Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 4 декабря 2018 г. N Ф04-5577/18 по делу N А27-20641/2017

 

г. Тюмень

 

4 декабря 2018 г.

Дело N А27-20641/2017

 

Резолютивная часть постановления объявлена 29 ноября 2018 года.

Постановление изготовлено в полном объеме 04 декабря 2018 года.

 

Арбитражный суд Западно-Сибирского округа в составе:

председательствующего Буровой А.А.

судей Кокшарова А.А.

Перминовой И.В.

при ведении протокола судебного заседания с использованием средств видеоконференц-связи помощником судьи Нигматулиной А.Ю. рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "КЕДР" на решение от 14.05.2018 Арбитражного суда Кемеровской области (судья Мраморная Т. А.) и постановление от 14.08.2018 Седьмого арбитражного апелляционного суда (судьи Кривошеина С.В., Сбитнева А.Ю., Скачкова О.А.) по делу N А27-20641/2017 по заявлению общества с ограниченной ответственностью "КЕДР" (652150, Кемеровская область, г. Мариинск, ул. Коммунистическая, 83, 11, ОГРН 1104213000275, ИНН 4213008724) к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 1 по Кемеровской области (652150, Кемеровская область, г. Мариинск, ул. Советская, 1, ОГРН 1044213003075, ИНН 4213000845) о признании недействительным решения.

Путем использования систем видеоконференц-связи при содействии Арбитражного суда Кемеровской области (судья Андуганова О.С.) в заседании участвовали представители:

от общества с ограниченной ответственностью "КЕДР" - Будехин А.С. по доверенности от 01.10.2017;

от Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 1 по Кемеровской области - Краснова Ю.В. по доверенности от 25.12.2017, Своровская Г.А. по доверенности от 09.01.2018, Дмитриенко В.О. по доверенности от 09.01.2018.

Суд установил:

общество с ограниченной ответственностью "КЕДР" (далее - заявитель, Общество) обратилось в Арбитражный суд Кемеровской области с заявлением, уточненным в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 1 по Кемеровской области (далее - налоговый орган, Инспекция) о признании недействительным решения от 25.05.2017 N 4 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения в части доначисления налогов, соответствующих сумм пени и штрафа, согласно пунктов 1, 2, 3, 4, 8, 13 резолютивной части решения.

Решением от 14.05.2018 Арбитражного суда Кемеровской области, оставленным без изменения постановлением от 14.08.2018 Седьмого арбитражного апелляционного суда, в удовлетворении требований отказано.

В кассационной жалобе заявитель, ссылаясь на нарушение судами норм материального и процессуального права, несоответствие выводов судов обстоятельствам дела, просит решение и постановление отменить и принять по делу новый судебный акт. В обоснование доводов кассационной жалобы заявитель указывает на то, что привлечение налогоплательщика к налоговой ответственности, предусмотренной статьей 119 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ), является неправомерным, поскольку данное правонарушение не относится к периоду проведения выездной налоговой проверки. Также, по мнению Общества, налоговым органом неправильно определена величина расходов по налогу на прибыль организаций для целей налогообложения.

Инспекция возражает против доводов Общества согласно отзыву.

В соответствии с частью 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд кассационной инстанции проверяет законность решений, постановлений, принятых арбитражным судом первой и апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения норм материального права и норм процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного акта и исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы, если иное не предусмотрено названным Кодексом.

Проверив законность судебных актов в порядке статей 284, 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, изучив доводы кассационной жалобы, отзыва на нее, заслушав представителей сторон, кассационная инстанция не находит оснований для удовлетворения кассационной жалобы.

Как следует из материалов дела, Инспекцией проведена выездная налоговая проверка Общества, по результатам которой составлен акт от 20.02.2017 N 2 и принято решение от 25.05.2017 N 4 о привлечении заявителя к ответственности за совершение налогового правонарушения по пункту 1 статьи 119, по пункту 1 статьи 122, по статье 123 НК РФ в виде штрафа в общем размере 6 784 298 руб. (с учетом смягчающих ответственность обстоятельств).

Данным решением Обществу также доначислен налог на прибыль организаций, налог, уплачиваемый в связи с применением упрощенной системы налогообложения (далее - УСН), в общей сумме 25 537 603 руб., начислены пени за несвоевременную уплату вышеуказанных налогов и налога на добавленную стоимость (далее - НДС), налога на доходы физических лиц.

Решением Управления Федеральной налоговой службы по Кемеровской области от 09.08.2017 N 609 решение Инспекции оставлено без изменения.

Указанные обстоятельства послужили основанием для обращения Общества в арбитражный суд с настоящим заявлением.

Применительно к доводам кассационной жалобы основанием для привлечения заявителя к ответственности по пункту 1 статьи 119 НК РФ послужил факт несвоевременного представления Обществом налоговых деклараций по налогу на прибыль за 2015 год, по НДС за 4 квартал 2015 года и по УСН за 9 месяцев 2015 года.

Отказывая в удовлетворении требований заявителя по данному эпизоду, суды первой и апелляционной инстанций, руководствуясь положениями статей 119, 174, 289, 346.23 НК РФ, во взаимосвязи с представленными в материалы дела доказательствами, пришли к выводу о законности решения налогового органа в указанной части.

Суд кассационной инстанции, поддерживая выводы судов первой и апелляционной инстанций, исходит из положений норм материального права, указанных в судебном акте, и обстоятельств, установленных по делу.

Согласно пункту 1 статьи 80 НК РФ налоговая декларация представляет собой письменное заявление или заявление налогоплательщика, составленное в электронной форме и переданное по телекоммуникационным каналам связи с применением усиленной квалифицированной электронной подписи или через личный кабинет налогоплательщика, об объектах налогообложения, о полученных доходах и произведенных расходах, об источниках доходов, о налоговой базе, налоговых льготах, об исчисленной сумме налога и (или) о других данных, служащих основанием для исчисления и уплаты налога.

Налоговая декларация представляется каждым налогоплательщиком по каждому налогу, подлежащему уплате этим налогоплательщиком, если иное не предусмотрено законодательством о налогах и сборах.

Пунктом 5 статьи 174 НК РФ установлено, что налогоплательщики (в том числе являющиеся налоговыми агентами), а также лица, указанные в пункте 5 статьи 173 НК РФ, обязаны представить в налоговые органы по месту своего учета соответствующую налоговую декларацию по установленному формату в электронной форме по телекоммуникационным каналам связи через оператора электронного документооборота в срок не позднее 25-го числа месяца, следующего за истекшим налоговым периодом, если иное не предусмотрено настоящей главой.

Налоговые декларации по налогу на прибыль по итогам налогового периода налогоплательщиками представляются не позднее 28 марта года, следующего за истекшим налоговым периодом (пункт 4 статьи 289 НК РФ).

Согласно пункту 3 статьи 346.23 НК РФ налогоплательщик представляет налоговую декларацию не позднее 25-го числа месяца, следующего за кварталом, в котором на основании пункта 4 статьи 346.13 НК РФ он утратил право применять УСН.

Непредставление в установленный законодательством о налогах и сборах срок налоговой декларации в налоговый орган по месту учета влечет взыскание штрафа в размере 5 процентов не уплаченной в установленный законодательством о налогах и сборах срок суммы налога, подлежащей уплате (доплате) на основании этой декларации, за каждый полный или неполный месяц со дня, установленного для ее представления, но не более 30 процентов указанной суммы и не менее 1 000 руб. (статья 119 НК РФ).

Как установлено судами и не оспаривается заявителем, с 01.10.2015 в связи с превышением предельного размера дохода Общество утратило право на применение УСН и должно было исчислять и уплачивать налоги в соответствии с общим режимом налогообложения, а также предоставлять соответствующие налоговые декларации.

Между тем, в установленный законом срок Обществом налоговые декларации по налогу на прибыль, НДС и УСН не представлены, в связи с чем судами сделан правильный вывод о наличии оснований для привлечения заявителя к налоговой ответственности по части 1 статьи 119 НК РФ.

Доводы Общества о том, что привлечение заявителя к ответственности по статье 119 НК РФ является незаконным, поскольку указанное правонарушение (непредставление налоговых деклараций в 2016 году) не относится к периоду проведения проверки (01.01.2013-31.12.2015), были предметом рассмотрения судов первой и апелляционной инстанций и обоснованно ими отклонены.

