Постановление Президиума Московского городского суда от 9 октября 2009 г. по делу N 44у-306/09 Суд переквалифицировал действия осужденного с разбоя на грабеж, совершенный группой лиц по предварительному сговору, смягчил наказание и освободил осужденного из-под стражи в связи с отбытием наказания

Постановление Президиума Московского городского суда от 9 октября 2009 г. по делу N 44у-306/09


Президиум Московского городского суда в составе:

Председательствующего: Егоровой О.А.

и членов Президиума: Колышницыной Е.Н., Агафоновой Г.А., Дмитриева А.Н., Васильевой Н.А., Курциньш С.Э.

рассмотрел уголовное дело по надзорной жалобе осужденного П.Я.Ш. о пересмотре приговора Мещанского районного суда города Москвы от 01 июня 2007 года и кассационного определения судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 31 октября 2007 года.

Приговором Мещанского районного суда города Москвы от 01 июня 2007 года П.Я.Ш., 02 марта 1965 года рождения, уроженец г. Шуша Азербайджанской ССР, несудимый, -

осужден по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ к 8 годам лишения свободы, без штрафа, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания исчислен с 09 августа 2006 года.

Мера пресечения оставлена прежней - заключение под стражу.

Решена судьба вещественных доказательств.

Этим же приговором осуждены А. и Б.Г.Д., надзорных жалоб в отношении которых не поступило и надзорное производство в отношении которых не возбуждается.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 31 октября 2007 года приговор изменен: из описательно-мотивировочной части приговора при описании преступных действий исключено указание на то, что потерпевший Б.С.А. потерял сознание.

Постановлением судьи Московского городского суда от 19 января 2009 года отказано в удовлетворении надзорной жалобы осужденного П.Я.Ш. о пересмотре указанных судебных решений.

Виновным себя в судебном заседании П.Я.Ш. не признал.

В надзорной жалобе осужденный П.Я.Ш. выражает несогласие с судебными решениями и ставит вопрос об их отмене, указывая, что в основу приговора положены предположения суда. Утверждает, что о том, что А. положил в пиво потерпевшему какую-то таблетку, он не знал, внимание потерпевшего от действий А. он не отвлекал, так как подошел уже после того, как Б.С.А. допил пиво. Не отрицает того, что видел, как А. похитил телефон у Б.С.А., и убежал с места преступления вместе с А.

Заслушав доклад судьи Свиренко О.В., мнение Первого заместителя прокурора города Москвы Р., полагавшего переквалифицировать действия осужденного П.Я.Ш. со ст. 162 п. "в" УК РФ на ст.ст. 30 ч. 3, 161 ч. 2 п. "а" УК РФ, назначив ему по этой статье наказание в виде 3 лет 2 месяцев лишения свободы, без штрафа, в остальном судебные решения оставив без изменения, обсудив доводы надзорной жалобы, Президиум установил:

ГАРАНТ:

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Вместо слов "ст. 162 п. "в" следует читать "ст. 162 ч. 4 п. "в"


Согласно приговору, П.Я.Ш. признан виновным в совершении разбоя, то есть нападения в целях хищения чужого имущества, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, по предварительному сговору группой лиц, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

Преступление совершено при следующих установленных судом обстоятельствах:

При неустановленных с обстоятельствах он - П.Я.Ш., вступил в предварительный преступный сговор с осужденными этим же приговором А. и Б.Г.Д. на хищение чужого имущества путем нападения с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, заранее разработав план и распределив роли.

Во исполнение преступного умысла они, в период времени с 21 часов 00 минут 08 августа 2006 года по 00 часов 20 минут 09 августа 2006 года совместно находились на прилегающей территории к дому N 2/1, расположенному по адресу: г. Москва, ул. Каланчевская, где с целью осуществления преступных намерений совместно познакомились с Б.С.А., после чего приобрели спиртные напитки и стали совместно их распивать. Согласно разработанного плана и распределенным ролям, А. незаметно для потерпевшего Б.С.А. подбросил в бутылку с пивом "Охота" заранее приготовленную для использования при совершении разбоя одну таблетку нейролептика "лепонекс" (клозапин), тем самым подавив волю Б.С.А. к дальнейшему сопротивлению, совершив, таким образом, нападение на потерпевшего с целью завладения его имуществом после воздействия таблетки на организм Б.С.А. В это время Б.Г.Д. и П.Я.Ш., находясь в непосредственной близости от А. и потерпевшего Б.С.А., согласно распределению ролей отвлекали внимание потерпевшего Б.С.А. от действий А. и следили за окружающей обстановкой с целью доведения совместного преступного умысла до конца и лишения возможности потерпевшего пресечь дальнейшее совершение преступного деяния, а также предупреждения опасности задержания. После употребления потерпевшим пива с "лепонексом" Б.Г.Д. стал удерживать сзади руки потерпевшего, чтобы предотвратить сопротивление последнего, а А. тем временем снял с шеи потерпевшего Б.С.А. сотовый телефон фирмы "Сони Эриксон" стоимостью 3390 руб. Завладев похищенным, А., П.Я.Ш. и Б.Г.Д. с места преступления попытались скрыться, но были задержаны сотрудниками милиции рядом с местом преступления. Своими действиями А., Б.Г.Д. и П.Я.Ш. причинили материальный ущерб потерпевшему Б.С.А. на сумму 3390 руб. В результате преступной деятельности А., Б.Г.Д. и П.Я.Ш. Б.С.А. потерял сознание, а затем скончался от комбинированного отравления "лепонексом" и этиловым спиртом, то есть таблетка оказала тяжкое воздействие на организм, причинив тяжкий вред здоровью.

Проверив материалы уголовного дела и изучив доводы надзорной жалобы, Президиум Московского городского суда находит состоявшиеся судебные решения подлежащими изменению.

