Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 26 марта 2015 г. N Ф09-969/15 по делу N А34-5166/2013

Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 26 марта 2015 г. N Ф09-969/15 по делу N А34-5166/2013

 

Екатеринбург

 

26 марта 2015 г.

Дело N А34-5166/2013

 

Резолютивная часть постановления объявлена 23 марта 2015 г.

Постановление изготовлено в полном объеме 26 марта 2015 г.

 

Арбитражный суд Уральского округа в составе:

председательствующего Гавриленко О.Л.,

судей Жаворонкова Д.В., Гусева О.Г.

рассмотрел в судебном заседании кассационные жалобы Инспекции Федеральной налоговой службы России по городу Кургану (далее - инспекция, налоговый орган) и индивидуального предпринимателя Филиппова Александра Павловича (далее - предприниматель, налогоплательщик, заявитель) на решение Арбитражного суда Курганской области от 15.10.2014 по делу N А34-5166/2013 и постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 16.12.2014 по тому же делу.

Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы извещены надлежащим образом, в том числе публично, путем размещения информации о времени и месте судебного заседания на сайте Арбитражного суда Уральского округа.

В судебном заседании приняли участие представители:

предпринимателя - Суханов С.П. (доверенность от 11.10.2013 N 45АА0326177);

инспекции - Шух С.А. (доверенность от 30.12.2014 N 04-12/47172), Цымбаленко Е.А. (доверенность от 30.12.2014 N 04-12/47171).

Предприниматель обратился в Арбитражный суд Курганской области с заявлением к инспекции о признании недействительным решения от 21.06.2013 N 15-17/51 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения.

Решением суда от 15.10.2014 (судья Петрова И.Г.) заявленные требования удовлетворены частично. Решение инспекции признано недействительным в части доначисления единого социального налога (далее - ЕСН) за 2009 г. в сумме 648 932 руб., налога на доходы физических лиц (далее - НДФЛ) за 2009 г. в сумме 4 192 186 руб., за 2010 г. в сумме 670 072 руб., соответствующих сумм пени, а также в части штрафов свыше 100 000 руб. В удовлетворении остальной части требований отказано.

Постановлением Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 16.12.2014 (судьи Толкунов В.М., Арямов А.А., Плаксина Н.Г.) решение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе инспекция просит указанные судебные акты отменить в части удовлетворенных требований. Налоговый орган отмечает, что расчетным путем могут определяться расходы по реальным хозяйственным операциям, тогда как при рассмотрении настоящего спора суд первой инстанции согласился с доводами налогового органа об их отсутствии с указанными контрагентами. Инспекция считает, что расчет рыночных цен в данной ситуации, исходя из положений постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 03.07.2012 N 2341/12, не применим в связи с тем, что транзитный характер расчетов с участием обществ с ограниченной ответственностью "Агроимпульс" и "Сельхозторгпром" (далее - общество "Агроимпульс", общество "Сельхозторгпром") и фактический возврат денежных средств на расчетный счет налогоплательщика доказывает отсутствие реальных расходов на приобретение товара (пшеницы, гороха, овса). Стоимость же товара, оплаченного другим контрагентам, принята по результатам проверки в расходы по НДФЛ и ЕСН. Налоговый орган также считает снижение судом штрафов до 100 000 руб. несоразмерным характеру совершенного правонарушения и чрезмерным.

В отзыве на кассационную жалобу инспекции предприниматель просит оставить жалобу инспекции без удовлетворения. Считает, что доводы, изложенные в жалобе, направлены на переоценку фактических обстоятельств дела.

В кассационной жалобе предприниматель просит указанные судебные акты отменить в части отказа в удовлетворении заявленных требований, ссылаясь на нарушение судами норм материального и процессуального права. Заявитель жалобы отмечает, чтобы определить сумму налога на добавленную стоимость (далее - НДС), подлежащую уплате в бюджет, необходимо учитывать не только вычеты налогоплательщика, но и налоговую базу, чего в настоящем деле не сделано. Спорные контрагенты предпринимателя - общество "Агроимпульс" и общество "Сельхозторгпром" не являются номинальными, осуществляют реальную финансово-хозяйственную деятельность.

