Постановление Президиума Московского городского суда от 2 июля 2010 г. по уголовному делу N 44у-157/10 Суд изменил приговор по факту незаконного оборота драгоценных камней и квалифицировал действия обвиняемых как единое преступление с единым умыслом на хранение, перевозку и сбыт в отношении одних и тех же природных драгоценных камней, назначив условное наказание с испытательным сроком

Постановление Президиума Московского городского суда
от 2 июля 2010 г. по уголовному делу N 44у-157/10


Президиум Московского городского суда в составе:

председательствующего Колышницыной Е.Н.,

членов президиума Дмитриева А.Н., Фомина Д.А., Агафоновой Г.А., Мариненко А.И., Курциньш С.Э., Васильевой Н.А.

рассмотрел надзорные жалобы адвокатов П. и А.А.Ф. на приговор Перовского районного суда г. Москвы от 08 июля 2009 года, которым

Д., 17 ноября 1963 года рождения, уроженка с. Низовка, Атяшевского района Республики Мордовия, ранее не судимая и

Ш.И.В., 27 апреля 1961 года рождения, уроженка г. Хабаровска, ранее не судимая,

- осуждены каждая к лишению свободы:

по п. "в" ч. 2 ст. 191 УК РФ на 1 год 6 месяцев;

по п.п. "б, в" ч. 2 ст. 191 УК РФ на 1 год 6 месяцев.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности совершенных преступлений путем частичного сложения наказаний Д. и Ш.И.В. каждой назначено 2 года 6 месяцев лишения свободы.

На основании ст. 73 УК РФ наказание постановлено считать условным с испытательным сроком в течение 2 лет.

На осужденных возложены обязанности являться ежемесячно в уголовно-исполнительную инспекцию по месту жительства и не менять адрес места жительства без уведомления данного органа.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 30 сентября 2009 года приговор оставлен без изменения.

В надзорной жалобе адвокат П. просит отменить состоявшиеся судебные решения, уголовное дело прекратить в связи с отсутствием в деянии Д. состава преступления. Кроме того, указывает на неправильную квалификацию действий Д. как два самостоятельных преступления.

В надзорной жалобе адвокат А.А.Ф. так же ставит вопрос об отмене судебных решений, полагая что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

Заслушав доклад судьи Васильевой Н.А., изложившей обстоятельства уголовного дела, содержание приговора и кассационного определения, мотивы надзорных жалоб и основания возбуждения надзорного производства, объяснения адвоката П. и мнение заместителя прокурора г. Москвы Ю.В.П., полагавшего действия осужденных квалифицировать как единое преступление по п.п. "б, в" ч. 2 ст. 191 УК РФ, по которой назначить 1 год 6 месяцев лишения свободы условно с испытательным сроком в течение 2 лет, в остальном судебные решения оставить без изменения, обсудив жалобы, президиум установил:

Д. и Ш.И.В. признаны виновными в незаконном хранении и перевозке природных драгоценных камней, не являющихся ювелирными и бытовыми изделиями и ломом таких изделий, в нарушение правил, установленных законодательством Российской Федерации, группой лиц по предварительному сговору, а также в совершении сделки с этими природными драгоценными камнями, группой лиц по предварительному сговору, в крупном размере.

Согласно приговору Д. и Ш.И.В. в не установленные следствием время и месте, при неустановленных обстоятельствах в нарушение п. 1 ст. 14, ст. 20 и 22 Федерального закона РФ N 41-ФЗ от 26 марта 1998 года "О драгоценных металлах и драгоценных камнях" вступили в преступный сговор, направленный на сбыт природных драгоценных камней - бриллиантов с целью получения материальных благ.

Во исполнение своего умысла они при неустановленных обстоятельствах приобрели три природных драгоценных камня - бриллианта общей массой 3,32 карата, не являющихся ювелирными или бытовыми изделиями и ломом таких изделий, и без представления каких-либо сведений в официальные органы Российской Федерации, при отсутствии сертификатов, незаконно хранили их в не установленных следствием местах до 27 декабря 2007 года, когда примерно в 15 часов 30 минут привезли по адресу: г. Москва, ул. Вешняковская, д. 20а и примерно в 16 часов 30 минут по предварительному сговору между собой незаконно сбыли сотрудникам УБЭП ГУВД по г. Москве за 568100 рублей, что является крупным размером, после чего были задержаны.

Вывод суда о виновности Д. и Ш.И.В. в совершении преступлений соответствует материалам дела и подтверждается доказательствами, исследованными в судебном заседании, достоверность и допустимость которых сомнений не вызывает.

Факт сбыта осужденными трех драгоценных камней - бриллиантов в жалобах не оспаривается.

Доводы о том, что эти камни были выкреплены из ювелирных изделий, опровергаются заключением эксперта, проводившего металловедческую экспертизу, согласно которому на поверхности камней следов металлизации ювелирными сплавами не обнаружено. Представленные на экспертизу камни ранее в ювелирных изделиях не находились (т. 1 л.д. 279-282).

Версия осужденных о подмене камней в ходе оперативно-розыскного мероприятия, выдвинутая в судебном заседании, опровергается актом проверочной закупки и протоколом осмотра места происшествия, из которых усматривается, что Д. и Ш.И.В. подписали эти документы без каких-либо заявлений и замечаний (т. 1 л.д. 44-45, 46-51). Кроме того, допрошенные судом свидетели З. и Аст. (т. 4 л.д. 150, 151), участвовавшие в ОРМ в качестве понятых, категорически заявляли, что никто из помещения не выходил, камни не выносил, коробочку с камнями упаковали в мешок, перевязали веревкой, на которую наклеили бумагу, где все поставили свои подписи. На предварительном следствии, в том числе на очных ставках с Шир., проводившихся с участием адвокатов, ни Д., ни Ш.И.В. так же не заявляли о подмене камней (т. 2 л.д. 109-116, 117-125).

Судом тщательно исследовались показания осужденных относительно приобретения бриллиантов. В судебном заседании Д. пояснила, что приобрела три камня в ОАЭ, из которых сделала ювелирные украшения и кольцо продала Ш.И.В., в дальнейшем из украшений обе они произвели выкрепку камней, которые продали сотрудникам правоохранительных органов.

В подтверждение этих показаний по ходатайству защиты к материалам дела приобщены счет-фактура из Дубай на три камня 1.03, 1.05, 1.23 карата от 17 мая 2007 года (т. 3 л.д. 34-35), один из которых (1.03 карата) с сертификатом; счет-фактура на изготовление ювелирных украшений в Дубай от 17 мая 2007 года; а также сертификаты на камень 1.03 карата и на камень 1.05 карата, идентифицированные отделом сертификатов Высшего алмазного совета Бельгии в Антверпене соответственно 30 июня 2007 года (т. 3 л.д. 30-31) и 12 июня 2007 года (т. 3 л.д. 32-33) и приходный кассовый ордер для выполнения перевода таможенного платежа от 11 сентября 2007 года (т. 3 л.д. 36).

Однако анализ этих документов с учетом расхождения в датах и странах получения опровергает утверждение, что они относятся к драгоценным камням, признанным вещественными доказательствами по делу.

Этот же вывод следует из показаний экспертов Аф. и Кар. а также допрошенного по ходатайству защиты в качестве специалиста Ю., согласно которым в перечисленных документах, в заключении эксперта Ф., оценивавшего ювелирные изделия - серьги и кольцо со вставками из природных бриллиантов (т. 3 л.д. 27) и в заключении эксперта, проводившего геммологическую экспертизу вещественных доказательств (т. 1 л.д. 244-247), описаны разные камни.

Относительно происхождения камней, осужденные первоначально заявляли, что Д. в ОАЭ купила серьги, т.е. ювелирные изделия, а через некоторое время по просьбе Ш.И.В. приобрела для нее кольцо.

Тот факт, что на камнях не было следов металлизации и они не находились в ювелирных изделиях, подтверждает показания свидетелей Шир., Шут., Кол., Карт. о том, что на предложение Д. приобрести ювелирные изделия они ответили отказом, сообщив, что их интересуют только чистые камни.

Этого не отрицали и осужденные, которые после первой встречи, не закончившейся сделкой, заверяли потенциальных покупателей в дальнейшем благоприятном общении, объясняя, что в первый раз они должны были убедиться, что покупатели не являются сотрудниками правоохранительных органов.

Из расшифровки аудио-видео записи так же следует, что обе осужденные в ходе купли-продажи предлагали покупателям контакты по сбыту любых драгоценных камней из различных регионов, при этом возобновляли этот разговор неоднократно (т. 1 л.д. 66-72).

Как правильно указал суд ограненные камни, в том числе бриллианты, не являются законченными изделиями и используются в качестве вставок (полуфабрикатов) в ювелирных изделиях.

В соответствии с законом к предметам преступления, предусмотренного ст. 191 УК РФ относятся природные драгоценные камни в виде ограненных вставок для ювелирных изделий, которые еще не сертифицированы.

По настоящему делу достоверно установлено, что Д. и Ш.И.В. совершили преступление с не сертифицированными ограненными природными драгоценными камнями.

Таким образом, исследовав собранные по делу доказательства и дав им надлежащую оценку, суд обоснованно постановил обвинительный приговор.

Нарушений уголовно-процессуального закона, в том числе ст. 252 УПК РФ, не допущено.

Все доводы, изложенные защитой в надзорных жалобах, являлись предметом разбирательства в кассационной инстанции и получили оценку, не соглашаться с которой оснований не имеется.

Что касается права граждан на вторичном рынке реализовывать драгоценные камни другим лицам, то исходя из письма Пробирной палаты России (т. 4 л.д. 123-125), такое право имеют граждане, владеющие сертифицированными ограненными драгоценными камнями на праве частной собственности.

О частной собственности физических лиц на драгоценные камни указано и в письме заместителя директора Административного Департамента Минфина России (т. 4 л.д. 126-128).

Вместе с тем, правильно постановив обвинительный приговор, суд ошибочно квалифицировал действия осужденных как два самостоятельных преступления.

Диспозиция ч. 1 ст. 191 УК РФ предусматривает в качестве уголовно наказуемого деяния совершение сделки, связанной с драгоценными металлами, природными драгоценными камнями либо с жемчугом, в нарушение правил, предусмотренных законодательством РФ, а равно незаконные хранение, перевозку или пересылку драгоценных металлов, природных драгоценных камней либо жемчуга в любом виде, состоянии, за исключением ювелирных и бытовых изделий и лома таких изделий, т.е. включает несколько деяний, каждого из которых достаточно для привлечения лица к уголовной ответственности.

Судом установлено, что Д. и Ш.И.В. незаконно хранили и перевезли три природных драгоценных камня - бриллианта общей массой 3,32 карата и сбыли их 27 декабря 2007 года, после чего были задержаны сотрудниками милиции.

Таким образом, Д. и Ш.И.В. действовали с единым умыслом на незаконный оборот одних и тех же природных драгоценных камней и наличие в их действиях нескольких форм незаконного оборота, предусмотренных ч. 1 ст. 191 УК РФ, не является основанием для квалификации содеянного как совокупности нескольких самостоятельных преступлений.

При таких данных президиум считает, что действия Д. и Ш.И.В., за которые они осуждены по п. "в" ч. 2 ст. 191 УК РФ и по п. "б, в" ч. 2 ст. 191 УК РФ, должны квалифицироваться как одно преступление по п.п. "б, в" ч. 2 ст. 191 УК РФ, т.е. как незаконные хранение, перевозка и совершение в нарушение правил, установленных законодательством Российской Федерации, сделки, связанной с природными драгоценными камнями, не являющимися ювелирными и бытовыми изделиями и ломом таких изделий.

Назначая наказание, президиум учитывает характер и степень общественной опасности содеянного и все данные о личности виновных, на которые в соответствии со ст. 60 УК РФ сослался суд при постановлении приговора, и полагает возможным смягчить им наказание.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 407, 408 УПК РФ, президиум постановил:

1. Надзорную жалобу адвоката П. в защиту осужденной Д. удовлетворить частично, надзорную жалобу адвоката А.А.Ф. в защиту осужденной Ш.И.В. оставить без удовлетворения.

2. Приговор Перовского районного суда г. Москвы от 08 июля 2009 года и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 30 сентября 2009 года в отношении Д. и Ш.И.В. изменить:

их действия, за которые они осуждены по п. "в" ч. 2 ст. 191 УК РФ и п.п. "б, в" ч. 2 ст. 191 УК РФ, квалифицировать как одно преступление по п.п. "б, в" ч. 2 ст. 191 УК РФ и назначить им наказание в виде лишения свободы сроком на 1 год 6 месяцев, без штрафа;

на основании ст. 73 УК РФ назначенное наказание считать условным с испытательным сроком в течение 1 года 6 месяцев;

возложить на Д. и Ш.И.В. обязанность ежемесячно являться для регистрации в уголовно-исполнительную инспекцию и без уведомления этого органа не менять постоянного места жительства;

исключить из судебных решений указание на применение при назначении наказания положений ч. 3 ст. 69 УК РФ.

3. Тот же приговор и кассационное определение в остальной части оставить без изменения.


Председательствующий

Е.Н. Колышницына



Постановление Президиума Московского городского суда от 2 июля 2010 г. по уголовному делу N 44у-157/10


Текст постановления официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.