химический комбинат", за реализованный уголь была возвращена Обществу на расчетный счет через счета других недобросовестных посредников ООО "Гратис", ООО "Стальторг", ООО "Платан-Актив", ООО "Капитал-Инвест" судом правомерно отклонены, как необоснованные

Судами установлено, что денежные средства перечислялись ООО "Гратис" в адрес ОАО "Угольная компания "Кузбассразрезуголь" за поставленный ему уголь по договору N 70,07-1 от 01.01.2007, то есть, в силу других взаимоотношений, реальность данной сделки налоговый орган не опроверг.

Перечисление денежных средств от ООО "Стальторг" производилось на расчетный счет Общества как оплата от третьего лица за ООО "Тех синтез" в порядке статьи 313 ГК РФ, о чем Общество было уведомлено.

В отношении ООО "Платан-Актив", ООО "Капитал-Инвест" из решения налогового органа не следует, каким образом денежные средства, перечисляемые ООО "Тех Синтез" на счета этих организаций, имеют отношение к Обществу.

Таким образом, доводы налогового органа по данному эпизоду необоснованны и удовлетворению не подлежат.

В ходе налоговой проверки налоговым органом установлено, что Общество необоснованно производило налогообложение по налоговой ставке "0%" при добыче полезных ископаемых в части нормативных потерь на участке "Тешский" Тешского месторождения филиала "Калтанский угольный разрез", применяя нормативы потерь, установленные Техническим проектом строительства участка "Тешский", в результате чего установлена неполная уплата НДПИ.

Судами установлено, что нормативы потерь, указанные в техническом проекте строительства участка "Тешский" филиала "Калтанский угольный разрез", которыми пользовался налогоплательщик при расчете нормативных потерь в 2007-2008 годах по указанному участку, были утверждены в составе проекта, как и сам проект в целом, только 22.09.2009; уточненные нормативы потерь были утверждены в ЦКР Роснедра 28.01.2010 в составе годовой программы развития горных работ на 2009 год.

Суд кассационной инстанции считает, что суды первой и апелляционной инстанций, проанализировав положения статей 81, 334, 336, 338, 342 НК РФ с учетом Правил утверждения нормативов потерь полезных ископаемых при добыче, технологически связанных с принятой схемой и технологией разработки месторождения, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 29.12.2001 N 921, оценив доводы Инспекции и Общества, пришли к правильным выводам, что Общество обоснованно реализовало право на применение нулевой ставки по НДПИ в отношении нормативов потерь, утвержденных в установленном порядке.

Довод кассационной жалобы относительно того, что вновь утвержденные нормативы потерь действуют только с момента их утверждения, судом кассационной инстанции не принимается, поскольку судом указано, что абзацем 3 подпункта 1 пункта 1 статьи 342 НК РФ не установлен запрет на применение налоговой льготы по НДПИ в виде нулевой ставки в случае позднего утверждения нормативов потерь, если по участку месторождения, на котором ведется добыча твердых полезных ископаемых, отсутствуют ранее утвержденные нормативы потерь, а также нормативы, утвержденные техническим проектом.

Инспекцией не представлено доказательств того, что законодательством был регламентирован порядок рассмотрения и определения нормативов потерь полезных ископаемых при добыче полезного ископаемого.

В связи с изложенным, отсутствуют основания для удовлетворения кассационной жалобы Инспекции по данному эпизоду.

Основанием для привлечения Общества к ответственности, предусмотренной статьей 123 НК РФ (п. 3.2 решения налогового органа), явилось то обстоятельство, что Общество не исполнило обязанность по удержанию с физического лица исчисленного налога на доход в виде арендной платы за квартиру.

Из материалов дела следует, что между Обществом и Чупиной И.А. заключен договор аренды от 25.01.2008 N 0197/08-1.

Суды, руководствуясь пунктом 4 статьи 228 НК РФ, сделали вывод о том, что Общество не являлось налоговым агентом по отношению к физическому лицу Чупиной И.А., получившей от него доход в виде арендной платы по договору аренды, в связи с чем решение налогового органа в части предложения удержать сумму НДФЛ в размере 16 146 руб., пени в сумме 4 121руб и штрафа в размере 3 229 руб. признано незаконным.

Указанный вывод судов основан на ошибочном толковании пункта 4 статьи 228 НК РФ и толковании условий договора аренды, противоречит закону, поскольку в целях налогообложения в отношении Общества (налогового агента) и физического лица (налогоплательщика), получающего доход, применяются нормы НК РФ независимо от того, что в данном случае имеют место гражданские правоотношения между названными лицами.

В силу статьи 208 НК РФ для целей главы 23 НК РФ к доходам от источников в Российской Федерации относятся доходы, полученные от сдачи в аренду или иного использования имущества, находящегося в Российской Федерации, и иные доходы, получаемые налогоплательщиком в результате осуществления им деятельности в Российской Федерации.

В соответствии с пунктом 1 статьи 226 НК РФ российские организации, от которых или в результате отношений с которыми налогоплательщик получил доходы, указанные в пункте 2 этой же статьи, обязаны исчислить, удержать у налогоплательщика и уплатить сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 224 НК РФ.

Согласно пункту 2 статьи 226 НК РФ исчисление сумм и уплата налога производятся в отношении всех доходов налогоплательщика, источником которых является налоговый агент, за исключением доходов, в отношении которых исчисление и уплата налога осуществляются в соответствии со статьями 214.1, 227 и 228 НК РФ.

При таких обстоятельствах требование налогового органа является обоснованным, поскольку Общество является налоговым агентом и обязано производить удержание и перечисление в бюджет НДФЛ в отношении доходов, получаемых от него Чупиной И.А. в виде арендных платежей.

Учитывая обстоятельства по этому эпизоду, суд кассационной инстанции считает, что в данной части судебные акты подлежат отмене и, в связи с достаточностью оцененных судами доказательств возможно без направления дела на новое рассмотрение, принять новое решение об отказе в признании недействительным пункта 3.2 оспариваемого по делу решения налогового органа.

В части предложения удержать сумму НДФЛ, а при невозможности удержать её подать сведения в налоговый орган по эпизоду с выплатой компенсируемых по решению суда физическому лицу расходов на представителя в суде в размере 10 000 руб. судами установлено, что Обществом были выплачены физическому лицу денежные средства в виде компенсации расходов на услуги представителя на основании решения суда по делу и на основании исполнительного листа судебного пристава - исполнителя участка N 3 Центрального района г. Кемерово, путем перечисления денежных средств на счет Службы судебных приставов по Центральному району г. Кемерово в пользу Шульгина В.В. по платежному поручению от 12.05.08 N 17821 на сумму 174 382,78 руб., из которых 10 000 руб., является расходами на услуги представителя.

Суды, руководствуясь пунктом 1 статьи 98 ГПК РФ, пришли к правильному выводу, что Общество не имело права исчислить и удержать с физического лица сумму НДФЛ, поскольку решение суда в таком случае было бы выполнено им не в полном объеме.

Суды отметили, что возмещение расходов на услуги представителя в суде по своей природе не может быть признано компенсационными выплатами, с которых в соответствии со статьей 217 НК РФ производится исчисление и удержание НДФЛ.

В связи с чем, суды правомерно отклонили доводы налогового органа по данному эпизоду.

Другие доводы, изложенные в кассационных жалобах сторон полностью проверены, обстоятельства установлены, получили правильную правовую оценку. Суд кассационной инстанции считает выводы суда апелляционной инстанции соответствующими установленным обстоятельствам и закону.

Нарушений норм процессуального права, являющихся основанием отмены постановления от 26.05.2011 по делу в силу части 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, не имеется.

Руководствуясь пунктом 1 части 1 статьи 287, статьей 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа постановил:

постановление от 26.05.2011 Седьмого арбитражного апелляционного суда по делу N А27-16788/2010 в части эпизода по пункту 3.7 решения налогового органа отменить, в этой части оставить в силе решение Арбитражного суда Кемеровской области от 28.01.2011 по данному делу.

В части эпизода по пункту 3.2 решения налогового органа постановление от 26 05.2011 по делу отменить и в этой части в удовлетворении требований отказать.

В остальной части постановление от 26.05.2011 Седьмого арбитражного апелляционного суда по делу оставить без изменения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

 

Председательствующий

О.И. Антипина

 

Судьи

А.А. Кокшаров
Е.В. Поликарпов

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

"В силу статьи 208 НК РФ для целей главы 23 НК РФ к доходам от источников в Российской Федерации относятся доходы, полученные от сдачи в аренду или иного использования имущества, находящегося в Российской Федерации, и иные доходы, получаемые налогоплательщиком в результате осуществления им деятельности в Российской Федерации.

В соответствии с пунктом 1 статьи 226 НК РФ российские организации, от которых или в результате отношений с которыми налогоплательщик получил доходы, указанные в пункте 2 этой же статьи, обязаны исчислить, удержать у налогоплательщика и уплатить сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 224 НК РФ.

Согласно пункту 2 статьи 226 НК РФ исчисление сумм и уплата налога производятся в отношении всех доходов налогоплательщика, источником которых является налоговый агент, за исключением доходов, в отношении которых исчисление и уплата налога осуществляются в соответствии со статьями 214.1, 227 и 228 НК РФ.

...

Суды, руководствуясь пунктом 1 статьи 98 ГПК РФ, пришли к правильному выводу, что Общество не имело права исчислить и удержать с физического лица сумму НДФЛ, поскольку решение суда в таком случае было бы выполнено им не в полном объеме.

Суды отметили, что возмещение расходов на услуги представителя в суде по своей природе не может быть признано компенсационными выплатами, с которых в соответствии со статьей 217 НК РФ производится исчисление и удержание НДФЛ."


Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 26 сентября 2011 г. N Ф04-4370/11 по делу N А27-16788/2010


Хронология рассмотрения дела:


10.02.2012 Определение Высшего Арбитражного Суда России N ВАС-499/12


24.01.2012 Определение Высшего Арбитражного Суда России N ВАС-499/2012


26.09.2011 Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа N Ф04-4370/11