Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 12 февраля 2015 г. N Ф06-20129/13 по делу N А72-1862/2014

Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 12 февраля 2015 г. N Ф06-20129/13 по делу N А72-1862/2014

 

г. Казань

 

12 февраля 2015 г.

Дело N А72-1862/2014

 

Резолютивная часть постановления объявлена 05 февраля 2015 года.

Полный текст постановления изготовлен 12 февраля 2015 года.

 

Арбитражный суд Поволжского округа в составе:

председательствующего судьи Ольховикова А.Н.,

судей Егоровой М.В., Хабибуллина Л.Ф.,

при участии представителей:

заявителя - Гальченко А.А., доверенность от 01.01.2015 N 75-юр,

ответчика - Сафроновой Ю.В., доверенность от 31.12.2014 N 03-26/07219

Тихановой В.В., доверенность от 31.12.2014 N 03-26/07223

рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Газпром межрегионгаз Ульяновск"

на решение Арбитражного суда Ульяновской области от 19.08.2014 (судья Леонтьев Д.А.) и постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 24.10.2014 (председательствующий судья Кузнецов В.В., судьи Бажан П.В., Рогалева Е.М.),

по делу N А72-1862/2014

по заявлению общества с ограниченной ответственностью "Газпром межрегионгаз Ульяновск" (ИНН 7303026219, ОГРН 1027301167167), г. Ульяновск, к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Ульяновской области, г. Ульяновск, о признании недействительным решения,

УСТАНОВИЛ:

общество с ограниченной ответственностью "Газпром межрегионгаз Ульяновск" (далее - ООО "Газпром межрегионгаз Ульяновск", общество) обратилось в Арбитражный суд Ульяновской области с заявлением о признании недействительным решения Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Ульяновской области (далее - Межрайонная ИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам по Ульяновской области, инспекция, налоговый орган) от 21.11.2013 N 15 в части доначисления суммы налога на добавленную стоимость (далее - НДС) в размере 418 177 руб., уменьшения размера исчисленных по налогу на прибыль убытков на сумму 2 548 054 руб. 38 коп., начисления пени за несвоевременную уплату налога на прибыль в размере 101 687 руб. 33 коп., НДС в сумме 19 836 руб. 66 коп., привлечения к налоговой ответственности в виде штрафа в размере 20 % от суммы неуплаченного налога на прибыль с доходов в виде дивидендов в сумме 108 227 руб. 02 коп., в размере 40% от неуплаченного НДС в сумме 167 270 руб. 08 коп.

Решением Арбитражного суда Ульяновской области от 19.08.2014 заявленные требования удовлетворены частично. Признано недействительным решение Межрайонной ИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам по Ульяновской области от 21.11.2013 N 15 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения в части штрафа, предусмотренного статьей 123 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - Кодекс) (налог на прибыль организаций с доходов в виде дивидендов, зачисляемый в федеральный бюджет), уменьшив его до суммы 54 113 руб. 06 коп. В остальной части в удовлетворении заявленных требований отказано.

Постановлением Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 24.10.2014 решение Арбитражного суда Ульяновской области от 19.08.2014 оставлено без изменения.

Не согласившись с принятыми судебными актами, ООО "Газпром межрегионгаз Ульяновск" обратилось в Арбитражный суд Поволжского округа с кассационной жалобой, в которой просит решение Арбитражного суда Ульяновской области от 19.08.2014 и постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 24.10.2014 отменить, направить дело на новое рассмотрение.

Кассационная инстанция, изучив материалы дела, доводы кассационной жалобы, отзыв на кассационную жалобу, заслушав объяснения представителей сторон, проверив в соответствии со статьей 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) законность обжалуемых судебных актов, считает жалобу не подлежащей удовлетворению.

Материалами дела подтверждаются следующие фактические обстоятельства.

Налоговый орган по результатам рассмотрения материалов выездной налоговой проверки вынес решение от 21.11.2013 N 15 о привлечении заявителя к ответственности за совершение налогового правонарушения.