Исследовав все представленные в материалы дела доказательства, проанализировав нормы действующего законодательства, в соответствии с которыми в рамках выездной налоговой проверки может быть проверен период, не превышающий трех календарных лет, предшествующих году, в котором вынесено решение о проведении проверки, принимая во внимание, что положения статьи 89 НК РФ не содержат запрета на проведение проверок налоговых периодов текущего календарного года; срок, предусмотренный пунктом 1 статьи 113 НК РФ, для привлечения к ответственности по статье 119 НК РФ не истек, суды первой и апелляционной инстанций пришли к обоснованному выводу о правомерности привлечения налогоплательщика к ответственности за непредставление в установленный законодательством срок спорных деклараций.

Существенных нарушений налоговым органом процедуры проведения мероприятий налогового контроля, которые могли бы повлечь незаконность принятого по результатам проверки решения, судами при рассмотрении настоящего дела также не установлено.

Оснований для отмены принятых по делу судебных актов в указанной части у суда кассационной инстанции не имеется.

Еще одним основанием для признания недействительным решения Инспекции, как полагает Общество, является неверное определение налоговым органом реальных налоговых обязательств заявителя по налогу на прибыль.

Отказывая в удовлетворении требований Общества в указанной части, суды первой и апелляционной инстанций, руководствуясь положениями статей 346.17, 346.25 НК РФ, во взаимосвязи с представленными в материалы дела доказательствами, пришли к выводу о верном определении Инспекцией налоговых обязательств при отсутствии со стороны Общества доказательств их несоответствия фактическим условиям экономической деятельности налогоплательщика.

Суд кассационной инстанции, поддерживая выводы судов первой и апелляционной инстанций, исходит из положений норм материального права, указанных в судебных актах, и обстоятельств, установленных по делу.

Правила признания доходов и расходов в связи с переходом с упрошенной системы налогообложения на общий режим налогообложения определены пунктами 2 и 3 статьи 346.25 НК РФ.

Согласно пункту 2 статьи 346.25 НК РФ организации, применявшие УСН, при переходе на исчисление налоговой базы по налогу на прибыль организаций с использованием метода начислений выполняют следующие правила: признаются в составе доходов доходы в сумме выручки от реализации товаров (выполнения работ, оказания услуг, передачи имущественных прав) в период применения УСН, оплата (частичная оплата) которых не произведена до даты перехода на исчисление налоговой базы по налогу на прибыль по методу начисления; признаются в составе расходов расходы на приобретение в период применения УСН товаров (работ, услуг, имущественных прав), которые не были оплачены (частично оплачены) налогоплательщиком до даты перехода на исчисление налоговой базы по налогу на прибыль по методу начисления, если иное не предусмотрено главой 25 НК РФ.

Указанные в подпунктах 1 и 2 настоящего пункта доходы и расходы признаются доходами (расходами) месяца перехода на исчисление налоговой базы по налогу на прибыль организаций с использованием метода начислений.

Как уже было отмечено выше, с 01.10.2015 Обществом утрачено право на применение УСН, поскольку превышен предельный размер дохода, в связи с чем налоговым органом было дополнительно произведено доначисление налогов по общей системе налогообложения, в том числе налога на прибыль.

При расчете налоговых обязательств Инспекция в соответствии с подпунктами 1 и 2 пункта 2 статьи 346.25 НК РФ доходы и расходы налогоплательщика определила по методу начисления.

Не оспаривая по существу правомерность доначисления налоговым органом налога на прибыль в связи с утратой права на применение УСН, а также размер доходов, учтенных в налоговой базе по налогу на прибыль, заявитель ссылается на неправомерное невключение в состав расходов, учитываемых при определении налоговой базы по налогу на прибыль, дебиторской задолженности (неполученной выручки от реализации леса) и кредиторской задолженности перед иностранными партнерами.

Исходя из положений НК РФ к внереализационным расходам приравниваются убытки, полученные налогоплательщиком в отчетном (налоговом) периоде, в частности, суммы безнадежных долгов, а в случае, если налогоплательщик принял решение о создании резерва по сомнительным долгам, - суммы безнадежных долгов, не покрытые за счет средств резерва (подпункт 2 пункта 2 статьи 265 НК РФ).

Действующая в проверяемый налоговый период редакция пункта 2 статьи 266 НК РФ в качестве безнадежных долгов (долгов, нереальных к взысканию) признавала те долги перед налогоплательщиком, по которым истек установленный срок исковой давности, а также те долги, по которым в соответствии с гражданским законодательством обязательство прекращено вследствие невозможности его исполнения, на основании акта государственного органа или ликвидации организации.

Таким образом, списание дебиторской задолженности во внереализационные расходы осуществляется при условии безнадежности долга, нереальности его взыскания.

Доказательств, свидетельствующих о том, что спорная сумма дебиторской задолженности является нереальной к взысканию, а также, что в соответствии с пунктом 2 статьи 346.25 НК РФ налоговым органом необоснованно не приняты в состав расходов затраты, связанные с приобретением товаров (работ, услуг), в материалы дела не представлено.

Кроме того, суды обеих инстанций по результатам оценки доказательств, принимая во внимание, что положениями пунктов 2, 3 статьи 346.25 НК РФ не предусмотрено включение налогоплательщиком в расходы (внереализационные расходы) для исчисления налога на прибыль при утрате права применения упрощенной системы налогообложения сумм денежных средств, поступивших в период применения такой системы, но по которым товары (работы, услуги) еще не отгружены (выполнены), пришли к верному выводу об отсутствии правовых оснований для включения кредиторской задолженности перед иностранными партнерами (неотработанного аванса) в состав расходов по налогу на прибыль.

Довод налогоплательщика о том, что кредиторская задолженность перед иностранными контрагентами подлежит отнесению в расходы на основании подпункта 13 пункта 1 статьи 265 НК РФ, был предметом рассмотрения судов и отклонен как основанный на ошибочном толковании норм материального права.

Иное толкование кассатором положений законодательства, а также иная оценка обстоятельств дела, не свидетельствуют о неправильном применении судами первой и апелляционной инстанций норм права применительно к установленным по делу обстоятельствам.

С учетом изложенного суды первой и апелляционной инстанций пришли к правильному выводу о правомерности решения Инспекции в обжалуемой части.

Приведенные в кассационной жалобы доводы выражают несогласие Общества с выводами судов, которые сделаны на основе полной и всесторонней оценки представленных участниками спора доказательств с учетом установленных по делу фактических обстоятельств, направлены на их переоценку, что в силу положений статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в суде кассационной инстанции является недопустимым.

Кассационная жалоба не содержит доводов относительно несогласия с выводами судов по эпизодам взаимоотношений Общества с ООО "Стройновация" и ООО "Система", поэтому в силу части 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации законность судебных актов в данной части проверке судом округа не подлежит. В указанной части основания для отмены либо изменения судебных актов у кассационной инстанции отсутствуют.

Нарушений норм процессуального права, являющихся основанием для отмены судебных актов в порядке статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, судом кассационной инстанции не установлено.

При таких обстоятельствах оснований для отмены судебных актов не имеется.

Руководствуясь пунктом 1 части 1 статьи 287, статьей 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Западно-Сибирского округа

постановил:

решение от 14.05.2018 Арбитражного суда Кемеровской области и постановление от 14.08.2018 Седьмого арбитражного апелляционного суда по делу N А27-20641/2017 оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

Постановление может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном статьей 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

 

Председательствующий

А.А. Бурова

 

Судьи

А.А. Кокшаров
И.В. Перминова

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

"Доказательств, свидетельствующих о том, что спорная сумма дебиторской задолженности является нереальной к взысканию, а также, что в соответствии с пунктом 2 статьи 346.25 НК РФ налоговым органом необоснованно не приняты в состав расходов затраты, связанные с приобретением товаров (работ, услуг), в материалы дела не представлено.

Кроме того, суды обеих инстанций по результатам оценки доказательств, принимая во внимание, что положениями пунктов 2, 3 статьи 346.25 НК РФ не предусмотрено включение налогоплательщиком в расходы (внереализационные расходы) для исчисления налога на прибыль при утрате права применения упрощенной системы налогообложения сумм денежных средств, поступивших в период применения такой системы, но по которым товары (работы, услуги) еще не отгружены (выполнены), пришли к верному выводу об отсутствии правовых оснований для включения кредиторской задолженности перед иностранными партнерами (неотработанного аванса) в состав расходов по налогу на прибыль.

Довод налогоплательщика о том, что кредиторская задолженность перед иностранными контрагентами подлежит отнесению в расходы на основании подпункта 13 пункта 1 статьи 265 НК РФ, был предметом рассмотрения судов и отклонен как основанный на ошибочном толковании норм материального права."