По мнению предпринимателя, документы от органов внутренних дел получены инспекцией не в рамках приказа Министерства внутренних дел Российской Федерации N 495, Федеральной налоговой службы N ММ-7-2-347 от 30.06.2009 "Об утверждении порядка взаимодействия органов внутренних дел и налоговых органов по предупреждению, выявлению и пресечению налоговых правонарушений и преступлений". Предприниматель также считает, что результаты оперативно-розыскной деятельности не могут быть признаны доказательством в арбитражном процессе до вступления в законную силу приговора суда по уголовному делу.

Заявитель ссылается на то, что налоговый орган принял оспариваемое решение по не полностью выясненным обстоятельствам и не рассчитал НДФЛ с учетом положений подп. 7 п. 1 ст. 31 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - Кодекса), что свидетельствует о неправомерности решения инспекции. Суды не вправе подменять налоговый орган и восполнять недостатки, допущенные им при проведении налоговой проверки.

В отзыве на кассационную жалобу предпринимателя инспекция просит отказать в её удовлетворении, считает доводы предпринимателя необоснованными.

Как следует из материалов дела, инспекцией проведена выездная налоговая проверка предпринимателя по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты (удержания, перечисления) налогов и сборов, в том числе НДС, НДФЛ за период с 01.01.2009 по 31.12.2011, ЕСН за период с 01.01.2009 по 31.12.2009, о чем составлен акт от 08.05.2013 N 15-17/29.

По результатам рассмотрения материалов проверки и возражений налогоплательщика, при участии предпринимателя и его представителя, инспекцией вынесено решение от 21.06.2013 N 15-17/51, которым доначислены к уплате суммы НДС за II, III кварталы 2009 г., I-III кварталы 2010 г. в сумме 9 711 139 руб., НДФЛ за 2009 г., 2010 г. в сумме 6 853 086 руб., ЕСН за 2009 г. в сумме 648 932 руб., предложено уменьшить предъявленный к возмещению из бюджета в завышенных размерах НДС в сумме 3 322 474 руб., начислены соответствующие пени в общем сумме 5 364 520 руб. 32 коп., предприниматель привлечен к ответственности, предусмотренной п. 1 ст. 122 Кодекса, за неуплату (неполную уплату) НДС, НДФЛ, ЕСН в виде штрафов в общей сумме 1 663 231 руб.

Основанием для доначислений послужили выводы налогового органа о том, что документы, представленные налогоплательщиком в подтверждение права на получение налогового вычета по НДС и произведенных затрат по НДФЛ и ЕСН, не подтверждают реальность хозяйственных операций с проблемными контрагентами - обществом "Агроимпульс" и обществом "Сельхозторгпром".

Решением Управления Федеральной налоговой службы по Курганской области от 15.08.2013 N 130 решение инспекции оставлено без изменения и утверждено.

Не согласившись с решением инспекции, налогоплательщик обратился с соответствующим заявлением в арбитражный суд.

Суды приняли указанные выше судебные акты.

Проверив законность обжалуемых судебных актов, исходя из доводов, содержащихся в кассационных жалобах и возражениях относительно жалоб, суд кассационной инстанции не находит оснований для их отмены.

В соответствии с п. 1 ст. 171 Кодекса налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму НДС, исчисленную в соответствии со ст. 166 Кодекса, на установленные этой статьей налоговые вычеты.

Согласно п. 1 ст. 172 Кодекса налоговые вычеты производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении товаров (работ, услуг), документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога, либо на основании иных документов в случаях, предусмотренных п. 3, 6 - 8 ст. 171 Кодекса. При этом вычетам подлежат суммы налога, которые предъявлены налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг) и при наличии соответствующих первичных документов. В силу ст. 169, 171, 172 Кодекса счет-фактура является основным документом, необходимым для предъявления к вычету суммы НДС, уплаченной поставщикам товара.

