Постановление Президиума Московского городского суда от 9 октября 2009 г. по делу N 44у-301/09 Суд изменил приговор и смягчил наказание, так как первые пять эпизодов преступлений осужденной необходимо квалифицировать одно преступление

Постановление Президиума Московского городского суда от 9 октября 2009 г. по делу N 44у-301/09


Президиум Московского городского суда в составе:

Председательствующего: Егоровой О.А.

и членов Президиума: Колышницыной Е.Н., Агафоновой Г.А., Дмитриева А.Н., Васильевой Н.А., Курциньш С.Э.

рассмотрел уголовное дело по надзорной жалобе осужденной Б.И.Г. о пересмотре приговора Симоновского районного суда г. Москвы от 26 июня 2008 года и кассационного определения судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 06 октября 2008 года.

Приговором Симоновского районного суда г. Москвы от 26 июня 2008 года Б.И.Г., родившаяся 08.11.1965 г. в г. Новосибирске, гражданка РФ, имеющая неполное среднее образование, незамужняя, неработающая, зарегистрированная по адресу: г. Новосибирск, ул. Ватутина, д. 25, кв. 37, ранее не судимая,

осуждена:

- по ст. 159 ч. 4 УК РФ (6 эпизодов) за каждое преступление к 7 годам лишения свободы, без штрафа;

- по ст.ст. 30 ч. 3, 159 ч. 4 УК РФ (2 эпизода) за каждое преступление к 6 годам лишения свободы, без штрафа.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности совершенных преступлений путем частичного сложения окончательно определено наказание в виде 9 лет лишения свободы, без штрафа, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Срок наказания исчислен с 27 ноября 2006 года.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 06 октября 2008 года приговор оставлен без изменений.

В надзорной жалобе осужденная Б.И.Г., не оспаривая доказанности ее вины в совершении преступлений, выражает несогласие с состоявшимися судебными решениями в части суровости назначенного судом наказания, просит о применении ст. 64 УК РФ.

Заслушав доклад судьи Свиренко О.В., мнение Первого заместителя прокурора города Москвы Р.В.В., полагавшего квалифицировать действия осужденной по первым пяти эпизодам мошенничества как одно преступление, предусмотренное ст. 159 ч. 3 п.п. "а, б" УК РФ (в редакции ФЗ РФ от 27 декабря 1996 года), назначив ей за данное преступление наказание в виде 7 лет лишения свободы, и на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности совершенных преступлений окончательно к отбытию назначить наказание в виде 8 лет лишения свободы, в остальном приговор и кассационное определение оставив без изменения, обсудив доводы надзорной жалобы, Президиум установил:

Б.И.Г. признана виновной:

- в совершении мошенничества, то есть приобретения права на чужое имущество путем обмана и злоупотребления доверием, в крупном размере, организованной группой (4 эпизода);

- в совершении мошенничества, то есть приобретения права на чужое имущество путем обмана и злоупотребления доверием, в особо крупном размере, организованной группой (1 эпизод);

- в совершении мошенничества, то есть приобретения права на чужое имущество путем обмана и злоупотребления доверием, с причинением значительного ущерба, организованной группой (1 эпизод);

- в совершении покушения на мошенничество, то есть приобретение права на чужое имущество путем обмана и злоупотребления доверием, совершенное в особо крупном размере, организованной группой, при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам (2 эпизода).

Преступления совершены при следующих обстоятельствах:

