Постановление Президиума Московского городского суда от 5 февраля 2010 г. N 44у-435/09 Суд установил виновность в превышении должностных полномочий, выразившихся в незаконном задержании в ходе патрулирования территории, осуществлении личного досмотра без понятых и составлении соответствующих документов и ограничении личной свободы в отношении лиц, непричастных к противоправной деятельности, и переквалифицировал действия сотрудников милиции на злоупотребление должностными полномочиями

Постановление Президиума Московского городского суда
от 5 февраля 2010 г. N 44у-435/09


Президиум Московского городского суда в составе:

председательствующего Колышницыной Е.Н.

членов президиума Дмитриева А.Н., Курциньш С.Э. Васильевой Н.А., Агафоновой Г.А.

рассмотрел в судебном заседании уголовное дело по надзорной жалобе осужденного К. на приговор Нагатинского районного суда г. Москвы от 28 мая 2008 года, которым

К., родившийся 20 октября 1981 года в г. Лобки Ершовского района Саратовской области, ранее не судимый,

- осужден:

по п. "б" ч. 3 ст. 286 УК РФ к 4 годам 6 месяцам лишения свободы с лишением права занимать должности на государственной службе, органах местного самоуправления и правоохранительных органах сроком на 3 года;

по ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 159 УК РФ к 3 годам лишения свободы со штрафом в размере 10000 руб. в доход государства.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 5 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима с лишением права занимать должности на государственной службе, органах местного самоуправления и правоохранительных органах сроком на 3 года, со штрафом в размере 10000 руб. в доход государства.

Е., родившийся 17 мая 1979 года в д. Велижка Угранского района Смоленской области, ранее не судимый,

- осужден:

по ч. 1 ст. 286 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы;

по ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 159 УК РФ к 3 годам лишения свободы со штрафом в размере 10000 руб. в доход государства.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 4 года 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима со штрафом в размере 10000 руб. в доход государства.

Отбывание осужденными срока наказания исчисляется с 14 ноября 2007 года.

Этим же приговором осужден С., в отношении которого надзорное производство не возбуждалось.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 22 сентября 2008 года приговор в отношении К. и Е. изменен: исключено назначение каждому из них дополнительного наказания в виде штрафа в доход государства в размере 10000 руб.

В надзорной жалобе осужденный К., не оспаривая в целом своей вины и квалификации содеянного, просит:

- исключить из объема обвинения указание на то, что он нарушил охраняемые законом интересы общества и государства;

- исключить из мотивировочной части приговора ссылку суда на то, что "подсудимые в силу их должностных обязанностей должны были предотвращать и пресекать правонарушения и не только пренебрегли своими обязанностями, но и сами совершили преступление в отношении граждан";

- учесть отсутствие реального ущерба для потерпевших и наличие у него на иждивении малолетнего ребенка, в связи с чем применить к нему положения ст. 61 ч. 1 п. "г" УК РФ и снизить назначенное наказание.

В отношении осужденного Е. дело рассмотрено в порядке, предусмотренном положениями ч. 2 ст. 410 УПК РФ.

Заслушав доклад судьи Московского городского суда Р.В.Э. и выступление первого заместителя прокурора г. Москвы Р.В.В., полагавшего переквалифицировать действия К. и Е. с ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 159 УК РФ на ч. 1 ст. 285 УК РФ с назначением обоим по 2 года лишения свободы, а по совокупности преступлений К. - 5 лет лишения свободы с лишением права занимать должности на государственной службе, в органах местного самоуправления и правоохранительных органах сроком на 3 года и Е. - 4 года лишения свободы, президиум установил:

Приговором суда К. признан виновным в превышении должностных полномочий, то есть в том, что он, будучи должностным лицом, совершил действия, явно выходящие за пределы его полномочий и повлекшие существенное нарушение прав и законных интересов граждан и охраняемых законом интересов общества и государства, с применением специальных средств при следующих обстоятельствах.

К., являясь должностным лицом - милиционером роты обеспечения и обслуживания массовых мероприятий полка патрульно-постовой службы милиции УВД по ЮАО г. Москвы, назначенным на указанную должность 22 июня 2007 года приказом N 554 от 16 июня 2007 года, имея специальное звание "старший сержант милиции", наделенный должностными полномочиями, в которые в соответствии с должностной инструкцией входит предотвращение и пресечение преступления и административных правонарушений, своевременное предостережение граждан от совершения противоправных действий, разъяснение им недопустимости антиобщественного поведения; доставление в милицию лиц, подозреваемых в совершении преступлений, при наличии одного из следующих оснований: когда лицо застигнуто при совершении преступления или непосредственно после преступления; когда очевидцы прямо указывают на данное лицо; когда на подозреваемом или на его одежде имеются следы преступления; проверка у граждан документов, удостоверяющих личность, если имеются достаточные основания подозревать их в совершении преступления или административного правонарушения; доставление правонарушителей в милицию для составления протокола об административном правонарушении и прочее, 13 ноября 2007 года примерно в 19.00 час., находясь при исполнении должностных обязанностей, в форменном обмундировании, в составе экипажа полка ППСМ УВД по ЮАО г. Москвы, вместе с милиционером роты ППСМ полка ППСМ УВД ЮАО г. Москвы старшим сержантом милиции Е. и милиционером-водителем роты ППСМ полка ППСМ УВД ЮАО г. Москвы старшиной милиции С., находившимися при исполнении должностных обязанностей, в ходе патрулирования территории района Орехово-Борисово Северное г. Москвы, находясь возле дома 84 к. 1 по Каширскому шоссе, имея умысел на совершение действий, явно выходящих за пределы его должностных полномочий, совместно с Е., при пособничестве С., незаконно, без каких-либо предусмотренных законом оснований, осуществили задержание Х. и О. После чего он (К.) совместно с Е., при пособничестве С., реализуя свой преступный умысел и во исполнение его, без каких-либо на то законных оснований, в нарушение ст. 11 Закона РФ "О милиции" N 1026-1 от 18 апреля 1991 года, предусматривающей права сотрудников милиции, в нарушение требований ст.ст. 21, 22, 23, 51 Конституции РФ, согласно которым достоинство личности охраняется государством, ничто не может быть основанием для его умаления, никто не может подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому и унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию, каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность, каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени, никто не обязан свидетельствовать против себя и своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом, незаконно произвели в отношении Х. и О. личный досмотр, без участия понятых и составления соответствующих документов. Далее, продолжая действовать с теми же преступными умыслом и намерениями, совершая противоправные действия, явно, выходящие за пределы должностных полномочий, в отсутствие каких-либо на то законных оснований, он (К.) совместно с Е., при пособничестве С., доставил Х. и О. против воли последних в ОВД "Орехово-Борисово Северное" г. Москвы по адресу: г. Москва, Борисовский проезд, дом 18, при этом не составили соответствующих документов о доставлении Х. и О. в ОВД, не доложили о доставлении указанных лиц руководству и оперативному дежурному указанного ОВД, после чего, действуя с теми же преступными умыслом и намерениями, совершая противоправные действия, явно выходящие за пределы должностных полномочий, он (К.) в нарушение присяги сотрудника милиции, находясь в помещении, расположенном на втором этаже ОВД "Орехово-Борисово Северное" г. Москвы по указанному адресу, без каких-либо законных оснований, в нарушение ст. 14 Закона РФ "О милиции" N 1026-1 от 18.04.1991 г., предусматривающей основания применения сотрудниками милиции специальных средств применил в отношении О., который не был задержан по подозрению в совершении преступления либо за совершение административного правонарушения и не совершал противоправных действий, наручники, являющиеся специальным средством в соответствии со ст. 14 Закона РФ "О милиции" N 1026-1 от 18 апреля 1991 года, и совместно с Е. требовал от О. и Х. признания О. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 228 УК РФ, и уплаты им (К. и Е.) денежных средств за непривлечение О. к уголовной ответственности по ч. 1 ст. 228 УК РФ, угрожал О. и Х., что в случае отказа от выполнения их требований, ими (К. и Е.) будет организован факт обнаружения у О. наркотического вещества, и примерно в 21.00 час, он (К.) совместно с Е. вынудил согласиться Х. и О. на передачу им (К. и Е.) денежных средств в размере 30000 руб. за их освобождение, после чего освободил последних из помещения вышеуказанного ОВД, поставив условие о том, что данные денежные средства должны быть переданы им (К. и Е.) 14 ноября 2007 года в 23.00 часа возле Храма "Живоначальной Троицы" по адресу: г. Москва, Каширское шоссе, дом 61-а, при этом с целью гарантии получения денег заставили написать О. признание в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 228 УК РФ. Таким образом, задержав без наличия законных оснований, надлежащей проверки, оформления, то есть незаконно изолировав и лишив свободы в период времени примерно с 19.00 час. до 21.00 час. 13 ноября 2007 года О. и Х., К. существенно нарушил конституционные права и законные интересы граждан, а также дискредитировал сотрудников милиции как представителей власти, что повлекло существенное нарушение прав и законных интересов общества и государства.

Этим же приговором Е. признан виновным в превышении должностных полномочий, то есть в том, что он, будучи должностным лицом, совершил действия, явно выходящие за пределы его полномочий и повлекшие существенное нарушение прав и законных интересов граждан и охраняемых законом интересов общества и государства при следующих обстоятельствах.

Е., являясь должностным лицом - милиционером роты полка патрульно-постовой службы милиции УВД по ЮАО г. Москвы, назначенным на указанную должность 28 августа 2003 года приказом N 843 от 01 сентября 2003 года, имея специальное звание "старший сержант милиции", наделенный должностными полномочиями, в которые в соответствии с должностной инструкцией входит предотвращение и пресечение преступления и административных правонарушений, своевременное предостережение граждан от совершения противоправных действий, разъяснение им недопустимости антиобщественного поведения; доставление в милицию лиц, подозреваемых в совершении преступлений, при наличии одного из следующих оснований: когда лицо застигнуто при совершении преступления или непосредственно после преступления; когда очевидцы прямо указывают на данное лицо; когда на подозреваемом или на его одежде имеются следы преступления; проверка у граждан документов, удостоверяющих личность, если имеются достаточные основания подозревать их в совершении преступления или административного правонарушения; доставление правонарушителей в милицию для составления протокола об административном правонарушении и прочее, 13 ноября 2007 года примерно в 19.00 часов, находясь при исполнении должностных обязанностей, в форменном обмундировании, в составе экипажа полка ППСМ УВД по ЮАО г. Москвы, вместе с милиционером роты ППСМ полка ППСМ УВД ЮАО г. Москвы старшим сержантом милиции К. и милиционером-водителем роты ППСМ полка ППСМ УВД ЮАО г. Москвы старшиной милиции С., находившимися при исполнении должностных обязанностей, в ходе патрулирования территории района Орехово-Борисово Северное г. Москвы, находясь возле дома 84 к. 1 по Каширскому шоссе, имея умысел на совершение действий, явно выходящих за пределы его должностных полномочий, совместно с К., при пособничестве С., незаконно, без каких-либо предусмотренных законом оснований, осуществили задержание Х. и О. После чего он (Е.) совместно с К., при пособничестве С., реализуя свой преступный умысел и во исполнение его, без каких-либо на то законных оснований, в нарушение ст. 11 Закона РФ "О милиции" N 1026-1 от 18 апреля 1991 года, предусматривающей права сотрудников милиции, в нарушение требований ст.ст. 21, 22, 23, 51 Конституции РФ, согласно которым достоинство личности охраняется государством, ничто не может быть основанием для его умаления никто не может подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому и унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию, каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность, каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени, никто не обязан свидетельствовать против себя и своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом, незаконно произвели в отношении Х. и О. личный досмотр, без участия понятых и составления соответствующих документов. Далее, продолжая действовать с теми же преступными умыслом и намерениями, совершая противоправные действия, явно выходящие за пределы должностных полномочий, в отсутствие каких-либо на то законных оснований, он (Е.) совместно с К., при пособничестве Суворова А.А., доставил Х. и О. против воли последних в ОВД "Орехово-Борисово Северное" г. Москвы по адресу: г. Москва, Борисовский проезд, дом 18, при этом не составили соответствующих документов о доставлении Х. и О. в ОВД, не доложили о доставлении указанных лиц руководству и оперативному дежурному указанного ОВД, после чего, действуя с теми же преступными умыслом и намерениями, совершая противоправные действия, явно выходящие за пределы должностных полномочий, он (Е.) в нарушение присяги сотрудника милиции, находясь в помещении, расположенном на втором этаже ОВД "Орехово-Борисово Северное" г. Москвы по указанному адресу, совместно с К. требовал от О. и Х. признания О. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 228 УК РФ, и уплаты им (К. и Е.) денежных средств за непривлечение О. к уголовной ответственности по ч. 1 ст. 228 УК РФ, угрожал О. и Х., что в случае отказа от выполнения их требований, ими (К. и Е.) будет организован факт обнаружения у О. наркотического вещества, и примерно в 21.00 час, он (Е.) совместно с К. вынудил согласиться Х. и О. на передачу им (К. и Е.) денежных средств в размере 30000 руб. за их освобождение, после чего освободил последних из помещения вышеуказанного ОВД, поставив условие о том, что данные денежные средства должны быть переданы им (К. и Е.) 14 ноября 2007 года в 23.00 часа возле Храма "Живоначальной Троицы" по адресу: г. Москва, Каширское шоссе, дом 16-а, при этом с целью гарантии получения денег заставили написать О. признание в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 228 УК РФ.

Таким образом, задержав без наличия законных оснований, надлежащей проверки, оформления, то есть незаконно изолировав и лишив свободы в период времени примерно с 19.00 часов до 21.00 часа 13 ноября 2007 года О. и Х., Е. существенно нарушил конституционные права и законные интересы граждан, а также дискредитировал сотрудников милиции как представителей власти, что повлекло существенное нарушение прав и законных интересов общества и государства.

Кроме того, К. и Е. признаны виновными в покушении на мошенничество, то есть на хищение чужого имущества путем обмана, группой лиц по предварительному сговору, с причинением значительного ущерба гражданину, совершенном с использованием своего служебного положения при следующих обстоятельствах.

К., являясь должностным лицом - милиционером роты обеспечения и обслуживания массовых мероприятий полка патрульно-постовой службы милиции УВД по ЮАО г. Москвы, назначенный на указанную должность 22 июня 2007 года приказом N 544 от 16 июня 2007 года, имея специальное звание "старший сержант милиции", и Е., являясь должностным лицом - милиционером роты патрульно-постовой службы милиции полка патрульно-постовой службы милиции УВД по ЮАО г. Москвы, назначенный на указанную должность 28 августа 2003 года приказом N 843 от 01 сентября 2003 года, имея специальное звание "старший сержант милиции", наделенные должностными полномочиями, в которые в соответствии с должностной инструкцией входит предотвращение и пресечение преступлений и административных правонарушений, своевременное предостережение граждан от совершения противоправных действий, разъяснение им недопустимости антиобщественного поведения; доставление в милицию лиц, подозреваемых в совершении преступлений, при наличии одного из следующих оснований: когда лицо застигнуто при совершении преступления или непосредственно после преступления; когда очевидцы прямо указывают на данное лицо; когда на подозреваемом или на его одежде имеются следы преступления; проверять у граждан документы, удостоверяющие личность, если имеются достаточные основания подозревать их в совершении преступления или административного правонарушения; доставление правонарушителей в милицию для составления протокола об административном правонарушении и прочее, 13 ноября 2007 года в период времени с 19.00 час. до по 21.00 час., в неустановленном месте, находясь при исполнении должностных обязанностей, вступили между собой в предварительный сговор, направленный на хищение имущества Х. и О. путем обмана, во исполнение которого, действуя из корыстной заинтересованности, путем обмана, пользуясь юридической безграмотностью последних, ввели Х. и О. в заблуждение относительно их (К. и Е.) компетенции, сообщив, что имеют полномочия по освобождению лиц от уголовной ответственности, и 13 ноября 2007 года в период времени с 19.00 часов до 21.00 часа, находясь в помещении ОВД "Орехово-Борисово Северное" г. Москвы по адресу: г. Москва, Борисовский проезд, дом 18, используя свое служебное положение и авторитет сотрудника милиции, предупредили Х. и О. о том, что если они не согласятся передать им (К. и Е.) денежные средства, то ими будет организован факт обнаружения у О. наркотического средства.

Однако, зная, что О. указанное преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 228 УК РФ не совершалось, К. совместно с Е. пообещали О. и Х. за денежное вознаграждение в сумме 30000 руб. избежать привлечения О. к уголовной ответственности, и, получив согласие последних на передачу денег, 14 ноября 2007 года, примерно в 23 часа 30 минут, возле Храма "Живоначальной Троицы" по адресу: г. Москва, Каширское шоссе, дом 61-а, К. совместно с Е., реализуя свой преступный умысел, направленный на хищение чужого имущества путем обмана, во время встречи с Х. получили от последней часть ранее оговоренной денежной суммы в размере 15000 руб., после чего были задержаны сотрудниками ОСБ УВД ЮАО г. Москвы и не смогли распорядиться похищенным по своему усмотрению.

Проверив материалы дела и обсудив доводы, изложенные в надзорной жалобе осужденного К., президиум находит состоявшиеся судебные решения подлежащими изменению по следующим основаниям.

Суд правильно установил фактические обстоятельства дела, связанные с превышением должностных полномочий сотрудниками милиции К. и Е., обоснованно признав их виновными соответственно в совершении преступлений, предусмотренных п. "б" ч. 3 ст. 286 УК РФ и ч. 1 ст. 286 УК РФ.

При этом в приговоре совершенно правильно указано на то, что одним из последствий содеянного явилось нарушение охраняемых законом интересов общества и государства, поскольку Конституцией Российской Федерации установлены и охраняются такие общественные отношения, где каждый гражданин имеет равные права и свободы, в частности, право на личное достоинство и физическую неприкосновенность, а государство в лице своих органов, в том числе органов правопорядка, выступает в качестве гаранта осуществления всего комплекса прав и свобод человека и гражданина.

В связи с этим совершение сотрудником милиции, как представителем власти, действий, связанных с ограничением личной свободы граждан, непричастных к противоправной деятельности, угрозами незаконного привлечения их к ответственности, посягательством на их имущество и т.д., не только дискредитирует в глазах общества всю правоохранительную систему, но также грубо нарушает интересы государства, призванного стоять на страже соблюдения конституционных прав российских граждан. Поэтому доводы осужденного К. о необоснованном вменении ему указанного диспозитивного признака превышения должностных полномочий несостоятельны и во внимание приняты быть не могут.

Нельзя согласиться и с утверждением осужденного о том, что суд, приведя в мотивировочной части приговора ссылку на совершение им преступления в отношении граждан вопреки возложенным должностным обязанностям по предотвращению и пресечению правонарушений других лиц, тем самым дважды учел одни и те же обстоятельства при вынесении приговора, в том числе - в качестве отягчающих наказание.

Прежде всего, в приговоре прямо указано на отсутствие по делу каких-либо отягчающих наказание обстоятельств. При этом из содержания приведенного выше предложения видно, что оно по существу представляет собой лишь суждение о характере совершенного осужденными преступления - превышения должностных полномочий - и ни диспозитивных, ни квалифицирующих признаков состава преступления, предусмотренного ст. 286 УК РФ, не затрагивает. В связи с этим нет никаких оснований считать, что суд в данном случае допустил нарушение требований ч. 2 ст. 63 УК РФ.

Что же касается наличия на иждивении К. несовершеннолетнего ребенка, то данное обстоятельство уже учтено судом в качестве смягчающего наказание, а тот факт, что ребенок на самом деле является не просто несовершеннолетним, а малолетним, сам по себе достаточным основанием для снижении наказания не является.

Вместе с тем, не соглашаясь с доводами, изложенными в надзорной жалобе К., президиум находит, что действия осужденных, связанные с попыткой завладения денежными средствами потерпевших, ошибочно квалифицированы как покушение на хищение чужого имущества путем обмана с использованием своего служебного положения.

По смыслу закона, при совершении мошенничества обман служит средством введения потерпевшего в заблуждение, под влиянием которого он добровольно передает виновному свое имущество (право на имущество), не осознавая истинных намерений преступника.

Квалифицируя действия К. и Е., которые пытались получить от потерпевших 30000 руб., как покушение на хищение чужого имущества путем обмана, суд исходил из того, что виновные, якобы, ввели О. и Х. в заблуждение относительно своей компетенции, то есть наличия у них полномочий по освобождению лиц от уголовной ответственности, которыми они на самом деле не обладали.

Между тем, из материалов дела видно, что О. и Х. никаких преступлений или иных правонарушений не совершали и были задержаны осужденными с явным превышением должностных полномочий. При этом после личного досмотра и доставления потерпевших в помещение ОВД "Орехово-Борисово Северное" К. и Е. стали открыто требовать у них передачи 30000 руб., угрожая в противном случае "организовать факт обнаружения у О. наркотического средства".

Таким образом, вопрос об освобождении задержанных от уголовной ответственности фактически не стоял и стоять не мог, поскольку они к какой-либо противоправной деятельности причастны не были, что отчетливо осознавали как сами потерпевшие, так и задержавшие их сотрудники милиции. Поэтому наличие или отсутствие у виновных полномочий по освобождению лиц от уголовной ответственности никакого практического значения не имело и инструментом обмана потерпевших служить не могло.

В то же время из приговора следует, что осужденные использовали в качестве средства давления на потерпевших вовсе не обман относительно объема своих полномочий, а прямо и открыто выраженную угрозу в случае отказа уплатить требуемую сумму "организовать факт обнаружения у О. наркотического средства". Данное обстоятельство отчетливо осознавалось обеими сторонами, что свидетельствует об отсутствии у виновных умысла на хищение чужого имущества путем обмана.

При таких обстоятельствах признаков преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 159 УК РФ, в действиях осужденных не усматривается.

Вместе с тем, приговором суда установлено, что сотрудники милиции К. и Е., доставив потерпевших в помещение ОВД "Орехово-Борисово Северное" и убедившись в отсутствии у них запрещенных в свободном обороте предметов или компрометирующих материалов, вопреки требованиям закона не отпустили их тотчас домой, а, наоборот, руководствуясь корыстными побуждениями, продолжали удерживать их в помещении ОВД, поставив условием освобождения уплату ими денежных средств в сумме 30000 рублей. Тем самым виновные, будучи представителями власти и действуя вопреки интересам службы, умышленно злоупотребили своими должностными полномочиями, вынудили потерпевших согласиться на их требования, а на следующий день в условленном месте во время встречи с Х. получили от неё часть заранее оговоренной суммы в размере 15000 рублей, после чего были задержаны сотрудниками ОСБ УВД ЮАО г. Москвы.

Усматривая в этих действиях признаки должностного преступления, президиум считает необходимым переквалифицировать их с ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 159 УК РФ на ч. 1 ст. 285 УК РФ как использование должностными лицами своих служебных полномочий вопреки интересам службы из корыстной заинтересованности, повлекшее существенное нарушение прав и законных интересов граждан.

Поскольку при рассмотрении дела допущено неправильное применение уголовного закона, то в силу требований ст. 409 УПК РФ и п. 3 ч. 1 ст. 379 УПК РФ имеются достаточные основания для пересмотра судебных решений в порядке надзора.

При назначении наказания президиум исходит из положений ст. 60 УК РФ, данных о личности виновных, признанных судом смягчающих обстоятельств и отсутствия отягчающих обстоятельств, однако, учитывая характер и степень общественной опасности совершенного осужденными преступления, считает необходимым назначить обоим по ч. 1 ст. 285 УК РФ наказание в виде лишения свободы, поскольку применение других более мягких видов наказания не позволяет достичь цели исправления виновных.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 407 и 408 УПК РФ, президиум постановил:

1. Надзорную жалобу осужденного К. оставить без удовлетворения.

2. Приговор Нагатинского районного суда г. Москвы от 28 мая 2008 года и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 22 сентября 2008 года в отношении К. и Е. изменить: переквалифицировать их действия с ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 159 УК РФ на ч. 1 ст. 285 УК РФ, по которой назначить каждому по 2 года лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний назначить окончательно к отбытию:

- К. по совокупности преступлений, предусмотренных п. "б" ч. 3 ст. 286 и ч. 1 ст. 285 УК РФ, - 5 лет лишения свободы с лишением права занимать должности на государственной службе, в органах местного самоуправления и правоохранительных органах сроком на 3 года;

- Е. по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 286 и ч. 1 ст. 285 УК РФ, - 4 года лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

В остальном приговор и кассационное определение по делу оставить без изменения.


Председательствующий

Е.Н. Колышницына



Постановление Президиума Московского городского суда от 5 февраля 2010 г. N 44у-435/09


Текст постановления официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение