Постановление Президиума Московского городского суда от 21 мая 2010 г. N 44у-132/10 Суд переквалифицировал действия осужденного на умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, поскольку в действиях осужденного отсутствовали хулиганские побуждения, а также исключил из обвинения указание на причинение потерпевшему неизгладимого обезображивания лица, т.к. это не подтверждается рассмотренными в судебном заседании доказательствами

Постановление Президиума Московского городского суда
от 21 мая 2010 г. N 44у-132/10


Президиум Московского городского суда в составе:

председательствующего Егоровой О.А.,

членов президиума Колышницыной Е.Н., Дмитриева А.Н., Курциньш С.Э., Фомина Д.А.

рассмотрел в судебном заседании уголовное дело по надзорной жалобе адвоката Г.Л.А. на приговор Люблинского районного суда г. Москвы от 27 мая 2009 года, которым К., родившийся 07 апреля 1987 года в г. Ермак Павлодарской области республики Казахстан, ранее не судимый,

- осужден по п. "д" ч. 2 ст. 111 УК РФ 3 годам 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Отбывание срока наказания исчисляется с 20 марта 2009 года с зачетом времени содержания под стражей в период с 24 по 26 октября 2008 года.

Постановлено взыскать с К. в пользу Московского городского фонда обязательного медицинского страхования в возмещение средств, затраченных на лечение потерпевшего Г.Д.С., 478 руб. 94 коп. и в пользу самого Г.Д.С. в качестве компенсации морального вреда - 200000 руб.

В кассационном порядке уголовное дело не рассматривалось.

В надзорной жалобе адвокат Г.Л.А. полагает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, поскольку каких-либо доказательств о том, что потерпевшему были причинены повреждения, выразившиеся в неизгладимом обезображивании его лица, в материалах дела не имеется. Считает, что суд неправильно применил уголовный закон, так как инициатором конфликта был потерпевший Г.Д.С., который оговорил ее подзащитного. Кроме того, по мнению защиты, приговор является несправедливым вследствие чрезмерной суровости, поскольку суд при назначении наказания не в полной мере учел смягчающие обстоятельства и данные о личности виновного. Ставит вопрос об изменении приговора с переквалификацией содеянного на ч. 1 ст. 111 УК РФ, смягчением наказания и применением положений ст. 73 УК РФ.

Заслушав доклад судьи Московского городского суда Рольгейзера В.Э., объяснения адвоката Г.Л.А., поддержавшей доводы надзорной жалобы, и выступление первого заместителя прокурора г. Москвы Р., полагавшего действия К. переквалифицировать на ч. 1 ст. 111 УК РФ с исключением диспозитивного признака неизгладимого обезображивания лица и назначением наказания в виде 3-х лет лишения свободы, президиум установил:

К. признан виновным в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, выразившегося в неизгладимом обезображивании лица, совершенном из хулиганских побуждений, при следующих обстоятельствах.

17 октября 2008 года, примерно в 23 часа 20 минут, находясь по адресу: г. Москва, ул. Шоссейная, д. 2, корп. 1, в ходе внезапно возникшей ссоры с ранее не знакомым Г.Д.С. К., имея умысел на причинение тяжкого вреда здоровью Г.Д.С., действуя из хулиганских побуждений, используя в качестве предлога незначительный повод, на почве явного неуважения к общепринятым моральным нормам, нанес не менее двух ударов кулаком в область левого глаза Г.Д.С. и попытался с места происшествия скрыться на принадлежащем ему автомобиле. Г.Д.С. пресёк попытку К. скрыться и тогда К., продолжая свои преступные намерения, направленные на причинение тяжкого вреда здоровью Г.Д.С., достал из салона автомобиля бейсбольную биту и нанес тому несколько ударов указанной битой в область головы и тела слева. Г.Д.С., опасаясь за свою жизнь и здоровье, попытался убежать и с целью самозащиты, произвел несколько выстрелов из травматического пистолета "Оса". После этого К. нанес один удар в область затылка Г.Д.С., отчего тот упал и потерял сознание, а К. с места совершения преступления скрылся.

В результате насильственных действий К. потерпевшему Г.Д.С. были причинены следующие телесные повреждения: закрытая острая черепно-мозговая травма тяжелой степени тяжести - оскольчатый перелом чешуи височной кости слева, перелом нижней стенки левой орбиты в средней и задней ее трети с пролабированием содержимого орбиты в гайморову пазуху, перелом подглазничного края скуловой кости слева без смещения, ушиб головного мозга с кровоизлиянием и формированием субдуральной гематомы левой теменной области, параорбитальная гематома слева, кровоподтеки лобной области, левой височной области, ушибленные раны левой теменной области, области левого надбровья, верхнего века слева, которые согласно заключению судебно-медицинской экспертизы N 801/09 от 17.03.2009 г., квалифицируются как тяжкий вред здоровью, опасный для жизни человека, создающий непосредственно угрозу для жизни, согласно п.п. 6.1.2, 6.1.3. приказа N 194н от 24.04.2008 г. Министерства Здравоохранения и Социального развития РФ "Об утверждении медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека". Согласно п. 10 "Комментария к нормативным правовые# документам, регулирующим порядок определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека", закрытая тупая травма головы оценена как единое многокомплектное повреждение, которая сформировалась от совокупности нескольких внешних воздействий. Совокупный повреждающий эффект заключается в том, что каждое последующее воздействие усугубляет действие предыдущего. Множественные кровоподтеки спины, области левого плечевого сустава, верхних конечностей не повлекли за собой кратковременного расстройства здоровья, поэтому не расцениваются как вред здоровью. Рана нижней трети задней поверхности левого плеча причинила легкий вред здоровью по признаку кратковременного расстройства здоровья продолжительностью до трех недель от момента причинения травмы (до 21 дня включительно) согласно приказа N 194н от 24.04.2008 г. Министерства Здравоохранения и Социального развития РФ "Об утверждении медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека". Согласно п. 6.10 "Комментария к нормативным правовым документам, регулирующим порядок определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека" повреждения лица Г.Д.С. в виде перелома нижней стенки левой орбиты в средней и задней ее трети с пролабированием содержимого орбиты в гайморову пазуху, перелома подглазничного края скуловой кости слева без смещения являются неизгладимыми, так как для коррекции деформации элементов строения лица из-за переломов костей лицевого скелета потребовали оперативного вмешательства в данном случае реконструкции нижней стенки левой орбиты титановым имплантатом.

В судебном заседании вину в совершенном преступлении К. признал частично.

Проверив материалы дела и обсудив изложенные в надзорной жалобе доводы защиты, президиум находит приговор суда подлежащим изменению по следующим основаниям.

Суд правильно установил фактические обстоятельства дела, связанные с умышленным причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего Г.Д.С., и обоснованно постановил в отношении К. обвинительный приговор, который в этой части защитой по существу не оспаривается.

Виновность К. в содеянном подтверждается, помимо его собственного частичного признания, совокупностью рассмотренных в судебном заседании доказательств: показаниями потерпевшего Г.Д.С. о причинах возникновения конфликтной ситуации и обстоятельствах избиения его осужденным с помощью извлеченной из автомобиля бейсбольной биты; показаниями очевидцев произошедшего С. и Щ.; протоколами осмотра места происшествия; протоколом предъявления лица для опознания; заключением судебно-медицинского эксперта о характере и тяжести причиненных Г.Д.С. телесных повреждений; вещественным доказательством - изъятой с места происшествия бейсбольной битой.

Вместе с тем, действия К. квалифицированы судом по п. "д" части 2 ст. 111 УК РФ как умышленное причинение из хулиганских побуждений тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, выразившегося в неизгладимом обезображивании лица.

Однако, по смыслу закона, под уголовно наказуемыми деяниями, совершенными из хулиганских побуждений, следует понимать умышленные действия, направленные против личности человека или его имущества, которые совершены без какого-либо повода или с использованием незначительного повода. При этом должны учитываться содержание и направленность умысла виновного, мотивы, цели и обстоятельства совершенных им действий.

Как установлено судом в приговоре, К. совершил преступление в отношении Г.Д.С. в ходе внезапно возникшей обоюдной ссоры, вызванной тем, что они не смогли разъехаться на своих автомобилях во дворе корпуса N 1 дома N 2 по ул. Шоссейной г. Москвы, причём после нанесения потерпевшему нескольких ударов кулаком в область лица осужденный попытался скрыться с места происшествия, однако, Г.Д.С. помешал ему это сделать, после чего К. достал из автомашины бейсбольную биту и продолжил избиение потерпевшего.

При таких обстоятельствах, с учетом характера возникшего между сторонами конфликта и динамики его последующего развития, президиум находит ошибочным вывод суда о том, что К. изначально действовал из хулиганских побуждений, то есть по незначительному поводу "на почве явного неуважения к общепринятым моральным нормам". В связи с этим у суда не было достаточных оснований для квалификации содеянного по п. "д" ч. 2 ст. 111 УК РФ.

Кроме того, как следует из заключения судебно-медицинского эксперта, Г.Д.С. была причинена закрытая острая черепно-мозговая травма тяжелой степени тяжести, то есть тяжкий вред здоровью, опасный для жизни человека, создающий непосредственно угрозу для жизни, что уже образует самостоятельный диспозитивный признак состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 111 УК РФ. Однако, К. признан виновным не только в причинении телесных повреждений, опасных для жизни потерпевшего, но и в неизгладимом обезображивании его лица, которое является еще одним самостоятельным диспозитивным признаком состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 111 УК РФ.

По смыслу закона для установления неизгладимого обезображивания лица необходимо наличие двух обязательных критериев: медицинского (неизгладимость внешних изменений лица потерпевшего при обычных методах лечения) и эстетического (приобретение лицом потерпевшего неприятного, отталкивающего вида).

Согласно заключению судебно-медицинского эксперта, повреждения лица Г.Д.С. в виде перелома нижней стенки левой орбиты в средней и задней ее трети с пролабированием содержимого орбиты в гайморову пазуху, перелома подглазничного края скуловой кости слева без смещения являются неизгладимыми, так как для коррекции деформации элементов строения лица из-за переломов костей лицевого скелета потребовали оперативного вмешательства в данном случае реконструкции нижней стенки левой орбиты титановым имплантатом.

Что же касается обезображивания лица, то данный вопрос в судебном заседании надлежащим образом выяснен не был и в приговоре не приведено доказательств, на основании которых суд пришел к выводу о том, что причиненные телесные повреждения после проведенного лечения действительно обезображивали лицо потерпевшего.

Приобщенные к делу по ходатайству представителя потерпевшего две фотографии, где Г.Д.С. запечатлен до преступления, имевшего место 17 октября 2008 года, и после проведенной операции по реконструкции нижней стенки левой орбиты лицевого скелета, дать оценку наступившим последствиям по признаку неизгладимого обезображивания лица потерпевшего не позволяют, поскольку не установлено, как выглядело его лицо до проведения операции.

В связи с этим президиум находит, что вывод о виновности К. в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, выразившегося в неизгладимом обезображивании лица, не подтверждается рассмотренными в судебном заседании доказательствами. При таких обстоятельствах указанный диспозитивный признак вменен К. излишне и подлежит исключению из его осуждения.

Таким образом, при рассмотрении дела допущено неправильное применение уголовного закона, что в соответствии со ст. 409 и п. 3 ч. 1 ст. 379 УПК РФ является достаточным основанием для пересмотра судебных решений в порядке надзора.

При назначении наказания президиум исходит из положений ст. 60 УК РФ, данных о личности виновного и признанных судом смягчающих обстоятельств, не находя в то же время оснований для применения в отношении него ст. 73 УК РФ.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 407 и 408 УПК РФ президиум постановил:

надзорную жалобу адвоката Г.Л.А. удовлетворить частично.

Приговор Люблинского районного суда г. Москвы от 27 мая 2009 года в отношении К. изменить:

- исключить из его осуждения указание на причинение потерпевшему неизгладимого обезображивания лица;

- переквалифицировать его действия с п. "д" ч. 2 ст. 111 УК РФ на ч. 1 ст. 111 УК РФ, по которой назначить 3 года лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

В остальном приговор суда оставить без изменения, а надзорную жалобу адвоката Г.Л.А. - без удовлетворения.


Председательствующий

О.А. Егорова



Постановление Президиума Московского городского суда от 21 мая 2010 г. N 44у-132/10


Текст постановления официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.