Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 10 декабря 2018 г. N Ф09-8322/18 по делу N А76-34904/2017

 

Екатеринбург

 

10 декабря 2018 г.

Дело N А76-34904/2017

 

Резолютивная часть постановления объявлена 05 декабря 2018 г.

Постановление изготовлено в полном объеме 10 декабря 2018 г.

 

Арбитражный суд Уральского округа в составе:

председательствующего Жаворонкова Д. В.,

судей Ященок Т. П., Вдовина Ю. В.

при ведении протокола помощником судьи Кармацкой О.Л.

рассмотрел в судебном заседании путем использования систем видеоконференц-связи при содействии Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда кассационную жалобу Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 18 по Челябинской области (далее - инспекция, налоговый орган) на решение Арбитражного суда Челябинской области от 02.07.2018 по делу N А76-34904/2017 и постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 19.09.2018 по тому же делу

Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы извещены надлежащим образом, в том числе публично, путем размещения информации о времени и месте судебного заседания на сайте Арбитражного суда Уральского округа.

В судебном заседании приняли участие представители:

налогового органа - Валиева Г.Г. (доверенность от 10.01.2018 б/н), Крум Ю.Г. (доверенность от 09.01.2018 б/н);

общества с ограниченной ответственностью "Урал Энерго Девелопмент" (далее - ООО "Урал Энерго Девелопмент", общество, налогоплательщик) - Инфантьева О.Ю. (доверенность от 12.11.2018 N 3).

ООО "Урал Энерго Девелопмент" обратилось в Арбитражного суда Челябинской области с заявлением к инспекции о признании недействительным решения от 16.06.2017 N 6 о привлечении к ответственности за совершение налогового нарушения в части доначисления налога на имущество организации в размере 10 957 321 руб., пени по данному налогу в размере 3 924 892 руб. 14 коп., штрафа в размере 136 966 руб. 51 коп.

Решением суда от 02.07.2018 (судья Свечников А.П.) заявленные требования удовлетворены.

Постановлением Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 19.09.2018 (судьи Плаксина Н.Г., Малышев М.Б., Скобелкин А.П.) решение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе инспекция просит указанные судебные акты отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, ссылаясь на неправильное применение судами норм материального и процессуального права, а именно, пункта 2 статьи 8, статьи 71, пункта 21 статьи 381 Налогового кодекса Российской Федерации.

Налоговый орган считает, что блочно-модульные котельные приняты обществом к бухгалтерскому учету как один объект основных средств: "котлы теплофикационные водогрейные" с присвоением кода Общероссийского классификатора основных фондов (далее - ОКОФ) 14 2813120. Применение льготы к котельным является незаконным, поскольку объект неверно классифицирован данным кодом ОКОФ, так как представляет собой здание.

По мнению инспекции, выводы судов о правомерности применения льготы вне зависимости от вида объекта в случае доказанное высокой энергетической эффективности этого объекта, сделаны с безосновательным расширительным толкованием пункта 21 статьи 381 Налогового кодекса Российской Федерации, так как данная норма имеет прямую отсылку к утвержденному постановлением Правительства Российской Федерации Перечню объектов, имеющих высокую энергетическую эффективность. Данный Перечень является закрытым, не включает в себя объекты "блочно-модульные котельные" под кодом ОКОФ 14 2813120.

Заявитель жалобы ссылается на то, выводы суда о том, что котельная "наследует" коэффициент полезного действия (далее - КПД) котлов, экспертным заключением в рамках дела N А76-19284/2015 не подкреплены.

Проверив законность обжалуемых судебных актов, исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы, суд кассационной инстанции не находит оснований для их отмены.

Как следует из материалов дела, налоговым органом в отношении общества проведена выездная налоговая проверка по вопросам полноты, правильности исчисления и уплаты в бюджет обязательных налоговых платежей, в том числе по налогу на имущество организаций за период с 01.01.2013 по 31.12.2014.

В ходе проверки инспекцией установлено, что обществом в 2012 году приобретены в собственность и введены в эксплуатацию основные средства: блочно-модульная котельная серии БМК CTМ типа МВКУ-25 ГД мощностью 23 МВт в комплекте с насосным оборудованием, дымовой трубой высотой 30 м. и баком запаса резервного топлива объемом 280 м.куб., блочно-модульная котельная серии БМК СТМ типа МВКУ-25 ГД мощностью 22 МВт в комплекте с насосным оборудованием, дымовой трубой высотой 30 м. и баком запаса резервного топлива объемом 280 м.куб., блочно-модульная котельная серии БМК СТМ типа МВКУ-15ГД мощностью 12.0 МВт в комплекте с насосным оборудованием, дымовой трубой высотой 5U м. и баком запаса резервного топлива объемом 280 м.куб., блочно-модульная котельная серии БМК заводской номер МВКУ1,0ГД мощностью 118 МВт в комплекте с насосным оборудованием, дымовой трубой высотой 13 м. и баком резервного топлива объемом 150 м.куб.

Указанные объекты отнесены налогоплательщиком к объектам высокой энергетической эффективности, им присвоен код ОКОФ 142813120. Организация-изготовитель данных объектов основных средств ООО "СТМ-Оскол". В технической документации указанных котельных индикатор энергетической эффективности (далее также ИЭЭФ) отсутствовал. Названное оборудование ООО "Урал Энерго Девелопмент" принято к бухгалтерскому учету как один объект основных средств: "котлы теплофикационные водогрейные" с присвоением кода ОКОФ 142813120, на их стоимость применена льгота, предусмотренная пунктом 21 статьи 381 Налогового кодекса Российской Федерации.

По результатам проверки инспекцией составлен акт от 24.01.2017 N 3 и вынесено решение от 16.06.2017 N 6 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения.

Названным решением налогоплательщику в том числе доначислен налог на имущество организаций за 2013 и 2014 годы в сумме 10 957 321 руб., начислены пени по данному налогу в размере 3 924 892 руб. 14 коп. и штраф по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации (с учетом пункта 1 статьи 112, пункта 3 статьи 114 Налогового кодекса Российской Федерации) в размере 136 966 руб. 51 коп. за неуплату налога на имущество организаций за 2013, 2014 годы в результате неправильного исчисления налога.

Решение инспекции обжаловано налогоплательщиком в апелляционном порядке в вышестоящий налоговый орган.

Решением Управления Федеральной налоговой службы по Челябинской области от 29.09.2017 N 16-07/004768 решение инспекции утверждено.

Не согласившись с решением инспекции в оспариваемой части, общество обратилось с соответствующим заявлением в арбитражный суд.

Удовлетворяя заявленные требования, суды исходили из следующего.

В силу подпункта 3 пункта 1 статьи 21 Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщики имеют право использовать налоговые льготы при наличии оснований и в порядке, установленном законодательством о налогах и сборах.

Согласно пункту 1 статьи 374 Налогового кодекса Российской Федерации объектом налогообложения по налогу на имущество организаций для российских организаций признается движимое и недвижимое имущество (включая имущество, переданное во временное владение, пользование, распоряжение или доверительное управление, внесенное в совместную деятельность), учитываемое на балансе организации в качестве объектов основных средств в соответствии с установленным порядком ведения бухгалтерского учета.

Статьей 381 Налогового кодекса Российской Федерации установлен перечень объектов, освобождаемых от обложения налогом на имущество.

В соответствии с пунктом 21 статьи 381 Налогового кодекса Российской Федерации освобождаются от обложения налогом на имущество организации - в отношении вновь вводимых объектов, имеющих высокую энергетическую эффективность, в соответствии с перечнем таких объектов, установленным Правительством Российской Федерации, или в отношении вновь вводимых объектов, имеющих высокий класс энергетической эффективности, если в отношении таких объектов в соответствии с законодательством Российской Федерации предусмотрено определение классов их энергетической эффективности, - в течение трех лет со дня постановки на учет указанного имущества.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 16.04.2012 N 308 утвержден Перечень таких объектов, в котором поименовано, в том числе, оборудование "Котлы теплофикационные водогрейные", имеющее код ОКОФ 14 2813120, индикатор энергетической эффективности (далее - ИЭЭФ), расчет которого производится в соответствии с технической документацией производителя.

Согласно Постановлению Правительства Российской Федерации от 29.07.2013 N 637 "Об утверждении перечня объектов и технологий, которые относятся к объектам высокой энергетической эффективности в зависимости от применяемых технологий и технических решений и вне зависимости от характеристик объектов, осуществление инвестиций в создание которых является основанием для предоставления инвестиционного налогового кредита, и перечня объектов и технологий, которые относятся к объектам высокой энергетической эффективности на основании соответствия объектов установленным значениям индикатора энергетической эффективности, осуществление инвестиций в создание которых является основанием для предоставления инвестиционного налогового кредита" (действовавшему в спорный период) критерием отбора объекта по индикатору энергетической эффективности является КПД 94 процента и выше.

Как следует из материалов дела, выводы налогового органа об отсутствии у налогоплательщика права на применение льготы по налогу на имущество организаций, предусмотренной пунктом 21 статьи 381 Налогового кодекса Российской Федерации, основаны на письме ООО "СТМ-Оскол" от 31.07.2014, согласно которому блочно-модульные котельные не относятся к объектам, имеющим высокую энергетическую эффективность. В технической документации котельных индикатор энергетической эффективности (далее также ИЭЭФ) не имелся.

Судами приняты во внимание выводы и обстоятельства, установленные вступившим в законную силу решением Арбитражного суда Челябинской области от 13.05.2016 по делу N А76-19284/2015, в соответствии с которыми объекты "блочно-модульные котельные" могут относиться к коду ОКОФ 14 2813120.

В рамках данного дела рассматривались те же самые объекты, принадлежащие заявителю, что и в настоящем деле: блочно-модульная котельная серии БМК СТМ типа МВКУ-25 ГД мощностью 23 МВт в комплекте с насосным оборудованием, дымовой трубой высотой 30 м. и баком запаса резервного топлива объемом 280 м.куб. (инвентарная карточка учета объектов основных средств от 11.12.2012 N 000000003); блочно-модульная котельная серии БМК СТМ типа МВКУ-25 ГД мощностью 22 МВт в комплекте с насосным оборудованием, дымовой трубой высотой 30 м. и баком запаса резервного топлива объемом 280 м.куб. (инвентарная карточка учета объектов основных средств от 28.12.2012 N 000000004); блочно-модульная котельная серии БМК СТМ типа МВКУ-15ГД мощностью 12,6 МВт в комплекте с насосным оборудованием, дымовой трубой высотой 30 м. и баком запаса резервного топлива объемом 280 м.куб. (инвентарная карточка учета объектов основных средств от 29.10.2012 N 000000002); блочно-модульная котельная серии БМК заводской номер МВКУ1,0ГД мощностью 1,18 МВт в комплекте с насосным оборудованием, дымовой трубой высотой 13 м. и баком запаса резервного топлива объемом 150 м.куб. (инвентарная карточка учета объектов основных средств от 01.10.2012 N 000000001).

В ходе рассмотрения дела N А76-19284/2015 суды, принимая во внимание результаты проведенной в рамках дела экспертизы, пришли к выводу о том, что индикатор энергетической эффективности это удельная величина, зависимая от степени совершенства технологической схемы производства и не в меньшей степени от степени совершенства отдельный структурных элементов (оборудования), составляющих технологическую схему производственного процесса в замкнутом виде. Если котлы теплофикационные водогрейные имеют высокий индекс энергетической эффективности, то и вся блочно-модульная котельная в основе функционирования которой работа указанных котлов должная иметь ИЭЭФ, определяемой эффективность основного оборудования, т.е. котлов. Коэффициент полезного действия для установленных котлов определен согласно техническим паспортам в 94-96%. Следовательно, ИЭЭФ определяется не по техническим характеристикам отдельных элементов оборудования (в данном случае котлов) при исключении всех иных элементов, а по результатам функционирования всей системы (в данном случае котельной) в целом.

При рассмотрении настоящего спора суды пришли к выводу о том, что налоговым органом в ходе проверки не опровергнуто, что котельные введены в эксплуатацию в 2012 году, коэффициент полезного действия водогрейных котлов, используемых обществом, составляет 94-96%, котельные являются комплексом конструктивно сочлененных структурныхэлементов (оборудования), составляющих единую технологическую схему производственного процесса в замкнутом виде, а потому данные объекты правомерно постановлены на бухгалтерский учет в качестве единых объектов.

На основании вышеизложенного суды, руководствуясь положениями норм части 1 статьи 16 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и главы 30 НК РФ, учитывая выводы и обстоятельства, установленные судебными актами по делу N А76-19284/2015, обоснованно констатировали, что в рассматриваемом случае установленный решением суда по делу N А76-19284/2015 коэффициент полезного действия блочно-модульных котельных является основанием для применения обществом налоговой льготы по налогу на имущество организаций, предусмотренной пунктом 21 статьи 381 НК РФ.

С учетом принципа правовой определенности и непротиворечивости судебных актов, выводы и обстоятельства по ранее рассмотренному делу N А76-19284/2015 учтены судами при рассмотрении данного дела, не противоречат действующему законодательству и соответствуют установленным по делу обстоятельствам.

Довод заявителя жалобы о неправомерном применении льготы к спорным котельным, поскольку объект неверно классифицирован данным кодом ОКОФ, так как представляет собой здание, судом кассационной инстанции отклоняется по следующим основаниям.

Глава 30 Налогового кодекса не содержит определения понятия "класс энергетической эффективности", которое бы раскрывало состав объектов основных средств, в отношении которых оно употребимо для целей применения налоговой льготы, равно как не устанавливает условия, при соблюдении которых класс энергетической эффективности признается высоким. В связи с этим на основании пункта 1 статьи 11 Налогового кодекса и с учетом разъяснений, данных в пункте 8 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11.06.1999 N 41/9 "О некоторых вопросах, связанных с введением в действие части первой Налогового кодекса Российской Федерации", при уяснении значения названного понятия для целей налогообложения следует применять положения соответствующей отрасли законодательства, в котором оно используется. Отношения по энергосбережению и повышению энергетической эффективности регулируются Федеральным законом от 23.11.2009 N 261-ФЗ "Об энергосбережении и о повышении энергетической эффективности и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" (далее - Закон об энергосбережении). Из взаимосвязанных положений пункта 5 статьи 2, пункта 6 статьи 6, пункта 4 статьи 10 и пункта 1 статьи 12 Закона об энергосбережении следует, что класс энергетической эффективности как особая характеристика, отражающая энергетическую эффективность продукции, определяется в отношении товаров (оборудования и иного движимого имущества), а также в отношении многоквартирных домов.

Таким образом, для отказа в применении льготы по налогу на имущество организаций, предусмотренной пунктом 21 статьи 381 НК РФ, необходимо наличие доказательств, свидетельствующих об отнесении спорных сооружений к недвижимому имуществу.

В определении Верховного Суда Российской Федерации от 30.11.2018 N 309-КГ18-12770 указано, что Закон об энергосбережении, содержащий положения о соответствии зданий, строений, сооружений требованиям энергетической эффективности (статья 11), не предусмотрел определение классов энергетической эффективности в отношении указанных объектов, и не содержит никаких отсылок к подзаконным нормативным правовым актам, 5 которыми должны быть определены правила присвоения классов энергетической эффективности к нежилым объектам недвижимости. Таким образом, предусмотренная пунктом 21 статьи 381 Налогового кодекса льгота имеет целевое назначение - стимулирование использования современного энергоэффективного оборудования, повышение энергетической эффективности жилой недвижимости, и не предназначена для объектов коммерческой недвижимости.

В соответствии со ст. 374 Налогового кодекса объектами налогообложения для российских организаций признается движимое и недвижимое имущество, учитываемое на балансе в качестве объектов основных средств в порядке, установленном для ведения бухгалтерского учета, если иное не предусмотрено статьями 378, 378.1 и 378.2 Налогового кодекса.

По вопросу об основаниях отнесения объекта к движимому или недвижимому имуществу в целях применения положений главы 30 Налогового кодекса необходимо учитывать следующее.

Согласно пункту 2 статьи 130 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - Гражданский кодекс) вещи, не относящиеся к недвижимости, признаются движимым имуществом.

В свою очередь, исходя из пункта 1 статьи 130 Гражданского кодекса к недвижимым вещам (недвижимое имущество, недвижимость) относятся земельные участки, участки недр и все, что прочно связано с землей, то есть объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно, в том числе здания, сооружения, объекты незавершенного строительства.

К недвижимым вещам также относятся жилые и нежилые помещения и предназначенные для размещения транспортных средств части зданий или сооружений (машино-места), если границы таких помещений, частей зданий или сооружений описаны в установленном порядке. Федеральным законом к недвижимым вещам может быть отнесено и иное имущество.

Согласно пункту 1 статьи 131 Гражданского кодекса право собственности и другие вещные права на недвижимые вещи, ограничения этих прав, их возникновение, переход и прекращение подлежат государственной регистрации в едином государственном реестре органами, осуществляющими государственную регистрацию прав на недвижимость и сделок с ней.

