Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 31 июля 2017 г. N Ф09-3933/17 по делу N А60-40208/2016

Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 31 июля 2017 г. N Ф09-3933/17 по делу N А60-40208/2016

 

Екатеринбург

 

31 июля 2017 г.

Дело N А60-40208/2016

 

Резолютивная часть постановления объявлена 26 июля 2017 г.

Постановление изготовлено в полном объеме 31 июля 2017 г.

 

Арбитражный суд Уральского округа в составе:

председательствующего Матанцева И.В.,

судей Плетневой В.В., Рогожиной О.В.

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу открытого акционерного общества "Свердловскдорстрой" (ИНН: 6658006933 ОГРН: 1026602315981, далее - общество "Свердловскдорстрой", должник) в лице конкурсного управляющего Пархоменко Алексея Сергеевича на решение Арбитражного суда Свердловской области от 30.12.2016 по делу N А60-40208/2016 и постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.04.2017 по тому же делу.

Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы извещены надлежащим образом, в том числе публично, путем размещения информации о времени и месте судебного заседания на сайте Арбитражного суда Уральского округа.

В судебном заседании приняли участие представители:

общества "Свердловскдорстрой" - Патрахина А.О. (доверенность от 26.12.2016);

общества с ограниченной ответственностью "АрендаПлюс" (ИНН: 6686013330 ОГРН: 1126686016214, далее - общество "АрендаПлюс") - Исаева М.А. (доверенность от 27.03.2017).

Открытое акционерное общество "Автострада" (ИНН: 7451279037 ОГРН: 1097451001482, далее - общество "Автострада") обратилось в Арбитражный суд Свердловской области с иском к обществу "АрендаПлюс" о признании недействительным акта зачета взаимных требований от 21.10.2013.

Решением Арбитражного суда Свердловской области от 30.12.2016 (судья Невмеруха Е.Л.) в удовлетворении исковых требований отказано.

Постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.04.2017 (судьи Муталлиева И.О., Григорьева Н.П., Дружинина Л.В.) решение суда первой инстанции от 30.12.2016 оставлено без изменения.

В кассационной жалобе общество "Свердловскдорстрой" в лице конкурсного управляющего Пархоменко А.С. просит решение суда первой инстанции от 30.12.2016 и постановление суда апелляционной инстанции от 03.04.2017 отменить, привлечь общество "Свердловскдорстрой" к участию в деле в качестве соистца, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции. Заявитель кассационной жалобы указывает на то, что суд первой инстанции в нарушение норм процессуального законодательства необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства о привлечении общества "Свердловскдорстрой" к участию в деле в качестве соистца. Общество "Свердловскдорстрой" в лице конкурсного управляющего Пархоменко А.С. отмечает, что общество "Автострада" является самостоятельным юридическим лицом по отношению к обществу "Свердловскдорстрой", не входит в состав его участников, обратилось в суд с самостоятельными исковыми требованиями, действуя от своего имени и в своих интересах, следовательно, общество "Автострада" нельзя рассматривать в качестве законного представителя общества "Свердловскдорстрой". Заявитель жалобы считает, что оспариваемый акт зачета нарушает права и законные интересы общества "Свердловскдорстрой" как единственного акционера.

Общество "Свердловскдорстрой" обращает внимание суда округа на то, что в ходе конкурсного производства была проведена процедура замещения активов должника путем создания на базе имущества должника нескольких юридических лиц, в том числе общества "Автострада", в связи с чем должник является 100% акционером названного общества с размером вклада 77 586 000 руб. Согласно уставу общества "Автострада" совершение сделки на сумму, превышающую 100 000 руб., требовало одобрения со стороны должника, однако такого одобрения получено не было; отзыв ответчика, в котором общество "АрендаПлюс" впервые заявило о пропуске срока исковой давности, в нарушение ст. 41, 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации был заявлен 13.12.2016, что подтверждается определением суда от 16.12.2016.

Суды, делая вывод о злоупотреблении процессуальными правами со стороны общества "Свердловскдорстрой", не приняли во внимание разъяснения, изложенные в п. 31 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации". Заявитель жалобы указывает на то, что в материалы дела не представлено доказательств, подтверждающих, что в обществе "Автострада" проводились годовые собрания и из представленных акционеру материалов при проведении собраний можно было сделать вывод о совершении сделок, а исчисление срока исковой давности от даты предполагаемого годового собрания противоречит п. 2 ст. 181 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Суды, как полагает общество "Свердловскдорстрой", применив срок исковой давности в отношении третьего лица, не учли, что положениями действующего процессуального законодательства допускается применение срока исковой давности только в отношении одного участника процесса - истца. Обществу "Свердловскдорстрой" о нарушении его прав стало известно лишь после привлечения его к участию в деле N А60-10339/2016 (в рамках которого 12.04.2016 общество "АрендаПлюс" представило акт зачета взаимных требований от 21.10.2013) в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований (определение Арбитражного суда Свердловской области от 08.08.2016).

Судами не установлено наличие или отсутствие признаков, по которым акт зачета от 21.10.2013 должен быть признан крупной сделкой. Между тем, оспариваемая сделка совершена бывшим директором общества "Автострада" с превышением полномочий, установленных уставом названного общества. При этом ответчик, действуя разумно и проявляя требующуюся от него по условиям оборота осмотрительность, мог установить несоблюдение порядка одобрения данной сделки. Нарушение прав общества "Свердловскдорстрой" в результате совершения оспариваемой сделки заключается в том, что общество "Автострада" создавалось с целью получения дивидендов, которые поступают в конкурсную массу общества "Свердловскдорстрой" с целью последующего расчета с кредиторами. Совершение оспариваемой сделки сделало невозможным дальнейшее пополнение конкурсной массы, что нарушает права кредиторов общества "Свердловскдорстрой".

Кроме того, заявитель жалобы считает, что судами оставлено без надлежащей оценки заключение эксперта от 18.09.2016 N 186-сэ/2016, которое подтверждает факт невыполнения соответствующих объемов работ и отсутствие денежного требования.

В обоснование своей позиции общество "Свердловскдорстрой" ссылается на имеющуюся судебную практику (постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 24.01.2017 по делу N А78-8399/2016, определение Омского областного суда от 27.01.2016 по делу N 33-442/2016).

В силу ст. 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд кассационной инстанции устанавливает правильность применения судами первой и апелляционной инстанций норм материального и процессуального права исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы, а также проверяет соответствие выводов судов о применении норм права установленным ими по делу обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам.

Как следует из материалов дела, общество "Автострада" зарегистрировано в качестве юридического лица 05.02.2009; единственным акционером названного общества является общество "Свердловскдорстрой".

Между обществом "Автострада" в лице директора Алексеевой Н.В. ("сторона 1") и обществом "АрендаПлюс" ("сторона 2") 21.10.2013 подписан акт зачета взаимных требований, согласно которому сумма задолженности "стороны 2" перед "стороной 1" по договору аренды недвижимости N 156-ДА от 01.10.2012 составляет 1 158 148 руб. 13 коп., сумма задолженности "стороны 1" перед "стороной 2" по актам о приемке выполненных работ: за апрель 2013 года от 30.04.2013 составляет 915 528 руб.; за апрель 2013 года от 30.04.2013 составляет 334 916 руб.; за апрель 2013 года от 30.04.2013 составляет 306 501 руб.; за апрель 2013 года от 30.04.2013 составляет 24 939 руб.; за май 2013 года от 24.05.2013 составляет 113 082 руб.; за май 2013 года от 30.05.2013 составляет 309 940 руб.; за май 2013 года от 31.05.2013 составляет 886 312 руб.; за июнь 2013 года от 28.06.2013 составляет 423 708 руб.; за июнь 2013 года от 28.06.2013 составляет 329 594 руб.; за июль 2013 года от 31.07.2013 составляет 125 160 руб.; за август 2013 года от 27.03.2013 составляет 186 609 руб.; за август 2013 года от 30.08.2013 составляет 816 525 руб.; за сентябрь 2013 года от 23.09.2013 составляет 127 202 руб. Итого общая сумма задолженности - 4 900 016 руб.

Стороны согласились произвести взаимозачет в сумме 1 158 148 руб. 13 коп. Оставшаяся сумма в размере 3 741 867 руб. 87 коп. засчитывается "стороне 2" в качестве предоплаты по договору аренды недвижимости от 01.10.2012 N 156-ДА.

Ссылаясь на несуществующее денежное требование, направленное к зачету денежного требования по договору аренды недвижимости от 01.02.2012 N 156-ДА, совершение акта зачета от 21.10.2013 как крупной сделки в отсутствие ее одобрения в установленном законом порядке, общество "Автострада" обратилось в арбитражный суд с рассматриваемым иском.

Суд первой инстанции, руководствуясь положениями ст. 167, 168, 407, 410, 412, 181 Гражданского кодекса Российской Федерации, п. 5 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 16.05.2014 N 28 "О некоторых вопросах, связанных с оспариванием крупных сделок и сделок с заинтересованностью", не усмотрел наличия установленных законом оснований к недопустимости зачета, отметив, что сделки по выполнению работ не оспорены, о фальсификации актов о приемке выполненных работ, а также об экспертизе фактически выполненного объема работ сторонами не заявлено. Кроме того, суд первой инстанции по заявлению ответчика - общества "АрендаПлюс" применил срок исковой давности.

Не согласившись с выводом суда первой инстанции о применении к спорной ситуации ст. 168 и 410 Гражданского кодекса Российской Федерации, апелляционный суд, тем не менее, оставил решение суда первой инстанции без изменения, указав при этом на то, что в рассматриваемом случае имело место прекращение взаимных обязательств по соглашению сторон, то есть взаимозачет.

Гражданский кодекс Российской Федерации не устанавливает каких-либо специальных требований к проведению зачетов и их оформлению. Существенным отличием взаимозачета от зачета взаимных требований в том значении, которое ему придает ст. 410 ГК РФ, является возможность его осуществления только путем согласованного волеизъявления всех субъектов обязательства, включенных в него.

Взаимозачет - это особый вид сделки, в основе которой лежит механизм зачета, но действительность которой связана с применением к ней принципа свободы договора (п. 2 ст. 421 Гражданского кодекса Российской Федерации), предусматривающей возможность заключения гражданско-правового договора, как предусмотренного, так и не предусмотренного законом или иными правовыми актами, а не с применением норм о зачете, регламентированных главой 26 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В отличие от зачета встречного однородного требования по соглашению сторон может быть прекращено всякое обязательство, в том числе, с ненаступившим сроком его исполнения (ст. 407, п. 1 ст. 450 ГК РФ). Указанная позиция согласуется с разъяснениями, содержащимися в абз. 4 пункта 4 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14.03.2014 N 16 "О свободе договора и ее пределах", согласно которым нормы статьи 410 ГК РФ, устанавливающие предпосылки прекращения обязательства односторонним заявлением о зачете, не означают запрета соглашения договаривающихся сторон о прекращении неоднородных обязательств или обязательств с ненаступившими сроками исполнения и т.п.

Проанализировав представленные в материалы дела доказательства и установив, что в рассматриваемом случае воля на проведение зачета выражена в соответствующем двустороннем соглашении от 21.10.2013, апелляционный суд пришел к выводу о доказанности наличия согласованного волеизъявления участников сделки взаимозачета на ее совершение.

Согласно п. 1 ст. 78 Федерального закона "Об акционерных обществах" (далее - Закон об акционерных обществах) крупной (в редакции закона, действовавшей на момент совершения сделки) сделкой считается сделка (в том числе заем, кредит, залог, поручительство) или несколько взаимосвязанных сделок, связанных с приобретением, отчуждением или возможностью отчуждения обществом прямо либо косвенно имущества, стоимость которого составляет 25 и более процентов балансовой стоимости активов общества, определенной по данным его бухгалтерской (финансовой) отчетности на последнюю отчетную дату, за исключением сделок, совершаемых в процессе обычной хозяйственной деятельности общества, сделок, связанных с размещением посредством подписки (реализацией) обыкновенных акций общества, сделок, связанных с размещением эмиссионных ценных бумаг, конвертируемых в обыкновенные акции общества, и сделок, совершение которых обязательно для общества в соответствии с федеральными законами и (или) иными правовыми актами Российской Федерации и расчеты по которым производятся по ценам, определенным в порядке, установленном Правительством Российской Федерации, или по ценам и тарифам, установленным уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти. Уставом общества могут быть установлены также иные случаи, при которых на совершаемые обществом сделки распространяется порядок одобрения крупных сделок, предусмотренный данным Федеральным законом.

Порядок одобрения крупной сделки предусмотрен ст. 79 Закона об акционерных обществах.

По смыслу п. 6 ст. 79 Закона об акционерных обществах крупная сделка, совершенная с нарушением предусмотренных данным Федеральным законом требований к ней, может быть признана недействительной по иску общества или его акционера.

При этом суд отказывает в удовлетворении требований о признании крупной сделки, совершенной с нарушением предусмотренных этим Федеральным законом требований к ней, недействительной, в частности, если не доказано, что совершение данной сделки повлекло или может повлечь за собой причинение убытков обществу или акционеру, обратившемуся с иском, либо возникновение иных неблагоприятных последствий для них.

В рассматриваемом случае иск заявлен непосредственно самим обществом.

Из материалов дела усматривается, что согласно подп. 1.15 п. 1 ст. 20 устава общества "Автострада" к компетенции общего собрания акционеров отнесен вопрос принятия решений об одобрении крупных сделок в случаях, предусмотренных действующим законодательством Российской Федерации.

Вопрос одобрения крупных сделок также отнесен к компетенции совета директоров общества и закреплен в подп. 1.14 п. 1 ст. 31 устава общества.

При этом в подп. 1.17 п. 1 ст. 31 устава общества "Автострада" к компетенции совета директоров общества отнесен вопрос по заключению сделок на сумму, превышающую 100 000 руб., в том числе сделок, осуществляемых в процессе обычной хозяйственной деятельности.

В силу подп. 2 п. 2 ст. 35 устава общества "Автострада" к компетенции директора относится совершение сделок в процессе обычной хозяйственной деятельности общества на сумму, не превышающую 100 000 руб.

В связи с этим судом апелляционной инстанции верно указано на то, что данные положения устава общества "Автострада" являются ограничением полномочий исполнительного органа по сравнению с тем, как эти полномочия определены в Федеральном законе "Об акционерных обществах".

В п. 8 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 16.05.2014 N 28 "О некоторых вопросах, связанных с оспариванием крупных сделок и сделок с заинтересованностью" разъяснено, что уставом общества могут быть предусмотрены иные случаи, когда на совершаемые обществом сделки распространяется порядок одобрения крупных сделок (пункт 7 статьи 46 Закона об обществах с ограниченной ответственностью и пункт 1 статьи 78 Закона об акционерных обществах).

При рассмотрении споров о признании недействительными таких сделок судам следует руководствоваться пунктом 1 статьи 174 ГК РФ: по общему правилу контрагенты вправе полагаться на неограниченные полномочия директора, за исключением случаев, когда они знали об ограничениях или должны были о них знать, т.е. обстоятельства были таковы, что любое разумное лицо немедленно обнаружило бы превышение директором своих полномочий. При решении вопроса о том, должна ли была другая сторона сделки знать о ее совершении с нарушением порядка одобрения крупных сделок, судам следует учитывать то, насколько это лицо могло, действуя разумно и проявляя требующуюся от него по условиям оборота осмотрительность, установить наличие у сделки признаков крупной сделки и несоблюдение порядка ее одобрения. В частности, контрагент должен был знать о том, что сделка являлась крупной и требовала одобрения, если это было очевидно любому разумному участнику оборота из характера сделки, например, при отчуждении одного из основных активов общества (недвижимости, дорогостоящего оборудования и т.п.). В остальных случаях существует презумпция того, что сторона сделки не знала и не должна была знать о том, что сделка являлась крупной.

В соответствии с п. 2 названного постановления Пленума от 16.05.2012 N 28, о наличии явного ущерба для общества свидетельствует совершение сделки на заведомо и значительно невыгодных условиях, например, если предоставление, полученное по сделке обществом, в два или более раза ниже стоимости предоставления, совершенного обществом в пользу контрагента. При этом другая сторона должна знать о наличии явного ущерба в том случае, если это было очевидно для любого обычного контрагента в момент заключения сделки.

В п. 93 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" также разъяснено, в частности, что о наличии явного ущерба свидетельствует совершение сделки на заведомо и значительно невыгодных условиях. При этом следует исходить из того, что другая сторона должна была знать о наличии явного ущерба в том случае, если это было бы очевидно для любого участника сделки в момент ее заключения.

Применительно к конкретным обстоятельствам данного спора суд апелляционной инстанции определил, что в материалах дела отсутствуют надлежащие доказательства, свидетельствующие о том, что общество "АрендаПлюс" знало об установлении таких ограничений полномочий исполнительного органа общества "Автострада", а также о том, что сделка взаимозачета требований заключена на заведомо и значительно невыгодных условиях. Бухгалтерский баланс, иные данные бухгалтерской отчетности в подтверждение своих доводов обществом "Автострада" представлены не были.

Кроме того, обществом "АрендаПлюс" (ответчиком) заявлено о применении срока исковой давности.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суды первой и апелляционной инстанции исходили из того, что срок исковой давности на подачу заявления о признании недействительным акта зачета взаимных требований от 21.10.2013 обществом "Автострада" пропущен в связи со следующим.

Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 5 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 16.05.2014 N 28 "О некоторых вопросах, связанных с оспариванием крупных сделок и сделок с заинтересованностью", иски о признании крупных сделок и сделок с заинтересованностью недействительными и применении последствий их недействительности могут предъявляться в течение срока, установленного п. 2 ст. 181 Гражданского кодекса Российской Федерации для оспоримых сделок.

Срок давности по иску о признании недействительной сделки, совершенной с нарушением порядка ее одобрения, исчисляется с момента, когда истец узнал или должен был узнать о том, что такая сделка требовала одобрения в порядке, предусмотренном законом или уставом, хотя бы она и была совершена раньше. Предполагается, что участник должен был узнать о совершении сделки с нарушением порядка одобрения крупной сделки или сделки с заинтересованностью не позднее даты проведения годового общего собрания участников (акционеров) по итогам года, в котором была совершена оспариваемая сделка, если из предоставлявшихся участникам при проведении этого собрания материалов можно было сделать вывод о совершении такой сделки (например, если из бухгалтерского баланса следовало, что изменился состав основных активов по сравнению с предыдущим годом).

В силу п. 2 ст. 181 Гражданского кодекса Российской Федерации срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка (п. 1 ст. 179 Гражданского кодекса Российской Федерации), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

По смыслу п. 2 ст. 199 Гражданского кодекса Российской Федерации исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения. Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

Руководствуясь вышеприведенными нормами права, принимая во внимание то обстоятельство, что оспариваемая сделка совершена 21.10.2013, с заявленным требованием общество "Автострада" (истец) обратилось лишь 22.08.2016, суды пришли к правильному выводу о подаче заявления по истечении срока давности, что является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении требований.

Проанализировав представленные в материалы дела доказательства и отметив, что общество "Автострада" и общество "Свердловскдорстрой" являются заинтересованными лицами в оспаривании сделки взаимозачета, учитывая отсутствие в материалах дела доказательств, свидетельствующих о том, что в обществе "Автострада" с момента совершения сделки и до момента обращения в суд не проводилось годовых собраний, подтверждающих то, что акционер - общество "Свердловскдорстрой" был лишен возможности знакомиться с финансовыми документами общества, заявлять требования о созыве собраний и т.д., а также свидетельствующих о том, что с 27.02.2015 конкурсный управляющий общества "Свердловскдорстрой" Пархоменко А.С. не имел возможности знакомиться с документами и деятельностью общества "Автострада", суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу, что общество "Свердловскдорстрой", проявляя должную заботливость и осмотрительность, имело возможность узнать о совершении оспариваемой сделки не позднее 01.07.2015.

В связи с этим заявителем кассационной жалобы заявлен довод о недопустимости применения судами срока исковой давности в отношении третьего лица - общества "Свердловскдорстрой", который судом кассационной инстанции не принимается, поскольку он не влияет на законность принятых судебных актов.

Суд апелляционной инстанции, отклоняя доводы заявителя о том, что требование, направленное к зачету, не существует, об отсутствии факта выполнения работ, ссылки на заключение эксперта N 186-сэ/2016 от 18.09.2016, указал на то, что вопрос выполнения спорных работ по представленным актам являлся предметом рассмотрения в рамках дела N А60-10339/2016, по итогам строительной экспертизы в материалы дела поступило заключение эксперта - техника Мальцева В.А. от 28.10.2016 N 186-сэ/2016, содержащее отрицательный ответ на поставленный вопрос.

Вместе с тем, указанное заключение не принято судами в качестве надлежащего доказательства как противоречащее положениям ст. 8, 16 Федерального закона от 31.05.2001 N 73-ФЗ "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации", Методике определения строительной продукции на территории МДС 81-35.2004 (ч. 2 ст. 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

При этом судом апелляционной инстанции отмечено, что в рамках рассматриваемого дела (N А60-40208/2016) довод истца о том, что фактически работы по поименованным в акте зачета актам не проводились, не нашли своего документального подтверждения; представленные в материалы дела акты по форме КС-2, КС-3 составлены в двустороннем порядке, в отсутствие разногласий по объему и качеству выполненных работ. Соответствующих ходатайств о проведении судебной экспертизы с целью определения фактического объема выполненных работ и их стоимости в рамках рассматриваемого дела истцом не заявлено, заявлений о фальсификации актов о приемке выполненных работ в порядке ст. 161 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации также не приведено.

Таким образом, факт выполнения работ арендатором, стоимость которых принята арендодателем в зачет задолженности по арендной плате, материалами дела не опровергнута (ст. 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Довод общества "Свердловскдорстрой" относительно необоснованности отклонения судом ходатайства о вступлении названного общества в дело качестве соистца являлся предметом рассмотрения апелляционного суда и отклонен им ввиду следующего.

Согласно ч. 1 ст. 46 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации иск может быть предъявлен в арбитражный суд совместно несколькими истцами или к нескольким ответчикам (процессуальное соучастие). Соистцы могут вступить в дело до принятия судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу в арбитражном суде первой инстанции (п. 4 ст. 46 названного Кодекса). Условия процессуального соучастия установлены в п. 2 ст. 46 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

В п. 32 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" разъяснено, что участник корпорации, обращающийся в установленном порядке от имени корпорации в суд с требованием о возмещении причиненных корпорации убытков (статья 53.1 ГК РФ), а также об оспаривании заключенных корпорацией сделок, о применении последствий их недействительности и о применении последствий недействительности ничтожных сделок корпорации, в силу закона является ее представителем, в том числе на стадии исполнения судебного решения, а истцом по делу выступает корпорация (пункт 2 статьи 53 ГК РФ, пункт 1 статьи 65.2 ГК РФ).

В данном случае в качестве истца обратилась сама корпорация - общество "Автострада", в связи с чем иск заявлен в защиту прав единственного акционера - общества "Свердловскдорстрой", при этом акционер является не истцом, а лишь законным представителем корпорации, которая как раз участвует в процессе в качестве истца.

При этом из материалов дела следует, что общество "Свердловскдорстрой" привлечено к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, определением от 22.09.2016 о принятии иска к производству. Поскольку заявление общества "Свердловскдорстрой" о вступлении в дело в качестве соистца представлено только в судебное заседание лишь 26.02.2016, а именно после проведения двух судебных заседаний по делу (26.10.2016 и 13.12.2016), апелляционным судом верно отмечено, что суд первой инстанции, отклоняя данное ходатайство, обоснованно руководствовался ч. 5 ст. 159 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Ссылка заявителя на судебную практику не может быть принята во внимание, поскольку в приведенных заявителем делах судебные акты принимались по иным обстоятельствам, чем в настоящем деле.

С учетом изложенного суд округа считает, что нарушений норм материального или процессуального права, являющихся основанием для изменения или отмены судебных актов (ст. 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации), не установлено. Иная оценка заявителем фактических обстоятельств дела и иное толкование им положений закона не означают допущенной при рассмотрении дела судебной ошибки и не свидетельствуют о существенных нарушениях судами норм права, повлиявших на исход дела.

В связи с этим обжалуемые судебные акты подлежат оставлению без изменения, кассационная жалоба - без удовлетворения.

Поскольку определением суда кассационной инстанции от 07.06.2017 удовлетворено ходатайство общества "Свердловскдорстрой" в лице конкурсного управляющего Пархоменко А.С. о предоставлении отсрочки уплаты государственной пошлины за подачу кассационной жалобы, с общества "Свердловскдорстрой" подлежит взысканию в доход федерального бюджета 3000 руб. государственной пошлины по кассационной жалобе.

Руководствуясь ст. 286, 287, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Свердловской области от 30.12.2016 по делу N А60-40208/2016 и постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.04.2017 по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу открытого акционерного общества "Свердловскдорстрой" в лице конкурсного управляющего Пархоменко Алексея Сергеевича - без удовлетворения.

Взыскать с открытого акционерного общества "Свердловскдорстрой" в доход федерального бюджета 3000 руб. государственной пошлины по кассационной жалобе.

Постановление может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном ст. 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

 

Председательствующий

И.В. Матанцев

 

Судьи

В.В. Плетнева
О.В. Рогожина

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

"По смыслу п. 2 ст. 199 Гражданского кодекса Российской Федерации исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения. Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

...

В п. 32 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" разъяснено, что участник корпорации, обращающийся в установленном порядке от имени корпорации в суд с требованием о возмещении причиненных корпорации убытков (статья 53.1 ГК РФ), а также об оспаривании заключенных корпорацией сделок, о применении последствий их недействительности и о применении последствий недействительности ничтожных сделок корпорации, в силу закона является ее представителем, в том числе на стадии исполнения судебного решения, а истцом по делу выступает корпорация (пункт 2 статьи 53 ГК РФ, пункт 1 статьи 65.2 ГК РФ)."