Постановление Президиума Московского городского суда от 14 мая 2010 г. N 44у-102/10 Суд исключил из приговора указание на квалифицирующий признак "группой лиц по предварительному сговору" и снизил назначенное наказание, поскольку действия осужденного следует расценивать как эксцесс исполнителя

Постановление Президиума Московского городского суда
от 14 мая 2010 г. N 44у-102/10


Президиум Московского городского суда в составе:

Председательствующего Егоровой О.А.,

членов президиума Колышницыной Е.Н., Курциньш С.Э., Агафоновой Г.А., Фомина Д.А.

рассмотрел в судебном заседании уголовное дело по надзорной жалобе осужденного А.Г.Г. на приговор Люблинского районного суда г. Москвы от 12 ноября 2008 года, которым А.Г.Г., родившийся 04 января 1967 года в г. Очамчире Абхазской АССР, судимый 21 марта 2001 г. по п. "а, б, в" ч. 2 ст. 162 УК РФ, ч. 1 ст. 222 УК РФ к 7 годам 6 месяцам лишения свободы, освобожденный 21 июля 2006 года по отбытии наказания,

- осужден по ч. 3 ст. 162 УК РФ к 9 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, без штрафа.

Отбывание срока наказания исчисляется с 31 июля 2008 года.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 22 декабря 2008 года приговор изменен: уточнена описательно-мотивировочная часть с указанием на то, что действия А.Г.Г. квалифицированы по ч. 3 ст. 162 УК РФ правильно. В остальном этот же приговор оставлен без изменения.

В надзорной жалобе осужденный А.Г.Г. считает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, так как его виновность в преступлении не доказана. Указывает также на то, что суд неправильно применил уголовный закон и приговор суда является несправедливым вследствие чрезмерной суровости. С учетом изложенного просит либо отменить приговор с направлением дела на новое судебное разбирательство, либо переквалифицировать содеянное с ч. 3 ст. 162 УК РФ на другую статью Особенной части УК РФ, существенно улучшающую его положение.

Заслушав доклад судьи Московского городского суда Рольгейзера В.Э., объяснения осужденного А.Г.Г. и адвоката А.А.Л. по доводам надзорной жалобы, выступление первого заместителя прокурора г. Москвы Р., полагавшего действия осужденного А.Г.Г. переквалифицировать на п.п. "а, в" ч. 2 ст. 163 УК РФ с назначением наказания в виде 6 лет лишения свободы, президиум установил:

А.Г.Г. признан виновным в разбое, то есть в нападении с целью хищения чужого имущества, совершенном с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору с незаконным проникновением в жилище, при следующих обстоятельствах.

31 июля 2008 года, примерно в 13 часов 40 минут, предварительно вступив в преступный сговор с неустановленными лицами на незаконное завладение чужим имуществом, А.Г.Г. незаконно проник с соучастниками в квартиру N 104, расположенную по адресу: г. Москва, ул. Новомарьинская, д. 17. Пройдя на кухню, А.Г.Г. стал требовать от находящейся в квартире С. деньги, которые, якобы, должен её внук Г. Соучастники в это время обыскивали квартиру. Получив от потерпевшей С. отказ в выдаче денег, А.Г.Г. повторил свое требование, применив к последней насилие, опасное для жизни, а именно схватил ее за шею и рот, затруднив дыхание потерпевшей. Однако довести свой преступный умысел до конца А.Г.Г. и его соучастники не смогли по причинам, не зависящим от их воли, так как они были вынуждены скрыться с места преступления после звонка в дверь указанной квартиры.

Проверив материалы дела и обсудив доводы, приведенные в надзорной жалобе осужденного, президиум находит состоявшиеся судебные решения подлежащими изменению по следующим основаниям.

Исследовав и оценив собранные доказательства, суд правильно установил фактические обстоятельства дела, связанные с нападением на потерпевшую С., обоснованно постановив обвинительный приговор в отношении А.Г.Г., который признан виновным в квалифицированном разбое.

Виновность осужденного в совершенном преступлении подтверждается: последовательными показаниями потерпевшей С. об обстоятельствах проникновения в её квартиру незнакомого мужчины, оказавшегося А.Г.Г., который стал требовать от неё деньги, якобы причитающиеся ему от её внука Г., при этом схватил её за шею и начал затыкать рот рукой, затруднив дыхание; показаниями внучки потерпевшей - свидетеля Е.Н.Г. - о том, что к ним в квартиру, не спрашивая разрешения, вошли трое мужчин, которые сразу стали одевать перчатки, а затем один из них (А.Г.Г.) стал требовать у бабушки деньги, а двое других начали обыскивать квартиру, но тут пришла её мать и мужчины сразу убежали; показаниями свидетеля Е.С.В. о том, что она услышала крики и плач, доносившиеся из их квартиры, а когда позвонила в дверь, оттуда выбежали трое незнакомых мужчин, одним из которых был А.Г.Г.; показаниями свидетеля Г., отрицавшего знакомство с А.Г.Г. и наличие каких-либо долговых обязательств перед ним.

С учетом характера и опасности насилия, примененного виновным при нападении на престарелую С., суд обоснованно квалифицировал его действия как разбой, сопряженный с незаконным проникновением в жилище. В связи с этим доводы осужденного, оспаривающего выводы суда о его виновности в совершенном преступлении, следует признать несостоятельными.

Вместе с тем, как видно из приговора, А.Г.Г. предварительно вступил в преступный сговор с неустановленными лицами на незаконное завладение чужим имуществом.

С учетом характера согласованных действий троих соучастников преступления, которые без разрешения хозяев квартиры проникли в неё и сразу же под предлогом взимания долга стали требовать у потерпевшей деньги, причем двое из них, надев перчатки, тут же принялись обыскивать жилые помещения, есть основания полагать, что изначально их умысел был направлен на открытое хищение чужого имущества.

Когда же потерпевшая С., отказалась передавать преступникам деньги и попыталась закричать, то находившийся с нею на кухне А.Г.Г. "схватил её за шею и рот, затруднив дыхание", в то время как двое других соучастников продолжали обыскивать комнату и непосредственного участия в применении к потерпевшей насилия не принимали.

Поскольку неустановленные соучастники преступления никак не выразили своего отношения к примененному А.Г.Г. насилию и в материалах дела нет данных о том, что их умыслом охватывалось применение к потерпевшей насилия, опасного для жизни и здоровья, то указанные выше действия осужденного следует расценивать как эксцесс исполнителя.

При таких обстоятельствах президиум находит, что А.Г.Г. неосновательно вменено совершение разбоя группой лиц по предварительному сговору, в связи с чем данный квалифицирующий признак необходимо из его осуждения исключить.

Поскольку при рассмотрении дела допущено неправильное применение уголовного закона, то в соответствии со ст. 409 и п. 3 части 1 ст. 379 УПК РФ имеются достаточные основания для пересмотра судебных решений в порядке надзора.

Кроме того, с учетом уменьшения объема обвинения в результате вносимых в приговор изменений, президиум находит возможным смягчить назначенное А.Г.Г. наказание.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 407 и 408 УПК РФ, президиум постановил:

1. Надзорную жалобу осужденного А.Г.Г. удовлетворить частично.

2. Приговор Люблинского районного суда г. Москвы от 12 ноября 2008 года и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 22 декабря 2008 года в отношении А.Г.Г. изменить: исключить из его осуждения указание на квалифицирующий признак "группой лиц по предварительному сговору" и снизить назначенное наказание до 8 лет лишения свободы.

В остальном приговор и кассационное определение оставить без изменения, а надзорную жалобу осужденного А.Г.Г. - без удовлетворения.


Председательствующий

О.А. Егорова



Постановление Президиума Московского городского суда от 14 мая 2010 г. N 44у-102/10


Текст постановления официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.