Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 1 апреля 2011 г. N Ф09-600/11 по делу N А07-13286/2010

Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 1 апреля 2011 г. N Ф09-600/11

 

г. Екатеринбург

 

01 апреля 2011 г.

Дело N А07-13286/2010

 

Резолютивная часть постановления объявлена 29 марта 2011 года.

Полный текст постановления изготовлен 01 апреля 2011 года.

 

Федеральный арбитражный суд Уральского округа в составе:

председательствующего Меньшиковой Н.Л.,

судей Артемьевой Н.А., Юртаевой Т.В.,

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу муниципального унитарного сельскохозяйственного предприятия "Араслановский" (далее - предприятие, налогоплательщик) на решение Арбитражного суда Республики Башкортостан от 28.09.2010 по делу N А07-13286/2010 и постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 14.12.2010 по тому же делу.

Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы извещены надлежащим образом, в том числе публично, путем размещения информации о времени и месте судебного заседания на сайте Федерального арбитражного суда Уральского округа.

В судебном заседании принял участие представитель Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 38 по Республике Башкортостан (далее - инспекция, налоговый орган) - Сычкова Л.В. (доверенность от 28.01.2011).

Предприятие обратилось в Арбитражный суд Республики Башкортостан с заявлением (с учётом уточнения требований, предусмотренных ст. 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации) о признании недействительным решения инспекции от 10.08.2009 N 27а в части взыскания налога на доходы физических лиц (далее - НДФЛ) в сумме 3 312 480 руб., начисления пени и штрафа, предусмотренного ст. 123 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - Кодекс).

Оспариваемое решение вынесено по результатам проведённой выездной налоговой проверки за период с 01.01.2006 по 31.05.2009, выявившей, что предприятие производило выплату заработной платы своим работникам как в денежной, так и в натуральной форме. Заработная плата, составившая в проверяемом периоде 50 375 684 руб., выдана работникам денежными средствами из кассы налогоплательщика и с расчетного счета в сумме 15 762 281 руб., а также товарами народного потребления и оказанными услугами в сумме 34 613 403 руб. Налоговый орган пришёл к выводу о том, что налоговым агентом НДФЛ удержан, но не перечислен (не полностью перечислен) в бюджет в сумме 6 327 532 руб.

Решением суда от 28.09.2010 (судья Чаплиц М.А.) требования предприятия удовлетворены частично. Решение инспекции от 10.08.2009 в части начисления штрафных санкций в сумме 331 248 руб. признано недействительным. В удовлетворении остальной части заявленных требований отказано в связи со снижением размера ответственности.

Постановлением Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 14.12.2010 (судьи Бояршинова Е.В., Арямов А.А., Костин В.Ю.) решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В кассационной жалобе предприятие, ссылаясь на неправильное применение судами норм материального права - п. 3, 9 ст. 226 Кодекса, просит обжалуемые судебные акты отменить. Налогоплательщик не согласен с выводом инспекции в части взыскания НДФЛ, полученного в натуральной форме, по его мнению, ни в акте проверки, ни в решении данных о натуральных выплатах и возможности произвести с них денежное удержание не содержится.

В представленном отзыве инспекция возражает против доводов заявителя жалобы, считая обжалуемые судебные акты обоснованными. Налоговый орган указывает, что анализ движения денежных средств по расчётным счетам налогоплательщика подтвердил наличие денежных средств, достаточных для уплаты НДФЛ в бюджет, однако платёжные поручения предприятием в банки направлялись несвоевременно и не в полном объёме в связи с использованием денежных средств на текущие производственные нужды, и, таким образом, у инспекции имелись достаточные доказательства того, что предприятием не предприняты меры для выполнения требований, предусмотренных п. 3 ст. 24, п. 6 ст. 226 Кодекса.

Суды обеих инстанций, отказывая в удовлетворении требования предприятия, исходя из совокупности установленных обстоятельств, пришли к выводу о соответствии налоговому законодательству оспариваемого акта налогового органа в связи с тем, что при систематическом наличии на счете налогоплательщика денежных средств НДФЛ на заработную плату, выплаченную в натуральной форме, в более поздних периодах не перечислялся, а обязанность, предусмотренная п. 5 ст. 226 Кодекса, не исполнялась.

Пунктом 1 ст. 24 Кодекса установлено, что налоговыми агентами признаются лица, на которых в соответствии с Кодексом возложены обязанности по исчислению, удержанию у налогоплательщика и перечислению налогов в бюджетную систему Российской Федерации.

Налоговые агенты обязаны, в том числе, правильно и своевременно исчислять, удерживать из денежных средств, выплачиваемых налогоплательщикам, и перечислять налоги в бюджетную систему Российской Федерации. За неисполнение или ненадлежащее исполнение возложенных на него обязанностей налоговый агент несет ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации (подп. 1 п. 3, п. 5 ст. 24 Кодекса).

Удержание у налогоплательщика начисленной суммы налога производится налоговым агентом за счет любых денежных средств, выплачиваемых налоговым агентом налогоплательщику, при фактической выплате указанных денежных средств налогоплательщику либо по его поручению третьим лицам.

В силу п. 9 ст. 226 Кодекса уплата налога за счет средств налоговых агентов не допускается.

Из п. 1 ст. 211 Кодекса следует, что при получении налогоплательщиком дохода от организаций и индивидуальных предпринимателей в натуральной форме в виде товаров (работ, услуг), иного имущества, налоговая база определяется как стоимость этих товаров (работ, услуг) иного имущества, исчисленная исходя из их цен, определяемых в порядке, аналогичном предусмотренному ст. 40 Кодекса.

Согласно правовой позиции, изложенной в п. 44 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28.02.2001 N 5 "О некоторых вопросах применения части первой Налогового кодекса Российской Федерации", судам при рассмотрении споров необходимо учитывать, что предусмотренное ст. 123 Кодекса правонарушение может быть вменено налоговому агенту только в том случае, когда он имел возможность удержать соответствующую сумму у налогоплательщика, имея в виду, что удержание осуществляется из выплачиваемых налогоплательщику денежных средств. При этом взыскание штрафа за неправомерное неперечисление (неполное перечисление) сумм налога налоговым агентом производится независимо от того, была ли соответствующая сумма удержана последним у налогоплательщика.

Пунктом 10 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 41, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 9 от 11.06.1999 "О некоторых вопросах, связанных с введением в действие части первой Налогового кодекса Российской Федерации" предусмотрено, что в том случае, когда доход, подлежащий обложению налогом у налогового агента, получен налогоплательщиком только в натуральной форме и денежных выплат в данном налоговом периоде налогоплательщику не производилось, у налогового агента отсутствует обязанность удержания налога с плательщика. В этом случае необходимая информация предоставляется агентом в налоговый орган в порядке, предусмотренном подп. 2 п. 3 ст. 24 Кодекса.

В силу п. 5 ст. 226 Кодекса при невозможности удержать у налогоплательщика исчисленную сумму налога налоговый агент обязан не позднее одного месяца с даты окончания налогового периода, в котором возникли соответствующие обстоятельства, письменно сообщить налогоплательщику и налоговому органу по месту своего учета о невозможности удержать налог и сумме налога.

Согласно ст. 123 Кодекса неправомерное неперечисление (неполное перечисление) сумм налога, подлежащего удержанию и перечислению налоговым агентом, влечёт взыскание штрафа в размере 20 % от суммы, подлежащей удержанию и (или) перечислению.

Из содержания обязанностей, предусмотренных в ст. 24 Кодекса следует, что ответственность, установленная ст. 123 Кодекса, наступает в случае, если налоговый агент имел реальную возможность удержать налог из дохода, выплачиваемого налогоплательщику.

Судами обеих инстанций на основании имеющихся в деле доказательств (карточки счёта 68.1 "Налог на доходы физических лиц", обороты по счету 68.1 за 2006 - 2008 гг., реестр о доходах физических лиц (справки о доходах физических лиц) за указанный период, анализ счёта 70 "Расчеты с персоналом по оплате труда" за проверяемый период, справки "о получении заработной платы и перечислении подоходного налога"), исследованных согласно требованиям ст. 9, 65, 71, ч. 5 ст. 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, установлено, что предприятие как налоговый агент выплачивало работникам заработную плату одновременно как в денежной форме, так и в натуральной форме, однако НДФЛ в бюджет перечислен не был при одновременном систематическом наличии денежных средств в более поздних периодах выплаты заработной платы.

Кроме того, судом установлен факт того, что предприятие не информировало налоговый орган о невозможности удержания НДФЛ с работников и о сумме задолженности работников по НДФЛ перед бюджетом.

Ссылка налогоплательщика на п. 4 ст. 226 Кодекса судом кассационной инстанции во внимание не принимается, поскольку сама по себе указанная норма не освобождает его от обязанности представлять доказательства, опровергающие сведения о наличии денежных средств в последующих периодах (ст. 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Таким образом, вывод суда о том, что налоговым органом представлены достаточные доказательства, подтверждающие, что предприятие имело реальную возможность фактического перечисления налога с доходов, выплаченных физическим лицам, при выдаче заработной платы как в денежной, так и в натуральной формах, поскольку располагало денежными средствами, является обоснованным и переоценке в силу требований ст. 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не подлежит.

При таких обстоятельствах суды обоснованно указали на то, что привлечение предприятия к налоговой ответственности за совершение правонарушения, предусмотренного ст. 123 Кодекса в определенной судами сумме с учетом положений ст. 112 Кодекса, произведено инспекцией правомерно.

С учетом изложенного обжалуемые судебные акты следует оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

Руководствуясь ст. 286, 287, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

ПОСТАНОВИЛ

решение Арбитражного суда Республики Башкортостан от 28.09.2010 по делу N А07-13286/2010 и постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 14.12.2010 по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу муниципального унитарного сельскохозяйственного предприятия "Араслановский" - без удовлетворения.

 

Председательствующий

Н.Л. Меньшикова

 

Судьи

Н.А. Артемьева
Т.В. Юртаева

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

"Из содержания обязанностей, предусмотренных в ст. 24 Кодекса следует, что ответственность, установленная ст. 123 Кодекса, наступает в случае, если налоговый агент имел реальную возможность удержать налог из дохода, выплачиваемого налогоплательщику.

...

Ссылка налогоплательщика на п. 4 ст. 226 Кодекса судом кассационной инстанции во внимание не принимается, поскольку сама по себе указанная норма не освобождает его от обязанности представлять доказательства, опровергающие сведения о наличии денежных средств в последующих периодах (ст. 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Таким образом, вывод суда о том, что налоговым органом представлены достаточные доказательства, подтверждающие, что предприятие имело реальную возможность фактического перечисления налога с доходов, выплаченных физическим лицам, при выдаче заработной платы как в денежной, так и в натуральной формах, поскольку располагало денежными средствами, является обоснованным и переоценке в силу требований ст. 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не подлежит.

При таких обстоятельствах суды обоснованно указали на то, что привлечение предприятия к налоговой ответственности за совершение правонарушения, предусмотренного ст. 123 Кодекса в определенной судами сумме с учетом положений ст. 112 Кодекса, произведено инспекцией правомерно."


Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 1 апреля 2011 г. N Ф09-600/11 по делу N А07-13286/2010