Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 14 ноября 2013 г. N Ф09-11821/13 по делу N А34-6570/2012

Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 14 ноября 2013 г. N Ф09-11821/13 по делу N А34-6570/2012

 

Екатеринбург

 

14 ноября 2013 г.

Дело N А34-6570/2012

 

Резолютивная часть постановления объявлена 11 ноября 2013 г.

Постановление изготовлено в полном объеме 14 ноября 2013 г.

 

Федеральный арбитражный суд Уральского округа в составе:

председательствующего Токмаковой А.Н.,

судей Гавриленко О.Л., Гусева О.Г.

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу Инспекции Федеральной налоговой службы по г. Кургану (далее - инспекция, налоговый орган, заявитель) на решение Арбитражного суда Курганской области от 27.05.2013 по делу N А34-6570/2012 и постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 31.07.2013 по тому же делу.

Лица, участвующие в деле, уведомлены о времени и месте судебного разбирательства посредством почтовых отправлений, а также размещения информации на официальном сайте Федерального арбитражного суда Уральского округа.

В судебном заседании приняли участие:

открытого акционерного общества "НК "Роснефть" -Курганнефтепродукт" (далее - общество, налогоплательщик, ОАО "НК "Роснефть" - Курганнефтепродукт") - Кошкарова С.В. (доверенность от 11.01.2013 N 65/ю), Суханов С.П. (доверенность от 07.11.2013);

инспекции - Хизун Р.Н. (доверенность от 25.02.2013 N 04-13/04547).

Общество обратилось в Арбитражный суд Курганской области с заявлением о признании недействительным решения инспекции от 25.09.2012 N 16-27/93.

Решением суда от 27.05.2013 (судья Петрова И.Г.) заявленные требования удовлетворены.

Постановлением Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 31.07.2013 (судьи Бояршинова Е.В., Малышев М.Б., Баканов В.В.) решение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе налоговый орган просит принятые по делу судебные акты отменить, отказать в удовлетворении заявленных требований, ссылаясь на несоответствие выводов судов обстоятельствам дела, неприменение правовых позиций, изложенных в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды", вследствие чего судами неправильно применены нормы материального права.

Инспекция считает, что ею доказано получение обществом необоснованной налоговой выгоды в связи с завышением вычетов по налогу на добавленную стоимость (далее - НДС) по взаимоотношениям с контрагентом - обществом с ограниченной ответственностью "КоМэир" (далее - ООО "КоМэир"), поскольку в ходе налоговой проверки установлено, что его учредитель и директор отрицает причастность к деятельности указанной организации, на его имя зарегистрировано еще 6 организаций, ООО "КоМэир" по адресу регистрации не находится, транспортом и недвижимым имуществом не располагает, перечисление налогов по данным расчетного счета не осуществляет, в транспортных документах в качестве грузоотправителя не указано. По мнению инспекции, налогоплательщиком не проявлена должная степень осмотрительности при выборе контрагента.

Как следует из материалов дела, инспекцией проведена выездная налоговая проверка деятельности общества по вопросам соблюдения налогового законодательства за период с 01.01.2009 по 31.12.2010, по результатам которой составлен акт проверки от 24.08.2012 N 16-27/55 и вынесено решение от 25.09.2012 N 16-27/93 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, которым обществу доначислены НДС за 2 квартал 2010 года в сумме 116 657 руб., пени в сумме 897,77 руб., штраф по п. 1 ст. 122 НК РФ за неуплату НДС в размере 13 732 руб.

В ходе проверки инспекция пришла к выводу о том, что обществом неправомерно применены налоговые вычеты по НДС за 2 квартал 2010 года в сумме 116 657 руб. по счету-фактуре от 20.05.2010 N 105, выставленному ООО "КоМэир".

Решением Управления Федеральной налоговой службы Курганской области от 30.11.2012 N 324, вынесенным по результатам рассмотрения апелляционной жалобы общества, решение инспекции утверждено.

Общество, полагая, что решение инспекции нарушает его права и законные интересы, обратилось в арбитражный суд.

Удовлетворяя заявленные требования, суды исходили из следующего.

В соответствии со статьей 146 НК РФ объектом налогообложения по налогу на добавленную стоимость признаются операции по реализации товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации. Сумма налога исчисляется как соответствующая налоговой ставке процентная доля налоговой базы.

Согласно статье 171 НК РФ налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 166 НК РФ, на установленные настоящей статьей налоговые вычеты. Вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации, в отношении товаров (работ, услуг), приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с главой 21 НК РФ, а также в отношении товаров (работ, услуг), приобретаемых для перепродажи.

Статьей 172 НК РФ установлено, что налоговые вычеты, предусмотренные статьей 171 НК РФ, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг). Вычетам подлежат, если иное не установлено настоящей статьей, только суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), после принятия на учет указанных товаров и при наличии соответствующих первичных документов.

В соответствии со статьей 169 НК РФ, счет-фактура является документом, служащим основанием для принятия предъявленных сумм налога к вычету или возмещению в порядке, предусмотренном главой 21 НК РФ.

Счета-фактуры должны быть подписаны руководителем и главным бухгалтером организации либо иными лицами, уполномоченными на то приказом (иным распорядительным документом) по организации или доверенностью от имени организации (п. 6 ст. 169 НК РФ).

Счета-фактуры, составленные или выставленные с нарушением порядка, установленного пунктами 5 и 6 статьи 169 НК РФ, не могут являться основанием для принятия предъявленных покупателю продавцом сумм налога к вычету или возмещению.

В то же время, ошибки в счетах-фактурах, не препятствующие налоговым органам при проведении налоговой проверки идентифицировать продавца, покупателя товаров (работ, услуг), имущественных прав, наименование товаров (работ, услуг), имущественных прав, их стоимость, а также налоговую ставку и сумму налога, предъявленную покупателю, не являются основанием для отказа в принятии к вычету сумм налога.

Невыполнение требований к счету-фактуре, не предусмотренных пунктами 5 и 6 настоящей статьи, не может являться основанием для отказа принять к вычету суммы налога, предъявленные продавцом.

Таким образом, из системного анализа статей 169, 171, 172 НК РФ следует, что налогоплательщик имеет право на осуществление налогового вычета (возмещение) налога на добавленную стоимость при одновременном выполнении следующих условий: наличие счета-фактуры, оформленного в соответствии с императивными требованиями статьи 169 НК РФ; принятие товара (работ, услуг) к своему учету на основании первичных учетных документов, использование их в предпринимательской деятельности.

В постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" указано на то, что судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданы, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, достоверны.

Под налоговой выгодой понимается уменьшение размера налоговой обязанности вследствие, в частности, уменьшения налоговой базы, получения налогового вычета, налоговой льготы, применения более низкой налоговой ставки, а также получение права на возврат (зачет) или возмещение налога из бюджета.

В п. 4 названного постановления разъяснено, что налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

В соответствии с п. 10 постановления факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом.

Таким образом, помимо формальных требований, установленных ст. 172 НК РФ, условием признания налоговой выгоды обоснованной является реальность хозяйственной операции, а также проявление налогоплательщиком должной степени осмотрительности при выборе контрагента.

При этом вывод налогового органа о недостоверности документов, подписанных не лицами, значащимися в учредительных документах контрагентов в качестве руководителей этих обществ, в условиях, когда налогоплательщик, проявляя должную осмотрительность, удостоверился в правоспособности поставщиков и их надлежащей государственной регистрации в качестве юридических лиц, а также подтвердил реальность совершенных хозяйственных операций, не может рассматриваться в качестве самостоятельного основания для признания налоговой выгоды необоснованной.

В соответствии с положениями ст. 65, 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия государственными органами, органами местного самоуправления, иными органами, должностными лицами оспариваемых актов, решений, совершения действия (бездействия), возлагается на соответствующий орган или должностное лицо.

В ходе проверки инспекцией установлены следующие обстоятельства.

Общество в 2010 году приобрело на основании договора от 20.05.2010 N 2005/50.3н-10 у ООО "КоМэир" тосол и антифриз в ассортименте и количестве, согласованном в спецификации к договору, что подтверждается счетом-фактурой от 20.05.2010 N 105.

Факт поставки подтвержден товарной накладной от 20.05.2010 N 105/ТН.

Доставка товара осуществлена грузоотправителем железнодорожным транспортом, что подтверждается транспортной железнодорожной накладной N ЭЙ 336244 и N ЭО 650815.

Счет-фактура от 20.05.2010 N 105 отражен в книге покупок, товар оприходован по приходному ордеру N П000009834.

Указанная сделка отражена в бухгалтерском учете, что подтверждается карточкой счета 60.10, журналом проводок, анализом счета 60.

Расчет за поставленный товар произведен обществом путем перечисления денежных средств на расчетный счет поставщика, открытый в ООО КБ "Интеркоммерц", по платежному поручению от 17.06.2010 N 064 на сумму 764 752 руб. Поступление денежных средств на счет ООО "КоМэир" подтверждено выписками банка.

В подтверждение приобретения товара у указанного контрагента обществом в ходе налоговой проверки представлены указанные договоры, товарные накладные, счета-фактуры, подписанные со стороны контрагента от лица Шуваловой Ж.Д., числящейся согласно данным Единого государственного реестра юридических лиц (далее - ЕГРЮЛ) в качестве учредителя и руководителя ООО "КоМэир", а также транспортные железнодорожные накладные и документы бухгалтерского учета.

В оспариваемом решении инспекция, отказывая в принятии вычета в сумме 116 657 руб. по счету-фактуре от 20.05.2010 N 105, ссылается на следующие обстоятельства:

- руководитель, учредитель и главный бухгалтер ООО "КоМэир" Шувалова Ж.Д. по данным ЕГРЮЛ одновременно является руководителем, учредителем и главным бухгалтером еще 6 организаций, отрицает свою причастность к государственной регистрации контрагента и осуществление какой-либо предпринимательской деятельности от его лица;

- ООО "КоМэир" по адресу регистрации юридического лица не находится;

- транспорт и недвижимое имущество контрагент не имеет;

- по данным расчетного счета отсутствуют расходы на коммунальные платежи, аренду уплату налогов и прочие обычные для действующего предприятия расходы;

- согласно копиям товарных накладных, подтверждающих транспортировку спорного товара, его грузоотправителем является ООО "Гелена Химавто", а не ООО "КоМэир".

Исходя из этого, налоговый орган пришел к выводу, что налогоплательщик необоснованно применил налоговые вычеты по НДС по счету-фактуре от 20.05.2010 N 105, выставленному ООО "КоМэир".

Между тем в налоговом споре налоговый орган не может только ставить под сомнение налогооблагаемую сделку, ссылаясь на не проявление налогоплательщиком должной осмотрительности в выборе контрагента, а должен доказать отсутствие реальности такой хозяйственной операции ввиду отсутствия товарно-денежного оборота и ее номинальное оформление, имитацию с единственной целью получения незаконных налоговых выгод и налоговой экономии.

Суды, исследовав и оценив в порядке ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации все имеющиеся в деле доказательства в их совокупности и взаимосвязи, установили, что налогоплательщиком в подтверждение факта поставки товаров представлены все необходимые первичные документы, подписанные в двустороннем порядке от имени уполномоченных лиц. Оплата товара произведена в полном объеме путем перечисления денежных средств на расчетный счет контрагента. Факт приобретения, оприходования и использования товара в предпринимательской деятельности (дальнейшая реализация) в заявленных объемах инспекцией не опровергнут.

Инспекцией также подтверждается приобретение ООО "КоМэир" спорного товара в заявленном по счету-фактуре от 20.05.2010 N 105 объеме у ООО "Гелена Химавто" и ООО "Боливар", который, в свою очередь, приобрел товар у ООО "Гелена Химавто".

ООО "Гелена Химавто" в ходе проверки подтвердило продажу тосола и антифриза ООО "Боливар" и ООО "КоМэир" и его транспортировку по договору с транспортной организацией ООО "ТЭК-Сервис-Транс" (а тот, в свою очередь, по договору с ООО "ПартнерТранс") в адрес общества.

Кроме того, транспортировка товара от ООО "Гелена Химавто" до налогоплательщика подтверждена транспортными документами.

ООО "ТЭК-Сервис-Транс" привлечение ООО "ПартнерТранс" для транспортировки товара по заказу ООО "Гелена Химавто" подтвердило.

Тот факт, что ООО "КоМэир" и ООО "Боливар" не выступали в качестве заказчика транспортных услуг и грузоотправителей спорной партии товара указывает только на то обстоятельство, что ООО "КоМэир" выступал перепродавцом товара (посредником), при этом транспортировка товара напрямую от производителя (продавца) конечному покупателю, минуя посредника, соответствует обычаям делового оборота и не может подтверждать проявление налогоплательщиком недостаточной степени осмотрительности.

В условиях, когда налоговым органом не опровергнута реальность поставки товара и несение реальных расходов на его приобретение, в принятии налоговых вычетов не может быть отказано по формальным основаниям в связи с тем, что первичные бухгалтерские документы подписаны иными лицами, при условии, что налоговым органом не будет доказано, что о данных фактах налогоплательщик был осведомлен, либо проявил грубую неосмотрительность при заключении и исполнении договоров.

Между тем доказательств осведомленности общества о нарушениях, допущенных контрагентом, в материалы дела не представлено.

Суды также не усмотрели в действиях налогоплательщика фактов проявления им неосторожности и грубой неосмотрительности во взаимоотношениях со спорным контрагентом.

Границы проявления должной осмотрительности определяются, в том числе доступностью сведений, которые могут быть получены налогоплательщиком о своих контрагентах.

Меры, включающие в себя использование официальных источников информации, характеризующих деятельность контрагента, предпринимаемые налогоплательщиком в целях подтверждения добросовестности его контрагента, свидетельствуют о его осмотрительности и осторожности при выборе контрагента.

Таким образом, законом не закреплена обязанность налогоплательщика проверять своих контрагентов на предмет нахождения по месту регистрации, выполнения ими обязательств перед бюджетом.

Вменение налоговым органом таких обязанностей налогоплательщику можно расценивать исключительно как возложение на него дополнительных обязанностей, связанных с проведением мероприятий налогового контроля, что ни ст. 23 НК РФ, ни иными положениями налогового или гражданского законодательства не предусмотрено. Более того, налоговое законодательство не наделяет налогоплательщика правами на проведение, по существу, мероприятий налогового контроля.

Судами отмечено, что указанные налоговым органом в оспариваемом решении критерии недобросовестности контрагента не могли быть установлены доступными для общества способами.

Суды установили, что ООО "КоМэир" в период совершения спорных операций было зарегистрировано в установленном порядке в ЕГРЮЛ, поставлено на налоговый учет.

Представленные налогоплательщиком документы, необходимые для подтверждения права на применение налогового вычета по НДС, содержат обязательные реквизиты, позволяют определить содержание и участников хозяйственных операций. Расшифровка сведений о лице, подписавшем спорные документы от имени контрагента, соответствует данным о руководителе, имевшимся на момент подписания указанных документов в его регистрационных документах, указанный в первичных бухгалтерских документах адрес контрагента совпадает с информацией, содержащейся в ЕГРЮЛ.

Ссылки инспекции на показания лица, числящегося руководителем спорного контрагента, от имени которого проставлены подписи в представленных налогоплательщиком документах, рассмотрены судом апелляционной инстанции. Суд отметил следующее.

Согласно части 5 статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации никакие доказательства не имеют для арбитражного суда заранее установленной силы.

В силу положений статей 89, 90, 101 НК РФ свидетельские показания, полученные в порядке статьи 90 НК РФ, служат только источником информации о каких-либо обстоятельствах и не могут являться единственным, безусловным доказательством в деле о налоговом правонарушении, доказательства в котором подлежат оценке в совокупности.

Отрицание руководителем своей причастности к осуществлению финансово-хозяйственной деятельности созданного либо руководимого им юридического лица не являются достаточно объективной и достоверной информацией, в том числе с целью возможного недопущения для себя негативных уголовно-правовых последствий.

При этом обычаями делового оборота не предусмотрено заключение договоров в присутствии директоров обоих контрагентов, достаточным является обмен экземплярами документов почтой или через представителя (курьера).

Фактическое местонахождение контрагента по юридическому адресу на момент совершения сделки инспекцией в ходе выездной налоговой проверки не проверялось.

Доводы инспекции об отсутствии у ООО "КоМэир" задекларированных основных средств, материально-технической базы, персонала сами по себе не порочат сделки с его участием по налоговым последствиям для общества, кроме того, касаются оценки контрагента, за действия и поведение которого общество не может нести ответственность.

Кроме того, в обычаях коммерческой деятельности торговое посредничество не всегда требует наличия собственных основных и транспортных средств, складских помещений и значительного персонала, а также то, что обычаями делового оборота установлены иные возможности для привлечения материальных ресурсов без регистрации их в уполномоченных органах - аренда, найм по гражданским договорам и т.п.

Судом также отмечено, что сведения, об имеющемся у контрагентов на праве собственности или аренды имуществе, не находятся в свободном доступе, в связи с чем у общества отсутствовала реальная возможность проверить такие данные в отношении своего контрагента.

Привлечение налогоплательщика к ответственности и вменение ему в обязанность уплату налогов не может основываться на предположениях налогового органа и должно подтверждаться бесспорными доказательствами.

В соответствии с позицией, изложенной в пункте 1 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды", законодательство о налогах и сборах Российской Федерации исходит из презумпции добросовестности налогоплательщика и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, в частности, налоговых вычетов при исчислении налога на добавленную стоимость, экономически оправданны, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, - достоверны.

Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных НК РФ, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

Обязанность по составлению счетов-фактур, служащих основанием для применения налогового вычета налогоплательщиком - покупателем товаров (работ, услуг), и отражению в них сведений, определенных статьей 169 НК РФ, возлагается на продавца. Следовательно, при соблюдении контрагентом указанных требований по оформлению необходимых документов оснований для вывода о недостоверности либо противоречивости сведений, содержащихся в упомянутых счетах-фактурах, в том числе не имеется, если не установлены обстоятельства, свидетельствующие о том, что налогоплательщик знал либо должен был знать о предоставлении продавцом недостоверных либо противоречивых сведений.

Суды установили, что при заключении договоров поставки общество, проявляя должную осмотрительность, удостоверилось в правоспособности контрагента и его надлежащей государственной регистрации в качестве юридического лица, а также лице, имеющем право действовать от имени контрагента, на основании общедоступных сведений в сети Интернет на сайте налогового ведомства, учредительных документов.

Условия договора, предусматривающие оплату товара после его поставки, позволяли минимизировать налогоплательщику риски ненадлежащего исполнения контрагентом условий договоров.

Подписание счета-фактуры не лицом, значащимся в учредительных документах контрагента в качестве его руководителя, не может самостоятельно, в отсутствие иных фактов и обстоятельств, свидетельствующих об отсутствии реальности операций рассматриваться в качестве основания для признания налоговой выгоды необоснованной.

При реальности произведенного сторонами исполнения по сделке, то обстоятельство, что сделка и документы, подтверждающие ее исполнение, от имени контрагента оформлены за подписью лица, отрицающего их подписание, само по себе не является безусловным и достаточным доказательством, свидетельствующим о получении обществом необоснованной налоговой выгоды. Выгода может быть признана необоснованной при доказанности отсутствия реальности операций, либо осведомленности налогоплательщика об указании контрагентом недостоверных сведений или о подложности представленных документов.

Учитывая изложенное, суды пришли к выводу о недоказанности инспекцией факта получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды при совершении хозяйственных операций с ООО ""КоМэир".

Выводы судов основаны на полной оценке представленных доказательств, оснований для их переоценки не имеется.

Таким образом, доводы, изложенные в жалобе, не нашли подтверждения в ходе рассмотрения кассационной жалобы.

Руководствуясь ст. 286, 287, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Курганской области от 27.05.2013 по делу N А34-6570/2012 и постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 31.07.2013 по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу Инспекции Федеральной налоговой службы по г. Кургану - без удовлетворения.

 

Председательствующий

А.Н. Токмакова

 

Судьи

О.Л. Гавриленко
О.Г. Гусев

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

По итогам проверки обществу были доначислены НДС, пени, штрафы.

Как указал налоговый орган, общество неправомерно применило вычеты по НДС на основании счетов-фактур, выставленных фирмой.

Между тем учредитель (он же директор, якобы подписавший спорные счета-фактуры) отрицает свою причастность к деятельности указанной организации.

Суд округа не согласился с позицией инспекции и пояснил следующее.

По НК РФ счета-фактуры должны быть подписаны руководителем и главным бухгалтером организации либо иными уполномоченными на это лицами.

Помимо формальных требований, установленных НК РФ, условием признания налоговой выгоды обоснованной является реальность хозоперации, а также проявление налогоплательщиком должной степени осмотрительности при выборе контрагента.

В рассматриваемом случае налоговый орган сослался на показания лица, которое числится руководителем фирмы-контрагента. От его имени проставлены подписи в документах. Однако данный гражданин отрицает свою причастность к этому юрлицу.

Между тем в силу НК РФ свидетельские показания служат только источником информации о каких-либо обстоятельствах и не могут являться единственным, безусловным доказательством в деле о налоговом правонарушении.

Доказательства должны оцениваться в совокупности.

Поэтому факт отрицания директором своей причастности к финансово-хозяйственной деятельности созданного либо руководимого им юрлица не являются достаточно объективной и достоверной информацией (в т. ч. из-за возможного недопущения для себя негативных уголовно-правовых последствий).

Счет-фактура может быть подписан не лицом, которое значится в учредительных документах контрагента в качестве его руководителя.

Однако это не может самостоятельно (в отсутствие иных фактов и обстоятельств, свидетельствующих об отсутствии реальности операций) рассматриваться в качестве основания для признания налоговой выгоды необоснованной.