Постановление Президиума Московского городского суда от 6 ноября 2009 г. N 44у-352/09 Суд снизил срок назначенного наказания и изменил вид исправительного учреждения, обоснованно исключив из приговора осуждение за использование заведомо подложного документа

Постановление Президиума Московского городского суда от 6 ноября 2009 г. N 44у-352/09


Президиум Московского городского суда в составе:

Председательствующего Колышницыной Е.Н.,

членов президиума: Васильевой Н.А., Курциньш С.Э., Агафоновой Г.А., Дмитриева А.Н.

рассмотрел уголовное дело по надзорным жалобам адвоката В. и осужденного Г. о пересмотре приговора Савеловского районного суда г. Москвы от 04 ноября 2003 года, которым Г., 10 августа 1967 года рождения, уроженец г. Алаверди Армянской ССР, гражданин РФ, судимый 27 марта 2001 года Гагаринским районным судом г. Москвы, с учетом внесенных изменений, по ч. 3 ст. 30, п. "в" ч. 3 ст. 228 УК РФ (в редакции ФЗ от 13 июня 1996 года) к лишению свободы сроком на 6 лет 6 месяцев в исправительной колонии общего режима,

- осужден по ч. 1 ст. 313 УК РФ к лишению свободы сроком на 2 года;

по ч. 5 ст. 33, ч. 1 ст. 327 УК РФ к лишению свободы сроком на 1 год 6 месяцев;

по ч. 3 ст. 327 УК РФ к исправительным работам сроком на 1 год.

На основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний Г. назначено 3 года лишения свободы.

В соответствии со ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров, путем частичного присоединения неотбытой части наказания по приговору Гагаринского районного суда г. Москвы от 27 марта 2001 года назначено 9 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, с конфискацией имущества, с применением к Г. в соответствии с ч. 1 ст. 97 УК РФ принудительных мер медицинского характера.

Решена судьба вещественных доказательств.

Срок отбытия наказания исчислен с 25 мая 2003 года, с зачетом времени содержания под стражей со 2 ноября 2000 года по 06 апреля 2001 года.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 11 марта 2004 года приговор изменен: исключено указание о назначении Г. дополнительного наказания в виде конфискации имущества и о применении принудительных мер медицинского характера. В остальном приговор оставлен без изменения.

В надзорной жалобе адвокат В., не оспаривая квалификации содеянного осужденным Г., ставит вопрос об изменении приговора Савеловского районного суда г. Москвы от 04 ноября 2003 года в части вида исправительного учреждения, назначенного Г. для отбытия наказания, указывая, что отбывание наказания Г. в исправительной колонии строгого режима назначено необоснованно, без учета изменений, внесенных надзорной инстанцией в приговор суда от 27 марта 2001 года.

В дополнении к надзорной жалобе адвоката В. осужденный Г. просит об отмене приговора суда в части осуждения его по ч. 1 ст. 313 УК РФ ссылаясь на то, что умысла на совершение побега из-под стражи у него не было, приговор, по которому он был осужден к лишению свободы, в законную силу не вступил, считает назначенное ему наказание чрезмерно суровым.

Заслушав доклад судьи Московского городского суда Задорожной З.А., изложившей основания возбуждения надзорного производства, выслушав адвоката В., поддержавшего надзорную жалобу, мнение первого заместителя прокурора г. Москвы Р., полагавшего приговор суда в части осуждения Г. по ч. 3 ст. 327 УК РФ отменить и уголовное дело прекратить, на основании ст.ст. 69 ч. 2 и 70 УК РФ назначить Г. 8 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима, президиум установил:

Приговором суда Г. осужден за побег из-под стражи, совершенный лицом, отбывающим наказание, а также за пособничество в подделке официального документа в целях его использования и за использование заведомо подложного документа.

Преступления совершены при следующих обстоятельствах.

Г., будучи осужденным 27 марта 2001 года Гагаринским районным судом г. Москвы по ч. 4 ст. 228 УК РФ к лишению свободы сроком на 7 лет, 06 апреля 2001 года, находясь в спецавтомобиле ГАЗ-53, в котором сотрудники учреждения УИН МЮ РФ осуществляли перевозку группы осужденных в количестве 19 человек из учреждения ИЗ-48/2 УИН МЮ РФ по г. Москве в учреждение 48/3 УИН МЮ РФ по г. Москве, воспользовавшись отсутствием на посту перед камерами караульного и отсутствием в дверях камер навесных замков, около 16 часов 45 минут того же дня, во время движения, путем отжатия ригеля замка металлической пластинкой, открыл дверь камеры, после чего тем же способом открыл внешнюю дверь спецавтомобиля в районе дома N 32 по Хорошевскому шоссе в г. Москве и совершил побег из-под стражи.

После совершения побега прибыл в г. Ростов-на-Дону, где с целью сокрытия своих анкетных данных, для продолжения нахождения на свободе, вступил в неустановленное время в неустановленном месте с неустановленным лицом в сговор, направленный на получение им заведомо подложного официального документа - паспорта гражданина РФ, и впоследствии получил официально выданный паспорт гражданина РФ за номером 03 01 130917, в котором вклеена его фотография и указаны анкетные данные на имя К., и, используя этот паспорт, зарегистрировался в гостинице "Руза", расположенной в г. Рузе Московской области, а также получил поддельное водительское удостоверение за номером 50 ЕК 361725 и временное разрешение на право управления транспортными средствами за номером 50 МТ 539319. 25 мая 2003 года, в ходе проведенных оперативно-розыскных мероприятий сотрудниками ООР ОРБ при УИН МЮ РФ по г. Москве Г. был задержан в г. Тучково Рузского р-на Московской области, при этом предъявил сотрудникам ООР ОРБ при УИН МЮ РФ по г. Москве заведомо подложный паспорт, водительское удостоверение и временное разрешение на управление транспортным средством на имя К.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в надзорной жалобе, президиум считает, что приговор суда подлежит изменению по следующим основаниям.

Вывод суда о виновности Г. в совершении преступлений, за которые он осужден, подтвержден доказательствами, приведенными в приговоре суда: а именно показаниями свидетелей П. и Д.; постановлением о возбуждении уголовного дела; протоколом осмотра, в ходе которого была осмотрена автомашина ГАЗ-53 г.н. С 091 ММ; спецсообщениями о том, что во время перевозки девятнадцати осужденных, из-за преступной халатности конвоя, совершили побег осужденные, в числе которых находился Г.; попутным листком на заключенных, направляемых из Учреждения ИЗ-48/2 в Учреждение ИЗ-48/3 ГУВД г. Москвы, в котором указан Г.; камерной карточкой на Г.; рапортами сотрудников милиции; актом проверки технического состояния спецавтомобиля; справкой о личности разыскиваемого Г.; сообщением о задержании Г.; заключением по материалам служебной проверки в отношении сотрудников паспортно-визового режима УВД ЦО г. Новороссийска; справкой о том, что К. по учетам адресного бюро и оперативно-справочной картотеки Азербайджанской Республики не значится; протоколом выемки документов, связанных с оформлением и выдачей свидетельств о временной регистрации на имя К.; протоколом выемки документов в РЭП ОГИБДД Рузского ОВД; протоколом выемки документов в гостинице "ИПП и Б" г. Руза; протоколом выемки дактокарты Г.; протоколами осмотра изъятых документов; постановлением о привлечении в качестве обвиняемого Г.; справкой об исследовании дактилоскопических карт Г. с выводами о том, что отпечатки пальцев в данных дактилоскопических картах выполнены одним лицом; вещественными доказательствами.

Оценив исследованные доказательства в совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о том, что Г. виновен в побеге из-под стражи, совершенном лицом, отбывающим наказание, а также в пособничестве в подделке официального документа в целях его использования и в использовании заведомо подложного документа.

Юридическая квалификация действий Г. по ч. 1 ст. 313, ч. 5 ст. 33, ч. 1 ст. 327 и ч. 3 ст. 327 УК РФ является правильной.

Вместе с тем, суд, признав Г. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 327 УК РФ, и назначив ему по данной статье наказание в виде 1 года исправительных работ, в нарушение ч. 3 ст. 50 УК РФ, не указал размер удержания из его заработка в доход государства. Такое наказание следует признать не назначенным по ч. 3 ст. 327 УК РФ.

Кроме того, заслуживают внимания и доводы надзорной жалобы адвоката В. в части необоснованного назначения осужденному Г. для отбывания наказания исправительной колонии строгого режима.

Как следует из материалов дела, Г. был осужден по приговору суда от 27 марта 2001 года по ч. 4 ст. 228 УК РФ (в редакции ФЗ от 13 июня 1996 года) к 7 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. Этот приговор постановлением Президиума Московского городского суда от 3 апреля 2008 года был изменен с переквалификацией действий на ч. 3 ст. 30 и п. "в" ч. 3 ст. 228 УК РФ (в редакции ФЗ от 13 июня 1996 года), с назначением наказания в виде лишения свободы на 6 лет 6 месяцев, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Приговором суда от 04 ноября 2003 года Г. осужден за совершение новых преступлений, а именно, за преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 313 УК РФ, совершенное 06 апреля 2001 года, и за преступления, предусмотренные ч. 5 ст. 33, ч. 1 ст. 327 и ч. 3 ст. 327 УК РФ, совершенные в неустановленное время, то есть до вступления приговора от 27 марта 2001 года в законную силу.

На основании ст. 70 УК РФ Г. по совокупности приговоров с учетом осуждения его по приговору суда от 27 марта 2001 года (но без учета внесенных изменений надзорной инстанции - постановления Президиума Московского городского суда от 3 апреля 2008 года) назначено 9 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

В соответствии же с п. "в" ч. 1 ст. 58 УК РФ исправительная колония строгого режима назначается мужчинам, осужденным к лишению свободы за совершение особо тяжких преступлений, ранее не отбывавшим лишение свободы, либо совершившим преступления при рецидиве или опасном рецидиве преступлений, если осужденный ранее отбывал лишение свободы.

В силу ст. 18 УК РФ рецидивом преступлений признается совершение преступления лицом, имеющим судимость за ранее совершенное умышленное преступление. При этом согласно ч. 1 ст. 86 УК РФ лицо, осужденное за совершение преступления, считается судимым со дня вступления обвинительного приговора в законную силу до момента погашения или снятия судимости.

При таких обстоятельствах следует признать, что осужденному Г. необоснованно назначено отбывание наказания в исправительной колонии строгого режима, поскольку он не относится к категории лиц, указанных в п. "в" ч. 1 ст. 58 УК РФ.

В связи с изложенным президиум считает необходимым исключить из приговора осуждение Г. по ч. 3 ст. 327 УК РФ и изменить приговор суда в связи необоснованным назначением ему для отбытия наказания в исправительной колонии строгого режима.

На основан руководствуясь ст. 407, 408 УПК РФ, президиум постановил:

надзорные жалобы адвоката В. и осужденного Г. удовлетворить частично.

Приговор Савеловского районного суда г. Москвы от 04 ноября 2003 года и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 11 марта 2004 года, в отношении Г. изменить:

- исключить осуждение Г. по ч. 3 ст. 327 УК РФ;

- на основании ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 5 ст. 33, ч. 1 ст. 327 УК РФ и ч. 1 ст. 313 УК РФ, назначить 2 года 6 месяцев лишения свободы;

- на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров путем частичного присоединения неотбытого наказания по приговору суда от 27 марта 2001 года назначить 8 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.


Председательствующий

Колышницына Е.Н.



Постановление Президиума Московского городского суда от 6 ноября 2009 г. N 44у-352/09


Текст постановления официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.