Постановление Президиума Московского городского суда от 4 декабря 2009 г. N 44у-385/09 Приговор по делу об оскорблении подлежит отмене, поскольку суд не представил описание оскорбительных выражений, носящих ясно личностный характер, направленных на уничижение чести и достоинства потерпевшей, и не провел лингвистической экспертизы речи для доказания виновности обвиняемого, что является основанием к признанию в действиях осужденного отсутствия состава преступления

Постановление Президиума Московского городского суда
от 4 декабря 2009 г. N 44у-385/09


Президиум Московского городского суда в составе:

председательствующего Егоровой О.А.,

членов президиума Дмитриева А.Н., Курциньш С.Э. Агафоновой Г.А., Васильевой Н.А.

рассмотрел в судебном заседании уголовное дело по надзорной жалобе адвоката Б. на приговор мирового судьи судебного участка N 74 района Матушкино-Савелки г. Москвы от 09 декабря 2008 года, которым

М.М.К., родившаяся 26 октября 1962 года в г. Рыбинске Ярославской области, ранее не судимая,

- осуждена по ч. 1 ст. 130 УК РФ к штрафу в размере 8000 рублей.

Постановлено взыскать с осужденной М.М.К. в пользу потерпевшей М.П.С. 5000 рублей в качестве компенсации морального вреда.

Этим же приговором осужден М.А.Ю., в отношении которого надзорное производство не возбуждалось.

Вынесенным в апелляционном порядке приговором Зеленоградского районного суда гор. Москвы от 06 февраля 2009 года приговор мирового судьи в отношении М.М.К. оставлен без изменения.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 08 апреля 2009 года приговор Зеленоградского районного суда г. Москвы от 6 февраля 2009 года оставлен без изменения.

В надзорной жалобе адвокат Б. считает состоявшиеся судебные решения незаконными и необоснованными. По его мнению, виновность М.М.К. в совершении преступления не доказана. Указывает на то, что суды, вопреки требованиям закона, не привели в приговорах слова (фразы, выражения), признанные оскорблениями, за которые М.М.К. осуждена по ч. 1 ст. 130 УК РФ. По делу не проведена лингвистическая экспертиза речи М.М.К. Утверждает, что уголовное дело было возбуждено судом в нарушение требований ст. 318 УПК РФ и ставит вопрос об отмене судебных решений.

Заслушав доклад судьи Московского городского суда Рольгейзера В.Э., объяснения адвоката Б. и осужденную М.М.К. по доводам надзорной жалобы, возражения потерпевшей М.П.С. и ее представителя - адвоката В., полагавших судебные решения оставить без изменения, и мнение первого заместителя прокурора г. Москвы Р., полагавшего приговор мирового судьи в части осуждения М.М.К. по ч. 1 ст. 130 УК РФ отменить с прекращением дела за отсутствием в деянии состава преступления, президиум установил:

М.М.К. признана виновной в оскорблении, то есть в унижении чести и достоинства другого лица, выраженном в неприличной форме, при следующих обстоятельствах.

08 июня 2008 года примерно в 22 часа 00 минут М.М.К., находясь в квартире по месту жительства по адресу: г. Москва, г. Зеленоград,# корп. 419, кв. 18, на почве внезапно возникших личных неприязненных отношений, в ходе произошедшего конфликта между ней и ее супругом М.А.Ю. - с одной стороны и М.П.С. - с другой стороны, высказывала в отношении матери своего мужа - М.П.С. выражения оскорбительного характера, в том числе грубую нецензурную брань.

В судебном заседании М.М.К. виновной себя не признала.

Проверив материалы дела и обсудив доводы защиты, президиум находит состоявшиеся судебные решения подлежащими отмене по следующим основаниям.

С доводами защиты о том, что уголовное дело в отношении М.М.К. возбуждено с нарушением требований ст. 318 УПК РФ, поскольку потерпевшая свое заявление, якобы, не подписывала, согласиться нельзя, поскольку они не основаны на материалах дела.

Хотя заявление о привлечении к уголовной ответственности М.М.К. за оскорбление составлено и подписано представителем потерпевшей - адвокатом В., ниже подписи адвоката имеется собственноручно выполненная М.П.С. запись о предупреждении ее об ответственности по ст.ст. 306-307 УК РФ за заведомо ложный донос и дачу заведомо ложных показаний. При этом в судебном заседании при рассмотрении дела в апелляционном порядке потерпевшая пояснила, что действительно поручала составление заявления своему адвокату, но сдавала его мировому судье лично она, причем сама же сделала приписку об ответственности по ст.ст. 306-307 УК РФ.

В связи с этим, учитывая преклонный возраст потерпевшей и обстоятельства подачи ею заявления в порядке частного обвинения, суд апелляционной инстанции обоснованно пришел к выводу о том, что нарушений требований ст.ст. 318-319 УПК РФ при возбуждении уголовного дела допущено не было.

В то же время, согласно ст. 307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления.

По смыслу закона, оскорбление представляет собой выраженную в неприличной форме отрицательную оценку личности потерпевшего, имеющую обобщенный характер и унижающую его честь и достоинство.

Между тем, как видно из описательно-мотивировочной части приговора, суд признал оскорблением высказанные М.М.К. в адрес потерпевшей выражения оскорбительного характера, в том числе грубую нецензурную брань, как противоречащие установленным правилам поведения и требованиям общечеловеческой морали, выражающие отрицательную оценку личности М.П.С. в неприличной форме, унижающие ее честь и достоинство, но в то же время самих этих выражений в приговоре не привел.

Поскольку из приговора не видно, какие именно выражения суд признал оскорбительными, то отсутствует реальная возможность дать им в этом аспекте какую-либо оценку и тем самым проверить правильность выводов, изложенных в приговоре.

Что касается высказывания М.М.К. нецензурной брани в присутствии потерпевшей М.М.С., то такие действия также не могут быть приравнены к оскорблению в том понимании, которое ему придается диспозицией ст. 130 ч. 1 УК РФ, поскольку отсутствуют данные о том, что указанная брань содержала оценочные суждения о личности М.П.С., то есть носила ясно выраженный личностный характер и была направлена именно на унижение чести и достоинства потерпевшей.

При таких обстоятельствах президиум приходит к выводу о том, что содеянное М.М.К. не образует состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 130 УК РФ.

Таким образом, выводы суда в приговоре не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, что в соответствии со ст. 409 и п. 1 части 1 ст. 379 УПК РФ является основанием для пересмотра вступивших в законную силу судебных решений.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 407 и 408 УПК РФ, президиум постановил:

1. Надзорную жалобу адвоката Б. удовлетворить частично.

2. Приговор мирового судьи судебного участка N 74 района Матушкино-Савелки г. Москвы от 09 декабря 2008 года, приговор Зеленоградского районного суда г. Москвы от 06 февраля 2009 года и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 08 апреля 2009 года в отношении Менжинской Марины Константиновны отменить и дело дальнейшим производством прекратить на основании п. 2 части 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в деянии состава преступления.


Председательствующий

О.А. Егорова



Постановление Президиума Московского городского суда от 4 декабря 2009 г. N 44у-385/09


Текст постановления официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.