Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 12 августа 2013 г. N Ф06-6223/13 по делу N А65-32027/2012 (ключевые темы: транспортные услуги - налоговая выгода - транспортные расходы - объект налогообложения НДС - выездная налоговая проверка)

Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 12 августа 2013 г. N Ф06-6223/13 по делу N А65-32027/2012


г. Казань


12 августа 2013 г.

Дело N А65-32027/2012


Резолютивная часть постановления объявлена 06 августа 2013 года.

Полный текст постановления изготовлен 12 августа 2013 года.


Федеральный арбитражный суд Поволжского округа в составе:

председательствующего судьи Хакимова И.А.,

судей Мухаметшина Р.Р., Гариповой Ф.Г.,

в отсутствие лиц, участвующих в деле, извещенных надлежащим образом,

рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 10 по Республике Татарстан, п. Богатые Сабы, Сабинский район, Республика Татарстан

на решение Арбитражного суда Республики Татарстан от 22.02.2013 (судья Нафиев И.Ф.) и постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 17.05.2013 (председательствующий судья Засыпкина Т.С., судьи Холодная С.Т., Марчик Н.Ю.)

по делу N А65-32027/2012

по заявлению общества с ограниченной ответственностью "Ликада", п. Богатые Сабы, Сабинский район, Республика Татарстан (ИНН 1651053727, ОГРН 1081651000860) к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 10 по Республике Татарстан, п. Богатые Сабы, Сабинский район, Республика Татарстан, о признании недействительными решения, требования, с участием третьего лица - Управления Федеральной налоговой службы по Республике Татарстан, г. Казань,

УСТАНОВИЛ:

общество с ограниченной ответственностью "Ликада" (далее - заявитель, ООО "Ликада") обратилось в Арбитражный суд Республики Татарстан с заявлением (с учетом уточнения требований, принятых судом) к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 10 по Республике Татарстан (далее - налоговый орган) о признании недействительным решения от 28.09.2012 N 34 в части начисления налога на добавленную стоимость (далее - НДС) в сумме 656 627 рублей, пени и штрафа в соответствующих размерах, а также недействительным требования N 1155 об уплате налога, сбора, пени, штрафа в части 656 627 рублей сумм НДС.

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований, привлечено Управление Федеральной налоговой службы по Республике Татарстан (далее - Управление).

Решением Арбитражного суда Республики Татарстан от 22.02.2013, оставленным без изменения постановлением Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 17.05.2013, заявленные требования удовлетворены.

Не согласившись с принятыми судебными актами, налоговый орган обратился в Федеральный арбитражный суд Поволжского округа с кассационной жалобой, в которой просит состоявшиеся судебные акты отменить.

От заявителя поступило ходатайство о рассмотрении кассационной жалобы в отсутствие его представителя.

Представители налогового органа и управления в судебное заседание не явились, о времени и месте рассмотрения дела надлежащим образом извещены.

Коллегия считает возможным рассмотреть кассационную жалобу в порядке статьей 156, 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) в отсутствие лиц, участвующих в деле, надлежащим образом извещенных о времени и месте судебного заседания.

Изучив материалы дела, оценив доводы кассационной жалобы и отзыва на нее, проверив в пределах, установленных статьей 286 АПК РФ, правильность применения судами норм материального права и соблюдение норм процессуального права, а также соответствие выводов судов имеющимся в материалах дела доказательствам, Федеральный арбитражный суд Поволжского округа не находит оснований для удовлетворения жалобы.

Как следует из материалов дела, налоговым органом проведена выездная налоговая проверка заявителя по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты (удержания, перечисления) всех налогов и сборов за период с 01.01.2010 по 31.12.2011, по окончании которой составлен акт проверки от 06.09.2012 N 34.

Рассмотрев материалы выездной налоговой проверки, налоговый орган 28.09.2012 принял решение N 34, которым заявитель привлечен к налоговой ответственности в виде штрафа в общем размере 1 032 021 рубль, а также начислены пени в общем размере 244 802 рубля и заявителю предложено уплатить недоимку в размере 5 729 726 рублей.

Не согласившись с данным решением налогового органа, заявитель обратился в вышестоящий налоговый орган с апелляционной жалобой.

