Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 21 марта 2018 г. N Ф06-30938/18 по делу N А12-24179/2017

 

г. Казань

 

21 марта 2018 г.

Дело N А12-24179/2017

 

Резолютивная часть постановления объявлена 20 марта 2018 года.

Полный текст постановления изготовлен 21 марта 2018 года.

 

Арбитражный суд Поволжского округа в составе:

председательствующего судьи Хабибуллина Л.Ф.,

судей Ольховикова А.Н., Мухаметшина Р.Р.,

при участии представителей:

заявителя - Чурсовой Е.И., доверенность от 09.01.2018,

ответчика - Цицилиной Е.О., доверенность от 09.01.2018,

рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу Инспекции Федеральной налоговой службы по Дзержинскому району г. Волгограда

на решение Арбитражного суда Волгоградской области от 08.10.2017 (судья Селезнев И.В.) и постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 12.12.2017 (председательствующий судья Смирников А.В., судей Комнатная Ю.А., Кузьмичев С.А.)

по делу N А12-24179/2017

по заявлению общества с ограниченной ответственностью "Завод "Нефтегазмаш" (ОГРН 1053477445757, ИНН 3443068645) к Инспекции Федеральной налоговой службы по Дзержинскому району г. Волгограда о признании недействительным ненормативного акта,

УСТАНОВИЛ:

общество с ограниченной ответственностью "Завод "Нефтегазмаш" (далее - общество) обратилось в Арбитражный суд Волгоградской области с заявлением о признании недействительным решения Инспекции Федеральной налоговой службы по Дзержинскому району г. Волгограда (далее - инспекция) от 27.02.2017 N 345 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения.

Решением Арбитражного суда Волгоградской области от 08.10.2017 заявленные требования удовлетворены частично, оспариваемое решение инспекции признано недействительным в части доначисления 5 476 824 рублей недоимки по налогу на добавленную стоимость за II квартал 2016 года, начисления соответствующих сумм пени и 1 095 364 рублей 80 копеек штрафа по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - Кодекс); в удовлетворении остальной части заявления отказано.

Постановлением Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 12.12.2017 решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В кассационной жалобе инспекция просит отменить принятые по делу судебные акты в части удовлетворения заявления, ссылаясь на неправильное применение судами норм материального права.

Проверив законность обжалуемых актов в порядке статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд кассационной инстанции не находит оснований для их отмены.

Инспекцией проведена камеральная проверка представленной заявителем налоговой декларации по налогу на добавленную стоимость за II квартал 2016 года, о чем составлен акт проверки от 08.11.2016 N 08-17/7302.

По результатам проверки инспекцией вынесено решение от 27.02.2017 N 345 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, доначислении налога на добавленную стоимость и начислении пени.

Решением Управления Федеральной налоговой службы по Волгоградской области от 23.05.2017 N 514 решение инспекции оставлено без изменения.

Не согласившись с вынесенным решением инспекции, общество обратилось в арбитражный суд.

Спорным является применение заявителем налоговых вычетов по хозяйственным операциям, связанным с приобретением материалов у общества с ограниченной ответственностью "Лакшми" (далее - общество "Лакшми").

По мнению инспекции, представленные обществом документы не свидетельствуют о реальности хозяйственных операций, поскольку контрагент обладает признаками транзитной организации, в собственности организации отсутствует движимое и недвижимое имущество, не имеются перечисления на цели обеспечения ведения финансово-хозяйственной деятельности, организация представляет налоговые декларации с незначительными суммами к уплате в бюджет, денежные средства поступают на расчетный счет и перечисляются организациям, обладающими признаками "проблемных". Между контрагентом и заявителем создан формальный документооборот и видимость осуществления хозяйственных операций.

При исследовании обстоятельств рассматриваемого дела судами установлено, что между заявителем (покупатель) и обществом "Лакшми" (поставщик) заключен договор поставки от 10.02.2016 N 780, по условиям которого поставщик обязуется поставить в адрес налогоплательщика товар (комплектующие материалы к оборудованию).

Обществом в проверяемом периоде заявлен налоговый вычет по налогу на добавленную стоимость в сумме 5 476 824 рублей на основании счета-фактуры от 01.04.2016 N 45, выставленного обществом "Лакшми".

В подтверждение права на вычет обществом представлены названный договор, счет-фактура, товарные накладные.

Предъявленный по счет-фактуре данной организацией налог на добавленную стоимость отражен заявителем в составе налоговых вычетов в налоговой декларации за соответствующий налоговый период.

В соответствии со статьей 171 Кодекса к налоговым вычетам относятся суммы налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения.

По общему правилу, установленному пунктом 1 статьи 172 Кодекса, вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации, после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг) и при наличии соответствующих первичных документов.

Согласно пункту 1 и 2 статьи 169 Кодекса счет-фактура является документом, служащим основанием для принятия предъявленных сумм налога к вычету или возмещению в порядке, предусмотренном главой 21 Кодекса.

В силу пункта 2 статьи 173 Кодекса возмещение налогоплательщику налога на добавленную стоимость, уплаченного им поставщику, производится в размере положительной разницы между суммой налоговых вычетов и суммой налога, исчисленной по операциям, признаваемым объектом налогообложения.

Положения этой статьи находятся во взаимосвязи со статьями 171 и 172 Кодекса и предполагают возможность возмещения налога из бюджета при наличии реального осуществления хозяйственных операций.

Поэтому налоговый орган вправе отказать в возмещении налога на добавленную стоимость на сумму вычетов, если она не подтверждена надлежащими документами, содержащими достоверные сведения, сформировавшие вычеты хозяйственные операции нереальны либо совершены с контрагентами, не исполняющими налоговых обязанностей.

Согласно постановлению Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" (далее - Постановление N 53) судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданы, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, - достоверны.

Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

Бремя доказывания обстоятельств, свидетельствующих о необоснованности налоговой выгоды, возлагается на налоговый орган.

Согласно правовой позиции, изложенной в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20.04.2010 N 18162/09 при соблюдении контрагентом соответствующих требований по оформлению необходимых документов оснований для вывода о недостоверности либо противоречивости сведений, содержащихся в упомянутых счетах-фактурах, не имеется, если не установлены обстоятельства, свидетельствующие о том, что налогоплательщик знал либо должен был знать о предоставлении продавцом недостоверных либо противоречивых сведений.

При отсутствии доказательств несовершения хозяйственных операций, в связи с которыми заявлено право на налоговый вычет, вывод о том, что налогоплательщик знал либо должен был знать о недостоверности (противоречивости) сведений, может быть сделан судом в результате оценки в совокупности обстоятельств, связанных с заключением и исполнением договора (в том числе с основаниями, по которым налогоплательщиком был выбран соответствующий контрагент), а также иных обстоятельств, упомянутых в Постановлении N 53.

При реальности произведенного сторонами исполнения по сделке, то обстоятельство, что сделка и документы, подтверждающие ее исполнение, от имени контрагента оформлены за подписью лица, отрицающего их подписание, само по себе не является безусловным и достаточным доказательством, свидетельствующим о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

Таким образом, выгода может быть признана необоснованной при доказанности отсутствия реальности операций, либо осведомленности налогоплательщика об указании контрагентом недостоверных сведений или о подложности представленных документов.

В соответствии с пунктом 10 Постановления N 53 факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности, и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом. Налоговая выгода может быть также признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что деятельность налогоплательщика направлена на совершение операций, связанных с налоговой выгодой, преимущественно с контрагентами, не исполняющими своих налоговых обязанностей.

Оценив представленные в материалы дела доказательства в порядке статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в их совокупности и взаимосвязи, суды пришли к выводу о том, что налоговым органом не представлено достаточных доказательств отсутствия реальности рассматриваемой поставки. Напротив, реальность выполнения налогоплательщиком хозяйственных операций подтверждается представленными в дело документами (договором, счет-фактурой, платежным поручением на оплату товара, товарными накладными, регистрами бухгалтерского учета), оприходованием спорной продукции. Товар в адрес общества фактически поставлен. Факт приобретения обществом товара налоговым органом, в свою очередь, не опровергнут. Доказательств того, что данный товар поставлен иными лицами, а не обществом "Лакшми", в ходе мероприятий налогового контроля не добыто.

Налоговым органом также не представлено достаточных доказательств непроявления налогоплательщиком должной осмотрительности в выборе общества "Лакшми" в качестве контрагента. При заключении сделки налогоплательщик удостоверился в правоспособности данной организации и его надлежащей государственной регистрации в качестве юридического лица. Доказательств, свидетельствующих о согласованности действий заявителя и спорного контрагента, направленных на совершение сделки с целью неуплаты (неполной уплаты) и (или) зачета (возврата) суммы налога, равно как и доказательств подконтрольности контрагенту, иных фактах имитации хозяйственных связей и/или доказательств аффилированности сторон сделки, в материалы дела представлено не было.

Судами отклонен довод налогового органа о невозможности получения товара из г. Томска в г. Волгограде в один день с днём отгрузки товара, как это указано в товарной накладной (ТОРГ-12) от 01.04.2016 N 45, поскольку организация отразила на счетах бухгалтерского учета договорную стоимость приобретенных товаров на дату перехода права собственности на данный товар. Услуги по доставке товара оплачивал заявитель, право собственности на товар перешло к покупателю при отгрузке со склада поставщика. Следовательно, дата принятия товара на учет (в собственность) является датой отгрузки и оплаты товара, но не датой фактического получения товара.