Указанным решением обществу доначислен НДС в сумме 418 177 руб., уменьшены убытки по налогу на прибыль на сумму 2 548 054 руб. 38 коп., предложено удержать и перечислить налог на прибыль с дивидендов в сумме 541 136 руб., налог на доходы физических лиц (далее - НДФЛ) в сумме 2210 руб., начислены пени за несвоевременную уплату налогов в общей сумме 122 157 руб. 61 коп., общество привлечено к налоговой ответственности за совершение правонарушения, предусмотренного статьями 122, 123 Кодекса в виде штрафов в общей сумме 275 940 руб.

Не согласившись с решением, заявитель обжаловал его в вышестоящем налоговом органе - Управлении Федеральной налоговой службы России по Ульяновской области (далее - УФНС России по Ульяновской области) в порядке статьи 139 Кодекса.

По итогам рассмотрения жалобы, решение налогового органа оставлено без изменения согласно решению УФНС России по Ульяновской области от 27.01.2014 N 07-06/00891.

Как установлено судами и усматривается из материалов дела, основанием для доначисления НДС и налога на прибыль организаций (уменьшения суммы убытка) послужил вывод налогового органа о неправомерном применении обществом налоговых вычетов по НДС и включении в расходы для целей налогообложения прибыли затрат по операциям с обществом с ограниченной ответственностью ООО "Торг-Опт-Сервис" (далее - ООО "Торг-Опт-Сервис").

Так, обществом заключены договор подряда с ООО "Торг-Опт-Сервис": от 03.05.2011 N 045/16-96 по капитальному ремонту тротуара у административного здания по адресу: г. Ульяновск, ул. Кузнецова, д. 5а в доле 1401/2000. Локальная смета N ЛС-800; от 24.05.2011 N 054/16-118 по капитальному ремонту помещений в административном здании по адресу: г. Ульяновск, ул. Кузнецова, д. 5а в доле 1401/2000; от 01.07.2011 N 056/1 3-138 по капитальному ремонту кровли административного здания по адресу: г. Ульяновск, ул. Кузнецова, д. 5а в доле 1401/2000; от 20.07.2011 N 066/16-177 по капитальному ремонту кровли гаражей административного здания по адресу: г. Ульяновск, ул. Кузнецова, д. 5а в доле 1401/2000; от 21.07.2011 N 067/16-176 по капитальному ремонту кровли склада административного здания по адресу: г. Ульяновск, ул. Кузнецова, д. 5а в доле 1401/2000; от 22.07.2011 N 068/16-175 по капитальному ремонту кровли трансформаторной подстанции административного здания по адресу: г. Ульяновск, ул. Кузнецова, д. 5а в доле 1401/2000.

Суды первой и апелляционной инстанции, руководствуясь положениями статей 169, 171-172, 252 Кодекса, постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" (далее - Постановление N 53), пришли к выводу об отсутствии правовых оснований для признания недействительным решения инспекции в обжалуемой части, в связи с чем отказали в удовлетворении заявления общества.

Кассационная инстанция считает выводы судов обоснованными.

В соответствии со статьей 171 Кодекса к налоговым вычетам относятся суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения. По общему правилу, установленному пунктом 1 статьи 172 Кодекса, вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации, после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг) и при наличии соответствующих первичных документов.

Согласно пунктам 1 и 2 статьи 169 Кодекса счет-фактура является документом, служащим основанием для принятия предъявленных сумм налога к вычету или возмещению в порядке, предусмотренном главой 21 Кодекса.

В силу пункта 2 статьи 173 Кодекса возмещение налогоплательщику НДС, уплаченного им поставщику, производится в размере положительной разницы между суммой налоговых вычетов и суммой налога, исчисленной по операциям, признаваемым объектом налогообложения.

Положения этой статьи находятся во взаимосвязи со статьями 171 и 172 Кодекса и предполагают возможность возмещения налога из бюджета при наличии реального осуществления хозяйственных операций.