Решением Управления от 03.12.2012 N 2.14-0-18/021339@ оспариваемое решение налогового органа изменено путем исключения из его резолютивной части предложения об уплате налога на прибыль и НДС, а также соответствующих сумм пени и штрафа по взаимоотношениям заявителя с ООО "Саялнефть", в остальной части решение налогового органа оставлено без изменения.

После вступления решения налогового органа в законную силу в адрес заявителя направлено требование об уплате налога, сбора, пени и штрафа N 1155 по состоянию на 08.12.2012.

Указанные обстоятельства явились основанием для обращения заявителя в арбитражный суд с соответствующим заявлением.

Как следует из решения налогового органа, основанием для доначисления заявителю спорных сумм налога, пени и штрафа явился вывод налогового органа о том, что полученные заявителем от покупателей денежные средства в виде возмещения транспортных расходов в соответствии со статье 146 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ) являются выручкой заявителя от реализации транспортных услуг и, следовательно, образуют объект налогообложения НДС. По мнению налогового органа, заявитель создал условия получения необоснованной налоговой выгоды, выставлял в адрес покупателей акты без выделения НДС, и, тем самым, уклонился от уплаты НДС с оказанных транспортных услуг.

Признавая данную позицию налогового органа ошибочной, суды исходили из того, что заявителем не осуществлялась реализация транспортных услуг по доставке продукции в адрес своих покупателей, следовательно, объект налогообложения НДС в данном случае у заявителя не возник. Возмещение транспортных расходов не создало заявителю дополнительного дохода. Суды также пришли к выводу о том, что налоговый орган не доказал использование заявителем инструментов гражданско-правовых отношений для уменьшения собственных налоговых обязательств по уплате НДС и получение заявителем необоснованной налоговой выгоды.

Кассационная инстанция считает, что указанные выводы судов соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на правильном применении норм материального права.

Судами предыдущих инстанций установлено, материалами дела подтверждается и участвующими в деле лицами не оспаривается, что заявитель в спорный период осуществлял поставку нефтепродуктов покупателям на основании договоров поставки.

В соответствии с условиями заключенных с покупателями договоров поставки и дополнительных соглашений к ним транспортные и сопутствующие им указанные в договоре дополнительные расходы в цену товара не включены (пункт 2.2 договоров), обязанность по организации доставки товара возложена на поставщика (заявителя), а покупатель должен возместить поставщику расходы, связанные с доставкой приобретенного им товара.

Согласно условиям заключенных с покупателями дополнительных соглашений к договорам поставки заявитель (агент) принял на себя обязательство по поручению покупателя (принципала) за вознаграждение совершить от своего имени и за счет принципала юридические и иные действия, заключить с третьими лицами сделки по организации перевозки нефтепродуктов, а принципал принял обязательство своевременно и полностью выплатить агенту вознаграждение, размер которого согласован данными дополнительными соглашениями, а также оплатить агенту понесенные им в связи с исполнением поручений принципала расходы.

В рамках указанных дополнительных соглашений заявителем от своего имени с рядом организаций и индивидуальных предпринимателей заключены договоры на оказание услуг по перевозке грузов, в соответствии с которыми исполнители оказывают заказчику (заявителю) транспортно-экспедиционные услуги, предоставляя транспортные средства с водителями, а заявитель принял обязательство производить 100 % предварительную оплату данных услуг на основании выставляемых исполнителями счетов. По результатам оказания данных услуг составлялись соответствующие акты.

Затем понесенные заявителем в рамках указанных договоров на оказание услуг по перевозке грузов расходы перевыставлялись покупателям продукции путем составления соответствующих актов на возмещение затрат по доставке грузов. Сведения об оказании транспортных услуг перевозчиками и актах на возмещение затрат по доставке груза приведены в реестре документов за 03.01.2010 - 31.03.2011. Доказательств обратного налоговым органом в материалы дела не представлено.

При таких обстоятельствах, суды правомерно пришли к выводу, что из содержания указанных документов не следует однозначного вывода о том, что заявитель непосредственно оказывал своим покупателям транспортные услуги.