Перевозка товара из г. Томска осуществлена индивидуальным предпринимателем Адайкиным С.В., с которым заявителем заключён договор на оказание транспортных услуг, на получение перевозчиком груза от общества "Лакшми". На доставку в адрес налогоплательщика оформлена транспортная накладная от 01.04.2016, груз принят заведующей склада Субботиной Л.В., подпись которой имеется в товарной накладной, и оприходован на основании приходных ордеров.

Допрошенный в качестве свидетеля Адайкин С.В. подтвердил факт перевозки грузов от общества "Лакшми" (г. Томск) в адрес заявителя на основании договора с налогоплательщиком. Договор с предпринимателем пролонгирован налогоплательщиком, данный предприниматель оказывает заявителю услуги по перевозке и в настоящее время.

Следовательно, вышеназванные обстоятельства не свидетельствует о формальном характере взаимоотношений между налогоплательщиком и обществом "Лакшми".

Кроме того, в отношении директора заявителя Рихтера А.В. возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного частью 2 статьи 199 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Как правильно отметили суды, материалы уголовного дела не имеют преюдициального значения для рассмотрения арбитражным судом настоящего дела, но подлежат исследованию и оценке в совокупности с иными доказательствами, имеющимися в материалах дела.

В ходе предварительного следствия в результате допроса Рихтера А.В., заявившего о совершённом им преступлении в ходе оформления явки с повинной, а также допросов свидетелей и исследования материалов процессуальной проверки заявителя установлено, что взаимоотношения между налогоплательщиком и обществом "Лакшми" по отгрузке и поставке товара носили реальных характер.

Постановлением следователя по особо важным делам второго отдела по расследованию особо важных дел СУ СК России по Волгоградской области от 28.06.2017 прекращено уголовное преследование Рихтера А.В. по факту совершения преступления, предусмотренного пункта "б" части 2 статьи 199 Уголовного кодекса Российской Федерации, по эпизоду с обществом "Лакшми" в связи с отсутствием состава преступления.

Поэтому суды признали недоказанным инспекцией факт отсутствия реальных хозяйственных операций между заявителем и названным контрагентом, соответственно, ошибочными выводы о формальности соответствующего документооборота.

Удовлетворяя заявленное требование в оспариваемой части, суд первой инстанции сослался, в том числе и на положения статьи 54.1 Кодекса.

Вместе с тем в силу пункта 2 статьи 2 Федерального закона от 18.07.2017 N 163-ФЗ "О внесении изменений в часть первую Налогового кодекса Российской Федерации" положения указанной статьи применяются к выездным налоговым проверкам, решения о назначении которых вынесены налоговыми органами после дня вступления в силу названного Федерального закона, то есть после 19.08.2017.

Однако следует отметить, что признавая недоказанным инспекцией недобросовестность заявителя, суд руководствовался, в том числе статьями 169, 171-172 Кодекса и правовыми позициями, выработанными высшими судебными инстанциями - Постановление N 53 и Обзором судебной практики N 1(2017), утвержденного президиумом Верховного Суда Российской Федерации от 16.02.2017 (пункт 31). Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции.

Учитывая вышеизложенное, судебная коллегия оснований для удовлетворения жалобы и отмены принятых по данному делу судебных актов в обжалуемой части не находит.

Кроме того, переоценка установленных судами фактических обстоятельств дела и принятых ими доказательств не входит в компетенцию суда кассационной инстанции в силу требований, предусмотренных статьей 286, частью 2 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Нарушений норм процессуального права, являющихся в силу части 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в любом случае основаниями для отмены принятых судебных актов, судами не допущено.

На основании изложенного и руководствуясь пунктом 1 части 1 статьи 287, статьями 286, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Поволжского округа

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Волгоградской области от 08.10.2017 и постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 12.12.2017 по делу N А12-24179/2017 в обжалуемой части оставить без изменения, кассационную жалобу Инспекции Федеральной налоговой службы по Дзержинскому району г. Волгограда - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

 

Председательствующий судья

Л.Ф. Хабибуллин

 

Судьи

А.Н. Ольховиков
Р.Р. Мухаметшин

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

"Удовлетворяя заявленное требование в оспариваемой части, суд первой инстанции сослался, в том числе и на положения статьи 54.1 Кодекса.

Вместе с тем в силу пункта 2 статьи 2 Федерального закона от 18.07.2017 N 163-ФЗ "О внесении изменений в часть первую Налогового кодекса Российской Федерации" положения указанной статьи применяются к выездным налоговым проверкам, решения о назначении которых вынесены налоговыми органами после дня вступления в силу названного Федерального закона, то есть после 19.08.2017.

Однако следует отметить, что признавая недоказанным инспекцией недобросовестность заявителя, суд руководствовался, в том числе статьями 169, 171-172 Кодекса и правовыми позициями, выработанными высшими судебными инстанциями - Постановление N 53 и Обзором судебной практики N 1(2017), утвержденного президиумом Верховного Суда Российской Федерации от 16.02.2017 (пункт 31). Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции."