Постановление Президиума Московского городского суда от 23 октября 2009 г. по делу N 44у-334/09 Поскольку обвинительный приговор основывался на взаимоисключающих выводах, суд, толкуя все сомнения в пользу обвиняемого, изменил приговор и смягчил наказание, переквалифицировав действия осужденного с разбоя на умышленное причинение тяжкого вреда здоровью

Постановление Президиума Московского городского суда от 23 октября 2009 г. по делу N 44у-334/09


Президиум Московского городского суда в составе:

Председательствующего: Егоровой О.А.

и членов Президиума: Колышницыной Е.Н., Дмитриева А.Н., Васильевой Н.А., Курциньш С.Э.

рассмотрел уголовное дело по надзорной жалобе осужденного Н. о пересмотре приговора Перовского районного суда г. Москвы от 12 апреля 2006 года и кассационного определения судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 07 июня 2006 года.

Приговором Перовского районного суда г. Москвы от 12 апреля 2006 года

Н., родившийся 10 августа 1978 года в г. Москве, гражданин РФ, имеющий среднее образование, неработающий, несудимый,

- осужден по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ к 9 годам лишения свободы, со штрафом в размере 10000 рублей в доход государства, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания исчислен с 27 июня 2005 года.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 07 июня 2006 года приговор оставлен без изменения.

В надзорной жалобе осужденный Н. указывает, что не совершал разбоя, нанес ножевые ранения К.В.А. в ходе ссоры, которая возникла из-за того, что потерпевший его оскорбил и выражался в его адрес нецензурной бранью, карманы потерпевшего он (Н.) не ощупывал, деньги у потерпевшего не похищал, просит переквалифицировать его действия со ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ на ст. 111 ч. 1 УК РФ, в связи с чем снизить срок наказания.

Заслушав доклад судьи С., мнение Первого заместителя прокурора города Москвы Р., полагавшего переквалифицировать действия осужденного на ч. 1 ст. 111 УК РФ, назначив наказание в виде 7 лет лишения свободы, обсудив доводы надзорной жалобы, Президиум установил:

Н. признан виновным в совершении разбоя, то есть нападения с целью хищения чужого имущества, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, совершенного с причинением тяжкого вреда здоровью.

Преступление совершено при следующих обстоятельствах:

Н., 25 июня 2005 года, примерно в 07 часов, имея умысел, направленный на хищение чужого имущества, с этой целью напал сзади на К.В.А., используя в качестве оружия неустановленный следствием нож, нанес им не менее двух ударов в область живота потерпевшему К.В.А., причинив последнему телесные повреждения в виде: проникающей торако-абдоминальной колото-резаной раны по передне-подмышечной линии справа на уровне 7-го межреберья; проникающей в брюшную полость колото-резаной раны правой мезогастральной области на 2 см латеральнее пупочного кольца; проникающей в брюшную полость колото-резаной раны в правом мезогастрии на 5 см латеральнее белой линии живота; проникающей в брюшную полость колото-резаной раны правой подвздошной области, сопровождавшейся ранением правого купола диафрагмы, ранениями печени в области 6-го и 7-го сегментов, ранением поперечно-ободочной кишки по ходу раневых каналов, внутрибрюшным (около 1500 мл) и внутриплевральным (около 400 мил) кровотечением, которые причинили как каждая рана в отдельности, так и в совокупности тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни.

Проверив материалы уголовного дела и изучив доводы надзорной жалобы, Президиум Московского городского суда находит судебные решения по делу подлежащими изменению по следующим основаниям.

Вывод суда о виновности Н. в совершении преступления соответствует фактическим обстоятельствам дела и подтверждается совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, достоверность и допустимость которых сомнений не вызывают: показаниями потерпевшего К.В.А., показаниями свидетелей Б., Д., К.Е.К. и другими материалами дела. Кроме того, и сам осужденный не отрицал, что причинил потерпевшему ножевые ранения.

Тщательно и всесторонне исследовав собранные по делу доказательства и дав им надлежащую оценку, суд правильно постановил обвинительный приговор.

Вместе с тем, вывод о юридической квалификации содеянного Н. как разбоя сделан судом без полного, всестороннего и объективного исследования и оценки показаний как самого осужденного, так и потерпевшего об обстоятельствах происшедшего.

Из показаний потерпевшего К.В.А., данных им в ходе очной ставки, следует, что он не может с твердостью заверить, что именно Н. забрал его денежные средства. По поводу своих первичных показаний, в которых потерпевший при допросе указал, что Н. похитил у него из кармана деньги, К.В.А. свои показаний# в этой части изменил и указал, что он это предполагал, на очной ставке все более подробно вспомнил и данный факт не подтвердил.

Сам же осужденный, не отрицая факта нанесения ножевых ранений, пояснил, что нанес удары ножом потерпевшему в ходе ссоры, однако денежные средства у него не брал, а, увидев кровь, испугался и убежал. При этом осужденный не отрицал, что между ним и потерпевшим имел место конфликт, поскольку К.В.А. вначале обещал ему 500 руб., а потом отказался их дать, оскорбив его при этом словесно, за что он и нанес ему удары ножом.

То обстоятельство, что в процессе общения осужденного Н. с потерпевшим К.В.А. они собирались совместно купить наркотики, а потом К.В.А. передумал, не отрицал в ходе предварительного следствия и сам потерпевший, рассказавший о том, что они вместе ходили продавать имевшийся у него (К.В.А.) мобильный телефон, затем пошли к Н. домой, тот пытался дозвониться до сбытчиков наркотиков, но у него не получилось, и тогда он - К.В.А., передумал покупать наркотики, и стал уходить, Н. пошел за ним, упрашивая, а затем требуя дать денег, в связи с чем у них и возникла ссора.

Таким образом, из показаний и осужденного, и потерпевшего усматривается, что между ними возникла ссора, и на очередное требование Н. дать ему обещанных денег на наркотики потерпевший резко и в грубой форме сказал, что денег не даст, при этом потерпевший и на очной ставке не отрицал, что у него с Н. была словесная перепалка, они друг друга оскорбляли, в том числе, и нецензурно (л.д. 102-103).

Суд в приговоре исключил из обвинения Н. открытое хищение имущества потерпевшего К.В.А., поскольку в подтверждение инкриминируемых Н. данных действий судом не приведено неопровержимых доказательств этого (л. 5 приговора). Однако, при этом судом установлено, что Н. предъявил К.В.А. требования материального плана и, получив отказ на передачу денег, нанес последнему телесные повреждения, после чего скрылся с места преступления, то есть фактически совершил нападение в целях хищения имущества К.В.А. (там же).

Эти выводы суда по мнению Президиума Московского городского суда представляются взаимоисключающими, поскольку для квалификации содеянного Н. по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ по делу должно быть бесспорно установлено, что насилие к потерпевшему применялось с целью завладения его имуществом. Доказательств, подтверждавших бы это обстоятельство, судом в приговоре не приведено. Изложенные же судом доказательства, как указано выше, подтверждают показания осужденного Н. о том, что удары ножом он нанес потерпевшему в ходе ссоры, так как тот его оскорбил.

При таких обстоятельствах, толкуя все сомнения в пользу Н., Президиум Московского городского суда считает, что действия его подлежат переквалификации со ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ на ст. 111 ч. 1 УК РФ, как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека.

При решении вопроса о виде и размере наказания Президиум Московского городского суда принимает во внимание в соответствии со ст. 60 УК РФ характер и степень общественной опасности содеянного, данные о личности виновного, состояние здоровья Н., состоящего на учете у нарколога по поводу опийной зависимости. Обстоятельством, смягчающим наказание, является признание им своей вины в причинении тяжкого телесного повреждения потерпевшему. Совокупность этим# обстоятельств свидетельствует о возможности достижения целей наказания осужденного только в условиях изоляции его от общества. Каких-либо исключительных обстоятельств в понимании ст. 64 УК РФ по делу нет.

В соответствии со ст. 58 ч. 1 п. "б" УК РФ наказание осужденный Н. должен отбывать в исправительной колонии общего режима.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 407, 408 УПК РФ, Президиум постановил:

надзорную жалобу осужденного Н. удовлетворить.

Приговор Перовского районного суда г. Москвы от 12 апреля 2006 года и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 07 июня 2006 года в отношении Н. - изменить:

- его действия переквалифицировать со ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ на ст. 111 ч. 1 УК РФ, назначив ему по этой статье наказание в виде 7 (семи) лет лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

В остальном приговор и кассационное определение оставить без изменения.


Председательствующий

О.А. Егорова



Постановление Президиума Московского городского суда от 23 октября 2009 г. по делу N 44у-334/09


Текст постановления официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение

Если вы являетесь пользователем системы ГАРАНТ, то Вы можете открыть этот документ прямо сейчас, или запросить его через Горячую линию в системе.