Поэтому налоговый орган вправе отказать в возмещении НДС на сумму вычетов, если она не подтверждена надлежащими документами, содержащими достоверные сведения, сформировавшие вычеты хозяйственные операции нереальны, либо совершены с контрагентами, не исполняющими налоговых обязанностей.

В соответствии с пунктом 1 статьи 252 Кодекса налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов (за исключением расходов, указанных в статье 270 Кодекса).

Расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты (а в случаях, предусмотренных статьей 265 Кодекса, убытки), осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.

Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме.

Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

При этом первичные документы, составляемые при совершении хозяйственной операции и представляемые налогоплательщиком в налоговые органы, должны отвечать установленным законодательством требованиям и содержать достоверные сведения об обстоятельствах, с которыми законодательство связывает реализацию права на осуществление налоговых вычетов (расходов).

В соответствии с Постановлением N 53 при рассмотрении в арбитражном суде налогового спора налоговым органом могут быть представлены в суд доказательства возникновения у налогоплательщика необоснованной налоговой выгоды. Эти доказательства, как и доказательства, представленные налогоплательщиком, подлежат исследованию в судебном заседании согласно требованиям статьи 162 АПК РФ и оценке арбитражным судом в совокупности и взаимосвязи с учетом положений статьи 71 АПК РФ.

Оценка добросовестности налогоплательщика при получении налоговых выгод предполагает оценку заключенных им сделок, их действительности, особенно в тех случаях, когда они не имеют разумной деловой цели, то есть возможность получения налоговых выгод предполагает наличие реального осуществления хозяйственных операций.

Таким образом, в целях подтверждения обоснованности налоговой выгоды должна быть установлена достоверность представленных документов, т.е. их объективная предметная взаимосвязь с фактами и результатами реальной предпринимательской и иной экономической деятельности.

В пункте 1 Постановления N 53 прямо указано, что основанием для отказа в признании налоговой выгоды обоснованной является, в том числе, недостоверность сведений, содержащихся в представленных налогоплательщиком документах.

Условием для признания задекларированных затрат в составе расходов налогоплательщика является возможность на основании имеющихся документов сделать однозначный вывод о том, что затраты фактически понесены именно в заявленной сумме. В налоговых правоотношениях недопустима ситуация, которая позволяла бы недобросовестным налогоплательщикам с помощью инструментов, используемых в гражданско-правовых отношениях, создавать ситуацию формального наличия права на получение налоговых выгод (в том числе через уменьшение налоговых баз включением необоснованных расходов и применением вычетов по НДС).

Если при рассмотрении налогового спора налоговым органом представлены доказательства того, что в действительности хозяйственные операции контрагентами организации не осуществлялись и налоги в бюджет ими не уплачивались, в систему взаиморасчетов вовлечены юридические лица, зарегистрированные по подложным или утерянным документам, либо схема взаимодействия данных организаций указывает на недобросовестность участников хозяйственных операций, суд не должен ограничиваться проверкой формального соответствия представленных налогоплательщиком документов требованиям Налогового законодательства, а должен оценить все доказательства по делу в совокупности и во взаимосвязи с целью исключения внутренних противоречий и расхождений между ними.

Суды первой и апелляционной инстанций исследовали представленные в материалы дела доказательства и оценили в совокупности на основании статьи 71 АПК РФ установленные инспекцией обстоятельства в отношении контрагента заявителя о подписании первичных документов неустановленными лицами; отсутствии машин, механизмов, транспорта и иной техники; отсутствии управленческого и технического персонала; отсутствии платежей, характерных для хозяйствующего субъекта; отсутствии в договорах подряда условий, позволяющих однозначно идентифицировать объекты, подлежащие ремонту; предоставлении недостоверных документов, в совокупности с показанием лиц, идентифицируемых в качестве единоличного исполнительного органа контрагентов и отрицающих свою причастность к их деятельности в силу объективных обстоятельств; использовании банковских счетов для обналичивания денежных средств и обоснованно пришли к выводу о невозможности реального осуществления заявителем взаимоотношений с вышеназванной организацией и наличии умысла на получение необоснованной налоговой выгоды.

