Постановление Президиума Московского городского суда от 29 января 2010 г. N 44у-453/09 Приговор в отношении обвиняемого, признанного виновным в совместном избиении потерпевшего, подлежит изменению в части снижения срока наказания, поскольку суд на основе психолого-психиатрической экспертизы установил наличие заболевания в виде симптоматической эпилепсии, расстройство и изменение психики личности осужденного, и направил дело в части гражданского иска на новое рассмотрение с целью определения размера компенсационного вреда с учетом фактических обстоятельств и степени вины каждого причинителя вреда

Постановление Президиума Московского городского суда
от 29 января 2010 г. N 44у-453/09


Президиум Московского городского суда в составе:

Председательствующего: Егоровой О.А.

и членов Президиума: Колышницыной Е.Н., Дмитриева А.Н., Агафоновой Г.А., Курциньш С.Э., Васильевой Н.А.

рассмотрел в судебном заседании уголовное дело по надзорной жалобе адвоката П.В.И. о пересмотре приговора Коптевского районного суда г. Москвы от 25 мая 2009 года и кассационного определения судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 06 июля 2009 года в отношении осужденного З.

Приговором Коптевского районного суда г. Москвы от 25 мая 2009 года осуждены:

З., родившийся 08 июля 1984 года в г. Москве, гражданин РФ, имеющий среднее образование, не работающий, зарегистрированный по адресу: г. Москва, ул. Большая Академическая, д. 73, корп. 1, кв. 54, ранее не судимый,

и

В., родившийся 10 мая 1984 года в г. Баку Азербайджанской ССР, гражданин РФ, имеющий среднее образование, не работающий, зарегистрированный по адресу: г. Москва, ул. Большая Академическая, д. 77, корп. 2, кв. 75, ранее не судимый,

- по ст. 111 ч. 3 п. "а" УК РФ к 8 годам лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Срок отбывания наказания осужденным исчислен с 09 сентября 2008 года.

Постановлено в счет компенсации морального и физического вреда, причиненного преступлением, взыскать с З. и В. в пользу П.М.А. 1000000 рублей.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 06 июля 2009 года приговор оставлен без изменения.

Постановлением Коптевского районного суда г. Москвы от 22 июля 2009 года постановлено считать в резолютивной части приговора следующее: в счет компенсации морального и физического вреда, причиненного преступлением, взыскать солидарно с З. и В. в пользу П.М.А. 1000000 рублей.

В надзорной жалобе адвокат П.В.И. просит отменить приговор и все последующие судебные решения, поскольку обвинительный приговор построен на противоречивых доказательствах, потерпевший получил тяжкие телесные повреждения не от действий З., суд не в полной мере исследовал заключение комиссионной судебно-медицинской экспертизы, выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Кроме того, решение суда в части гражданского иска является необоснованным и незаконным, суд не мотивировал свое решение в этой части. Просит направить уголовное дело на новое судебное рассмотрение.

Заслушав доклад судьи С.О.В., адвоката П.В.И. по доводам надзорной жалобы, представителя потерпевшего - П.А.А., полагавшую судебные решения оставить без изменения, мнение первого заместителя прокурора города Москвы Р., полагавшего приговор и кассационное определение в отношении обоих осужденных в части гражданского иска отменить, направив дело на новое судебное рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства, а также считавшего возможным снизить назначенное осужденному З. наказание с учетом данных о его состоянии здоровья и конкретных обстоятельств дела, в остальном приговор и кассационное определение оставив без изменения, обсудив доводы надзорной жалобы, Президиум установил:

З. и В. признаны виновными в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, группой лиц.

Преступление совершено при следующих обстоятельствах:

02 сентября 2008 года, примерно в 01 час 20 минут, находясь у входа в магазин "Квартал", расположенный по адресу: г. Москва, ул. Большая Академическая, д. 73, корп. 1, В., используя незначительный повод, возникший из-за ссоры между П.М.А. и Л., подошел к П.Д.В., находившемуся около магазина "Квартал", умышленно затеял с ним ссору, отведя его в сторону под предлогом выяснения отношений. После этого В. нанес П.М.А. два удара кулаком в область лица, в результате чего последний упал на асфальт и потерял сознание. Вслед за этим к упавшему П.М.А. подбежал З. и они, преследуя единый умысел, направленный на избиение П.М.А., умышленно стали наносить ему множественные удары ногами по туловищу и голове. В это время В., достоверно зная, что П.М.А. не приходит в сознание, встал двумя ногами на последнего и стал вертикально прыгать, приземляясь на живот П.М.А.

Своими совместными действиями З. и В. причинили П.М.А. следующие телесные повреждения: множественные ушибы и ссадины лица, в том числе, гематомы глазничных областей, многооскольчатый перелом костей носа, перелом клеток решетчатого лабиринта, медиальной стенки гайморовой пазухи, подкожную гематому правой теменной височно-затылочной области, перелом чешуи правой височной кости, ушиб головного мозга с образованием внутримозговой гематомы в медиабазальных отделах левой височной доли, что составляет комплекс единой черепно-мозговой травмы и в совокупности расценивается как тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни, после чего З. и В. с места преступления скрылись.

В судебном заседании З. и В. - каждый, виновными себя признали частично.

Проверив материалы уголовного дела и обсудив доводы надзорной жалобы, Президиум Московского городского суда находит судебные решения подлежащими изменению по следующим основаниям.

Вина осужденных в совместном избиении потерпевшего П.М.А. установлена совокупностью доказательств, исследованных судом и приведенных в приговоре, а именно: показаниями самих осужденных, показаниями свидетелей А., Ч., Б., С.Ж.В., заключениями судебно-медицинской и комиссионной судебно-медицинской экспертиз.

При этом, перечисленными доказательствами по делу безусловно установлено, что удары в область лица и головы потерпевшему наносили оба осужденных. О том, что и З. наносил удар ногой потерпевшему в область головы, последовательно поясняла и на предварительном следствии, и в судебном заседании свидетель А., отметившая жестокость этого удара.

Довод надзорной жалобы адвоката о том, что тяжкие телесные повреждения у потерпевшего возникли не от действий З., не может быть признан обоснованным.

Как видно из установленных судом фактических обстоятельств дела, в ходе возникшей ссоры В. нанес П.М.А. два удара кулаком в область лица, в результате чего последний упал на асфальт и потерял сознание. Вслед за этим к упавшему П.М.А. подбежал З. и они, преследуя единый умысел, направленный на избиение П.М.А., умышленно стали наносить ему множественные удары ногами по туловищу и голове. В это время В., достоверно зная, что П.М.А. не приходит в сознание, встал двумя ногами на последнего и стал вертикально прыгать, приземляясь на живот П.М.А. Этими действиями осужденных, как установил суд, потерпевшему были причинены тяжкие телесные повреждения.

По делу были проведены судебно-медицинская и комиссионная судебно-медицинская экспертиза, в выводах которых суд не усмотрел противоречий и оба заключения положил в основу обвинительного приговора.

Как следует из заключения судебно-медицинской экспертизы (т. 1 л.д. 100-107), у П.М.А. зафиксированы закрытая черепно-мозговая травма: ссадины лица, кровоподтеки век, перелом правой височной кости и костей носа, кровь в правой верхнечелюстной пазухе, ушиб головного мозга тяжелой степени (внутримозговая гематома в левой лобно-височной области, внутрижелудочковое кровоизлияние с гемотампонадой 3-го и 4-го желудочков). Данные повреждения составляют комплекс единой черепно-мозговой травмы и в совокупности расцениваются как причинившие тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни. Черепно-мозговая травма образовалась в результате ударных и ударно-скользящих воздействий в области лица и правой височной области, причем таких воздействий было не менее двух и наносились они со значительной силой. На основании имеющихся данных конкретно определить, от каких ударов образовались те или иные компоненты черепно-мозговой травмы, не представляется возможным. Можно только отметить, что перелом костей носа образовался при нанесении ударов в область лица, а перелом правой височной кости и внутри-мозговая гематома в левой лобно-височной области - в результате падения из положения стоя и ускорения головы.

Из заключения же по делу дополнительной комиссионной судебно-медицинской экспертизы (т. 1 л.д. 136-147) следует, что у П.М.А. были диагностированы следующие повреждения:

в области лица, составляющие комплекс черепно-лицевой травмы: множественные ушибы и ссадины лица, в том числе, гематомы глазничных областей, многооскольчатый перелом костей носа, перелом клеток решетчатого лабиринта, медиальной стенки правой гайморовой пазухи;

в области головы, составляющие комплекс закрытой черепно-мозговой травмы: подкожная гематома правой теменно-височно-затылочной области, перелом чешуи правой височной кости, ушиб головного мозга с образованием внутримозговой гематомы в медиобазальных отделах левой височной доли.

Окологлазничные гематомы и переломы костей лицевого черепа могли образоваться в результате однократного ударного воздействия, нанесенного твердым тупым предметом с ограниченной контактной поверхностью. Получение данных повреждений при падении из вертикального положения (высоты роста) невозможно.