Б.И.Г., получив от неустановленного организатора информацию о том, что собственница квартиры N 8, расположенной по адресу: г. Москва, ул. Доватора, д. 1/28, Р.Р.Б., умерла 15.12.2001 г., а ее единственный наследник - Р.А.Б., проживает в Израиле, в составе организованной группы, согласно разработанному плану, с заранее оговоренным распределением ролей, с целью незаконного приобретения права собственности на указанную квартиру, в начале 2002 года представила неустановленным участникам организованной группы имевшиеся у нее данные заведомо подложного паспорта на имя Н.Т.А. Неустановленные участники организованной группы, исполняя отведенную им преступную роль, выполнив подпись от имени нотариуса г. Москвы С.А.В., изготовили поддельную доверенность, датированную 19.03.2001 г., якобы от имени Р.Р.Б. Н.Т.А. Действуя согласно распределенным ролям, Б.И.Г., представляясь Н.Т.А., совместно с С.Ж.В., представлявшейся Н.Ж.А., не сообщая о своих преступных намерениях, предложили приобрести вышеуказанную квартиру Н.А.В. Получив его согласие на совершение сделки, Б.И.Г., представляясь Н.Т.А., используя заведомо подложный паспорт, совместно с С.Ж.В., представлявшейся Н.Ж.А., и неустановленные соучастники получили 23.01.2002 года в участке N 12 Территориального управления "Хамовники" ГП "Дирекция единого заказчика" ЦАО г. Москвы выписку из домовой книги N 12 дома 1/28 по ул. Доватора, а 29.01.2002 года в Территориальном бюро технической инвентаризации "Центральное" г. Москвы поэтажный план и экспликацию на квартиру N 8, расположенную по адресу: г. Москва, ул. Доватора, д. 1/28. Собрав, таким образом, необходимые документы, а также получив от Н.А.В. нотариально заверенное заявление о том, что он не состоит в зарегистрированном браке, Б.И.Г. 06.02.2002 года совместно с С.Ж.В. и Н.А.В. обратились к нотариусу г. Москвы Н.В.А., где Б.И.Г., согласно отведенной ей роли, введя в заблуждение нотариуса Н.В.А. относительно законности своих действий, предъявив подложный паспорт на имя Н.Т.А., а также поддельную доверенность от имени Р.Р.Б., подписала договор купли-продажи квартиры N 8 по адресу: г. Москва, ул. Доватора, д. 1/28. 13.02.2002 года Б.И.Г., представляясь Н.Т.А., совместно с С.Ж.В., представлявшейся Н.Ж.А., передала вышеуказанный договор купли-продажи квартиры, а также необходимый пакет документов в Московский комитет по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним, расположенный по адресу: г. Москва, ул. Большая Тульская, д. 15, где 18 февраля 2002 года право собственности на вышеуказанную квартиру было зарегистрировано на Н.А.В. В период с 20 по 22 февраля 2002 года Б.И.Г., получив от Н.А.В. в качестве оплаты за квартиру 25000 долларов США (что по курсу ЦБР составило 772250 рублей), причинила ущерб Р.А.Б. на указанную сумму, что является крупным размером.

Она же, получив от неустановленного организатора информацию о том, что в квартире N 20 по адресу: г. Москва, Померанцев пер., д. 10/12, проживают пожилые одинокие люди, А.А.В. и А.В.В., в составе организованной группы, согласно разработанному плану с заранее оговоренным распределением ролей, с целью незаконного приобретения права на указанную квартиру, с ведома С.Ж.В., в неустановленные время и месте изготовила поддельную доверенность от имени А.А.В. на имя К.Е.А. от 11.06.2002 года, где Б.И.Г. выполнила рукописную запись от имени А.А.В.: "А.А.В.", а также поддельную доверенность от имени А.В.В. на имя К.Е.А. от 17.06.2002 года, а неустановленное лицо выполнило рукописную запись от имени А.В.В.: "А.В.В.". Неустановленные соучастники организованной группы, представившиеся В.Я.В. и К.Е.А., совместно с С.Ж.В. в период с июня по 18 июля 2002 года получили в Территориальном бюро технической инвентаризации "Центральное" г. Москвы поэтажный план, экспликацию и справку о стоимости указанной выше квартиры, а также справку N 867 в Департаменте жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы. Таким образом, собрав необходимый пакет документов, неустановленные соучастники, с ведома Б.И.Г. и в присутствии С.Ж.В., 18 июля 2002 года, представляясь К.Е.А. и Щ.С.В., обратились к исполняющей обязанности нотариуса Н.В.А. О.Е.В., где, введя в заблуждение последнюю относительно законности своих действий, подписали договор купли-продажи квартиры N 20 по адресу: г. Москва, Померанцев пер., д. 10/12, после чего 29 июля 2002 года передали подписанный договор, а также необходимый пакет документов в Московский комитет по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним, где 01 августа 2002 года право собственности на квартиру было зарегистрировано на Щ.С.В. Таким образом, А.А.В. и А.В.В. был причинен ущерб в размере стоимости квартиры на сумму 427996 рублей, что является крупным размером. Для придания сделке законного вида неустановленные соучастники преступной группы совместно с С.Ж.В. и с ведома Б.И.Г. получили в ноябре 2002 г. в участке N 12 ТУ "Хамовники" ГП ДЕЗ ЦАО г. Москвы выписку из домовой книги, в Территориальном бюро технической инвентаризации "Центральное" г. Москвы поэтажный план, экспликацию и справку о стоимости квартиры N 20 по адресу: г. Москва, Померанцев пер., д. 10/12. Собрав необходимые документы, Б.И.Г. 26 ноября 2002 года совместно с неустановленной соучастницей, представившейся Щ.С.В., обратились к нотариусу г. Москвы И.Е.В., где, предъявив подложный паспорт 90 02 N 258690 на имя Н.Т.А., введя в заблуждение относительно законности своих действий, подписали договор купли-продажи квартиры N 20 по адресу: Померанцев пер, д. 10\12, после чего 28 ноября 2002 года передали подписанный договор, а также необходимый пакет документов в Московский комитет по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним, где 05 декабря 2002 года право собственности на указанную квартиру было повторно зарегистрировано на Н.Т.А.

