Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 4 мая 2017 г. N Ф09-1737/17 по делу N А60-30077/2016

Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 4 мая 2017 г. N Ф09-1737/17 по делу N А60-30077/2016

 

Екатеринбург

 

04 мая 2017 г.

Дело N А60-30077/2016

 

Резолютивная часть постановления объявлена 02 мая 2017 г.

Постановление изготовлено в полном объеме 04 мая 2017 г.

 

Арбитражный суд Уральского округа в составе:

председательствующего Кравцовой Е.А.,

судей Черкезова Е.О., Поротниковой Е.А.

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу индивидуального предпринимателя Бородаева Владислава Анатольевича (далее - предприниматель, ответчик) на решение Арбитражного суда Свердловской области от 14.10.2016 по делу N А60-30077/2016 и постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 12.01.2017 по тому же делу.

Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы извещены надлежащим образом, в том числе публично, путем размещения информации о времени и месте судебного заседания на сайте Арбитражного суда Уральского округа.

В судебном заседании приняли участие:

предприниматель - паспорт;

представитель предпринимателя - Степановских Е.А. (доверенность от 02.11.2016).

представители Управления Роспотребнадзора по Свердловской области (далее - управление, истец) - Сывороцких М.А. ( доверенность от 24.11.2016 N 01-01-05-28/103).

Управление обратилось в Арбитражный суд Свердловской области с заявлением о запрете предпринимателю осуществления дезинфекционной деятельности в очагах туберкулеза.

К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены государственное бюджетное учреждение здравоохранение Свердловской области "Противотуберкулезный диспансер" (далее - учреждение здравоохранения), общество с ограниченной ответственностью "Отель Вознесенский" (далее - общество).

Решением суда от 14.10.2016 (судья Киреев П.Н.) исковые требования удовлетворены частично, предпринимателю запрещено осуществлять заключительную дезинфекционную деятельность в составе медицинской услуги в очагах туберкулеза в отсутствие соответствующей лицензии. В удовлетворении остальной части исковых требований отказано.

Постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 12.01.2017 (судьи Риб Л.Х., Варакса Н.В., Щеклеина Л.Ю.) решение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе предприниматель просит обжалуемые судебные акты в части удовлетворения исковых требований отменить, в удовлетворении исковых требований отказать, ссылаясь на неправильное применение норм материального права.

Заявитель жалобы настаивает на том, что услуги по дезинфекции относятся к лицензируемой деятельности лишь в случае их оказания в рамках медицинской помощи. Напротив, деятельность по дезинфекции в очагах туберкулеза не может рассматриваться в качестве медицинской услуги, поскольку не предполагает контакта с пациентом.

Также предприниматель указывает на неправильное применение с. 1065 Гражданского кодекса Российской Федерации. По мнению заявителя жалобы, осуществление деятельности без лицензии само по себе не может являться причиной возникновения какого-либо вреда.

Проверив законность обжалуемых судебных актов в порядке, предусмотренном ст. 274, 284, 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в пределах доводов, изложенных в кассационной жалобе, суд кассационной инстанции оснований для их отмены не находит.

Как следует из материалов дела, основанием для обращения в арбитражный суд с настоящим иском послужило выявление управлением в ходе эпидемиологического расследования факта осуществления предпринимателем работ по заключительной дезинфекции в очаге туберкулеза общества и учреждения здравоохранения в отсутствие лицензии на медицинскую деятельность по работе (услуге) "дезинфектология",

Удовлетворяя заявленные требования в обжалуемой части, суды правомерно исходили из следующего.

В соответствии с п. 46 ч. 1 ст. 12 Федерального закона от 04.05.2011 N 99-ФЗ "О лицензировании отдельных видов деятельности" (далее - Федеральный закон N 99-ФЗ) медицинская деятельность (за исключение указанной деятельности, осуществляемой медицинскими организациями и другими организациями, входящими в частную систему здравоохранения, на территории инновационного центра "Сколково"), подлежит лицензированию.

Порядок лицензирования медицинской деятельности установлен Положением о лицензировании медицинской деятельности.

Пунктом 3 Положения о лицензировании медицинской деятельности определено, что медицинскую деятельность составляют работы (услуги) по перечню согласно приложению, которые выполняются при оказании первичной медико-санитарной, специализированной (в том числе высокотехнологичной), скорой (в том числе скорой специализированной), паллиативной медицинской помощи, оказании медицинской помощи при санаторно-курортном лечении, при проведении медицинских экспертиз, медицинских осмотров, медицинских освидетельствований и санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий в рамках оказания медицинской помощи, при трансплантации (пересадке) органов и (или) тканей, обращении донорской крови и (или) ее компонентов в медицинских целях. Требования к организации и выполнению указанных работ (услуг) в целях лицензирования устанавливаются Министерством здравоохранения Российской Федерации.

Из системного толкования приведенных нормативных положений следует, что лицензированию подлежит медицинская деятельность в виде работ (услуг), включенных в перечень и выполняемых в рамках оказания медицинской помощи.

В перечень работ (услуг), составляющих медицинскую деятельность, включены работы (услуги) по дезинфектологии.

Медицинской услугой является медицинское вмешательство или комплекс медицинских вмешательств, направленных на профилактику, диагностику и лечение заболеваний, медицинскую реабилитацию и имеющих самостоятельное законченное значение (п. 4 ст. 2 Федерального закона от 21.11.2011 N 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" (далее - Федеральный закон N 323-Ф). В свою очередь под медицинским вмешательством понимаются выполняемые медицинским работником по отношению к пациенту, затрагивающие физическое или психическое состояние человека и имеющие профилактическую, исследовательскую, диагностическую, лечебную, реабилитационную направленность, виды медицинских обследований и (или) медицинских манипуляций, а также искусственное прерывание беременности (п. 5 ст. 2 Федерального закона N 323-ФЗ).

Из системного толкования положений Федерального закона N 99-ФЗ, Федерального закона N 323-ФЗ, Положения о лицензировании медицинской деятельности, а также писем Министерства здравоохранения Российской Федерации от 14.10.2014 N 24-1/3060814-2592, от 24.05.2013 N 16и-521/13, следует, что работы (услуги) по дезинфектологии подлежат отдельному лицензированию как вид медицинской деятельности лишь в тех случаях, когда они оказываются третьими лицами как самостоятельные работы, услуги в рамках медицинской помощи.

Данная правовая позиция содержится в определении Верховного Суда Российской Федерации от 12.02.2016 N 303-АД15-15624 по делу N А16-291/2015.

Обязанность по проведению заключительной дезинфекции в очагах туберкулеза и порядок проведения дезинфекционных мероприятий установлены Санитарно-эпидемиологическими правилами СП 3.1.2.3114-13 "Профилактика туберкулеза", утвержденными постановлением Главного санитарного врача Российской Федерации от 22.10.2013 N 60 (в редакции от 06.02.2015) (далее - СП 3.1.2.3114-13). В частности, п. 9.1. СП 3.1.2.3114-13 установлено, что в очагах туберкулеза проводится текущая и заключительная дезинфекция, при этом заключительная дезинфекция в очагах туберкулеза осуществляется специализированными организациями, имеющими лицензию на медицинскую деятельность (п. 9.3., 9.5. СП 3.1.2.3114-13).

Правильно применив указанные выше нормы права, указав, что заключительная дезинфекция относится к обязательным санитарно-противоэпидемическим (профилактическим) мероприятиям в рамках оказания медицинской помощи, которую должна провести противотуберкулезная медицинская организация в целях осуществления своей медицинской деятельности, суды пришли к правомерному выводу о том, что такая услуга (работа) также относится к медицинским услугам, подлежащим лицензированию.

Довод заявителя жалобы относительно того, что деятельность по дезинфекции в очагах туберкулеза не может рассматриваться в качестве медицинской услуги, поскольку не предполагает контакта с пациентом подлежит отклонению, как основанный на ошибочном толковании вышеуказанных норм права.

Ссылка предпринимателя о недоказанности оснований для обращения с иском о запрете осуществления деятельности судами рассмотрена, ей дана надлежащая правовая оценка.

Согласно п. 1 ст. 1065 Гражданского кодекса Российской Федерации опасность причинения вреда в будущем может явиться основанием к иску о запрещении деятельности, создающей такую опасность.

Данная норма выполняет предупредительную функцию, направленную на обеспечение охраны прав и интересов граждан и организаций, являясь в соответствии со ст. 12 Гражданского кодекса Российской Федерации одним из способов защиты гражданских прав.

Рассматривая настоящий спор, установив, что предприниматель осуществлял такой вид деятельности, как дезинфектология, в рамках которой оказывал диспансеру услуги по заключительной дезинфекции в очагах туберкулеза не имея лицензии, суды пришли к правомерному выводу о создании предпринимателем опасности для здоровья неограниченного круга лиц, нарушении прав граждан в сфере осуществления медицинской деятельности, что в силу положений ст. 12, 1065 Гражданского кодекса Российской Федерации является основанием к запрещению данной деятельности.

Нарушений норм процессуального права, являющихся в силу ч. 4 ст. 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации безусловным основанием для отмены судебных актов, не выявлено.

Руководствуясь ст. 286, 287, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Свердловской области от 14.10.2016 по делу N А60-30077/2016 и постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 12.01.2017 по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу индивидуального предпринимателя Бородаева Владислава Анатольевича - без удовлетворения.

Постановление может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном ст. 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

 

Председательствующий

Е.А. Кравцова

 

Судьи

Е.О. Черкезов
Е.А. Поротникова

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

"Согласно п. 1 ст. 1065 Гражданского кодекса Российской Федерации опасность причинения вреда в будущем может явиться основанием к иску о запрещении деятельности, создающей такую опасность.

Данная норма выполняет предупредительную функцию, направленную на обеспечение охраны прав и интересов граждан и организаций, являясь в соответствии со ст. 12 Гражданского кодекса Российской Федерации одним из способов защиты гражданских прав.

Рассматривая настоящий спор, установив, что предприниматель осуществлял такой вид деятельности, как дезинфектология, в рамках которой оказывал диспансеру услуги по заключительной дезинфекции в очагах туберкулеза не имея лицензии, суды пришли к правомерному выводу о создании предпринимателем опасности для здоровья неограниченного круга лиц, нарушении прав граждан в сфере осуществления медицинской деятельности, что в силу положений ст. 12, 1065 Гражданского кодекса Российской Федерации является основанием к запрещению данной деятельности."