В основу обвинительного приговора судом положены показания, данные в ходе предварительного следствия при допросах в качестве обвиняемых и подозреваемых П.Я.Ш., Б.Г.Д. и А., а также показания свидетелей П.И.А., К., Т., протоколы следственных действий, заключение судебно-медицинской экспертизы, письменные и вещественные доказательства по делу.

Анализ этих доказательств свидетельствует о том, что заслуживают внимания доводы, изложенные в надзорной жалобе осужденного П.Я.Ш., об отсутствии у него предварительной договоренности с А. и Б.Г.Д. на совершение разбойного нападения на потерпевшего, поскольку он вообще не знал о наличии у А. таблетки "лепонекса" и подошел к потерпевшему и осужденным, когда те уже распивали спиртное.

Как следует из показаний, данных осужденными А., П.Я.Ш. и Б.Г.Д. в ходе предварительного следствия, оглашенных и исследованных судом и положенных в основу обвинительного приговора, и А., и Б.Г.Д. при допросах в качестве подозреваемых пояснили о том, что П.Я.Ш. подошел к ним тогда, когда они и потерпевший уже распивали спиртное. При этом А. уточнил, что про таблетку П.Я.Ш. ничего не знал, но видел, как был похищен мобильный телефон потерпевшего, и убегал вместе с ними, то есть с А. и Б.Г.Д. (т. 1 л.д. 100-101, 251; 107-109, 204). Допрошенный в ходе предварительного следствия в качестве подозреваемого П.Я.Ш. указывал, что подошел к А. и Б.Г.Д., когда они и еще одним мужчиной распивали спиртное. Он отходил и подходил к ним вновь, затем увидел в руках у А. мобильный телефон, который до этого был на шее у третьего мужчины, А. и Б.Г.Д. стали убегать, и он пошел за ними, после чего их задержали сотрудники милиции (т. 1 л.д. 116).

Из показаний свидетелей из числа сотрудников милиции П.И.А. и К., а также свидетеля Т. усматривается, что потерпевший Б.С.А., подойдя к А., Б.Г.Д. и П.Я.Ш., когда те были остановлены сотрудниками милиции, показав на А., сказал, что он с другими задержанными похитил у него мобильный телефон. Сотрудники же милиции уточнили, что А., Б.Г.Д. и П.Я.Ш. убегали из парка, где распивали спиртное с потерпевшим, вместе.

Таким образом, перечисленными доказательствами безусловно установлена причастность П.Я.Ш. к хищению мобильного телефона потерпевшего, о чем свидетельствуют как его действия непосредственно в момент завладения мобильным телефоном Б.С.А., так и последующие действия, выразившиеся в совместном с соучастниками оставлении места совершения преступления.

Однако, выводы суда о том, что он "вступил в предварительный преступный сговор с осужденными этим же приговором А. и Б.Г.Д. на хищение чужого имущества путем нападения с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, заранее разработав план и распределив роли. Во исполнение преступного умысла они, в период времени с 21 часов 00 минут 08 августа 2006 года по 00 часов 20 минут 09 августа 2006 года совместно находились на прилегающей территории к дому N 2/1, расположенному по адресу: г. Москва, ул. Каланчевская, где с целью осуществления преступных намерений совместно познакомились с Б.С.А., после чего приобрели спиртные напитки и стали совместно их распивать", а также о том, что согласно отведенной ему роли, он отвлекал внимание потерпевшего от действий А., подбросившего потерпевшему в пиво таблетку "лепонекса", представляются не основанными на материалах уголовного дела и на исследованных судом и положенных в основу приговора доказательствах, а потому являются предположительными. Достоверных доказательств того, что П.Я.Ш. знал о наличии у А. таблетки "лепонекса", о том, что А. и Б.Г.Д. решили подложить эту таблетку в пиво потерпевшему и сделали это, в материалах дела не имеется. Согласно же требованиям УПК РФ приговор не может быть основан на предположениях, а все сомнения в виновности лица толкуются в его пользу.

При таких обстоятельствах Президиум Московского городского суда считает необходимым переквалифицировать действия П.Я.Ш. со ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ на ст.ст. 30 ч. 3, 161 ч. 2 п. "а" УК РФ как покушение на открытое хищение чужого имущества (грабеж), группой лиц по предварительному сговору. Данное преступление не было доведено до конца, поскольку реальной возможности распорядиться похищенным совместно с соучастниками мобильным телефоном П.Я.Ш. не имел.

При решении вопроса о мере наказания П.Я.Ш. за совершенное преступление Президиум Московского городского суда учитывает характер и степень общественной опасности содеянного, данные о личности виновного, состояние его здоровья - посттравматическая энцефалопатия, левосторонний гемипарез, посттравматический неврит правого седалищного нерва, влияние назначаемого наказания на исправление П.Я.Ш. и условия жизни его семьи, руководствуясь при этом требованиями ст.ст. 60, 66 УК РФ.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 407, 408 УПК РФ, Президиум постановил:

Надзорную жалобу осужденного П.Я.Ш. удовлетворить частично.

Приговор Мещанского районного суда города Москвы от 01 июня 2007 года и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 31 октября 2007 года в отношении П.Я.Ш. - изменить:

действия его переквалифицировать со ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ на ст.ст. 30 ч. 3, 161 ч. 2 п. "а" УК РФ, назначив ему по этой статье наказание в виде 3 лет 2 месяцев лишения свободы, без штрафа, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

В связи с отбытием наказания П.Я.Ш. из-под стражи освободить.

В остальном состоявшиеся судебные решения оставить без изменения.


Председательствующий

О.А. Егорова



Постановление Президиума Московского городского суда от 9 октября 2009 г. по делу N 44у-306/09


Текст постановления официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение