Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 31 июля 2018 г. N Ф04-3150/18 по делу N А70-16390/2017

Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 31 июля 2018 г. N Ф04-3150/18 по делу N А70-16390/2017

 

г. Тюмень

 

31 июля 2018 г.

Дело N А70-16390/2017

 

Резолютивная часть постановления объявлена 26 июля 2018 года.

Постановление изготовлено в полном объеме 31 июля 2018 года.

 

Арбитражный суд Западно-Сибирского округа в составе:

председательствующего Буровой А.А.

судей Алексеевой Н.А.

Чапаевой Г.В.

при ведении судебного заседания с использованием средств аудиозаписи рассмотрел кассационную жалобу Государственного автономного учреждения Тюменской области "Областная спортивная школа олимпийского резерва по лыжным гонкам и биатлону Л.Н. Носковой" (до переименования Государственное автономное учреждение Тюменской области "Центр подготовки спортивного резерва по лыжным гонкам и биатлону Л.Н. Носковой") на решение от 16.01.2018 Арбитражного суда Тюменской области (судья Коряковцева О.В.) и постановление от 27.04.2018 Восьмого арбитражного апелляционного суда (судьи Лотов А.Н., Сидоренко О.А., Шиндлер Н.А.) по делу N А70-16390/2017 по заявлению Государственного автономного учреждения Тюменской области "Центр подготовки спортивного резерва по лыжным гонкам и биатлону Л.Н. Носковой" (625519, Тюменская область, Тюменский район, улица 45 км автомобильной дороги "Богандинский-Червишево-Чаплык", 22, ИНН 7224050748, ОГРН 1137232041099) к Государственному учреждению - Тюменское региональное отделение Фонда социального страхования Российской Федерации (филиал N 4) (625001, Тюменская область, город Тюмень, улица Ирбитская, 16, ОГРН 1027200820503, ИНН 7202029421) о признании недействительным решения.

В заседании приняли участие представители:

от Государственного автономного учреждения Тюменской области "Областная спортивная школа олимпийского резерва по лыжным гонкам и биатлону Л.Н. Носковой" - Черезов Е.В. по доверенности от 21.06.2018; Журавлева Е.А. по доверенности от 21.06.2018;

от Государственного учреждения - Тюменское региональное отделение Фонда социального страхования Российской Федерации (филиал N 4) - Толкова М.В. по доверенности от 31.01.2018.

Суд установил:

государственное автономное учреждение Тюменской области "Центр подготовки спортивного резерва по лыжным гонкам и биатлону Л.Н. Носковой" (далее - Учреждение, заявитель) обратилось в Арбитражный суд Тюменской области с заявлением к Государственному учреждению - Тюменское региональное отделение Фонда социального страхования Российской Федерации (филиал N 4) (далее - Фонд) о признании недействительным решения от 09.11.2017 N 1680 о непринятии к зачету расходов на выплату страхового обеспечения по обязательному социальному страхованию на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством.

Решением от 16.01.2018 Арбитражного суда Тюменской области, оставленным без изменения постановлением от 27.04.2018 Восьмого арбитражного апелляционного суда, в удовлетворении заявления отказано.

В кассационной жалобе заявитель, ссылаясь на несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела, просит решение и постановление отменить, принять по делу новый судебный акт об удовлетворении заявленных требований.

Фонд возражает против доводов заявителя согласно отзыву.

В соответствии с частью 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд кассационной инстанции проверяет законность решений, постановлений, принятых арбитражным судом первой и апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения норм материального права и норм процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного акта и исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы, если иное не предусмотрено названным кодексом.

Суд кассационной инстанции, в соответствии со статьями 284, 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации изучив доводы, приведенные в кассационной жалобе, отзыве на нее, исследовав материалы дела, не находит оснований для удовлетворения кассационной жалобы.

Судами установлено и подтверждено материалами дела, что Фондом проведена камеральная проверка правильности произведенных расходов на выплату страхового обеспечения по обязательному социальному страхованию на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством, по результатам которой составлен акт от 13.10.2017 N 1680 и принято решение от 09.11.2017 N 1680, которым заявителю предложено произвести корректировку суммы расходов на выплату страхового обеспечения по обязательному социальному страхованию на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством путем отражения суммы непринятых к зачету расходов в сумме 157 589,74 руб.; доплатить страховые взносы в указанной сумме.

Не согласившись с решением Фонда, Учреждение обратилось в арбитражный суд с настоящим заявлением.

Основанием для принятия оспариваемого решения послужили выводы Фонда о неправомерном осуществлении выплат ежемесячного пособия по уходу за ребенком в общей сумме 157 589,74 руб. своим сотрудникам Шестакову А.В. и Улыбину А.Н., поскольку указанные сотрудники выполняли свои обязанности в полном объеме без учёта сокращенного рабочего времени и фактически не осуществляли уход за детьми до достижения ими возраста 1,5 лет.

Отказывая в удовлетворении заявленного требования, суды первой и апелляционной инстанций, руководствуясь положениями Федерального закона от 19.05.1995 N 81-ФЗ "О государственных пособиях гражданам, имеющим детей" (далее - Закон N 81-ФЗ), Федерального закона от 16.07.1999 N 165-ФЗ "Об основах обязательного социального страхования" (далее - Закон N 165-ФЗ), Федерального закона от 29.12.2006 N 255-ФЗ "Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством" (далее - Закон N 255-ФЗ), статей 93, 256 Трудового кодекса Российской Федерации, пунктом 43 Порядка и условий назначения и выплаты государственных пособий гражданам, имеющим детей, утвержденного приказом Минздравсоцразвития России от 23.12.2009 N 1012н, во взаимосвязи с представленными в материалы дела доказательствами, пришли к выводу об отсутствии правовых оснований для признания недействительным оспариваемого решения.

Суд кассационной инстанции, поддерживая выводы судов, исходит из положений норм материального права, указанных в судебных актах, и обстоятельств, установленных по делу.

В соответствии с пунктом 4 части 1 статьи 4.2 Закона N 255-ФЗ и подпункта 3 пункта 1 статьи 11 Закона N 165-ФЗ страховщик имеет право не принимать к зачету расходы на обязательное социальное страхование в том случае, если данные расходы произведены страхователем с нарушением законодательства Российской Федерации.

В силу условий подпункта 2 пункта 1, пункта 1.1 статьи 7 Закона N 165-ФЗ одним из видов социальных страховых рисков является утрата застрахованным лицом заработка или другого дохода в связи с наступлением страхового случая. Страховым случаем признается, в том числе уход за ребенком в возрасте до полутора лет.

Страховым обеспечением по указанному виду обязательного страхования является ежемесячное пособие по уходу за ребенком (подпункт 8 пункта 2 статьи 8 Закона N 165-ФЗ).

В соответствии со статьей 11.1 Закона N 255-ФЗ ежемесячное пособие по уходу за ребенком выплачивается застрахованным лицам (матери, отцу, другим родственникам, опекунам), фактически осуществляющим уход за ребенком и находящимся в отпуске по уходу за ребенком, со дня предоставления отпуска по уходу за ребенком до достижения ребенком возраста полутора лет (часть 1). Право на ежемесячное пособие по уходу за ребенком сохраняется в случае, если лицо, находящееся в отпуске по уходу за ребенком, работает на условиях неполного рабочего времени или на дому и продолжает осуществлять уход за ребенком (часть 2). В случае, если уход за ребенком осуществляется одновременно несколькими лицами, право на получение ежемесячного пособия по уходу за ребенком предоставляется одному из указанных лиц (часть 4).

Из совокупности положений статей 13, 14 Закона N 81-ФЗ право на ежемесячное пособие по уходу за ребенком имеют, в том числе матери либо отцы, другие родственники, опекуны, фактически осуществляющие уход за ребенком, подлежащие обязательному социальному страхованию на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством и находящиеся в отпуске по уходу за ребенком. Право на ежемесячное пособие по уходу за ребенком сохраняется в случае, если лицо, находящееся в отпуске по уходу за ребенком, работает на условиях неполного рабочего времени. Указанное пособие выплачивается со дня предоставления отпуска по уходу за ребенком до достижения ребенком возраста полутора лет.

Статьей 4 Закона N 81-ФЗ установлено, что выплата пособия по уходу за ребенком лицам, подлежащим обязательному социальному страхованию на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством, производится за счет средств Фонда социального страхования Российской Федерации.

Как установлено судами, Шестаков А.В. и Улыбин О.Н. состоят в трудовых отношениях с Учреждением. Шестакову А.В. установлен 8 часовой рабочий день из расчета 5 дневной рабочей недели с 2 выходными днями: суббота и воскресенье. Улыбину О.Н. установлен 7 часовой рабочий день из расчета 5 дневной рабочей недели с 2 выходными днями: суббота и воскресенье.

На основании заявлений указанных сотрудников приказами Учреждения Шестакову А.В. и Улыбину О.Н. предоставлен отпуск по уходу за ребенком до достижения им возраста 1,5 лет и установлен режим неполного рабочего времени путем сокращения продолжительности рабочего времени на 1 час (Шестакову А.В.) и на 30 минут (Улыбину О.Н.) в течение каждого рабочего дня.

В соответствии с табелями учета рабочего времени указанные работники работали на условиях неполного рабочего времени, но заработную плату получали за полный рабочий день (без учета сокращения рабочего времени), что подтверждается расчетными листками и не оспаривается заявителем.

Исследовав и оценив представленные в материалы дела доказательства в порядке статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, доводы и возражения сторон, установив, что выплата заработной платы производилась за полный рабочий день, соответственно, названные сотрудники работали полный рабочий день; незначительное сокращение рабочего времени (от 30 минут в день до 1 часа) не может расцениваться как мера, необходимая для продолжения осуществления ухода за ребенком, повлекшая утрату заработка, суды обеих инстанций пришли к верному выводу о том, что в рассматриваемой ситуации пособие по уходу за ребенком уже не является компенсацией утраченного заработка, а приобретает характер дополнительного материального стимулирования работника, что свидетельствуют о злоупотреблении Учреждением правом в целях предоставления своим сотрудникам дополнительного материального обеспечения, возмещаемого за счет средств Фонда социального страхования Российской Федерации.

Правильно применив указанные выше нормы права, принимая во внимание правовую позицию, сформулированную в Определениях Конституционного Суда Российской Федерации от 28 февраля 2017 года N 329-О, Верховного Суда Российской Федерации от 18 июля 2017 года N 307-КГ17-1728, а также учитывая фактические обстоятельства, установленные по делу, суды обеих инстанций пришли к обоснованному выводу о правомерности вынесенного Фондом решения.

Доводы страхователя о том, что нормативными актами не предусмотрены пределы сокращения рабочего времени, что суммы переплаты удержаны с работников по их заявлению, были предметом рассмотрения судов и им дана правовая оценка. Судом апелляционной инстанции правомерно отмечено, что выплата пособия по уходу за ребенком при минимальном сокращении продолжительности рабочего времени противоречит целям установления и назначения самого пособия.

Изложенные в кассационной жалобе доводы направлены на переоценку исследованных судами доказательств и установление по делу иных фактических обстоятельств, что недопустимо в силу полномочий суда кассационной инстанции, предусмотренных статьей 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Иное толкование заявителем положений законодательства, а также иная оценка обстоятельств дела не свидетельствуют о неправильном применении судами первой и апелляционной инстанций норм материального или процессуального права.

Нарушений норм процессуального права, являющихся в силу части 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации безусловным основанием для отмены обжалуемых судебных актов, судом кассационной инстанции не установлено.

Учитывая изложенное, руководствуясь пунктом 1 части 1 статьи 287, статьей 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Западно-Сибирского округа

постановил:

решение от 16.01.2018 Арбитражного суда Тюменской области и постановление от 27.04.2018 Восьмого арбитражного апелляционного суда по делу N А70-16390/2017 оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

Постановление может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном статьей 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

 

Председательствующий

А.А. Бурова

 

Судьи

Н.А. Алексеева
Г.В. Чапаева

 

"Исследовав и оценив представленные в материалы дела доказательства в порядке статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, доводы и возражения сторон, установив, что выплата заработной платы производилась за полный рабочий день, соответственно, названные сотрудники работали полный рабочий день; незначительное сокращение рабочего времени (от 30 минут в день до 1 часа) не может расцениваться как мера, необходимая для продолжения осуществления ухода за ребенком, повлекшая утрату заработка, суды обеих инстанций пришли к верному выводу о том, что в рассматриваемой ситуации пособие по уходу за ребенком уже не является компенсацией утраченного заработка, а приобретает характер дополнительного материального стимулирования работника, что свидетельствуют о злоупотреблении Учреждением правом в целях предоставления своим сотрудникам дополнительного материального обеспечения, возмещаемого за счет средств Фонда социального страхования Российской Федерации.

Правильно применив указанные выше нормы права, принимая во внимание правовую позицию, сформулированную в Определениях Конституционного Суда Российской Федерации от 28 февраля 2017 года N 329-О, Верховного Суда Российской Федерации от 18 июля 2017 года N 307-КГ17-1728, а также учитывая фактические обстоятельства, установленные по делу, суды обеих инстанций пришли к обоснованному выводу о правомерности вынесенного Фондом решения."