Суды признали, что совокупность собранных по делу доказательств подтверждает тот факт, что целью, преследуемой налогоплательщиком, явилось получение дохода исключительно за счет налоговой выгоды, при отсутствии намерения осуществлять реальную экономическую деятельность. Оформление операций с вышеуказанным контрагентом в бухгалтерском учёте общества не свидетельствует об их реальности, а подтверждает лишь выполнение обязанностей по формальному учету хозяйственных операций и подтверждает умысел налогоплательщика на получение налоговой выгоды.

Заявитель не обосновал необходимость заключения договоров именно с вышеуказанным обществом, не представил документов, подтверждающих существование реальных хозяйственных отношений с данным контрагентом; доказательств проявления должной осмотрительности и осторожности в выборе контрагента не имеется.

Кроме того, суды установили, что помещения, тротуар и газон, не являлись собственностью ООО "Газпром межрегионгаз Ульяновск" и не были переданы ему в аренду; договоры о проведении ремонта не соотносятся с конкретными помещениями, имеются противоречия в показаниях свидетеля и в сметной документации, а также неопределённость в отношении сроков начала и проведения таких ремонтных работ и пришли к обоснованному выводу о том, затраты общества не отвечают критериям, установленным пункте 1 статьи 252 Кодекса.

При этом судами верно отмечено наличие у ООО "Газпром межрегионгаз Ульяновск" лицензии, выданной Федеральным агентством по строительству и жилищно-коммунальному хозяйству, серии Д 963789 от 11.12.2007, на осуществление строительства зданий и сооружений 1 -го и 2-го уровней ответственности в соответствии с государственным стандартом, сроком действия до 11.12.2012, что также свидетельствует в пользу вывода о неосуществлении ремонтных работ ООО "Торг-Опт-Сервис".

При рассмотрении спора по налогу на прибыль организаций с доходов, полученных в виде дивидендов от российских организаций, судами установлено следующее.

Согласно протоколу от 20.04.2011 N 3 очередного общего собрания участников, ООО "Газпром межрегионгаз Ульяновск" принято решение о распределении между участниками общества (ООО "Газпром межрегионгаз", доля составляет 41% уставного капитала, ЗАО "РШ-Центр" - 15%, ООО "Автогазсервис" -10%) чистой прибыли за 2010 год в сумме 20 842 200 руб.

Однако, в декларации по налогу на прибыль за 2011 год ООО "Газпром межрегионгаз Ульяновск" отразило начисленные дивиденды за 2010 год только в сумме 13 755 900 руб.

Федеральный закон от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" (Закон N 14-ФЗ) понятие "дивиденды" не раскрывает. Закон N 14-ФЗ устанавливает распределение доходов между участниками.

В пункте 1 статьи 42 Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ "Об акционерных обществах" указано, что акционерное общество вправе принимать решения (объявлять) о выплате дивидендов по размещенным акциям.

Вместе с тем понятие "дивиденд", применяемое в целях налогообложения, более широкое, чем в гражданском законодательстве.

Определение дивидендов для целей налогообложения дано в пункте 1 статьи 43 Кодекса, в соответствии с которым дивидендом признается любой доход, полученный акционером (участником) от организации при распределении прибыли, остающейся после налогообложения по принадлежащим акционеру (участнику) акциям (долям) пропорционально долям акционеров (участников) в уставном (складочном) капитале этой организации. К дивидендам также относятся любые доходы, получаемые из источников за пределами Российской Федерации, относящиеся к дивидендам в соответствии с законодательствами иностранных государств.

Решение о выплате дивидендов выносится на общее собрание акционеров (участников). В решении утверждается сумма прибыли, подлежащая распределению в качестве дивидендов среди акционеров (учредителей), доля каждого из них и сумма дивидендов, подлежащая выплате каждому из учредителей, сроки и порядок выплаты.

При выплате дивидендов у их получателей возникает доход, следовательно, и обязанность по уплате с этого дохода налогов. В зависимости от того, кем является акционер (участник) физическим или юридическим лицом уплачивается НДФЛ или налог на прибыль организаций.

Порядок налогообложения дивидендов, полученных юридическими лицами, регулируется нормами главы 25 Кодекса "Налог на прибыль организаций".

В пункте 2 статьи 275 Кодекса указано, что если источником дохода является российская организация, она признается налоговым агентом. Обязанность по начислению и уплате в бюджет налогов с дохода в виде дивидендов возлагается не на получателей дивидендов, а на организацию - источник выплаты, которая по отношению к своим акционерам (участникам) является налоговым агентом, т.е. должна с суммы начисленных дивидендов удержать налог с учетом следующих особенностей.

Сумма налога, подлежащего удержанию из доходов налогоплательщика - получателя дивидендов, исчисляется налоговым агентом по следующей формуле: Н = К*Сн*(д-Д), где: Н - сумма налога, подлежащего удержанию; К - отношение суммы дивидендов, подлежащих распределению в пользу налогоплательщика - получателя дивидендов, к общей сумме дивидендов, подлежащих распределению налоговым агентом; Сн - соответствующая налоговая ставка; д - общая сумма дивидендов, подлежащая распределению налоговым агентом в пользу всех получателей; Д - общая сумма дивидендов, полученных самим налоговым агентом в текущем отчетном (налоговом) периоде и предыдущем отчетном (налоговом) периоде (за исключением дивидендов, указанных в подпункте 1 пункта 3 статьи 284 Кодекса) к моменту распределения дивидендов в пользу налогоплательщиков - получателей дивидендов, при условии если данные суммы дивидендов ранее не учитывались при определении налоговой базы, отделяемой в отношении доходов, полученных налоговым агентом в виде дивидендов.

Выплаты в виде дивидендов юридическим лицам резидентам от российских организаций облагаются налогом на прибыль по сниженной налоговой ставке в соответствии со статьей 284 Кодекса - 9%. Согласно пункту 1 статьи 24, пункта 2 статьи 28 Закона N 14-ФЗ для целей распределения чистой прибыли общества, общая доля его участников, без учета доли принадлежащей обществу, принимается за 100%, и чистая прибыль распределяется обществом пропорционально долям оставшихся участников общества; при этом дивиденды общества составят 0%, то есть его доля не будет учтена. Уставом общества иного порядка распределения прибыли между участниками общества не установлено.

Исследуя расчет налогоплательщика, суды установили, что сумма 7 086 300 руб., соответствующая 34% доли принадлежащей обществу, была распределена пропорционально долям участников, т.е. соблюдены положения пункта 1 статьи 24, пункта 2 статьи 28 Закона N 14-ФЗ.

Таким образом, суды первой и апелляционной инстанций пришли к обоснованному выводу о том, что выплаченные участникам общества суммы являются дивидендами в целях налогообложения и облагаются налогом на прибыль согласно подпункту 2 пункта 3 статьи 284 Кодекса по ставке 9%.

Правильными являются и выводы судов по доводам заявителя о налогообложении суммы 7 086 300 руб. у получателей дохода.

Пункт 2 статьи 275 Кодекса определяет налоговым агентом российскую организацию в том случае, если она является источником дохода.

Поскольку ООО "Газпром межрегионгаз Ульяновск", как источник выплаты дивидендов, является налоговым агентом, именно на него возложена обязанность по исчислению, удержанию у налогоплательщиков и перечислению налога в бюджет.

Рассматривая спор в части ошибки, допущенной налоговым органом при определении и указании в оспариваемом решении суммы убытков, суды пришли к выводу о том, что данная ошибка не привела к нарушению прав налогоплательщика.