В соответствии с Федеральным законом от 13.07.2015 N 218-ФЗ "О государственной регистрации недвижимости" вещные права на объекты недвижимости подлежат государственной регистрации в Едином государственном реестре недвижимости (далее - ЕГРН).

Таким образом, правовые основания для определения вида объектов имущества (движимое или недвижимое) должны устанавливаться в соответствии с вышеперечисленными нормами гражданского законодательства об условиях признания вещи движимым или недвижимым имуществом.

В частности, для подтверждения наличия оснований отнесения объекта имущества к недвижимости налоговым органам необходимо устанавливать следующие обстоятельства:

- наличие записи об объекте в ЕГРН;

- при отсутствии сведений в ЕГРН - наличие оснований, подтверждающих прочную связь объекта с землей и невозможность перемещения объекта без несоразмерного ущерба его назначению, например, для объектов капитального строительства: наличие документов технического учета или технической инвентаризации объекта в качестве недвижимости; разрешений на строительство и (или) ввод в эксплуатацию; проектной или иной документации на создание объекта и (или) о его характеристиках.

Дополнительно в ходе налоговой проверки отчетности по налогу на имущество организаций налоговыми органами (при наличии предусмотренных Налоговым кодексом оснований) могут проводиться осмотры, назначаться экспертизы, привлекаться специалисты, истребоваться документы (информация) (письмо ФНС России от 02.08.2018 N БС-4-21/14968).

Судами установлено, что котельные являются комплексом конструктивно сочлененных структурных элементов (оборудования), составляющих единую технологическую схему производственного процесса в замкнутом виде, по своей конструкции являются сборно-разборным имуществом, правомерно постановлены на бухгалтерский учет в качестве единых объектов, оснований для признания их объектами недвижимости нет.

Доказательств, опровергающих установленные судами обстоятельства, инспекцией не представлено.

Таким образом, заявленные требования о признании недействительным решения налогового органа в оспариваемой части обоснованно удовлетворены судами.

Доводы инспекции, содержащиеся в жалобе, судом кассационной инстанции отклоняются, поскольку не свидетельствуют о нарушении судами норм права и сводятся лишь к переоценке установленных по делу обстоятельств. Суд кассационной инстанции считает, что все обстоятельства, имеющие существенное значение для дела, судами установлены, все доказательства исследованы и оценены. Оснований для переоценки доказательств и сделанных на их основании выводов у суда кассационной инстанции не имеется.

Нормы материального права применены судами по отношению к установленным ими обстоятельствам правильно, выводы судов соответствуют имеющимся в деле доказательствам.

Иное толкование налоговым органом положений законодательства не свидетельствуют о неправильном применении судами норм материального права.

Нарушений норм процессуального права, являющихся в силу части 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основанием к отмене обжалуемых судебных актов, судом кассационной инстанции не выявлено.

С учетом изложенного обжалуемые судебные акты подлежат оставлению без изменения, кассационная жалоба - без удовлетворения.

Руководствуясь статьями 286, 287, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Челябинской области от 02.07.2018 по делу N А76-34904/2017 и постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 19.09.2018 по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу Межрайонной ИФНС России N 18 по Челябинской области - без удовлетворения.

Постановление может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном ст. 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

 

Председательствующий

Д.В. Жаворонков

 

Судьи

Т.П. Ященок
Ю.В. Вдовин

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Решением налогового органа налогоплательщику доначислен налог на имущество, пени и штраф в связи с неправомерным применением льготы в отношении блочно-модульных котельных.

Суд, исследовав обстоятельства дела, с позицией налогового органа не согласился.

Налогоплательщик приобрел и принял к бухгалтерскому учету как один объект основных средств: "котлы теплофикационные водогрейные" с присвоением кода ОКОФ 14 2813120, применив льготу, предусмотренную для высокоэнергоэффективных объектов.

Поскольку котлы теплофикационные водогрейные имеют высокий индекс энергетической эффективности, то и вся блочно-модульная котельная должная иметь ИЭЭФ, определяемой эффективность основного оборудования, т.е. котлов.

Котельные являются комплексом конструктивно сочлененных структурных элементов (оборудования), составляющих единую технологическую схему производственного процесса в замкнутом виде, по своей конструкции являются сборно-разборным имуществом, правомерно постановлены на бухгалтерский учет в качестве единых объектов, оснований для признания их объектами недвижимости нет.