Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 31 июля 2015 г. N Ф09-4755/15 по делу N А60-53024/2014

Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 31 июля 2015 г. N Ф09-4755/15 по делу N А60-53024/2014

 

Екатеринбург

 

31 июля 2015 г.

Дело N А60-53024/2014

 

Резолютивная часть постановления объявлена 29 июля 2015 г.

Постановление изготовлено в полном объеме 31 июля 2015 г.

 

Арбитражный суд Уральского округа в составе:

председательствующего Оденцовой Ю.А.,

судей Краснобаевой И.А., Плетневой В.В.

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "БОНА" (ИНН 6658389813, ОГРН 1116658015759; далее - общество, общество "БОНА") на решение Арбитражного суда Свердловской области от 19.02.2015 по делу N А60-53024/2014 и постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 12.05.2015 по тому же делу.

Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы извещены надлежащим образом, в том числе публично, путем размещения информации о времени и месте судебного заседания на сайте Арбитражного суда Уральского округа.

В судебном заседании приняли участие представители:

общества "БОНА" - Лившиц А.В. (доверенность от 03.12.2014);

Управления Федеральной налоговой службы по Свердловской области (далее - управление) - Эйдлин А.И. (доверенность от 09.01.2015 N 09-22/07);

Инспекции Федеральной налоговой службы по Верх-Исетскому району г. Екатеринбурга (ИНН 6658040003, ОГРН 1046602689495; далее - регистрирующий орган) - Клетный И.С. (доверенность от 19.12.2014).

Общество обратилось в Арбитражный суд Свердловской области с заявлением о признании недействительным решения регистрирующего органа от 21.10.2014 об отказе во внесении в Единый государственный реестр юридических лиц (далее - ЕГРЮЛ) записи о прекращении деятельности юридического лица в связи с его ликвидацией и об обязании регистрирующего органа внести в ЕГРЮЛ запись о прекращении деятельности общества в связи с его ликвидацией по представленным документам.

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено управление.

Решением Арбитражного суда Свердловской области от 19.02.2015 (судья Забоев К.И.) в удовлетворении заявленных требований отказано.

Постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 12.05.2015 (судьи Полякова М.А., Мартемьянов В.И., Нилогова О.И.) решение от 19.02.2015 оставлено без изменения.

В кассационной жалобе общество просит обжалуемые судебные акты отменить, ссылаясь на несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела. Заявитель полагает, что обществом в полном объеме и надлежащим образом соблюден порядок ликвидации, предусмотренный положениями Гражданского кодекса Российской Федерации и Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (далее - Закон о государственной регистрации), а оспариваемое решение регистрирующего органа является недействительным. Заявитель также считает, что ликвидатор общества надлежащим образом исполнил обязанность по соблюдению прав кредиторов в части описания в сообщении порядка и сроков направления требований. По мнению заявителя, выводы судов об уклонении ликвидатора общества от погашения кредиторской задолженности перед регистрирующим органом являются ошибочными, поскольку ликвидатор общества на дату составления ликвидационного баланса не имел сведений о наличии у общества непогашенной задолженности по обязательным платежам, а регистрирующий орган не направлял ликвидатору никаких уведомлений и требований, касающихся указанной задолженности.

Управление и регистрирующий орган в отзывах просят обжалуемые судебные акты оставить без изменения, в удовлетворении кассационной жалобы отказать.

Законность обжалуемых судебных актов проверена судом кассационной инстанции в порядке, предусмотренном ст. 284, 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в пределах доводов кассационной жалобы.

Как следует из материалов дела, 30.09.2013 единственный участник общества принял решение N 3 о добровольной ликвидации общества и назначении ликвидатором Русских Дмитрия Владимировича.

Соответствующее объявление о принятии решения о ликвидации общества и установлении срока для предъявления требований кредиторов опубликовано в Вестнике государственной регистрации 16.10.2013.

Единственный участник общества 10.07.2014 принял решение освободить с должности ликвидатора Русских Д.В. и назначить ликвидатором общества Панову Веру Владимировну.

Единственный участник общества 11.07.2014 утвердил ликвидационный баланс общества.

Ликвидатор общества Панова В.В. 14.10.2014 обратилась в регистрирующий орган с заявлением о внесении сведений о прекращении деятельности общества в связи с ликвидацией.

Решением регистрирующего органа от 21.10.2014 отказано в государственной регистрации вышеуказанных изменений в связи с тем, что ликвидационный баланс содержит недостоверные сведения, так как по данным регистрирующего органа у юридического лица имеется задолженность по налоговым платежам.

Общество 30.10.2014 обратилось в управление с жалобой на решение инспекции от 21.10.2014, которая вышестоящим органом рассмотрена и признана необоснованной.

Не согласившись с принятым решением регистрирующего органа, общество обратилось в суд с заявлением о признании недействительным решения регистрирующего органа.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суды по результатам исследования и оценки доказательств пришли к выводам о недоказанности совокупности условий, при наличии которых оспариваемое решение инспекции подлежит признанию недействительным.

Выводы судов являются правильными, соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

В соответствии с ч. 1 ст. 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

В силу ч. 4 ст. 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об оспаривании действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц арбитражный суд в судебном заседании осуществляет проверку оспариваемых действий (бездействия) и устанавливает их соответствие закону или иному нормативному правовому акту, устанавливает наличие полномочий у органа или лица, которые совершили оспариваемые действия (бездействие), а также устанавливает, нарушают ли оспариваемые действия (бездействие) права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Таким образом, для признания незаконными действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, необходимо наличие одновременно двух юридически значимых обстоятельств: несоответствие оспариваемых действий (бездействия) закону и нарушение прав и законных интересов заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Согласно ч. 2 ст. 61 Гражданского кодекса Российской Федерации юридическое лицо может быть ликвидировано по решению его учредителей (участников) либо органа юридического лица, уполномоченного на то учредительными документами.

Пунктами 1, 2 ст. 62 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что учредители (участники) юридического лица или орган, принявшие решение о ликвидации юридического лица, обязаны незамедлительно письменно сообщить об этом в уполномоченный государственный орган для внесения в единый государственный реестр юридических лиц сведения о том, что юридическое лицо находится в процессе ликвидации.

Учредители (участники) юридического лица или орган, принявшие решение о ликвидации юридического лица, назначают ликвидационную комиссию (ликвидатора) и устанавливают порядок и сроки ликвидации в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации, другими законами.

В силу п. 1, 2, 6 ст. 63 Гражданского кодекса Российской Федерации ликвидационная комиссия опубликовывает в средствах массовой информации, в которых опубликовываются данные о государственной регистрации юридического лица, сообщение о его ликвидации и о порядке и сроке заявления требований его кредиторами. Этот срок не может быть менее двух месяцев с момента опубликования сообщения о ликвидации.

Ликвидационная комиссия принимает меры по выявлению кредиторов и получению дебиторской задолженности, а также уведомляет в письменной форме кредиторов о ликвидации юридического лица.

После окончания срока предъявления требований кредиторами ликвидационная комиссия составляет промежуточный ликвидационный баланс, который содержит сведения о составе имущества ликвидируемого юридического лица, перечне требований, предъявленных кредиторами, результатах их рассмотрения, а также о перечне требований, удовлетворенных вступившим в законную силу решением суда, независимо от того, были ли такие требования приняты ликвидационной комиссией

После завершения расчетов с кредиторами ликвидационная комиссия составляет ликвидационный баланс, который утверждается учредителями (участниками) юридического лица или органом, принявшими решение о ликвидации юридического лица. В случаях, установленных законом, ликвидационный баланс утверждается по согласованию с уполномоченным государственным органом.

Ликвидация юридического лица считается завершенной, а юридическое лицо - прекратившим существование после внесения сведений о его прекращении в единый государственный реестр юридических лиц в порядке, установленном Законом о государственной регистрации юридических лиц (п. 9 ст. 63 Гражданского кодекса Российской Федерации.

При ликвидации юридического лица заявление о государственной регистрации, а также ликвидационный баланс, формирующие соответствующую часть государственного реестра юридических лиц, являющегося федеральным информационным ресурсом, должны содержать достоверную информацию. Установленный статьями 61 - 64 Гражданского кодекса Российской Федерации порядок ликвидации юридического лица не может считаться соблюденным в ситуации, когда ликвидируемому должнику и его ликвидатору было достоверно известно о наличии не исполненных обязательств перед кредитором, потребовавшим оплаты долга, в том числе путем инициирования судебного процесса о взыскании задолженности, при этом ликвидатор письменно не уведомил данного кредитора о ликвидации должника и не произвел расчета с ним. В таком случае представление в регистрирующий орган ликвидационного баланса, не отражающего действительного размера обязательств перед названным кредитором, следует рассматривать как непредставление документа, содержащего необходимые сведения (постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.10.2011 N 7075/11, от 15.01.2013 N 11925/12, от 05.03.2013 N 14449/12).

При этом для вывода о недобросовестности действий ликвидатора необходимо установить его фактическую осведомленность о наличии у юридического лица обязательства перед кредитором и отсутствие сведений о данном кредиторе при составлении соответствующего ликвидационного баланса и при исключении юридического лица из ЕГРЮЛ (постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.05.2014 N 127/14).

Таким образом, вывод о недостоверности (и, как следствие, фактическом не предоставлении) ликвидационного баланса может быть сделан судом при наличии у ликвидируемого лица непогашенной задолженности перед кредиторами, недобросовестно скрытой ликвидатором.

Как правильно установлено судами, регистрирующим органом 20.08.2014 составлен акт N 8330 о необходимости привлечения общества "БОНА" к налоговой ответственности в виде штрафа в размере 200 руб. по ст. 126 Налогового кодекса Российской Федерации за несвоевременное представление налоговой декларации по налогу на прибыль за 6 месяцев 2014 года, который 01.09.2014 направлен по юридическому адресу общества "БОНА", при этом общество "БОНА" также извещено о рассмотрении 15.10.2014 в отношении него материалов по названному акту по адресу регистрирующего органа.

Судами также верно установлено, что по результатам состоявшегося 15.10.2014 рассмотрения вышеназванного акта регистрирующим органом принято решение от 17.10.2014 N 7562 о привлечении общества "БОНА" к налоговой ответственности в виде штрафа в размере 200 руб. по п. 1 ст. 126 Налогового кодекса Российской Федерации, которое с сопроводительным письмом от 24.10.2014 N 4064 направлено по юридическому адресу общества "БОНА". Данное решение в установленном порядке не оспорено, не отменено и не признано недействительным.

Исходя из вышепоименованных обстоятельств, исследовав и оценив по правилам ст. 65, 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации относимость, допустимость, достоверность каждого из представленных в материалы дела доказательств в отдельности, а также достаточность и взаимную связь данных доказательств в их совокупности, исходя из конкретных обстоятельств дела, приняв во внимание то, что решением регистрирующего органа общество привлечено к ответственности в виде штрафа в размере 200 руб. по п. 1 ст. 126 Налогового кодекса Российской Федерации за несвоевременное представление налоговой декларации по налогу на прибыль за 6 месяцев 2014 года, а также то, что акт от 20.08.2014 N 8330 об обнаружении указанного налогового правонарушения и решение от 17.10.2014 N 7562 о привлечении общества "БОНА" к ответственности направлены в установленном порядке по юридическому адресу общества "БОНА", и то, что названное решение не отменено и не признано недействительным, суды пришли к правильному выводу о наличии у общества вышеназванной непогашенной задолженности перед бюджетом по уплате обязательных платежей, о чем общество "БОНА" было уведомлено в установленном порядке и надлежащим образом по юридическому адресу, сведения о котором содержатся в ЕГРЮЛ.

Учитывая изложенное, и то, что ликвидатор общества, в сентябре 2014 года надлежащим образом уведомленный о наличии у общества задолженности перед бюджетом по уплате обязательных платежей, 14.10.2014 обратился в регистрирующий орган с заявлением о государственной регистрации сведений о ликвидации общества "БОНА", не погасив названную задолженность и не указав сведения о ее наличии в ликвидационном балансе общества, суды пришли к правильным выводам о том, что, применительно к положениям ч. 3 ст. 1 Гражданского кодекса Российской Федерации, указанные действия ликвидатора являются недобросовестным осуществлением ликвидатором общества гражданских прав.

Таким образом, установив, что общество нарушило процедуру добровольной ликвидации, исходя из наличия у заявителя задолженности перед бюджетом, суды пришли к правильным выводам о законности и обоснованности решения регистрирующего органа от 21.10.2014 об отказе во внесении в ЕГРЮЛ записи о прекращении деятельности общества "БОНА" в связи с его ликвидацией, тем более, что задолженность общества перед бюджетом до настоящего времени не погашена.

Ссылка заявителя на то, что ликвидатор общества не был уведомлен о наличии у общества задолженности перед бюджетом, обоснованно отклонена судами, поскольку акт и решение о привлечении общества к ответственности были направлены в установленном порядке по юридическому адресу общества "БОНА", сведения о котором содержатся в ЕГРЮЛ и указаны самим обществом "БОНА" в настоящем заявлении, апелляционной и кассационной жалобах по данному делу, в связи с чем общество "БОНА" было обязано обеспечить получение им корреспонденции по названному юридическому адресу, при том, что общества "БОНА" при подаче в регистрирующий орган заявления о принятии решения о ликвидации общества не указало на изменение юридического адреса общества и на наличие у общества какого-либо иного адреса для получения им почтовой корреспонденции (например, по месту нахождения ликвидатора).

Судами правильно установлены фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, им дана надлежащая правовая оценка, верно применены нормы материального права, регулирующие спорные отношения.

Все доводы заявителя, изложенные в кассационной жалобе, судом кассационной инстанции отклоняются, поскольку не свидетельствуют о нарушении судами норм права и сводятся лишь к переоценке установленных по делу обстоятельств. При этом заявитель фактически ссылается не на незаконность обжалуемых судебных актов, а выражает несогласие с произведенной судами оценкой доказательств, и просит еще раз пересмотреть данное дело по существу и переоценить имеющиеся в деле доказательства. Суд кассационной инстанции полагает, что все обстоятельства, имеющие существенное значение для дела, судами установлены, все доказательства исследованы и оценены в соответствии с требованиями ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. Оснований для переоценки доказательств и сделанных на их основании выводов у суда кассационной инстанции не имеется (ст. 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Нарушений норм материального или процессуального права, являющихся основанием для отмены судебного акта (ст. 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации), судом кассационной инстанции не установлено.

С учетом изложенного, обжалуемые судебные акты следует оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

Руководствуясь ст. 286, 287, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Свердловской области от 19.02.2015 по делу N А60-53024/2014 и постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 12.05.2015 по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "БОНА" - без удовлетворения.

Постановление может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном ст. 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

 

Председательствующий

Ю.А. Оденцова

 

Судьи

И.А. Краснобаева
В.В. Плетнева

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

"Исходя из вышепоименованных обстоятельств, исследовав и оценив по правилам ст. 65, 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации относимость, допустимость, достоверность каждого из представленных в материалы дела доказательств в отдельности, а также достаточность и взаимную связь данных доказательств в их совокупности, исходя из конкретных обстоятельств дела, приняв во внимание то, что решением регистрирующего органа общество привлечено к ответственности в виде штрафа в размере 200 руб. по п. 1 ст. 126 Налогового кодекса Российской Федерации за несвоевременное представление налоговой декларации по налогу на прибыль за 6 месяцев 2014 года, а также то, что акт от 20.08.2014 N 8330 об обнаружении указанного налогового правонарушения и решение от 17.10.2014 N 7562 о привлечении общества "БОНА" к ответственности направлены в установленном порядке по юридическому адресу общества "БОНА", и то, что названное решение не отменено и не признано недействительным, суды пришли к правильному выводу о наличии у общества вышеназванной непогашенной задолженности перед бюджетом по уплате обязательных платежей, о чем общество "БОНА" было уведомлено в установленном порядке и надлежащим образом по юридическому адресу, сведения о котором содержатся в ЕГРЮЛ.

Учитывая изложенное, и то, что ликвидатор общества, в сентябре 2014 года надлежащим образом уведомленный о наличии у общества задолженности перед бюджетом по уплате обязательных платежей, 14.10.2014 обратился в регистрирующий орган с заявлением о государственной регистрации сведений о ликвидации общества "БОНА", не погасив названную задолженность и не указав сведения о ее наличии в ликвидационном балансе общества, суды пришли к правильным выводам о том, что, применительно к положениям ч. 3 ст. 1 Гражданского кодекса Российской Федерации, указанные действия ликвидатора являются недобросовестным осуществлением ликвидатором общества гражданских прав."