Повреждения в области головы (закрытая черепно-мозговая травма) образовались в результате однократного падения на плоскости из вертикального положения (высоты роста) вследствие придания телу предварительного ускорения и удара головой о твердый предмет с преобладающей поверхностью соударения. При этом травмирующая сила была приложена на правую височную область в направлении справа налево, сзади кпереди и сверху вниз относительно условно вертикальной оси тела пострадавшего.

Достоверных судебно-медицинских данных, позволяющих решить вопрос о последовательности причинения повреждений П.М.А., в представленных документах не имеется. В то же время, принимая во внимание характер, локализацию, взаиморасположение повреждений в области лица, головы, в том числе, оболочек и вещества головного мозга, механизм образования повреждений, имеются основания для вывода, что П.М.А. была причинена инерционная травма (травма ускорения) головы вследствие падения потерпевшего, вызванного травмирующим воздействием (ударом), нанесенным по лицу П.М.А. при нахождении его в вертикальном положении.

Далее эксперты отметили, что тяжесть внутричерепных повреждений (оболочек и вещества головного мозга) была обусловлена суммарным эффектом всех нанесенных травмирующих воздействий по лицу и голове, повреждения у П.М.А. составляют комплекс сочетанной черепно-лицевой и черепно-мозговой травмы и подлежат судебно-медицинской квалификации в совокупности. Указанная сочетанная травма относится к повреждениям, причинившим тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни.

При таких обстоятельствах Президиум Московского городского суда не может не согласиться с выводом суда о том, что тяжкое телесное повреждение П.М.А. было причинено при нанесении ему ударов руками и ногами совместно З. и В. и находит правильной квалификацию действий каждого из осужденных по ст. 111 ч. 3 п. "а" УК РФ.

Наказание, назначенное осужденному В. за содеянное, Президиум Московского городского суда находит в полной мере соответствующим характеру и степени общественной опасности содеянного, данным о личности осужденного, и считает его справедливым.

Что же касается наказания, назначенного осужденному З., то, решая вопрос о мере наказания, суд в приговоре указал, что учитывает состояние его здоровья, заключающееся в наличии у него заболевания в виде симптоматической эпилепсии. Однако в материалах дела имеются и другие данные о состоянии его здоровья, которые не были приняты во внимание судом, что могло повлиять на выводы суда о размере наказания. Так, согласно имеющимся медицинским документам З. является инвалидом 3 группы, инвалид с детства (ДЦП с правосторонним спастическим гемипарезом) бессрочно (т. 1 л.д. 255-259). По делу ему была проведена амбулаторная первичная комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза, которая отметила, что он обнаруживает органическое расстройство личности в связи с родовой травмой с эписиндромом и изменениями психики (т. 1 л.д. 124-127). Учитывая изложенное, а также принимая во внимание конкретные обстоятельства дела и принцип индивидуализации наказания, Президиум Московского городского суда соглашается с выводом суда 1 инстанции о возможности достижения целей наказания осужденного З. только в условиях изоляции от общества, но считает возможным достижение этих целей за минимальный срок, предусмотренный санкцией статьи за совершенное преступление.

Кроме того, Президиум не может согласиться с состоявшимися судебными решениями в части гражданского иска.

В соответствии со ст. 1101 ГК РФ размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред.

Как следует из приговора, суд постановил "в счет компенсации морального и физического вреда, причиненного преступлением, взыскать с З. и В. в пользу П.М.А. 1000000 рублей". Однако суд не мотивировал свое решение в части взыскания с осужденных компенсации морального и физического вреда, не разграничил суммы, подлежащие взысканию, более того, в материалах дела не содержится документального подтверждения затрат потерпевшей стороны, на основании которых суд принял решение о возмещении физического, то есть материального вреда. Более того, в материалах дела отсутствует исковое заявление, а представитель потерпевшего в судебном заседании пояснила, что будет обращаться в суд в порядке гражданского судопроизводства.

При таких обстоятельствах в части гражданского иска судебные решения подлежат отмене, с направлением дела в этой части на новое судебное рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 407, 408 УПК РФ, Президиум постановил:

надзорную жалобу адвоката П.В.И. удовлетворить частично.

Приговор Коптевского районного суда г. Москвы от 25 мая 2009 года и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 06 июля 2009 года в отношении З. - изменить:

- снизить назначенное осужденному З. наказание до 5 (пяти) лет лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Те же судебные решения и постановление Коптевского районного суда г. Москвы от 22 июля 2009 года в отношении З. и В. в части гражданского иска - отменить, направив дело в этой части на новое судебное рассмотрение в тот же суд в порядке гражданского судопроизводства.

В остальном приговор и кассационное определение оставить без изменения.


Председательствующий

О.А. Егорова



Постановление Президиума Московского городского суда от 29 января 2010 г. N 44у-453/09


Текст постановления официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение