Постановление Президиума Московского городского суда от 2 апреля 2010 г. N 44у-35/10 Суд изменил приговор и смягчил наказание, поскольку в действиях осужденных за разбой отсутствуют квалифицирующие признаки "группой лиц по предварительному сговору" и "с незаконным проникновением в жилище"

Постановление Президиума Московского городского суда
от 2 апреля 2010 г. N 44у-35/10


Президиум Московского городского суда в составе:

Председательствующего Колышницыной Е.Н.,

членов президиума Фомина Д.А., Дмитриева А.Н., Агафоновой Г.А., Васильевой Н.А., Курциньш С.Э.

рассмотрел уголовное дело по надзорным жалобам осужденных Ч. и И. о пересмотре приговора Измайловского районного суда города Москвы от 19 ноября 2007 года и кассационного определения судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 31 марта 2008 года.

Приговором Измайловского районного суда города Москвы от 19 ноября 2007 года

Ч., родившийся 27 декабря 1977 года в городе Турсунзаде Республики Таджикистан, гражданин Российской Федерации, ранее не судимый,

- осужден по ч.ч. 4, 5 ст. 33, ч. 3 ст. 162 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы сроком на 7 лет в исправительной колонии строгого режима, без штрафа.

Срок наказания Ч. исчислен с 26 апреля 2007 года.

И., родившийся 17 июля 1983 года в с. Первомайское Хасавюртовского района Республики Дагестан, гражданин Российской Федерации, ранее не судимый,

- осужден по ч. 3 ст. 162 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы сроком на 7 лет 6 месяцев в исправительной колонии строгого режима, без штрафа.

Срок наказания исчислен с 20 апреля 2007 года.

Приговором разрешен гражданский иск потерпевшего Г.: постановлено взыскать с Ч., А. и И. в пользу Г. солидарно 189000 рублей в счет возмещения причиненного материального ущерба.

Надзорной производство в отношении осужденного И. возбуждено в порядке ч. 2 ст. 410 УПК РФ.

Этим же приговором осужден А., в отношении которого вопрос о пересмотре судебных решений не ставится.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 31 марта 2008 года приговор суда оставлен без изменения.

В надзорной жалобе осужденный Ч. выражает свое несогласие с приговором суда в части квалификации его действий, утверждает, что никакой договоренности о совершении разбойного нападения на потерпевшего, а также о применении какого-либо оружия или предметов, используемых в качестве оружия, между ним и А. не было, что он лишь просил А. потребовать у потерпевшего денежные средства либо какое-нибудь имущество на сумму, которую тот был ему должен, в связи с чем, считает действия А. эксцессом исполнителя.

Осужденный И. в жалобе также оспаривает правильность квалификации его действий, утверждает, что не был осведомлен о намерении А. совершить преступление. Просит исключить из его осуждения квалифицирующие признаки совершение преступления: "группой лиц по предварительному сговору", "с применением предмета, используемого в качестве оружия", "с применением насилия, опасного для жизни и здоровья", "с незаконным проникновением в жилище". Кроме того, ссылается на несправедливость назначенного ему наказания.

Заслушав доклад судьи Московского городского суда Водопьяновой Л.М., адвоката Ш. в защиту Ч., просившего изменить судебные решения и квалифицировать действия осужденного как самоуправство, осужденных Ч. и И., поддержавших доводы надзорных жалоб, мнение первого заместителя прокурора города Москвы Р., полагавшего приговор изменить, исключить из осуждения: Ч. квалифицирующие признаки разбойного нападения "по предварительному сговору группой лиц" и "с незаконным проникновением в жилище"; у И. - совершение разбоя "с незаконным проникновением в жилище"; с учетом внесенных изменений назначить наказание в виде лишения свободы: Ч. по ч.ч. 4, 5 ст. 33 и ч. 3 ст. 162 УК РФ - 6 лет 9 месяцев, без штрафа; И. по ч. 3 ст. 162 УК РФ - 7 лет 3 месяца, без штрафа, с отбыванием наказания осужденными в исправительной колонии строгого режима, президиум установил:

Ч. по приговору суда признан виновным в подстрекательстве и пособничестве к совершению разбоя, путем уговора, подкупа, в целях хищения чужого имущества в крупном размере, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище.

А. и И. признаны виновными в совершении разбоя, то есть нападения в целях хищения чужого имущества, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, в крупном размере. И., кроме того, признан виновным в совершении разбоя с незаконным проникновением в жилище.

Как указано в приговоре, преступление совершено при следующих обстоятельствах.

Ч., имея умысел на совершение разбойного нападения на Г. и хищение его имущества, в неустановленные следствием время и месте, неустановленным способом познакомился с Г.

После чего, с целью сбора информации о потерпевшем, месте его жительства, об обстановке в квартире, приехал в неустановленное следствием время в квартиру Г., от которого получил все интересующие его данные, необходимые для совершения в отношении последнего разбоя, а также выяснил, что родственники Г. проживают на одной лестничной площадке с потерпевшим, а ключи от квартиры хранят у последнего.

Во исполнение своего преступного умысла, Ч. в неустановленные следствием время и месте встретился с А., которого стал склонять путем уговора к совершению разбойного нападения на Г. Но, получив отказ, сообщил А., что у Г. в квартире имеется крупная сумма денег, который последний ему должен. Затем Ч. стал склонять А. к совершению преступления путем подкупа, пообещав ему 15000 рублей, после чего А. дал согласие. Ч. сообщил ему, что у потерпевшего в этом же доме проживают родители, которые имеют в квартире крупную сумму денег, всю известную ему информацию о Г., об обстановке в квартире, о наличии имущества в ней. После чего, Ч. 31 марта 2007 года позвонил Г. и передал ему номер сотового телефона А.

Затем А., имея умысел на совершение разбоя в отношении Г., вступил в предварительный преступный сговор с И., совместно с которым разработал план совершения преступления и распределил преступные роли каждого. Согласно разработанного плана А. должен был встретиться с потерпевшим и под благовидным предлогом проникнуть в квартиру Г., после чего под угрозой применения насилия в отношении потерпевшего похитить у последнего денежные средства. В это время И. должен был оставаться на улице и, в случае, если потерпевший будет оказывать сопротивление, должен был помочь А.

Во исполнение своих преступных намерений А. совместно со своим соучастником И., на автомашине марки ВАЗ 2114 г.н.р.з. О 605 ОН 57 РУС, принадлежащей Б., за рулем которой находился Б., не осведомленный о преступных намерениях А. и И. и не состоящий с ними в преступном сговоре, 31 марта 2007 года примерно в 23 часа приехали к дому 71 корп. 1 по ул. Верхняя Первомайская в г. Москве. А. согласно разработанного преступного плана и отведенной ему роли совместно с потерпевшим Г. находился в квартире N 33 в доме 71 по вышеуказанному адресу, а И. ждал звонка от А. Находясь в квартире потерпевшего, А. с целью подавления воли потерпевшего достал имеющийся при нем и неустановленный в ходе следствия пневматический пистолет и, угрожая его применением, потребовал передачи ему денежных средств, находящихся у потерпевшего, и ключей от квартиры его родителей, проживающих в соседней квартире. Получив отказ, стал наносить данным пистолетом удары по телу Г., применив тем самым насилие, опасное для жизни и здоровья. Потерпевший стал оказывать А. сопротивление, разбил окно в комнате и попытался позвать на помощь. А., опасаясь, что на крики Г. может приехать милиция и задержать его, произвел несколько выстрелов из пневматического пистолета в Г., после чего вновь стал наносить удары руками и рукояткой пистолета по телу и голове потерпевшего, причинив ему телесные повреждения в виде: черепно-мозговой травмы, ушибленной раны лобной области справа, затылочной, теменной областей, правой скуловой области, в области угла справа, сотрясение головного мозга, причинившие легкий вред здоровью по признаку опасности для жизни; поверхностные ушибленные раны в области правой и левой кистей, ссадины в области правого и левого лучезапястных суставов, правой и левой голеней, не причинившие вреда здоровью; поверхностную рану мягких тканей по задней поверхности грудной клетки справа по паравертебральной линии на уровне 5-го грудного позвонка, не причинившей вреда здоровью.

Таким образом, подавив волю потерпевшего к сопротивлению, А. связал руки и ноги Г., после чего с целью хищения имущества последнего позвонил И., который в этот момент находился недалеко от дома потерпевшего. Продолжая свою преступную деятельность, А. совместно с И. стали обыскивать квартиру потерпевшего Г. и похитили принадлежащее ему имущество на общую сумму 365513 рублей 30 копеек, после чего с места преступления с похищенными вещами скрылись.

Вывод суда о виновности Ч. и И. в совершении преступления, за которое каждый из них осужден, является правильным и основан на совокупности доказательств, исследованных судом и изложенных в приговоре, а именно: на показаниях потерпевшего Г., который как на предварительном следствии, так и в судебном заседании подробно пояснил об обстоятельствах совершенного в отношении него преступления, в деталях сообщил о действиях каждого осужденного, а также о похищенном имуществе и его стоимости; показаниями свидетеля Б., управлявшего автомашиной, на которой осужденные И. и А. прибыли к месту совершения преступления и покинули его с похищенными вещами; показаниями свидетеля К.А.Э. о приобретении им у незнакомых граждан кавказкой национальности золотого кольца с коричневым камнем и о предложении данными лицами нательного креста; показаниями свидетелей К.М.А. и Ю. о задержании И. и обнаружении у него похищенной у потерпевшего иконы; доказательствами объективного характера - протоколом осмотра места происшествия, согласно которому в квартире потерпевшего зафиксирован беспорядок, на полу следы вещества бурого цвета; протоколом выемки у потерпевшего документов на похищенные вещи; протоколом личного досмотра И., согласно которому у И. обнаружена завернутая в наволочку икона "Спас Вседержитель", по поводу чего он пояснил, что икона была им похищена в ходе разбойного нападения на квартиру неизвестного ему человека 31 марта 2007 года совместно с А., также из квартиры ими были похищены компьютер и спиртное; протоколами предъявления предметов для опознания, согласно которому Г. опознал принадлежащие ему вещи, похищенные у него 31 марта 2007 года при разбойном нападении; заключением судебно-медицинской экспертизы об обнаруженных у потерпевшего телесных повреждениях, их характере, локализации и механизме образования; вещественными доказательствами; показаниями осужденных А. и И. на предварительном следствии, исследованных судом на основании ст. 276 УПК РФ; протоколом очной ставки между А. и Ч., в ходе которой А. полностью изобличил Ч. в подстрекательстве и пособничестве в совершении преступления; детализацией сотовых телефонов осужденных, свидетельствующих о том, что 31 марта 2007 года, в день совершения преступления А. и Ч. созванивались между собой, находясь в квартире Г., А. звонил И.

Доводы надзорных жалоб о том, что в действиях А. имел место эксцесс исполнителя при применении предмета, используемого в качестве оружия, и применения насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего, не основаны на материалах дела.

Так, из показаний осужденного А., на которые сослался суд в обвинительном приговоре, следует, что Ч. уговорил его похитить имущество Г., обещая за это вознаграждение, рассказал подробно об обстановке в квартире потерпевшего, об имеющемся в ней имуществе. Кроме того, указал на квартиру родителей Г., которая находилась на одной лестничной площадке с квартирой потерпевшего, из которой также можно было забрать ценности. При этом Ч. предупредил А. о том, что Г. физически очень сильный и может оказать сопротивление. Именно в силу этого А. решил подыскать себе соучастника для нападения на Г., взял с собой предмет, похожий на пистолет, и нож, которые применил во время совершения преступления (т. 1 л.д. 62-65, 90-92, 157-161).

Из показаний Г. следует, что А. неожиданно напал на него. Требуя передачи ему денег и ценностей, стал наносить удары пистолетом, произвел из пистолета несколько выстрелов в него, угрожал ножом. Когда И. вошел в квартиру, то, увидев Г. связанным, сказал, обращаясь к А.: "Будем его валить". Оба осужденные собирали вещи в квартире, а когда забрали пластиковую карту, то заявили потерпевшему, что если он сообщил им неверный код, то они убьют его (т. 1 л.д. 22-30, 34-35, 40-46; т. 3 л.д. 90-93).

При изложенных обстоятельствах суд сделал обоснованный вывод о том, что у осужденных имелся умысел на открытое неправомерное завладение имущества Г. с применением к нему насилия, опасного для жизни и здоровья, и предметов, используемых в качестве оружия.

Ссылка в жалобах на то, что суд неверно установил размер причиненного потерпевшему ущерба, также нельзя признать обоснованной.

При определении размера ущерба суд исходил как из последовательных в ходе предварительного и судебного следствия показаний Г. о количестве похищенных вещей, их стоимости, так и заключения историко-культурной экспертизы по оценке иконы. Каких-либо сомнений выводы суда в этой части не вызывают.

Положенные в основу обвинения осужденных доказательства добыты в установленном законом порядке, всесторонне и объективно исследованы в судебном заседании и оценены судом в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ.

Вместе с тем, президиум находит приговор подлежащим изменению по следующим основаниям.

Обоснованно признавая доказанной виновность Ч. и И. в совершении инкриминируемых им деяний, суд, квалифицируя их действия, не учел следующее.

В соответствии со ст. 307 УПК РФ приговор должен быть мотивированным и содержать обоснование как в отношении квалификации действий подсудимого в целом, так и в отношении каждого квалифицирующего признака в отдельности, что по настоящему делу по квалифицирующему признаку совершения преступления Ч. и И. с незаконным проникновением в жилище сделано не было.

По смыслу закона наличие квалифицирующего признака "с незаконным проникновением в жилище" может быть признано в том случае, когда такое проникновение было совершено противоправно, с целью завладения имуществом. Если лицо находилось в жилище с согласия потерпевшего, то в его действиях указанный признак отсутствует.

Однако, как это следует из показаний потерпевшего Г., осужденного А., потерпевший сам позвонил А., договорился с ним о встрече и пригласил к себе домой, то есть осужденный А. находился в жилище потерпевшего с согласия последнего, о чем также указал суд в приговоре при квалификации действий осужденного. А И., в свою очередь, проник в квартиру потерпевшего беспрепятственно, после подавления сопротивления потерпевшего А.

При таких данных квалифицирующий признак разбоя "с незаконным проникновением в жилище" вменен Ч. и И. без достаточных оснований.

Несостоятельны и выводы суда о совершении преступления Ч. группой лиц по предварительному сговору.

Согласно ч. 2 ст. 35 УК РФ преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления. Соучастие же в форме подстрекательства и пособничества в совершении преступления не образует квалифицирующий признак "совершение группой лиц по предварительному сговору", поскольку подстрекатель и пособник непосредственного участия в преступлении не принимают.

Судом установлено и отражено в приговоре, что Ч. непосредственного участия в разбойном нападении на потерпевшего Г. не принимал. Исполнителями преступления были А. и И., а Ч. путем уговора и подкупа склонил А. к совершению преступления, а также создал условия, способствующие его совершению. При этом И. был привлечен к участию в преступлении А., о чем Ч. не был осведомлен.

С учетом вышеизложенного, из осуждения Ч. по ч.ч. 4, 5 ст. 33, ч. 3 ст. 162 УК РФ президиум полагает необходимым исключить квалифицирующие признаки "группой лиц по предварительному сговору" и "с незаконным проникновением в жилище", его действия квалифицировать как подстрекательство и пособничество к совершению разбоя, то есть нападения в целях хищения чужого имущества, с применением предметов, используемых в качестве оружия, и насилия, опасного для жизни и здоровья, в крупном размере.

Из осуждения И. по ч. 3 ст. 162 УК РФ надлежит исключить квалифицирующий признак "с незаконным проникновением в жилище", его действия квалифицировать как совершение разбоя, то есть нападения в целях хищения чужого имущества, с применением предметов, используемых в качестве оружия, и насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, в крупном размере.

При решении вопроса о мере наказания, президиум исходит из требований ст. 60 УК РФ и принимает во внимание конкретные обстоятельства дела, характер и степень общественной опасности преступлений, данные о личности каждого из осужденных, которые ранее не судимы; Ч. страдает тяжелым заболеванием ВИЧ-инфекцией, что признано судом обстоятельством, смягчающим его наказание; И. по месту прохождения военной службы, по месту жительства и работы характеризуется положительно, отсутствие отягчающих наказание обстоятельств.

Руководствуясь ст.ст. 407, 408, 409 УПК РФ, президиум постановил:

надзорные жалобы осужденных Ч. и И. удовлетворить частично.

Приговор Измайловского районного суда города Москвы от 19 ноября 2007 года и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 31 марта 2008 года в отношении Ч. и И. изменить:

- исключить из осуждения Ч. по ч.ч. 4, 5 ст. 33, ч. 3 ст. 162 УК РФ квалифицирующие признаки "группой лиц по предварительному сговору" и "с незаконным проникновением в жилище", смягчить назначенное ему наказание до 6 лет 9 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, без штрафа;

- из осуждения И. по ч. 3 ст. 162 УК РФ исключить квалифицирующий признак "с незаконным проникновением в жилище", назначенное наказание смягчить до 7 лет 3 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, без штрафа.

В остальном судебные решения оставить без изменения.


Председательствующий

Е.Н. Колышницына



Постановление Президиума Московского городского суда от 2 апреля 2010 г. N 44у-35/10


Текст постановления официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.