Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 26 августа 2016 г. N Ф04-3258/16 по делу N А27-25207/2015

 

г. Тюмень

 

26 августа 2016 г.

Дело N А27-25207/2015

 

Резолютивная часть постановления объявлена 25 августа 2016 года.

Постановление изготовлено в полном объеме 26 августа 2016 года.

 

Арбитражный суд Западно-Сибирского округа в составе:

председательствующего Перминовой И.В.

судей Кокшарова А.А.

Чапаевой Г.В.

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу Управления Пенсионного фонда Российской Федерации (государственное учреждение) в городе Белово и Беловском районе Кемеровской области на решение от 09.03.2016 Арбитражного суда Кемеровской области (судья Мраморная Т.А.) и постановление от 19.05.2016 Седьмого арбитражного апелляционного суда (судьи Полосин А.Л., Бородулина И.И., Усанина Н.А.) по делу N А27-25207/2015 по заявлению открытого акционерного общества "Угольная компания "Кузбассразрезуголь" (650054, Кемеровская область, г. Кемерово, Пионерский бульвар, 4 А, ОГРН 1034205040935, ИНН 4205049090) к Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации (государственное учреждение) в городе Белово и Беловском районе Кемеровской области (652600, Кемеровская область, город Белово, ул.Волошиной, 10, помещение 1, ОГРН 1064202022136, ИНН 4202029560) о признании недействительным решения в части.

Суд установил:

открытое акционерное общество "Угольная компания "Кузбассразрезуголь" (далее - Общество) обратилось в Арбитражный суд Кемеровской области с заявлением к Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации (государственное учреждение) в городе Белово и Беловском районе Кемеровской области (далее - Управление Пенсионного фонда) о признании недействительным решения от 30.11.2015 N 052/007/39-2015 "О привлечении плательщика страховых взносов к ответственности за совершение нарушения законодательства Российской Федерации о страховых взносах" в части доначисления страховых взносов в сумме 101 074,96 руб., пени в сумме 5 023,89 руб., штрафа по части 1 статьи 47 Федерального закона от 24.07.2009 N 212-ФЗ "О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования" (далее - Закон N 212-ФЗ) в размере 20 214,99 руб., штрафа по абзацу 3 статьи 17 Федерального закона от 01.04.1996 N 27-ФЗ "Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе государственного пенсионного страхования" (далее - Закон N 27-ФЗ) в размере 90 829,63 руб.

Решением от 09.03.2016 Арбитражного суда Кемеровской области, оставленным без изменения постановлением от 19.05.2016 Седьмого арбитражного апелляционного суда, заявленные требования удовлетворены.

Управление Пенсионного фонда обратилось с кассационной жалобой, в которой, ссылаясь на нарушение судами норм материального и процессуального права, несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам, просит отменить состоявшиеся по делу судебные акты и принять новый судебный акт.

В отзыве на кассационную жалобу Общество считает доводы Управления Пенсионного фонда несостоятельными, а судебные акты - законными и обоснованными, в связи с чем просит оставить их без изменения.

В соответствии с частью 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) арбитражный суд кассационной инстанции проверяет законность решений, постановлений, принятых арбитражным судом первой и апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения норм материального права и норм процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного акта и исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом.

Проверив законность судебных актов в порядке статей 284, 286 АПК РФ, изучив доводы жалобы, отзыва на нее, кассационная инстанция не находит оснований для ее удовлетворения.

Судами установлено и подтверждено материалами дела, что Управлением Пенсионного фонда проведена проверка правильности, полноты и своевременности уплаты Обществом страховых взносов на обязательное пенсионное страхование и обязательное медицинское страхование в Федеральный фонд обязательного медицинского страхования, достоверности индивидуальных сведений о начисленных страховых взносах на обязательное пенсионное страхование и стаже застрахованных лиц плательщиком страховых взносов, о чем составлен акт от 26.10.2015 N 052/007/39-2015.

По результатам рассмотрения материалов проверки Управлением Пенсионного фонда принято решение от 30.11.2015 N 052/007/39-2015 "О привлечении плательщика страховых взносов к ответственности за совершение нарушения законодательства Российской Федерации о страховых взносах", в соответствии с которым Общество привлечено к ответственности по части 1 статьи 47 Закона N 212-ФЗ в виде штрафа в размере 20 489,74 руб., по абзацу 3 статьи 17 Закона N 27-ФЗ в виде штрафа в размере 90 829,63 руб., в том числе предложено уплатить недоимку в сумме 5 025,70 руб. и начисленные пени в размере 102 448,73 руб.

Не согласившись с решением Управления Пенсионного фонда, Общество оспорило его в судебном порядке.

Основанием для принятия оспариваемого решения послужил вывод Управления Пенсионного фонда о неправомерном невключении Обществом в базу для начисления страховых взносов следующих сумм:

- оплаты медицинских услуг по прохождению медицинского осмотра при приеме работников на работу либо при переводе на другую должность по состоянию здоровья,

- оплаты сотрудникам дополнительных выходных дней по уходу за ребенком-инвалидом;

- непринятых к зачету расходов на выплату пособия на случай временной нетрудоспособности, произведенных страхователем с нарушением требований законодательных и иных нормативных правовых актов по обязательному социальному страхованию за период 2012-2014 годы.

Кроме того, выявлены нарушения в части предоставления недостоверных сведений по индивидуальному персонифицированному учету в части трудового стажа.

Удовлетворяя требования заявителя о признании недействительным оспариваемого решения в части, касающейся начисления страховых взносов на суммы оплаты медицинских услуг по прохождению медицинского осмотра, суды первой и апелляционной инстанций, руководствуясь положениями статей 5, 7, 8, 9 Закона N 212-ФЗ, статей 129, 212, 213 Трудового кодекса Российской Федерации, Порядка проведения обязательных предварительных и периодических медицинских осмотров (обследований) работников, занятых на тяжелых работах и на работах с вредными и (или) опасными условиями труда, утвержденного приказом Минздравсоцразвития России от 12.04.2011 N302н, во взаимосвязи с представленными в материалы дела доказательствами, пришли к выводу о том, что возмещение работнику стоимости прохождения медицинского осмотра, оплата которого возложена на работодателя в силу закона, является компенсацией в целях применения подпункта "и" пункта 2 части 1 статьи 9 Закона N 212-ФЗ, в связи с чем не подлежит обложению страховыми взносами.

Суд кассационной инстанции, поддерживая вывод судов двух инстанций, исходит из положений норм материального права, указанных в судебных актах, и обстоятельств, установленных по делу.

Судами установлено и не оспаривается Управлением Пенсионного фонда, что деятельность работников Общества связана с опасными и вредными условиями труда.

Формулируя вывод о том, что компенсация затрат на прохождение обязательного предварительного медосмотра не является объектом обложения страховыми взносами, суды правомерно исходили из того, что компенсация затрат на прохождение обязательного предварительного медосмотра не носит характера вознаграждения в рамках трудовых отношений, не является выплатой по трудовому или гражданско-правовому договорам, не является поощрительной или стимулирующей выплатой.

Доводы Пенсионного фонда со ссылкой на изменения, внесенные в статью 7 Закона N 212-ФЗ Федеральным законом от 08.12.2010 N 339-ФЗ в части определения объекта обложения страховыми взносами для плательщиков страховых взносов, производящих выплаты и иные вознаграждения физическим лицам, под которым признаются выплаты и иные вознаграждения, начисляемые ими в пользу физических лиц в рамках трудовых отношений, в связи с чем произведенные Обществом спорные выплаты облагаются страховыми взносами в общеустановленном порядке на основании части 1 статьи 7 Закона N 212-ФЗ, отклоняются, поскольку указанные изменения не изменяют характера данных выплат, не относящихся по своей правовой природе к вознаграждению в рамках трудовых правоотношений.

Следующим основанием для принятия Управлением Пенсионного Фонда решения явился вывод о том, что оплата дополнительных выходных дней по уходу за детьми-инвалидами производится работникам в рамках трудовых отношений и подлежит обложению страховыми взносами.

Удовлетворяя заявленные Обществом требования в указанной части, суды первой и апелляционной инстанций, руководствуясь положениями статьями 15, 16, 129, 262 Трудового кодекса Российской Федерации, Законом N 212-ФЗ, Федеральным законом от 16.07.1999 N 165-ФЗ "Об основах обязательного социального страхования" (далее - Закон N 165-ФЗ), с учетом правовой позиции, изложенной в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 08.06.2010 N 1798/10, пришли к выводу о том, что основания для доначисления сумм страховых взносов на данные выплаты у Управления Пенсионного фонда отсутствуют.

Формулируя этот вывод, суды правомерно исходили из следующего:

- спорные выплаты носят характер государственной поддержки, поскольку направлены на компенсацию потерь заработка гражданам, имеющим детей-инвалидов и обязанным осуществлять за ними должный уход, имеют целью компенсацию или минимизацию последствий изменения материального и (или) социального положения работающих граждан. При этом указанная гарантия не относится по своей природе ни к вознаграждению за выполнение трудовых или иных обязанностей, ни к материальной выгоде;

- данные выплаты не являются вознаграждением в рамках трудового договора (трудовых отношений), поскольку в силу их характера не являются оплатой труда (вознаграждением за труд) работников, как она определена статьей 129 Трудового кодекса Российской Федерации, а производятся в виде сохранения заработка в пользу только той категории работников, которая в силу своих семейных обязанностей осуществляет уход за ребенком - инвалидом, то есть имеют компенсационный характер.

При таких обстоятельствах суды верно указали, что оплата дополнительных дней отдыха одному из родителей для ухода за детьми-инвалидами как иная выплата, осуществляемая в соответствии с действующим в проверяемый период законодательством, в силу положений пункта 1 части 1 статьи 9 Закона N 212-ФЗ обложению страховыми взносами не подлежит, что исключает начисление недоимки по страховым взносам, пени и штрафа.

Несостоятельной является ссылка Управления Пенсионного фонда на письма Фонда социального страхования Российской Федерации от 17.11.2011 N 14-03-11/08-13985 и Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 15.03.2011 N 784-19, в которых разъясняется, что Федеральным законом от 08.12.2010 N 339-ФЗ с 01.01.2011 в статью 7 Закона N 212-ФЗ внесены изменения, с учетом того, что данные изменения, не касаются характера данных выплат. Как указано выше, они имеют характер государственной поддержки и не относятся по своей природе ни к вознаграждению за выполнение трудовых или иных обязанностей, ни к материальной выгоде, что исключает возможности начисления на указанные выплаты страховых взносов.

Более того, указанные письма не являются нормативно-правовыми актами и носят рекомендательный характер, не являются обязательными для плательщика взносов.

Судебные акты по данному эпизоду отмене не подлежат.

Обоснованным является и вывод судов о незаконности оспариваемого решения Управления Пенсионного фонда в части, касающейся доначисления страховых взносов, соответствующих сумм пени и штрафа на суммы расходов, не принятых к зачету по листкам нетрудоспособности, а именно на суммы пособий по обязательному социальному страхованию (в том числе пособий по временной нетрудоспособности, пособий по беременности и родам), выплаченных с нарушением законодательства.

Признавая необоснованным решение Управления Пенсионного фонда по настоящему эпизоду, суды, руководствуясь положениями статей 7 - 9, 15 Закона N 212-ФЗ, статей 1.2, 3, 4.2, 4.7 Федерального закона от 29.12.2006 N 255-ФЗ "Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством", статьи 11 Закона N 165-ФЗ, правомерно исходили из того, что действующим законодательством не предусмотрено в качестве объекта обложения страховыми взносами суммы непринятых страховщиком к зачету расходов.

Кассационная инстанция поддерживает выводы судов о том, что указанные нормы права не предусматривают возможность безусловного начисления страховых взносов на суммы, непринятые к зачету; отказ в принятии к зачету расходов по выплате страхового обеспечения не изменяет правовой природы пособий по обязательному социальному страхованию, так как выявленные страховщиком ошибки, нарушения не могут являться безусловной причиной признания страхового случая не наступившим.

При таких обстоятельствах суды правомерно признали недействительным оспариваемое решение в данной части.

Основанием для привлечения Общества к ответственности по абзацу 3 статьи 17 Закона N 27-ФЗ в виде штрафа в размере 90 829,63 руб. послужил вывод Управления Пенсионного фонда о представлении Обществом недостоверных сведений о страховом стаже в отношении застрахованных лиц (неверно выделены периоды стажа).

Признавая недействительным оспариваемое решение Управления Пенсионного фонда в указанной части, арбитражные суды первой и апелляционной инстанций, руководствуясь положениями статей 11, 17 Закона N 27-ФЗ, во взаимосвязи с представленными в материалы дела доказательствами и установленными фактическими обстоятельствами, пришли к выводу о том, что Управлением Пенсионного фонда не доказано наличие в действиях заявителя состава правонарушения, ответственность за совершение которого установлена абзацем 3 статьи 17 Закона N 27-ФЗ.

Суд кассационной инстанции, поддерживая вывод судов, исходит из обстоятельств, установленных судами, и положений норм материального права, указанных в судебных актах.

Согласно статьи 15 Закона N 27-ФЗ страхователь имеет право дополнять и уточнять переданные им сведения о застрахованных лицах по согласованию с соответствующим органом Пенсионного фонда Российской Федерации, индивидуальные сведения представляются страхователями в письменной или электронной форме в соответствии с Инструкцией о порядке ведения индивидуального (персонифицированного) учета сведений о застрахованных лицах, утвержденной приказом Минздравсоцразвития Российской Федерации от 14.12.2009 N 987н (далее - Инструкция N 987н). Представление корректирующих сведений предусмотрено пунктами 34 и 41 Инструкции N 987н в случае самостоятельного обнаружения ошибки страхователем либо в случае обнаружения несоответствия между представленными индивидуальными сведениями и результатами проверки территориальным органом Пенсионного фонда Российской Федерации.

Для представления корректирующих сведений установлен двухнедельный срок, который исчисляется со дня обнаружения ошибок самим страхователем либо со дня получения уведомления территориального органа Пенсионного фонда Российской Федерации об устранении имеющихся расхождений.

Формулируя вывод о недоказанности наличия в действиях Общества состава правонарушения, ответственность за которое предусмотрена абзацем 3 статьи 17 Закона N 27-ФЗ, суды правомерно исходили из следующего:

- недочеты в части неверного выделения периодов стажа работников сами по себе не могут быть расценены как недостоверные сведения, поскольку они подлежали корректировке в порядке, установленном пунктами 34, 41 Инструкции N 987н;

- выявленные неточности в сведениях о стаже не повлекли за собой занижение базы для начисления страховых взносов и исчисленных с нее страховых взносов, что не оспаривалось и не опровергнуто Управлением Пенсионного фонда;

- за представление сведений, в которых имеются недочеты, ошибки, опечатки, не влекущих за собой занижение суммы платежей, законом не предусмотрена ответственность;

- страхователь произвел корректировку сведений в установленный Управлением Пенсионного фонда срок, при этом корректирующие сведения были приняты Управлением Пенсионного фонда как верные.

Доводы подателя жалобы о том, что корректирующие сведения страхователь представил только после подписания акта выездной проверки, не влияют на правильный вывод судов об отсутствии в действиях Общества состава правонарушения, ответственность за которое предусмотрена абзацем 3 статьи 17 Закона N 27-ФЗ.

Оставляя судебные акты без изменения, кассационная инстанция учитывает, что изложенные в решении Управления Пенсионного фонда в форме таблицы (корректирующие индивидуальные сведения) не позволяют однозначно определить, какие конкретно сведения признаны недостоверными, их связь с обязанностью Обществом представлять сведения, необходимые для правильного назначения трудовой пенсии; не изложены обстоятельства, касающиеся установления противоправности действия заявителя и виновности его в совершении правонарушения.

Судами обеих инстанций полно и всесторонне исследованы фактические обстоятельства дела, имеющие значение для правильного разрешения данного спора, доказательства, представленные в материалы дела.

Доводы жалобы подлежат отклонению как основанные на неправильном толковании норм законодательства Российской Федерации о страховых взносах. По существу указанные доводы направлены на переоценку установленных судами обстоятельств дела и представленных доказательств, что в силу статьи 286 АПК РФ не входит в полномочия суда кассационной инстанции.

Иное толкование Управлением Пенсионного фонда положений законодательства, а также иная оценка обстоятельств дела, не свидетельствуют о неправильном применении судами норм материального права. Доводов и доказательств, которые не были исследованы судами первой и апелляционной инстанций и которые свидетельствовали бы о незаконности обжалуемых судебных актов, в кассационной жалобе не приведено.

Нарушений норм материального и процессуального права, являющихся в силу части 4 статьи 288 АПК РФ безусловным основанием для отмены решения и постановления арбитражного суда, судом кассационной инстанции не установлено.

Руководствуясь пунктом 1 части 1 статьи 287, статьей 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Западно-Сибирского округа

постановил:

решение от 09.03.2016 Арбитражного суда Кемеровской области и постановление от 19.05.2016 Седьмого арбитражного апелляционного суда по делу N А27-25207/2015 оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

Постановление может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном статьей 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

 

Председательствующий

И.В. Перминова

 

Судьи

А.А. Кокшаров
Г.В. Чапаева

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

"Согласно статьи 15 Закона N 27-ФЗ страхователь имеет право дополнять и уточнять переданные им сведения о застрахованных лицах по согласованию с соответствующим органом Пенсионного фонда Российской Федерации, индивидуальные сведения представляются страхователями в письменной или электронной форме в соответствии с Инструкцией о порядке ведения индивидуального (персонифицированного) учета сведений о застрахованных лицах, утвержденной приказом Минздравсоцразвития Российской Федерации от 14.12.2009 N 987н (далее - Инструкция N 987н). Представление корректирующих сведений предусмотрено пунктами 34 и 41 Инструкции N 987н в случае самостоятельного обнаружения ошибки страхователем либо в случае обнаружения несоответствия между представленными индивидуальными сведениями и результатами проверки территориальным органом Пенсионного фонда Российской Федерации.

...

Формулируя вывод о недоказанности наличия в действиях Общества состава правонарушения, ответственность за которое предусмотрена абзацем 3 статьи 17 Закона N 27-ФЗ, суды правомерно исходили из следующего:

- недочеты в части неверного выделения периодов стажа работников сами по себе не могут быть расценены как недостоверные сведения, поскольку они подлежали корректировке в порядке, установленном пунктами 34, 41 Инструкции N 987н;

...

Доводы подателя жалобы о том, что корректирующие сведения страхователь представил только после подписания акта выездной проверки, не влияют на правильный вывод судов об отсутствии в действиях Общества состава правонарушения, ответственность за которое предусмотрена абзацем 3 статьи 17 Закона N 27-ФЗ."