Она же, Б.И.Г., представляясь Н.Т.А., получив от неустановленного организатора информацию о том, что собственники квартиры N 63 по адресу: г. Москва, ул. Доватора, д. 1/28, Р.Б.А. и К.А.А., а также одна из их наследниц - Р.Р.Б., умерли, а их единственный наследник - Р.А.Б. проживает в Израиле, в составе организованной группы, согласно разработанному плану с заранее оговоренным распределением ролей, с целью незаконного приобретения права собственности на указанную квартиру, с ведома С.Ж.В., ввела в заблуждение относительно своих намерений Ч.П.Л., убедив его временно оформить право собственности на указанную квартиру на себя, объяснив это коммерческой необходимостью и заверив, что сделка является законной. Во исполнение указанного преступного плана неустановленные соучастники с ведома Б.И.Г. и С.Ж.В. изготовили поддельную доверенность от имени умершего 19.12.1999 года Р.Б.А. на имя В.Я.В. В период с июня по июль 2002 г. совместно с С.Ж.В. и с ведома Б.И.Г. получили в ДЖП и ЖФ г. Москвы справку N 1347, а также в Территориальном бюро технической инвентаризации "Центральное" г. Москвы поэтажный план, экспликацию и справку о стоимости квартиры N 63 по адресу: г. Москва, ул. Доватора, д. 1/28. Таким образом, собрав необходимый пакет документов, неустановленная соучастница группы, представившись В.Я.В. и предъявив поддельную доверенность от имени Р.Б.А., 12 августа 2002 года, обратилась к исполняющей обязанности нотариуса г. Москвы Н.В.А. - О.Е.В., где, введя в заблуждение последнюю относительно законности совершаемых ею действий, в присутствии Б.И.Г., С.Ж.В. и неосведомленного об их преступных намерений Ч.П.Л., подписали договор купли-продажи указанной квартиры. 13 августа 2002 года неустановленная соучастница, представляясь В.Я.В., и Ч.П.Л. с ведома Б.И.Г. и С.Ж.В. передали договор и необходимые документы в Московский комитет по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним, где 19 декабря 2002 года право собственности на квартиру N 63 по адресу: г. Москва, ул. Доватора, д. 1/28 было зарегистрировано на Ч.П.Л. Таким образом, Р.А.Б. был причинен ущерб в размере стоимости квартиры на сумму 325275 руб. 05 коп., что является крупным размером.