В материалах дела отсутствуют надлежащие доказательства того, что спорные услуги заявитель оказал путем использования собственных или арендованных у третьих лиц транспортных средств.

Коллегия соглашается с выводом судебных инстанций, что представленный налоговым органом в материалы дела договор субаренды транспортного средства без экипажа не может служить таким доказательством, поскольку безусловно не свидетельствует о том, что нефтепродукты покупателям доставлялись именно данными транспортными средствами, указанными в договоре, и никакими больше.

Доказательств того, что лица, с которыми заявитель заключил договоры на оказание услуг по перевозке грузов, не оказывали такие услуги заявителю, как установлено судами, в материалы дела не представлено.

В соответствии с подпунктом 1 пункта 1 статьи 146 НК РФ объектом налогообложения признаются операции по реализации товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации, в том числе реализации предметов залога и передачи товаров (результатов выполненных работ, оказание услуг) по соглашению о предоставлении отступного или новации, а также передача имущественных прав.

В силу пункта 1 статьи 39 НК РФ реализацией товаров, работ или услуг организацией или индивидуальным предпринимателем признается соответственно передача на возмездной основе (в том числе обмен товарами, работами или услугами) права собственности на товары, результатов выполненных работ одним лицом для другого лица, возмездное оказание услуг одним лицом другому лицу, а в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, передача права собственности на товары, результатов выполненных работ одним лицом для другого лица, оказание услуг одним лицом другому лицу - на безвозмездной основе.

При указанных обстоятельствах суды пришли к правильному выводу о том, что в рассматриваемом случае заявителем не производилась реализация транспортных услуг покупателям и что объект налогообложения НДС на основании статьи 146 НК РФ у заявителя не возник.

Кроме того, как правильно указали суды, возмещение покупателями заявителю транспортных расходов не создало заявителю дополнительного дохода, поскольку сумма средств, полученных заявителем от покупателей в счет компенсации транспортных расходов, не превышает сумму средств, уплаченных заявителем перевозчикам. Данное обстоятельство налоговым органом не опровергнуто.

Судами предыдущих инстанции обоснованно отклонен довод налогового органа о том, что заявитель, выступая в качестве агента, не представлял отчетность, предусмотренную статьей 1008 ГК РФ, и не получал от принципалов вознаграждения за оказанные услуги, помимо оплаты самих транспортных услуг, поскольку данный довод опровергается материалами дела, в частности, отчетами агента о выполнении агентского поручения, книгой продаж за период с 01.10.2012 по 31.12.2012, а также условиями дополнительных соглашений, в соответствии с которыми агентские услуги оказывались заявителем на возмездной основе, при этом вознаграждение агенту подлежит выплате по итогам оказанных услуг при предоставлении отчетов.

При реализации заявителем оказанных принципалам агентских услуг им также предъявлены к оплате соответствующие суммы налога (акты за агентское вознаграждение). При этом в судебном заседании в суде первой инстанции представитель налогового органа подтвердил, что НДС по оказанным агентским услугам отражен заявителем в налоговой декларации по НДС за 4 квартал 2012 года.

Обоснованно не принят во внимание судами предыдущих инстанции довод налогового органа о том, что единственной целью действий заявителя являлось использование инструментов гражданско-правовых отношений для уменьшения собственных налоговых обязательств по уплате НДС и, соответственно, получение необоснованной налоговой выгоды. В рассматриваемом случае заявитель самостоятельно не оказывал покупателям транспортные услуги, при заключении сделок с перевозчиками действовал в качестве агента, что не противоречит требованиям гражданского законодательства. При этом налоговый орган не опроверг надлежащими доказательствами реальность хозяйственных операций заявителя с перевозчиками и покупателями нефтепродуктов.

Пленум Высшего арбитражного суда Российской Федерации в пункте 1 Постановления от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" (далее - Постановление ВАС РФ N 53) указал, что судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданны, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, - достоверны. Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

Согласно пункту 3 Постановления ВАС РФ N 53 налоговая выгода может быть признана необоснованной, в частности, в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера).

Установление судом наличия разумных экономических или иных причин (деловой цели) в действиях налогоплательщика осуществляется с учетом оценки обстоятельств, свидетельствующих о его намерениях получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности. Судам необходимо учитывать, что налоговая выгода не может рассматриваться в качестве самостоятельной деловой цели. Поэтому если судом установлено, что главной целью, преследуемой налогоплательщиком, являлось получение дохода исключительно или преимущественно за счет налоговой выгоды в отсутствие намерения осуществлять реальную экономическую деятельность, в признании обоснованности ее получения может быть отказано (пункт 9 Постановления ВАС РФ N 53).

В рассматриваемом случае налоговый орган не представил доказательств того, что единственной целью заявителя являлось получение дохода исключительно или преимущественно за счет налоговой выгоды в отсутствие намерения осуществлять реальную экономическую деятельность. Не представлено налоговым органом и доказательств того, что заявителем учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера).

Суд апелляционной инстанции обоснованно посчитал несостоятельным довод налогового органа о том, что заявитель сам инициировал заключение с покупателями дополнительных соглашений с условиями агентирования, поскольку в силу пункта 1 статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации граждане и юридические лица свободны в заключении договора.

В соответствии с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, сформированной в определениях от 04.06.2007 N 320-О-П и N 366-О-П, в силу конституционного принципа свободы экономической деятельности налоговые органы не вправе вмешиваться в деятельность налогоплательщика и оценивать произведенные им расходы с точки зрения эффективности и целесообразности.

Также согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в Постановлении от 24.02.2004 N 3-П, судебный контроль не призван проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых субъектами предпринимательской деятельности, которые в сфере бизнеса обладают самостоятельностью и широкой дискрецией, поскольку в силу рискового характера такой деятельности существуют объективные пределы в возможностях судов выявлять наличие в ней деловых просчетов.

При указанных обстоятельствах суды предыдущих инстанций обоснованно удовлетворили заявленные требования и признали недействительными ненормативные правовые акты налогового органа в оспариваемой части.

Выводы судов в соответствии со статьями 169, 170, 271 АПК РФ мотивированы и основаны на установленных ими обстоятельствах дела и нормах материального права, подлежащих применению. Судебные акты по своему содержанию соответствуют требованиям статей 15, 169, 170, 271 АПК РФ.

Коллегия считает, что доводы кассационной жалобы свидетельствуют о несогласии налогового органа с оценкой доказательств и установленными по делу фактическими обстоятельствами.

По существу доводы кассационной жалобы сводятся к переоценке выводов судов, что в силу положений статьи 286 и части 2 статьи 287 АПК РФ не допускается в суде кассационной инстанции

При изложенных выше обстоятельствах судебной коллегией кассационной инстанции нарушения норма материального или процессуального права судебными инстанциями при вынесении оспариваемых судебных актов не установлены, в связи с чем основания к отмене обжалованных судебных актов отсутствуют.

На основании изложенного и руководствуясь пунктом 1 части 1 статьи 287, статьями 286, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Поволжского округа

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Республики Татарстан от 22.02.2013 и постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 17.05.2013 по делу N А65-32027/2012 оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.


Председательствующий судья

И.А. Хакимов


Судьи

Р.Р. Мухаметшин
Ф.Г. Гарипова


"Суд апелляционной инстанции обоснованно посчитал несостоятельным довод налогового органа о том, что заявитель сам инициировал заключение с покупателями дополнительных соглашений с условиями агентирования, поскольку в силу пункта 1 статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации граждане и юридические лица свободны в заключении договора.

В соответствии с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, сформированной в определениях от 04.06.2007 N 320-О-П и N 366-О-П, в силу конституционного принципа свободы экономической деятельности налоговые органы не вправе вмешиваться в деятельность налогоплательщика и оценивать произведенные им расходы с точки зрения эффективности и целесообразности.

Также согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в Постановлении от 24.02.2004 N 3-П, судебный контроль не призван проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых субъектами предпринимательской деятельности, которые в сфере бизнеса обладают самостоятельностью и широкой дискрецией, поскольку в силу рискового характера такой деятельности существуют объективные пределы в возможностях судов выявлять наличие в ней деловых просчетов."

Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение