Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 26 июня 2014 г. N Ф09-3350/14 по делу N А60-26808/2013

 

Екатеринбург

 

26 июня 2014 г.

Дело N А60-26808/2013

 

Резолютивная часть постановления объявлена 23 июня 2014 г.

Постановление изготовлено в полном объеме 26 июня 2014 г.

 

Федеральный арбитражный суд Уральского округа в составе:

председательствующего Кравцовой Е.А.,

судей Анненковой Г.В., Токмаковой А.Н.

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу Инспекции Федеральной налоговой службы по Кировскому району г. Екатеринбурга (ИНН: 6660010006, ОГРН: 1046603571508; далее - инспекция, налоговый орган) на постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 28.02.2014 по делу N А60-26808/2013 Арбитражного суда Свердловской области.

Лица, участвующие в деле, надлежащим образом извещены о времени и месте судебного разбирательства путем направления в их адрес копий определения о принятии кассационной жалобы к производству заказными письмами с уведомлением, а также размещения данной информации на официальном сайте Федерального арбитражного суда Уральского округа.

В судебном заседании приняли участие представители:

инспекции - Нохрин В.В. (доверенность от 02.06.2014 N 03-12/12);

общества с ограниченной ответственностью "Энергоприбор-Урал" (ИНН: 6670126183, ОГРН: 1069670124358; далее - общество, налогоплательщик) - Жуков И.О. (доверенность от 12.05.2014).

Общество обратилось в Арбитражный суд Свердловской области с заявлением о признании недействительным решения инспекции от 25.02.2013 N 232-13 в части доначисления налога на добавленную стоимость (далее - НДС) в сумме 1 554 851 руб., налога на прибыль в сумме 1 727 612 руб., начисления соответствующих пеней и штрафов по сделкам с обществом с ограниченной ответственностью "Уральская Промышленная Компания" (далее - общество "Уральская Промышленная Компания"); доначисления налога на доходы физических лиц (далее - НДФЛ) в сумме 19 854 руб., начисления соответствующих пеней и штрафа в связи с неправомерным неудержанием обществом НДФЛ с оплат, произведенных за Скворцова А.В. и Скворцову Е.И.; доначисления налога на прибыль в сумме 39 290 руб., начисления соответствующих пеней и штрафа в связи с неполным оприходованием в кассу налогоплательщика наличных денежных средств, полученных с применением контрольно-кассовой техники.

Решением суда от 27.11.2013 (судья Савина Л.Ф.) в удовлетворении заявленных требований отказано.

Постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 28.02.2014 (судьи Савельева Н.М., Борзенкова И.В., Васева Е.Е.) решение суда отменено, заявленные обществом требования удовлетворены.

В кассационной жалобе инспекция просит постановление суда апелляционной инстанции отменить, оставить в силе решение суда первой инстанции, ссылаясь на неправильное применение судами ст. 169, 171, 172, 252 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - Кодекс), несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам и имеющимся в материалах дела доказательствам.

По мнению заявителя жалобы, налоговым органом в ходе проверки установлена совокупность обстоятельств, свидетельствующих об отсутствии реальных хозяйственных взаимоотношений между налогоплательщиком и обществом "Уральская Промышленная Компания" и направленности действий общества на получение необоснованной налоговой выгоды, поскольку указанный контрагент не находится по адресу государственной регистрации; представляет налоговую отчетность с минимальными показателями; не имеет необходимых для осуществления реальной хозяйственной деятельности материальных и трудовых ресурсов; обществом не проявлена должная осмотрительность при выборе общества "Уральская Промышленная Компания" в качестве контрагента; налогоплательщиком не представлено документов, подтверждающих выполнение названным контрагентом объема работ, предусмотренных договором от 28.09.2010 N 279; акты выполненных работ, представленные налогоплательщиком в подтверждение выполнения обществом "Уральская Промышленная Компания" работ по указанному договору, датированы позднее срока окончания работ, установленного в заказах на выполнение работ; в названных актах отсутствуют ссылки на договор либо заказ, по которым выполнялись работы; не указано место выполнения работ, учитывая расположение некоторых заказчиков в других населенных пунктах.