Она же, Б.И.Г., представляясь Н.Т.А., получив от неустановленного организатора информацию о том, что собственником квартиры N 17 по адресу: г. Москва, Хамовнический вал, д. 38, является одинокий пожилой человек К.А.К., в составе организованной группы, согласно разработанному плану с заранее оговоренным распределением ролей, с целью незаконного приобретения права собственности на указанную квартиру, совместно с С.Ж.В. предложили услуги в качестве агента по недвижимости по приватизации и дальнейшей продаже квартиры. Согласно достигнутой договоренности Б.И.Г. и С.Ж.В. должны были найти покупателей на жилье, после чего с участием К.А.К. приватизировать и впоследствии продать, предоставив ему квартиру меньшей площади с доплатой. Введя последнего в заблуждение относительно своих намерений и не собираясь в дальнейшем исполнить взятые на себя обязательства, Б.И.Г. совместно с С.Ж.В. убедили его выдать на имя Н.Т.А. доверенность на права управления и распоряжения имуществом. Используя заведомо подложные данные паспорта на имя Н.Т.А., предоставленные Б.И.Г., подделав подпись нотариуса С.А.В., они изготовили поддельную доверенность от 05 сентября 2002 года от имени К.А.К. на имя Н.Т.А. на право приватизации жилой площади по адресу: г. Москва, Хамовнический вал, д. 38, кв. 17, после чего, в период со 02 по 08 октября 2002 года, совместно с С.Ж.В. получили в участке N 14 ДЕЗ района Хамовники ГУП г. Москвы финансово-лицевой счет, выписку из домовой книги дома N 38 по Хамовническому Валу, справку без номера, а также копию ордера. Б.И.Г., используя заведомо подложный паспорт, представляясь Н.Т.А., совместно с С.Ж.В., представив 08.10.2002 г. в УДЖП и ЖФ г. Москвы в ЦАО указанные выше документы, а также поддельную доверенность от имени К.А.К. и заявление от имени Н.Т.А., в период с 08 по 14 октября 2002 г. получили договор передачи N 010914-У02868, согласно которому квартира N 17 в доме 38 по Хамовническому валу передана в индивидуальную собственность К.А.К. После этого 14 октября 2002 года предоставили указанный договор в Московский комитет по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним, где 16 октября 2002 года право собственности на указанную квартиру было зарегистрировано на К.А.К. Используя заведомо подложный паспорт, Б.И.Г., представляясь Н.Т.А., совместно с С.Ж.В. в период с 17 по 21 октября 2002 г. получила в участке N 14 ДЕЗ района "Хамовники" ГУП г. Москвы выписку из домовой книги, а в Территориальном бюро технической инвентаризации "Центральное" г. Москвы поэтажный план, экспликацию и справку о стоимости указанной квартиры. После этого Б.И.Г., не ставя в известность К.А.К., 21 октября 2002 г. обратилась к нотариусу г. Москвы А.Е.А., введя в заблуждение последнюю относительно законности своих действий, подписала с дочерью А.Н.П. - А.Т.Н. , договор купли-продажи квартиры N 17 по адресу: г. Москва, Хамовнический вал, д. 38. передала данный договор, необходимый пакет документов и оформленные у нотариуса А.Е.А. доверенности курьерам - К.И.В. и Т.Г.В., неосведомленным об их преступных намерениях, для передачи в Московский комитет по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним, где в период с 21 по 28 октября 2002 года право собственности на квартиру было зарегистрировано на А.Т.Н. 28 октября 2002 года, получив зарегистрированные договоры купли-продажи квартиры, а также в качестве оплаты 60000 долларов США, что по курсу ЦБ России составило 1904400 рублей, Б.И.Г. причинила ущерб К.А.К. на указанную сумму, что является особо крупным размером.

Она же, с целью хищения денежных средств, полученных в качестве задатка в счет заключения договора купли-продажи квартиры N 17 по адресу: г. Москва, Хамовнический вал, д. 38, в составе организованной группы, согласно распределенным ролям, должна была после того, как С.Ж.В. найдет покупателей на указанную квартиру, под предлогом совершения в дальнейшем сделки с имуществом получить в качестве задатка от потенциального покупателя денежные средства. С.Ж.В., представляясь Н.Ж.А., с ведома Б.И.Г., выдавая себя за агента по недвижимости, предложила сотруднику ООО "Агентство недвижимости "Бастион" и генеральному директору данного ООО Х.И.Н. приобрести квартиру N 17 по адресу: г. Москва, Хамовнический вал, д. 38. Б.И.Г., представляясь Н.Т.А., используя заведомо подложный паспорт, совместно с С.Ж.В., представлявшейся Н.Ж.А., предъявила доверенность от имени собственника квартиры К.А.К. Осуществляя преступный замысел и не намереваясь в дальнейшем выполнить взятые на себя обязательства, под предлогом оказания услуг ООО "Агентство недвижимости "Бастион" по совершению комплекса действий, необходимых для подготовки и совершения сделки, а именно сопровождения процедур заключения нотариальной сделки и ее государственной регистрации, а также организации процедуры расчетов между сторонами сделки, Б.И.Г., представившись Н.Т.А., и С.Ж.В., представившись Н.Ж.А., 19 сентября 2002 года, находясь в офисе ООО "Агентство недвижимости "Бастион", подписали с данным обществом в лице генерального директора Х.И.Н. договор поручения, протокол на оказание услуг по организации продажи указанной квартиры и соглашение о передаче задатка, согласно которому получили от Х.И.Н. денежные средства в сумме 316251 руб., которые были переданы им в кассу ООО, ввиду того, что он намеревался через агентство приобрести квартиру для себя. Желая скрыть свои преступные намерения, заранее зная, что взятые на себя обязательства по продаже квартиры выполнены быть не могут, так как 21 октября 2002 года указанная квартира была продана А.Т.Н., Б.И.Г. и С.Ж.В. сообщили Х.И.Н. и М.В.Г. заведомо ложные сведения о том, что они пока не могут заключить сделку из-за проблем с приватизацией указанной квартиры. После этого С.Ж.В., представляясь Н.Ж.А., с ведома Б.И.Г., написала заявление с просьбой перенести время совершения сделки на 29 октября 2002 года и расписку с обязательством вернуть 20000 долларов США в случае неисполнения ими взятых на себя обязательств. Однако в назначенный срок указанные лица для подписания договора купли-продажи квартиры не явились, свои обязательства по договору поручения не выполнили, полученный задаток не вернули, причинив тем самым Х.И.Н. ущерб на сумму 316251 руб., что является крупным размером.

Она же, с целью хищения денежных средств, полученных в качестве задатка в счет заключения договора купли - продажи квартиры N 33 по адресу г. Москва, ул. Плющиха, д. 42, в составе организованной группы, согласно распределенным ролям, должна была оформить на свое имя доверенность на право распоряжаться имуществом, принадлежащим Ст.А.В., после чего подыскать совместно с С.Ж.В. потенциального покупателя на указанную квартиру, от которого в дальнейшем получить денежные средства. Неустановленные участники организованной преступной группы изготовили поддельную доверенность от 11 июня 2002 г. от имени Ст.А.В. на имя А.Н.М., после чего Б.И.Г. с ведома С.Ж.В., представляясь Н.Т.А. и используя данные заведомо подложного паспорта, совместно с А.Н.М., неосведомленной о ее преступных намерениях, введя в заблуждение нотариуса г. Москвы Н.В.А. относительно подлинности доверенности, заверили в порядке передоверия доверенность от 13 августа 2002 года от имени А.Н.М. на имя Н.Т.А. на право распоряжаться имуществом, принадлежащим Ст.А.В. Б.И.Г., представляясь Н.Т.А., совместно с С.Ж.В., представлявшейся Н.Ж.А., предложили А.Н.П. приобрести квартиру N 33 по адресу: г. Москва, ул. Плющиха, д. 42, принадлежащую Ст.А.В. В качестве подтверждения законности своей деятельности они предъявили доверенность от имени Ст.А.В. на имя А.Н.М. от 11 июня 2002 года на право распоряжаться имуществом Ст.А.В., а также доверенность от имени А.Н.М. на имя Н.Т.А. от 13.08.2002 г., согласно которой А.Н.М. передоверила Н.Т.А. права, полученные по доверенности от Ст.А.В. Обязательным условием совершения сделки купли-продажи указанной квартиры Б.И.Г. и С.Ж.В. обозначили передачу им задатка в размере 7000 долларов США. Данное предложение А.Т.Н. переадресовала П.Н.М., которая, осмотрев предложенную квартиру, дала свое согласие на совершение сделки, передав А.Т.Н. денежные средства в сумме 7000 долларов США в качестве задатка за указанную квартиру. Б.И.Г., представляясь Н.Т.А. и используя заведомо подложный паспорт, с ведома С.Ж.В. 13 ноября 2006 года, находясь в квартире А.Т.Н. по адресу: г. Москва, 1-й Николощиповский пер., д. 20/4, кв. 13, в дневное время суток получила от последней в качестве задатка за квартиру N 33 по адресу: г. Москва, ул. Плющиха, д. 42, 7000 долларов США, что по курсу ЦБ РФ составило 222880 руб. Вводя в заблуждение относительно своих намерений, Б.И.Г. и С.Ж.В. предоставляли ложные сведения о том, что занимаются оформлением необходимых для совершения сделки документов, однако, не выполнив договорных условий об оформлении права собственности на квартиру N 33 по адресу: г. Москва, ул. Плющиха, д. 42 на П.Н.М., похитили полученные денежные средства, причинив А.Н.П. значительный ущерб на вышеуказанную сумму, так как А.Н.П. вернула П.Н.М. 7000 долларов США, ранее переданные последней в качестве задатка за данную квартиру.

Она же, Б.И.Г., получив от неустановленного организатора информацию о том, что собственник квартиры N 38 по адресу: г. Москва, Дмитровское шоссе, д. 64, корп. 2, Г.В., длительное время отсутствует и проживает за пределами г. Москвы, в составе организованной группы, согласно распределенным ролям, с целью незаконного приобретения права собственности на указанную квартиру, в неустановленные время и месте изготовила поддельную справку ЖСК N 36 САО г. Москвы на имя Г.В., выполнив рукописные записи от имени работника ЖСК. Неустановленный соучастник организованной группы с ведома Б.И.Г., исполняя отведенную ему преступную роль, 08 сентября 2005 г. обратился в нотариальную контору нотариуса Д.М.А., введя в заблуждение относительно законности своих действий помощника нотариуса Д.М.А. Б.Ж.Н., представился Г.В., предъявив при этом поддельный паспорт, и попросил составить от его имени на умершего М.Н.И. доверенность на право представления его интересов по вопросам оформления и перехода права собственности указанной выше квартиры, сбора и регистрации необходимых документов. Таким образом, Б.Ж.Н. составила указанную доверенность. Неустановленные соучастники нашли покупателя квартиры - М.А.В. и, введя его в заблуждение относительно законности своих действий, заключили с ним договор купли-продажи квартиры. Собрав необходимый пакет документов, действуя на основании поддельной доверенности, 09 декабря 2005 г. вместе с неосведомленным об их преступных намерениях М.А.В. представили его в Главное управление Федеральной регистрационной службы по г. Москве, для регистрации права собственности, однако сделка была приостановлена и в дальнейшем в ее государственной регистрации отказано в связи с имеющимся информационным предупреждением из ГУ МВД России по ЦФО. Таким образом, Б.И.Г. в составе организованной группы пыталась завладеть правом на указанную квартиру, принадлежащую Г.В., стоимостью 2028600 руб., что является особо крупным размером, однако довести свой преступный умысел до конца не смогла по независящим от нее обстоятельствам.

Она же, Б.И.Г., получив от неустановленного организатора информацию о том, что собственник квартиры N 235 по адресу: г. Москва, ул. Маршала Катукова, д. 13, корп. 3 - Т.В.Ф., умер, 28 декабря 2005 г., в составе организованной группы согласно разработанному плану с заранее оговоренным распределением ролей, с целью незаконного приобретения права собственности на указанную квартиру, введя в заблуждение относительно своих действий председателя правления ЖСК района "Строгино-1" С.А.С., представившись ей племянницей умершего Т.В.Ф., узнала, что у него нет родственников и никто не претендует на право собственности на квартиру. В дальнейшем, в неустановленные время и месте, изготовила поддельную справку ГУП Объединенной дирекции единого заказчика района Хорошево-Мневники Муниципального участка N 11, выписку из домовой книги на квартиру, выполнив подписи и рукописные записи от имени паспортиста В.А.И. Неустановленные соучастники с ведома Б.И.Г. изготовили фиктивное завещание от имени Т.В.Ф. на имя Р.А.А., а также собрали в муниципальных учреждениях необходимые документы для заведения наследственного дела на указанную квартиру умершего Т.В.Ф. Б.И.Г., введя в заблуждение относительно своих действий помощника нотариуса Д.М.А. Б.Ж.Н., попросила ее завести наследственное дело на своего знакомого и составить свидетельство о праве на наследство по указанному завещанию. Неустановленный соучастник, представившись Р.А.А., 20 июня 2006 года обратился к нотариусу Д.М.А. с заявлением о принятии наследства, в связи с чем было заведено наследственное дело. После этого Р.А.А. с ведома Б.И.Г. обратился в Главное управление Федеральной регистрационной службы по г. Москве с целью регистрации права собственности на вышеуказанную квартиру. Однако, в регистрации было отказано в связи с имеющимся информационным предупреждением из ГУ МВД России по ЦФО. Таким образом, Б.И.Г. в составе организованной группы, незаконно пыталась завладеть правом на квартиру, принадлежащую РФ в лице Территориального управления Федерального агентства по управлению федеральным имуществом по г. Москве, стоимостью 4281600 руб., что является особо крупным размером, однако свой преступный умысел довести до конца не смогла по независящим от нее обстоятельствам.

Проверив материалы уголовного дела и изучив доводы надзорной жалобы, Президиум Московского городского суда находит состоявшиеся судебные решения подлежащими изменению в связи с неправильным применением по делу норм материального права.

Вывод суда о виновности Б.И.Г. в совершении преступлений соответствует фактическим обстоятельствам дела и подтверждается совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, достоверность и допустимость которых сомнений не вызывают: показаниях представителя потерпевших Г.Н.М., А.В.С., показаниях потерпевших Р.А.Б., А.А.В., К.А.К., Х.И.Н., А.Н.П., Г.В., показаниями свидетелей Б.С.П., Ш.Т.Ф., Н.В.А., Ч.П.Л., Н.А.В., Ш.А.В., Ш.О.С., С.А.А., Ф.Т.Л., Г.А.И., С.Л.В., Л.С.В., Л.Г.В., Х.В.Б., С.А.В., Б.С.П., А.Н.Д., М.В.Г., П.Н.М., К.Ю.П., Д.М.А., К.К.О., Б.Ж.Н., П.Л.В., М.Е.А., показаниями обвиняемой Н.Ж.А. (С.Ж.В.) и другими материалами дела.

Обстоятельства дела судом проверены с достаточной полнотой. Анализ собранных по делу доказательств, полученных в установленном законом порядке, всесторонне, полно и объективно исследованных в судебном заседании и получивших оценку суда в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ, свидетельствует, что судом правильно установлены фактические обстоятельства дела и сделан обоснованный вывод о виновности Б.И.Г. в совершении преступлений.

Вместе с тем, судебные решения в отношении Б.И.Г. подлежат изменению по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 9 ч. 1 УК РФ преступность и наказуемость деяния определяется уголовным законом, действовавшим во время совершения этого деяния, а согласно ст. 10 ч. 1 УК РФ обратную силу имеет лишь такой уголовный закон, который устраняет преступность деяния, смягчает наказание или иным образом улучшает положение лица, совершившего преступление.

Согласно ст. 17 УК РФ (в редакции закона от 13.06.1996 г.), действовавшей на момент совершения Б.И.Г. первых пяти преступлений, совершенных в 2002 году, совокупностью преступлений признавалось совершение двух и более преступлений, предусмотренных различными статьями или частями Уголовного кодекса Российской Федерации, ни за одно из которых лицо не было осуждено.