Так, судами установлено, что в решении инспекции при описании выводов о завышении убытков по налогу на прибыль организаций за 2011 год в результате неправомерного завышения сумм расходов, связанных с производством и реализацией, по сделкам с ООО "Торг-Опт-Сервис", указана сумма, превышающая фактическую на 224 847 руб. 38 коп.

Налоговым органом внесены в карточку расчетов с бюджетом корректировки суммы убытка, в связи с чем суды признали, что имевшая место техническая ошибка устранена, нарушение прав и законных интересов заявителя отсутствует.

Данные обстоятельства проверены двумя судебными инстанции в соответствии с положениями главы 24 и главы 34 АПК РФ. Фактическая сумма убытка отражена в принятых судебных актах, которые в силу части 1 статьи 16 АПК РФ обязательны для всех государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, организаций, должностных лиц.

В этой связи является несостоятельным довод заявителя о необходимости уменьшения суммы убытков без учета корректировки технической ошибки.

Таким образом, суды первой и апелляционной инстанций полно и всесторонне исследовали и оценили представленные доказательства, установили имеющие значение для дела фактические обстоятельства, правильно применили нормы права.

То обстоятельство, что в постановлении суда апелляционной инстанции отсутствует оценка ходатайства заявителя о проведении экспертизы, не является в силу части 3 статьи 288 АПК РФ процессуальным нарушением, которое может служить основанием к отмене судебного акта, так как не привело к принятию неправильного решения по делу.

Правовая позиция, изложенная в кассационной жалобе, выражает лишь несогласие с выводами суда, сводится к пересмотру установленных судом фактических обстоятельств дела и исследованных им, с соблюдением норм процессуального права, доказательств, что согласно главе 35 АПК РФ не может быть предметом рассмотрения в суде кассационной инстанции, которая не наделена в силу статей 288, 286 Кодекса полномочиями по переоценке доказательств и установленных на их основе обстоятельств.

Принимая во внимание, что все обстоятельства, имеющие существенное значение для разрешения спора, были предметом рассмотрения судов первой и апелляционной инстанций, им дана надлежащая правовая оценка, нарушений норм материального и процессуального права при принятии решений не установлено, суд кассационной инстанции не находит оснований для отмены обжалуемых судебных актов.

Руководствуясь пунктом 1 части 1 статьи 287, статьями 286, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Поволжского округа,

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Ульяновской области от 19.08.2014 и постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 24.10.2014 по делу N А72-1862/2014 оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

 

Председательствующий судья

А.Н. Ольховиков

 

Судьи

М.В. Егорова
Л.Ф. Хабибуллин

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

"Исследуя расчет налогоплательщика, суды установили, что сумма 7 086 300 руб., соответствующая 34% доли принадлежащей обществу, была распределена пропорционально долям участников, т.е. соблюдены положения пункта 1 статьи 24, пункта 2 статьи 28 Закона N 14-ФЗ.

Таким образом, суды первой и апелляционной инстанций пришли к обоснованному выводу о том, что выплаченные участникам общества суммы являются дивидендами в целях налогообложения и облагаются налогом на прибыль согласно подпункту 2 пункта 3 статьи 284 Кодекса по ставке 9%.

...

Пункт 2 статьи 275 Кодекса определяет налоговым агентом российскую организацию в том случае, если она является источником дохода.

...

Правовая позиция, изложенная в кассационной жалобе, выражает лишь несогласие с выводами суда, сводится к пересмотру установленных судом фактических обстоятельств дела и исследованных им, с соблюдением норм процессуального права, доказательств, что согласно главе 35 АПК РФ не может быть предметом рассмотрения в суде кассационной инстанции, которая не наделена в силу статей 288, 286 Кодекса полномочиями по переоценке доказательств и установленных на их основе обстоятельств."

Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 12 февраля 2015 г. N Ф06-20129/13 по делу N А72-1862/2014