В соответствии с п. 1 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

В п. 5 указанного постановления сказано, что о необоснованности налоговой выгоды могут свидетельствовать подтвержденные доказательствами доводы налогового органа, в том числе о невозможности реального осуществления налогоплательщиком хозяйственных операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг.

Возможность применения вычетов обусловливается наличием и подтверждением реального осуществления хозяйственных операций. Налоговый орган вправе отказать в вычете по налогу, уплаченному контрагенту, в случае, если факт реального совершения хозяйственных операций не обоснован надлежащими документами либо выявлена недобросовестность налогоплательщика, в частности, по причине его неосмотрительности, неосторожности при выборе спорного поставщика.

Таким образом, представление формально соответствующих требованиям законодательства Российской Федерации о налогах и сборах документов не влечет автоматического предоставления права на применение налоговых вычетов по НДС, а является лишь условием для подтверждения факта реальности хозяйственных операций, поэтому при решении вопроса о правомерности получения налогоплательщиком налоговой выгоды учитываются результаты проведенных налоговыми органами проверок достоверности и непротиворечивости представленных документов, а также предприятий-контрагентов.

Согласно пункту 1.4 общих положений акта налоговой проверки, в проверяемом периоде заявитель фактически осуществлял оптовую торговлю зерном, семенами и кормами для сельскохозяйственных животных, оптовую торговлю топливом, оптовую торговлю непродовольственными потребительскими товарами.

Как следует из решения инспекции, предпринимателем подписаны договоры поставки с обществом "Агроимпульс" и обществом "Сельхозторгпром", в подтверждение чего представлены следующие документы.

В отношении общества "Агроимпульс": договоры поставок от 25.03.2009 и от 11.01.2010, счета-фактуры от 07.04.2009 N 14, от 04.05.2009 N 21, от 10.07.2009 N 53, от 31.07.2009 N 57, от 06.08.2009 N 61, от 01.09.2009 N 72, от 28.09.2009 N 79, от 30.09.2009 N 84, от 19.10.2009 N 89, от 12.11.2009 N 96, от 15.01.2010 N 2, от 02.02.2010 N 5, от 06.02.2010 N 7, от 21.03.2010 N 18, соответствующие товарные накладные, акт от 31.07.2009 N 57.

Подписи в графе "руководитель" и "главный бухгалтер" на документах со стороны общества "Агроимпульс" выполнены от имени Кузнецова Константина Борисовича.

В отношении общества "Сельхозторгпром": договоры поставок от 22.03.2010, 30.03.2010 (с прил.), 11.01.2011 (с прил.), счета-фактуры от 07.04.2010 N 9, N 13, от 20.05.2010 N 14, от 01.07.2010 N 18, от 05.07.2010 N 21, от 09.08.2010 N 31, от 26.08.2010 N 38, от 06.09.2010 N 43, от 13.09.2010 N 47, от 20.09.2010 N 51, N 55, от 27.09.2010 N 56, от 30.09.2010 N 60, от 20.10.2010 N 72, от 21.12.2010 N 79, N 4, от 17.01.2011 N 5, от 07.02.2011 N 11, от 17.02.2011 N 16, от 18.03.2011 N 27, соответствующие товарные накладные.

Подписи в графе "руководитель" и "главный бухгалтер" на документах со стороны общества "Сельхозторгпром" выполнены от имени Дубовцева Евгения Евгеньевича.

В обоснование своей позиции о создании в рассматриваемом случае формального документооборота инспекция в оспариваемом решении указывает на невозможность осуществления спорными контрагентами указанных операций в силу отсутствия управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств; отсутствие операций по расчетным счетам общества "Агроимпульс" и общества "Сельхозторгпром", свидетельствующих об осуществлении финансово-хозяйственной деятельности (перечисление на заработную плату, коммунальные, арендные платежи и иные); согласно заключениям эксперта подписи от имени спорных контрагентов выполнены не их руководителями, а иными лицами; руководители указанных организаций отрицают причастность к их деятельности и подписание документов; анализ движения денежных средств по расчетным счетам контрагентов свидетельствует о том, что денежные средства, поступившие от предпринимателя, частично возвращались на его счет, частично перечислены на расчетные счета контрагентов, в том числе не являющихся плательщиком НДС.

Довод заявителя о том, что полученные инспекцией вне рамок проведения выездной налоговой проверки доказательства не могут быть приняты судом в качестве относимых и допустимых, правомерно отклонен судами.

Согласно правовой позиции, изложенной в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 24.07.2007 N 1461/07, суды обязаны принимать в качестве доказательств сведения, полученные налоговым органом за пределами налоговой проверки, но имеющие отношение к делу. Указанное право налогового органа корреспондирует праву налогоплательщика представлять в суд документы, которые не представлялись им налоговому органу при проверке.

Кроме того, как верно отмечено судом апелляционной инстанции, выводы экспертов не являются взаимоисключающими и не были положены инспекцией и судом первой инстанции в качестве единственного и безусловного доказательства получения необоснованных налоговых выгод, они приняты во внимание в совокупности и взаимосвязи с иными доказательствами по делу.

Налогоплательщиком в суде первой инстанции подано ходатайство о назначении повторной почерковедческой экспертизы, данное ходатайство удовлетворено судом, соответствующие запросы направлены в экспертное учреждение. Однако представитель предпринимателя заявил отказ от предоставления спорных документов на экспертизу в виду возможности их порчи.

Таким образом, налогоплательщик сам не воспользовался своим правом и надлежаще не опроверг доказательства, на которые ссылается инспекции.

Вызвать в суд Дубовцева Е.Е. для допроса, несмотря на принятые судом меры, не представилось возможным.

Следует также отметить, что в ходе проверки из показаний руководителей контрагентов, которые как сельхозпроизводители не являлись плательщиками НДС (например, ООО Зенит", КХ Барабинское), инспекцией установлено, что предприниматель и его представитель Шалавин А.Н. объясняли, что им невыгодно покупать зерно без НДС и просили выставлять счета-фактуры в адрес предложенных ими организаций, через расчетные счета которых производилась оплата.

Налогоплательщик никаким убедительным образом не отрицает и не объясняет выводы экспертизы о причастности к подписанию документов, исходящих якобы от спорного контрагента, работником предпринимателя - Шалавиным А.Н.

По информации, полученной от открытого акционерного общества "Банк24.ru", следует, что общество "Агроимпульс" и общество "Сельхозторгпром" осуществляли управление в системе "Интернет-Банк" с одних и тех же IP-адресов. В карточке с образцами подписей и оттиска печати общества "Сельхозторгпром" указан номер контактного телефона, который также указан в подобной карточке общества "Агроимпульс".

Предпринимателем не представлено доказательств того, что при выборе указанных контрагентов им оценены не только условия сделки и коммерческая привлекательность, но и деловая репутация, а также риск неисполнения обязательств. Факты государственной регистрации контрагентов в качестве юридического лица, а также перечисления денежных средств на расчетные счета поставщиков не могут сами по себе подтверждать реальность совершения именно данными юридическими лицами хозяйственных операций.

В то же время должная осмотрительность и осторожность при выборе контрагента предполагает не только проверку правоспособности, то есть установление юридического статуса, возникновение которого обусловлено государственной регистрацией юридического лица, но и личности лица, выступающего от имени юридического лица, а также наличия у него соответствующих подтверждаемых документально полномочий на совершение юридически значимых действий (постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 19.04.2011 N 17648/10).

Между тем каких-либо убедительных и непротиворечивых пояснений относительно фактических обстоятельств заключения и исполнения сделок предпринимателем при рассмотрении спора в суде не представлено. Учитывая вышеназванные обстоятельства, заявитель не удостоверился в личности лиц, подписавших договор, счета-фактуры и товарные накладные, а также в наличии у них соответствующих полномочий.

Как верно отмечено судом апелляционной инстанции, в настоящем деле налоговый орган не только приводит внешние характеристики спорных контрагентов, указывающие на сомнения в ведении ими самостоятельной предпринимательской деятельности, но и подтвердил совокупностью представленных доказательств непроявление налогоплательщиком должной осмотрительности, противоречивость представленных им документов с известностью этого для него.

Оценив представленные налоговым органом и налогоплательщиком в материалы дела доказательства, доводы и возражения сторон в соответствии с требованиями ст. 65, 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суды признали, что вышеописанная система и характер взаимоотношений между налогоплательщиком и спорными контрагентами, наряду с другими доказательствами, свидетельствует об использовании предпринимателем общества "Агроимпульс" и общества "Сельхозторгпром" в качестве формальных поставщиков товара, инспекцией доказаны правомерность отказа в праве на налоговые вычеты по НДС по хозяйственным операциям предпринимателя с обществами "Агроимпульс" и "Сельхозторгпром" и наличие правовых оснований для доначисления НДС, начисления соответствующих пеней и штрафа.

Вышеизложенное влечет признание соответствующих налоговых вычетов по НДС необоснованной налоговой выгодой, в связи с чем суды правомерно отказали в удовлетворении заявленных требований в указанной части.

Оснований для переоценки выводов судов, установленных ими фактических обстоятельств и имеющихся в деле доказательств у суда кассационной инстанции в силу ст. 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не имеется.

Довод предпринимателя о том, что безналичный расчет между контрагентами является доказательством финансово-хозяйственных отношений, правомерно отклонен судом апелляционной инстанции, так как сам по себе факт осуществления расчетов с контрагентами в безналичной форме не свидетельствует о получении обоснованных налоговых выгод в результате реальных взаимоотношений с рассматриваемыми организациями. Обоснованные налоговые выгоды возникают из реальных встречных хозяйственных налогооблагаемых операций, имеющих для ее участников налоговые последствия, а не из простых денежных перечислений.

В отношении замечаний налогоплательщика к порядку собирания и использования доказательств следует отметить, что с позиции ст. 89, 100, 101 Кодекса не установлено обстоятельств, которые привели или могли привести к принятию неправомерного решения. Доказательства, на которые критически указывает предприниматель, не были приняты инспекцией и судом первой инстанции в качестве единственных и основополагающих в массиве всей доказательственной базы.

Ссылка предпринимателя на необходимость одновременной корректировки инспекцией суммы вычетов и выручки по налоговой базе необоснованна, поскольку заявителем корректировка доходов (выручки) от реализации в налоговых декларациях и регистрах не производилась, нарушений по полноте и правильности формирования задекларированной доходной части инспекция не вменяет.

Основанием для доначисления НДФЛ и ЕСН послужили установленные выводы инспекции о том, что документы, представленные предпринимателем в подтверждение произведенных затрат по приобретению товара, не подтверждают реальность хозяйственных операций с контрагентами - обществом "Агроимпульс" и обществом "Сельхозторгпром".

Согласно п. 1 ст. 209 Кодекса объектом налогообложения по НДФЛ признается доход, полученный налогоплательщиком от источников в Российской Федерации и (или) от источников за пределами Российской Федерации для физических лиц, являющихся налоговыми резидентами Российской Федерации.

На основании п. 1 ст. 210 Кодекса при определении налоговой базы по НДФЛ учитываются все доходы налогоплательщика, полученные им как в денежной, так и в натуральной формах, право на распоряжение которыми у него возникло, а также доходы в виде материальной выгоды, определяемой в соответствии со ст. 212 Кодекса.

Статьей 221 Кодекса предусмотрено, что при исчислении налоговой базы по НДФЛ в соответствии с п. 3 ст. 210 Кодекса налогоплательщики, указанные в п. 1 ст. 227 Кодекса (в том числе - физические лица, зарегистрированные в установленном действующим законодательством порядке и осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица), имеют право на получение профессиональных налоговых вычетов в сумме фактически произведенных ими и документально подтвержденных расходов, непосредственно связанных с извлечением доходов.

При этом состав указанных расходов, принимаемых к вычету, определяется налогоплательщиком самостоятельно в порядке, аналогичном порядку определения расходов для целей налогообложения, установленному гл. 25 Кодекса "Налог на прибыль организаций".

В соответствии со ст. 236 Кодекса объектом налогообложения по ЕСН для индивидуальных предпринимателей признаются доходы от предпринимательской либо иной профессиональной деятельности за вычетом расходов, связанных с их извлечением.

Согласно ст. 237 Кодекса налоговая база по ЕСН определяется аналогично налоговой базе по НДФЛ.

Пунктом 1 ст. 252 Кодекса определено, что расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные (понесенные) налогоплательщиком. Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме. Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Из приведенных норм следует, что при исчислении НДФЛ и ЕСН налогоплательщик вправе уменьшить налогооблагаемую базу на сумму фактически произведенных и документально подтвержденных расходов, непосредственно связанных с извлечением доходов.

Как указывалось выше, основанием для доначисления НДФЛ и ЕСН послужили установленные судом выводы налогового органа о том, что документы, представленные предпринимателем в подтверждение произведенных затрат по приобретению товара, не подтверждают реальность хозяйственных операций с контрагентами - обществом "Агроимпульс" и обществом "Сельхозторгпром".

В то же время, поскольку налогоплательщик, представивший налоговому органу в обоснование соответствующих расходов документы, оформленные ненадлежащим образом, при не опровергаемом инспекцией товарно-денежном обороте не может быть поставлен в худшее положение, нежели налогоплательщик, вообще не представивший налоговому органу необходимых для расчета налогов документов, то подп. 7 п. 1 ст. 31 Кодекса, как устанавливающий дополнительные гарантии налогоплательщику, подлежит применению не только в случае отсутствия у налогоплательщика соответствующих документов, но и при признании их ненадлежащими. Иное толкование нарушило бы принцип равенства налогообложения (п. 1 ст. 3 Кодекса).

Правильность такого вывода прямо подтверждается абзацем 5 пункта 8 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.07.2013 N 57 "О некоторых вопросах, возникающих при применении арбитражными судами части первой Налогового кодекса Российской Федерации" (далее - Постановление Пленума ВАС РФ N 57), в котором разъяснено, что в случае отсутствия или признания ненадлежащими документов по отдельным совершенным налогоплательщиком операциям доходы (расходы) по этим операциям определяются налоговым органом по правилам подп. 7 п. 1 ст. 31 Кодекса с учетом данных об аналогичных операциях самого налогоплательщика.

Вышеуказанный подход также согласуется с правовой позицией Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлении от 03.07.2012 N 2341/12, из которого следует, что налоговый орган, установив недостоверность документов, представленных налогоплательщиком в обоснование понесенных им расходов при совершении реальных хозяйственных операций, обязан определить размер соответствующих расходов расчетным путем исходя из рыночных цен, применяемых по аналогичных сделкам.

Из материалов проверки следует, что меры к установлению действительных расходов по приобретению реализованных в дальнейшем товаров инспекцией не предпринимались.

Учитывая изложенное, суды пришли к верному выводу о том, что налоговый орган, установив наличие у предпринимателя в учете ненадлежащих документов, обязан был определить расходы предпринимателя по приобретению проданного в дальнейшем товара (реальность осуществления данных сделок налоговой проверкой не оспаривается) в целях исчисления НДФЛ и ЕСН расчетным путем с учетом действующих рыночных цен на данный вид товара.

Судом первой инстанции в ходе судебного разбирательства предложено инспекции определить соответствующую сумму расходов, произвести пересчет сумм НДФЛ и ЕСН, представить соответствующие расчеты.

Налоговый орган на основании информации о рыночных ценах, предоставленной Территориальным органом Федеральной службы государственной статистики по Курганской области, в материалы дела представил расчеты сумм НДФЛ и ЕСН, согласно которым суммы к доначислению по НДФЛ и ЕСН за 2009 г. отсутствуют, за 2010 г. к доначислению сумма НДФЛ составляет 1 990 828 руб.

Арифметическая верность расчетов, произведенных инспекцией, не оспорена и предпринимателем не опровергнута, равно как и не приведено доводов о том, что проверяющие неверно учли какие-либо доходы и расходы, способные повлиять на итоговую сумму НДФЛ.

Определением суда первой инстанции от 23.09.2014 заявителю предлагалось заблаговременно представить в налоговый орган статистические сведения о рыночной цене на товар по спорным счетам-фактурам, чего сделано не было. Недостоверность, некорректность использованных инспекцией цен заявителем в суде не оспорены, иных данных не представлено.

Учитывая изложенное, суды на основе сбалансированного подхода в целях определения достоверного объема налоговых обязательств пришли к верному выводу о необоснованном доначислении предпринимателю по результатам выездной налоговой проверки ЕСН за 2009 г. в сумме 648 932 руб., НДФЛ за 2009 г. в сумме 4 192 186 руб., за 2010 г. в сумме 670 072 руб. (2 660 900 руб. по результатам проверки - 1 990 828 руб. по расчету налогового органа), а также начислении соответствующих сумм пени и штрафов и отменили решение инспекции в указанной части.

При этом, как верно отмечено судом апелляционной инстанции, доводы инспекции относительно использования расчетного механизма, фактически не согласуются с ее же позицией, указанной в отзыве на апелляционную жалобу предпринимателя.

По результатам налоговой проверки предприниматель также привлечен, предусмотренной п. 1 ст. 122 Кодекса, за неуплату (неполную уплату) НДС за 2010 г. в виде штрафа в сумме 1 131 149 руб. 40 коп., НДФЛ за 2010 г. в виде штрафа в сумме 532 081 руб. 60 коп.

В силу п. 1 ст. 114 Кодекса налоговая санкция является мерой ответственности за совершение налогового правонарушения.

Пунктом 3 ст. 114 Кодекса предусмотрена возможность уменьшения размера штрафа не меньше, чем в два раза по сравнению с размером, установленным соответствующей статьей Кодекса, при наличии хотя бы одного смягчающего ответственность обстоятельства.

Перечень обстоятельств, смягчающих ответственность за совершение налогового правонарушения, установленный п. 1 ст. 112 Кодекса, не является исчерпывающим. Так, согласно подп. 3 п. 1 данной статьи смягчающими могут быть признаны и иные обстоятельства, которые судом или налоговым органом, рассматривающим дело, могут быть приняты таковыми.

В соответствии с п. 4 ст. 112 Кодекса обстоятельства, смягчающие или отягчающие ответственность за совершение налогового правонарушения, устанавливаются судом или налоговым органом, рассматривающим дело, и учитываются при применении налоговых санкций.

В постановлении от 15.07.1999 N 11-П Конституционный Суд Российской Федерации указал, что исходя из общих принципов права, санкции штрафного характера должны отвечать требованиям справедливости и соразмерности. Принцип соразмерности, выражающий требования справедливости, предполагает дифференциацию наказания в зависимости от тяжести содеянного, размера и характера причиненного ущерба, степени вины правонарушителя и иных существенных обстоятельств, обуславливающих индивидуализацию наказания.

Из разъяснений, изложенных в п. 19 постановления Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11.06.1999 N 41/9 "О некоторых вопросах, связанных с введением в действие части первой Налогового кодекса Российской Федерации", п. 16 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.07.2013 N 57 "О некоторых вопросах, возникающих при применении арбитражными судами части первой Налогового кодекса Российской Федерации", следует, что арбитражный суд при оценке обоснованности и законности оспариваемого решения налогового органа, проверяя соразмерность примененной меры ответственности, с учетом установленных в судебном порядке обстоятельств, смягчающих налоговую ответственность, вправе уменьшить размер штрафа и более чем в два раза.

При этом даже отсутствие ходатайства налогоплательщика о применении судом смягчающих ответственность обстоятельств не исключает обязанности суда дать оценку соразмерности исчисленного штрафа тяжести совершенного правонарушения и применить иные смягчающие ответственность обстоятельства и в том случае, если налоговый орган частично применил положения ст. 112 Кодекса (постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2010 N 3299/2010).

Исследовав и оценив характер и обстоятельства совершенного правонарушения, приняв во внимание финансовое и семейное положение предпринимателя, наличие у него на воспитании двух несовершеннолетних детей и непогашенных обязательств по ипотечному кредиту, исходя из принципов справедливости и соразмерности наказания, суды, руководствуясь ст. 112, 114 Кодекса, пришли к правомерному выводу о наличии оснований для уменьшения размера штрафов до 100 000 руб.

Оснований для переоценки выводов судов, установленных по делу обстоятельств у суда кассационной инстанции в силу ст. 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не имеется.

Доводы, изложенные в кассационных жалобах предпринимателя и инспекции, выводов судов не опровергают, направлены на переоценку установленных фактических обстоятельств и имеющихся в деле доказательств и не свидетельствуют о нарушении судами первой и апелляционной инстанций норм материального права.

Нормы материального права применены судами правильно, выводы судов соответствуют установленным по делу обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам.

Нарушений норм процессуального права, являющихся в силу ч. 4 ст. 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основанием к отмене обжалуемых судебных актов, не выявлено.

С учетом изложенного обжалуемые судебные акты подлежат оставлению без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

Руководствуясь ст. 286, 287, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Курганской области от 15.10.2014 по делу N А34-5166/2013 и постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 16.12.2014 по тому же делу оставить без изменения, кассационные жалобы Инспекции Федеральной налоговой службы России по городу Кургану и индивидуального предпринимателя Филиппова Александра Павловича - без удовлетворения.

Постановление может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном ст. 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

 

Председательствующий

О.Л. Гавриленко

 

Судьи

Д.В. Жаворонков
О.Г. Гусев

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

"Из разъяснений, изложенных в п. 19 постановления Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11.06.1999 N 41/9 "О некоторых вопросах, связанных с введением в действие части первой Налогового кодекса Российской Федерации", п. 16 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.07.2013 N 57 "О некоторых вопросах, возникающих при применении арбитражными судами части первой Налогового кодекса Российской Федерации", следует, что арбитражный суд при оценке обоснованности и законности оспариваемого решения налогового органа, проверяя соразмерность примененной меры ответственности, с учетом установленных в судебном порядке обстоятельств, смягчающих налоговую ответственность, вправе уменьшить размер штрафа и более чем в два раза.

При этом даже отсутствие ходатайства налогоплательщика о применении судом смягчающих ответственность обстоятельств не исключает обязанности суда дать оценку соразмерности исчисленного штрафа тяжести совершенного правонарушения и применить иные смягчающие ответственность обстоятельства и в том случае, если налоговый орган частично применил положения ст. 112 Кодекса (постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2010 N 3299/2010).

Исследовав и оценив характер и обстоятельства совершенного правонарушения, приняв во внимание финансовое и семейное положение предпринимателя, наличие у него на воспитании двух несовершеннолетних детей и непогашенных обязательств по ипотечному кредиту, исходя из принципов справедливости и соразмерности наказания, суды, руководствуясь ст. 112, 114 Кодекса, пришли к правомерному выводу о наличии оснований для уменьшения размера штрафов до 100 000 руб."