По данному уголовному делу суд в нарушение положений этого уголовного закона квалифицировал действия Б.И.Г. и назначил ей наказание в соответствии со ст. 17 УК РФ (в редакции ФЗ РФ от 08.12.2003 года) за каждое совершенное преступление, то есть за преступления, которые были совершены ею и до введения в действие ФЗ РФ от 08.12.2003 года, что повлекло ухудшение положения осужденной.

Кроме того, судом ошибочно квалифицированы эти действия осужденной по закону, ухудшающему положение Б.И.Г., так как санкция ч. 3 ст. 159 УК РФ (в редакции ФЗ от 27 декабря 1996 года) не предусматривала назначение дополнительного наказания в виде штрафа, и, кроме того, не предусматривала такой квалифицирующий признак мошенничества, как совершение его "в особо крупном размере" (установленный судом в действиях Б.И.Г. по эпизоду с потерпевшим К.А.К.).

Неправильное применение судом уголовного закона является в соответствии со ст.ст. 409 ч. 1, 379 ч. 1 п. 3 УПК РФ основанием для изменения судебных решений по данному уголовному делу.

Таким образом, действия осужденной Б.И.Г. по первым пяти эпизодам мошенничества, имевшим место в 2002 году, подлежат квалификации как одно преступление, предусмотренное ст. 159 ч. 3 п.п. "а, б" УК РФ (в редакции ФЗ от 27 декабря 1996 года), то есть как мошенничество, совершенное организованной группой, в крупном размере. Квалификация ее действий по ст. 159 ч. 4 УК РФ (по эпизоду с потерпевшей А.Т.Н. от 13 ноября 2006 года), а также по ст.ст. 30 ч. 3, 159 ч. 4 УК РФ (2 эпизода) является правильной.

При решении вопроса о мере наказания за данное преступление Президиум Московского городского суда принимает во внимание характер и степень общественной опасности содеянного, отсутствие отягчающих обстоятельств, признание осужденной своей вины и раскаяние в содеянном, наличие на момент совершение преступлений на иждивении несовершеннолетней дочери. Каких-либо исключительных обстоятельств в понимании ст. 64 УК РФ по делу не имеется. Все те обстоятельства, на которые осужденная указывает в надзорной жалобе, суду были известны и учтены при решении вопроса о виде и размере наказания, за исключением активной помощи следствию в изобличении всех участников совершенных преступлений, поскольку такое смягчающее обстоятельством судом не установлено и по делу отсутствует. Президиум Московского городского суда соглашается с выводом суда 1 инстанции о возможности достижения целей наказания осужденной лишь в условиях изоляции ее от общества.

Ссылка осужденной в надзорной жалобе на то, что уголовное дело было назначено к слушанию в особом порядке, не может рассматриваться как основание для снижения наказания, поскольку постановлением от 10 января 2008 года особый порядок судебного разбирательства по делу был прекращен (т. 18 л. д. 21), и дело было рассмотрено в обычном порядке.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 407, 408 УПК РФ, Президиум постановил:

надзорную жалобу осужденной Б.И.Г. удовлетворить частично.

Приговор Симоновского районного суда г. Москвы от 26 июня 2008 года и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 06 октября 2008 года в отношении Б.И.Г. - изменить:

действия ее по эпизодам 1, 2, 3, 4, 5 совершенных мошенничеств квалифицировать как одно преступление, предусмотренное ст. 159 ч. 3 п.п. "а, б" УК РФ (в редакции ФЗ РФ от 27 декабря 1996 года), за которое назначить наказание в виде 7 (семи) лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст. 159 ч. 3 п.п. "а, б" УК РФ (в редакции ФЗ РФ от 27 декабря 1996 года), 159 ч. 4, 30 ч. 3, 159 ч. 4, 30 ч. 3, 159 ч. 4 УК РФ, окончательно к отбытию назначить Б.И.Г. наказание в виде 8 (восьми) лет лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

В остальном состоявшиеся судебные решения оставить без изменения.


Председательствующий

О.А. Егорова



Постановление Президиума Московского городского суда от 9 октября 2009 г. по делу N 44у-301/09


Текст постановления официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.