Налоговый орган указывает на то, что им правомерно доначислен налог на прибыль в сумме 39 290 руб., поскольку в представленных налогоплательщиком заявлениях покупателей на возврат товара отсутствуют их паспортные данные, данные о месте регистрации, а также документы, подтверждающие получение покупателями возвращенных денежных средств; поскольку возвращенные покупателями бензиновые мотопомпы являются технически сложными бытовыми товарами, их возврат может быть осуществлен только при наличии недостатков товаров, однако таких заключений обществом не представлено.

Инспекция считает, что суд апелляционной инстанции неправомерно удовлетворил требование налогоплательщика о признании недействительным оспариваемого решения налогового органа о доначислении НДФЛ в сумме 19 854 руб., поскольку договоры займа, заключенные со Скворцовой Е.И. и Скворцовым А.В., а также документы, подтверждающие возврат данными лицами денежных средств налогоплательщику, обществом не представлены ни на стадии проведения налоговой проверки, ни при рассмотрении ее материалов; выплаты указанным лицам в общей сумме 152 720 руб. отражены по дебету счета 91.2 "прочие доходы и расходы" как прочие расходы, не принимаемые для целей налогообложения, в связи с чем общество неправомерно не учло данные доходы Скворцовой Е.И. и Скворцова А.В. при определении налоговой базы по НДФЛ.

Обществом представлен отзыв на кассационную жалобу, в котором оно просит оставить обжалуемый судебный акт без изменения, ссылаясь на отсутствие оснований для его отмены.

Как следует из материалов дела, по результатам выездной налоговой проверки по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты (удержания, перечисления) налогов и сборов за период 2010 - 2011 гг. налоговым органом составлен акт от 18.01.2013 и вынесено решение от 25.02.2013 N 232-13, которым обществу доначислены НДС в сумме 1 554 851 руб., налог на прибыль в сумме 1 727 612 руб., НДФЛ в сумме 19 854 руб., налог на прибыль в сумме 39 290 руб., начислены соответствующие пени и штрафы.

Решением Управления Федеральной налоговой службы по Свердловской области от 22.04.2013 N 375/13 оспариваемое решение инспекции изменено в части.

Полагая, что решение инспекции является незаконным и нарушает его права в сфере предпринимательской деятельности, общество обратилось с соответствующим заявлением в арбитражный суд.

Основанием для доначисления НДС в сумме 1 554 851 руб., налога на прибыль в сумме 1 727 612 руб., начисления соответствующих пеней и штрафов послужили выводы налогового органа о неправомерном отнесении в состав расходов в целях исчисления налога на прибыль и принятия НДС к вычету затрат по сделке с обществом "Уральская Промышленная Компания". В ходе налоговой проверки инспекцией установлено, что в проверяемый период общество "Уральская Промышленная Компания" по договору от 28.09.2010 выполняло работы по изготовлению ограждения для весов, приямков для подъемных столов и монтажу подъемных столов.

По мнению инспекции в рассматриваемом случае имел место формальный документооборот при отсутствии реальных хозяйственных операций. Действия налогоплательщика являются недобросовестными, направлены не на фактическое осуществление хозяйственной деятельности, а на создание формальных условий для получения необоснованной налоговой выгоды. При этом налоговый орган исходил из того, что в представленных налогоплательщиком в подтверждение выполнения работ обществом "Уральская Промышленная Компания" имеются противоречия (даты актов выполненных работ не соответствуют срокам выполнения работ, указанным в заказах; акты выполненных работ не содержат ссылку на договор либо заказ, по которым выполнялись работы; не представляется возможным сопоставить объем работ, указанный в заказах, и выполненный по актам); оплата за выполненные работы обществом не производилась. Обществом "Уральская Промышленная Компания" не представлены документы, запрошенные налоговым органом в целях подтверждения взаимоотношений общества и указанного контрагента; общество "Уральская Промышленная Компания" по месту государственной регистрации не располагается, налоговую отчетность представляет с минимальными показателями, зарегистрировано на номинальное лицо, не имеет необходимых для осуществления реальной финансово-хозяйственной деятельности материальных и трудовых ресурсов.

Налоговым органом также отмечено, что при выборе контрагента налогоплательщик не проявил должной осмотрительности, наличие у общества "Уральская Промышленная Компания" необходимых ресурсов (производственных мощностей, технологического оборудования, квалифицированного персонала) и соответствующего опыта налогоплательщиком не проверялись.

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении требований общества в этой части исходя из отсутствия реальных хозяйственных взаимоотношений между налогоплательщиком и обществом "Уральская Промышленная Компания"; представления налогоплательщиком для подтверждения правомерности применения им права на налоговые вычеты по НДС и учета затрат по сделке с данным контрагентом при исчислении налога на прибыль документов, содержащих недостоверные сведения; непроявления обществом должной осмотрительности и осторожности при выборе контрагента.

Суд апелляционной инстанции, сделав выводы о правомерности требований налогоплательщика в этой части, отменил решение суда и удовлетворил заявленные требования.

Выводы суда апелляционной инстанции соответствуют закону и основаны на материалах дела.

Объектом налогообложения по налогу на прибыль организаций в силу ст. 247 Кодекса признается полученная налогоплательщиком прибыль, то есть полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов. Расходами согласно ст. 252 Кодекса признаются обоснованные (экономически оправданные) и документально подтвержденные затраты, осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.

В силу ст. 171 Кодекса налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со ст. 166 Кодекса, на налоговые вычеты.

Вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации ободного обращения, временного ввоза и переработки.

Согласно п. 1 ст. 172 Кодекса налоговые вычеты, предусмотренные ст. 171 Кодекса, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), в отношении товаров (работ, услуг) приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами обложения налогом на добавленную стоимость.

В соответствии с постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" (далее -Постановление N 53) судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданы, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, - достоверны.

Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

Бремя доказывания обстоятельств, свидетельствующих о необоснованности налоговой выгоды, возлагается на налоговый орган.

Согласно правовой позиции, изложенной в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20.04.2010 N 18162/09 при соблюдении контрагентом соответствующих требований по оформлению необходимых документов оснований для вывода о недостоверности либо противоречивости сведений, содержащихся в упомянутых счетах-фактурах, не имеется, если не установлены обстоятельства, свидетельствующие о том, что налогоплательщик знал либо должен был знать о предоставлении продавцом недостоверных либо противоречивых сведений.

При отсутствии доказательств несовершения хозяйственных операций, в связи с которыми заявлено право на налоговый вычет, вывод о том, что налогоплательщик знал либо должен был знать о недостоверности (противоречивости) сведений, может быть сделан судом в результате оценки в совокупности обстоятельств, связанных с заключением и исполнением договора (в том числе с основаниями, по которым налогоплательщиком был выбран соответствующий контрагент), а также иных обстоятельств, упомянутых в Постановлении N 53.

При реальности произведенного сторонами исполнения по сделке, то обстоятельство, что сделка и документы, подтверждающие ее исполнение, от имени контрагента оформлены за подписью лица, отрицающего их подписание, само по себе не является безусловным и достаточным доказательством, свидетельствующим о получении предпринимателем необоснованной налоговой выгоды.

Таким образом, выгода может быть признана необоснованной при доказанности отсутствия реальности операций, либо осведомленности налогоплательщика об указании контрагентом недостоверных сведений или о подложности представленных документов.

В соответствии с п. 10 Постановления N 53 факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности, и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом. Налоговая выгода может быть также признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что деятельность налогоплательщика направлена на совершение операций, связанных с налоговой выгодой, преимущественно с контрагентами, не исполняющими своих налоговых обязанностей.

Оценив представленные в материалы дела доказательства в порядке ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в их совокупности и взаимосвязи, суд апелляционной инстанций сделал вывод о том, что налоговым органом не представлено достаточных доказательств отсутствия реальных взаимоотношений между налогоплательщиком и обществом "Уральская Промышленная Компания".

Данный вывод признается судом кассационной инстанции обоснованным в связи с тем, что добытые в ходе мероприятий налогового контроля доказательства указывают на недобросовестность лишь общества "Уральская Промышленная Компания" как хозяйствующего субъекта и налогоплательщика. Факт выполнения работ по монтажу стеллажей, по сборке стеллажных конструкций, работ по демонтажу и вывозу стеллажных конструкций обществом "Уральская Промышленная Компания" подтверждается договорами с заказчиками, товарными накладными на отгрузку товара покупателям, актами выполненных работ с заказчиками. В дальнейшем собранные конструкции реализованы обществом своим заказчикам, доказательств выполнения работ по монтажу и демонтажу стеллажей и стеллажных конструкций силами самого налогоплательщика или третьих лиц налоговым органом не представлено.

Выполненные данным контрагентом работы отражены в бухгалтерском и налоговом учете, частично оплачены обществом путем осуществления взаимозачета.

Инспекцией также не представлено достаточных доказательств непроявления налогоплательщиком должной осмотрительности в выборе общества "Уральская Промышленная Компания" в качестве контрагента, а также свидетельствующих о том, что деятельность налогоплательщика направлена на совершение операций преимущественно с контрагентами, не исполняющими своих налоговых обязанностей.

При заключении договора налогоплательщик удостоверился в правоспособности общества "Уральская Промышленная Компания" и его надлежащей государственной регистрации в качестве юридического лица, инспекцией же не приведено аргументов в подтверждение вывода о то, что принятые налогоплательщиком меры являлись недостаточными относительно значимости спорных сделок для его предпринимательской деятельности. Налоговым органом не обоснован вывод о том, что отсутствие личных контактов с руководителем контрагента свидетельствует о неосмотрительности налогоплательщика в выборе общества "Уральская Промышленная компания" в качестве контрагента.

Инспекцией также не представлено в материалы дела достаточных и неопровержимых доказательств того, что налогоплательщику было известно о нарушениях со стороны общества "Уральская Промышленная Компания"; отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с данным контрагентом не выявлено.

При таких обстоятельствах, учитывая представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, суд апелляционной инстанции сделал вывод о неправомерном доначислении обществу налога на прибыль и НДС, начислении соответствующих пеней и штрафов по взаимоотношениям с обществом "Уральская Промышленная Компания", и отменил решение суда первой инстанции, признав решение инспекции в данной части недействительным.

Основания для переоценки выводов суда апелляционной инстанции и установленных по делу фактических обстоятельств у суда кассационной инстанции в силу ст. 286, ч. 2 ст. 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации отсутствуют.

Налоговый орган доначислил обществу налог на прибыль за 2010 г. в сумме 32 290 руб., начислил соответствующие пени и штраф, исходя из неполного оприходования обществом в кассу наличных денежных средств, полученных с применением ККМ при осуществлении наличных денежных расчетов с покупателями.

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении требований общества в этой части, руководствуясь тем, что в заявлениях покупателей о возвращении товара отсутствуют их паспортные данные, данные о месте регистрации, документы, подтверждающие получение покупателями возвращенных денежных средств; налогоплательщиком не представлены заключения, свидетельствующие о наличии недостатков возвращенных товаров (бензиновые мотопомпы относятся к технически сложным бытовым товарам, возврат которых возможен только при наличии их недостатков).

Суд апелляционной инстанции отменил решение суда и удовлетворил требования налогоплательщика в этой части, исходя из того, что денежная сумма, возвращенная обществом покупателям в связи с возвратом товара, не может быть признана выручкой от реализации товаров, в связи с чем доначисление налога на прибыль с данной суммы является неправомерным.

Вывод суда апелляционной инстанции является правильным и соответствует действующему законодательству и фактическим обстоятельствам.

В соответствии со ст. 25 Федерального закона от 07.02.1992 N 2300-1 "О защите прав потребителей" потребитель вправе обменять непродовольственный товар надлежащего качества на аналогичный товар у продавца, у которого этот товар был приобретен, если указанный товар не подошел по форме, габаритам, фасону, расцветке, размеру или комплектации.

В случае, если аналогичный товар отсутствует в продаже на день обращения потребителя к продавцу, потребитель вправе отказаться от исполнения договора купли-продажи и потребовать возврата уплаченной за указанный товар денежной суммы. Требование потребителя о возврате уплаченной за указанный товар денежной суммы подлежит удовлетворению в течение трех дней со дня возврата указанного товара.

Пунктом 11 Правил продажи отдельных видов товаров, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации, установлено, что не подлежат возврату или обмену технически сложные товары бытового назначения, на которые установлены гарантийные сроки (станки металлорежущие и деревообрабатывающие бытовые; электробытовые машины и приборы; бытовая радиоэлектронная аппаратура; бытовая вычислительная и множительная техника; фото- и киноаппаратура; телефонные аппараты и факсимильная аппаратура; электромузыкальные инструменты; игрушки электронные, бытовое газовое оборудование и устройства).

Указанным пунктом Правил продажи отдельных видов товаров установлены случаи, когда на продавца не возложена обязанность принять возвращенный покупателем товар, однако данные нормы не ограничивают право продавца на принятие от покупателя проданного ему товара даже в том случае, если такой товар перечислен в п. 11 названных Правил.

В соответствии с Постановлением от 25.12.1998 N 132 на сумму возврата должен быть оформлен акт по форме N КМ-3. Акт должен быть составлен в одном экземпляре членами комиссии и вместе с погашенными чеками, наклеенными на лист бумаги, сдан в бухгалтерию организации. На сумму денежных средств по возвращенным покупателям чекам должна быть уменьшена выручка кассы за данный день, а сумма возврата занесена в графу 15 Журнала кассира-операциониста.

В соответствии с п. 6.1 Правил эксплуатации ККМ при осуществлении денежных расчетов с населением, утвержденных Министерством Финансов Российской Федерации 30.08.1993 N 104, при закрытии предприятия кассир должен составить кассовый отчет и сдать выручку вместе с кассовым отчетом по приходному ордеру старшему (главному) кассиру.

Таким образом, поскольку выручка кассы за день уменьшается на сумму возврата, то в приходном кассовом ордере указывается фактическая сумма денежных средств, полученная в течение дня (с учетом возврата).

На основании приходного кассового ордера в бухгалтерском учете отражается поступление денежных средств по дебету счета 50 "Касса". Так как сумма денежных средств, возвращенная в день покупки покупателю в приходном кассовой ордере не отражается, то в бухгалтерском учете сумма возврата в день покупки на счетах 50 "Касса" и 90 "Продажи" также не отражается.

При расчетах посредством пластиковых карт покупателю также выдается кассовый чек, и информация о произведенной покупке заносится в фискальную память кассового аппарата; кассовый чек при использовании платежных карт выдается на основании п. 1 ст. 2 Федерального закона от 22.05.2003 N 54-ФЗ "О применении контрольно-кассовой техники при осуществлении наличных денежных расчетов и (или) расчетов с использованием платежных карт".

Суд апелляционной инстанции, установив, что 196 452 руб. 70 коп. возвращены покупателям в связи с возвратом приобретенного товара; к заявлениям покупателей прилагались копии паспортов; по каждому акту о возврате денежных средств покупателям приложены справка-отчет кассира операциониста, суточные кассовые отчеты и кассовые чеки на возврат покупателям денежных сумм, что является надлежащими доказательствами факта возврата покупателям денежных средств из кассы, сделал правильные выводы о том, что денежные средства, возращенные налогоплательщиком покупателям в связи с возвратом ими приобретенного товара, не включаются в налоговую базу по налогу на прибыль, в связи с чем налог на прибыль за 2010 г. в сумме 32 290 руб. доначислен инспекцией неправомерно, и отменил решение суда первой инстанции, удовлетворив требования налогоплательщика в этой части.

Основания для переоценки выводов суда апелляционной инстанции и установленных по делу фактических обстоятельств у суда кассационной инстанции в силу ст. 286, ч. 2 ст. 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации отсутствуют.

Налоговый орган доначислил обществу НДФЛ в сумме 19 854 руб., начислил соответствующие пени и штраф, исходя из того, что налогоплательщиком при определении налоговой базы по НДФЛ за 2010 г. неправомерно не учтена оплата гостиничного номера Скворцову А.В. в сумме 76 360 руб. и Скворцовой Е.И. в сумме 76 360 руб. во время нахождения их в очередном отпуске.

Суд первой инстанции отказал обществу в удовлетворении требований в этой части, руководствуясь тем, что договоры займа с указанными лицами не были представлены налогоплательщиком на стадии проведения выездной налоговой проверки до вынесения решения по ее результатам; обществом не представлены документы, подтверждающие возврат данных займов.

Апелляционный суд, установив, что общество по договорам займа предоставило Скворцову А.В. и Скворцовой Е.И. денежные средства в сумме 152 720 руб.; сумма займа в полном объеме возвращена заемщиками в кассу налогоплательщика, сделал выводы о том, что денежные средства, переданные Скворцову А.В. и Скворцовой Е.И. по договорам займа, не являются их доходом, в связи с чем общество с указанных сумм не должно удерживать и перечислять в бюджет НДФЛ, и отменил решение суда первой инстанции, удовлетворив требования налогоплательщика в этой части.

Выводы суда апелляционной инстанции основаны на материалах дела, исследованных согласно требованиям, установленным ст. 65, 71, ч. 4, 5 ст. 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, и соответствуют законодательству.

Согласно п. 1 ст. 38 Кодекса возникновение у налогоплательщика обязанности по уплате налога связано с наличием объекта налогообложения, под которым, в свою очередь, законодатель понимает реализацию товаров (работ, услуг), имущество, прибыль, доход, расход или иное обстоятельство, имеющее стоимостную, количественную или физическую характеристику.

В соответствии с п. 1 ст. 807 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору займа одна сторона (заимодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить заимодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества. Договор займа считается заключенным с момента передачи денег или других вещей.

Статьей 209 Кодекса установлено, что объектом налогообложения НДФЛ для физических лиц - резидентов Российской Федерации является доход, полученный от источников в Российской Федерации и (или) от источников за пределами Российской Федерации.

Из содержания ст. 41 Кодекса следует, что доходом признается экономическая выгода в денежной или натуральной форме, учитываемая в случае возможности ее оценки и в той мере, в которой такую выгоду можно оценить, и определяемая в соответствии с гл. 23 Кодекса "Налог на доходы физических лиц".

В силу п. 1 ст. 210 Кодекса при определении налоговой базы по НДФЛ учитываются все доходы налогоплательщика, полученные им как в денежной, так и в натуральной формах, или право на распоряжение которыми у него возникло, а также доходы в виде материальной выгоды, определяемой в соответствии со ст. 212 Кодекса.

В соответствии с п. 2 ст. 226 Кодекса исчисление сумм и уплата налога в соответствии с настоящей статьей производятся в отношении всех доходов налогоплательщика, источником которых является налоговый агент.

Из перечисленных норм следует, что возникновение обязанности по уплате налога на доходы физических лиц зависит от фактического получения дохода.

Таким образом, денежные средства, полученные по договору займа (в том числе беспроцентного) на условиях возврата, не являются полученными безвозмездно и не включаются в налоговую базу при исчислении налогоплательщиком НДФЛ.

Судом апелляционной инстанции установлено, что обществом на расчетный счет третьего лица за услуги по предоставлению гостиничного номера перечислено 152 720 руб. за Скворцова А.В. (76 360 руб.) и Скворцову Е.И. (76 360 руб.) на основании договоров займа (от 16.07.2010 N 1/2010 со Скворцовым А.В., от 16.07.2010 N 2/2010 - со Скворцовой Е.И.).

Скворцова Е.И. возвратила 76 360 руб. в кассу налогоплательщика, что подтверждается приходным кассовым ордером от 30.09.2011 N 120; Скворцов А.В. возвратил 40 000 руб. в кассу общества (приходный кассовый ордер от 15.04.2011 N 37), 36 360 руб. удержано из его заработной платы за июнь 2011 г. (заявление Скворцова А.В. от 29.06.201, бухгалтерская справка от 30.06.2011 N 69).

В карточке счета 73.3 за 2011 г. в отношении Скворцова А.В. и Скворцовой Е.И. содержится указание дат и сумм, поступивших в кассу налогоплательщика как возврат займа, полученного указанными физическими лицами.

При таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции с учетом того, что 152 720 руб. получены Скворцовым А.В. и Скворцовой Е.И. от общества по договорам займа; данные денежные средства возвращены заемщиками в кассу налогоплательщика, сделал правильный вывод о том, что у налогового органа отсутствовали основания для доначисления НДФЛ за 2010 г. с указанной суммы, начисления соответствующих пеней и штрафа, в связи с чем отменил решение суда первой инстанции в этой части, и удовлетворил требования налогоплательщика.

Основания для переоценки выводов суда и установленных по делу фактических обстоятельств у суда кассационной инстанции в силу ст. 286, ч. 2 ст. 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации отсутствуют.

Доводы налогового органа, изложенные в кассационной жалобе, направлены на переоценку установленных судом апелляционной инстанции обстоятельств и исследованных доказательств, что выходит за пределы полномочий суда кассационной инстанции в силу ч. 2 ст. 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в связи с чем подлежат отклонению.

Нормы материального права применены судом апелляционной инстанции по отношению к установленным им обстоятельствам правильно, выводы суда соответствуют имеющимся в деле доказательствам, исследованным в соответствии с требованиями, определенными ст. 65, 71, ч. 4, 5 ст. 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Нарушений норм процессуального права, являющихся в силу ч. 4 ст. 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основанием к отмене обжалуемого судебного акта, судом кассационной инстанции не выявлено.

С учетом изложенного суд кассационной инстанции не находит оснований для отмены обжалуемого судебного акта и удовлетворения кассационной жалобы.

Руководствуясь ст. 286, 287, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

ПОСТАНОВИЛ:

постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 28.02.2014 по делу N А60-26808/2013 Арбитражного суда Свердловской области оставить без изменения, кассационную жалобу Инспекции Федеральной налоговой службы по Кировскому району г. Екатеринбурга - без удовлетворения.

 

Председательствующий

Е.А. Кравцова

 

Судьи

Г.В. Анненкова
А.Н. Токмакова

 

"Из содержания ст. 41 Кодекса следует, что доходом признается экономическая выгода в денежной или натуральной форме, учитываемая в случае возможности ее оценки и в той мере, в которой такую выгоду можно оценить, и определяемая в соответствии с гл. 23 Кодекса "Налог на доходы физических лиц".

В силу п. 1 ст. 210 Кодекса при определении налоговой базы по НДФЛ учитываются все доходы налогоплательщика, полученные им как в денежной, так и в натуральной формах, или право на распоряжение которыми у него возникло, а также доходы в виде материальной выгоды, определяемой в соответствии со ст. 212 Кодекса.

В соответствии с п. 2 ст. 226 Кодекса исчисление сумм и уплата налога в соответствии с настоящей статьей производятся в отношении всех доходов налогоплательщика, источником которых является налоговый агент."