Постановление Президиума Московского городского суда от 16 июля 2010 г. N 44у-201/2010 Суд переквалифицировал действия осужденного с разбоя, совершенного группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, поскольку обстоятельства совершения преступления не свидетельствуют об угрозе со стороны осужденного применения насилия, опасного для жизни или здоровья к потерпевшей

Постановление Президиума Московского городского суда
от 16 июля 2010 г. N 44у-201/2010


Президиум Московского городского суда в составе:

председательствующего Дмитриева А.Н.,

и членов президиума: Агафоновой Г.А., Фомина Д.А., Васильевой Н.А., Мариненко А.И.

рассмотрел в судебном заседании уголовное дело по надзорной жалобе осужденного М. о пересмотре приговора Гагаринского районного суда г. Москвы от 02 октября 2009 года, которым

М., родившийся 12 апреля 1974 года в Дагестанской АССР, гражданин РФ, ранее судимый: 17 октября 2001 года по ч. 1 ст. 112, п. "д" ч. 2 ст. 161, п.п. "б, г" ч. 2 ст. 162 УК РФ к 8 годам лишения свободы, освобожденный условно-досрочно 06.06.2005 г. на неотбытый срок 3 года 10 месяцев 19 дней;

- осужден по ч. 2 ст. 162 УК РФ к 8 годам лишения свободы без штрафа с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, с исчислением срока отбытия наказания с 02 июля 2009 года.

Приговором суда решена судьба вещественных доказательств.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 18 ноября 2009 года приговор оставлен без изменения.

В надзорной жалобе осужденный М., просит приговор суда отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение, указывая, что вина его в совершении разбойного нападения на потерпевшую Д. не доказана, насилия к потерпевшей Д. он не применял, угроз в ее адрес не высказывал, в предварительный сговор на совершение преступления ни с кем не вступал, в его действиях содержится состав преступления - кражи, которую он совершил в другой день, в основу приговора суд положил противоречивые показания потерпевшей Д., дело рассмотрено с нарушением уголовно-процессуального закона, назначенное ему наказание является чрезмерно суровым.

Заслушав доклад судьи З., изложившей обстоятельства уголовного дела, содержание приговора, основания возбуждения надзорного производства, выслушав мнение первого заместителя прокурора г. Москвы Р., полагавшего необходимым приговор суда изменить, переквалифицировать действия М. с ч. 2 ст. 162 УК РФ на п.п. "а, г" ч. 2 ст. 161 УК РФ по которой назначить М. наказание в виде 5 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строго режима, президиум установил:

Приговором суда М. осужден за разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия.

Согласно приговору преступление совершено при следующих обстоятельствах: 01.07.2009 г. М. и его неустановленный соучастник, имея умысел на хищение имущества потерпевшей Д., зашли к ней в квартиру, расположенную по адресу: Москва, ул. Вавилова, д. 70 корп. 1, кв. 53, затем, согласно заранее оговоренного плана, неустановленный соучастник, продемонстрировав потерпевшей нож, запретил ей покидать кухню, а М. прошел в комнату, откуда похитил принадлежащие потерпевшей денежные средства в сумме 200000 рублей и ювелирные изделия, после чего М. и его соучастник с похищенным имуществом с места преступления скрылись, причинив Д. ущерб на общую сумму 240762 рубля 91 копейка.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационной жалобы, президиум считает необходимым приговор суда изменить по следующим основаниям.

Вывод суда о виновности М. в хищении имущества, принадлежащего потерпевшей Д., основан на доказательствах, исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре суда.

Так согласно показаний потерпевшей Д., данных ею в ходе предварительного расследования, которые положены в основу приговора следует, что 1 июля 2009 года примерно в 7 часов 30 минут к ней в квартиру пришел М. с ранее ей незнакомым мужчиной славянской внешности, неожиданно для нее соучастник М., находясь в кухне, приказал ей сесть и достал нож, направив лезвие ножа в ее сторону, она подчинилась, опасаясь за свою жизнь и здоровье, а М. в это время находился в другой комнате и что-то искал, после их ухода из квартиры она обнаружила пропажу денег и золотых ювелирных изделий на общую сумму 240762 рубля.

Согласно протокола личного досмотра у М. были изъяты ювелирные изделия, принадлежащие Д., которые были у нее похищены.

Доводы надзорной жалобы осужденного М. о том, что деньги и ценности у потерпевшей Д. были им тайно похищены 30 июня 2009 года, являются несостоятельными, поскольку опровергаются материалами дела.

Суд, придя к выводу о доказанности вины М. в хищении имущества, принадлежащего Д., квалифицировал действия М. как разбойное нападение. Однако такая квалификация его действий в приговоре не мотивирована.

В соответствии со ст. 307 УПК РФ описательно-мотивировочная приговора должна содержать сформулированное обвинение в совершении преступления, признанного судом доказанным, доказательства на которых основаны выводы суда и мотивы принятых судом решений.

При составлении описательно-мотивировочной части приговора особое внимание должно быть уделено полному описанию преступного деяния, признанного судом доказанным, анализу и оценке доказательств.

По смыслу закона ответственность за совершение разбойного нападения наступает в случае, если хищение чужого имущества сопряжено с применением насилия опасного для жизни и здоровья, либо с угрозой применения такого насилия к потерпевшему.

Описывая преступные деяния осужденного М. и его неустановленного соучастника, направленные на хищение имущества потерпевшей Д., как органы предварительного расследования в постановлении о привлечении М. в качестве обвиняемого и в обвинительном заключении, так и суд в приговоре не указали, что их действия были связаны с применением к потерпевшей насилия опасного для жизни или здоровья, либо создавали угрозу применения такого насилия. (л.д. 198, 241).

А поскольку в обвинительном заключении и в приговоре не приведены обстоятельства, послужившие основанием для квалификации содеянного М. как разбойного нападения, а так же не указаны диспозитивные признаки данного состава преступления, то и квалификация его действий по ч. 2 ст. 162 УК РФ представляется спорной.

Из материалов дела, положенных в основу приговора, и показаний М., а так же потерпевшей Д. следует, что сам М. насилия опасного для жизни и здоровья, к потерпевшей не применял, угроз применения такого насилия в адрес потерпевшей не высказывал, а каких-либо доказательств, свидетельствующих о том, что М. действительно заранее договорился с неустановленным соучастником о применении к потерпевшей Д. насилия опасного для жизни и здоровья, либо об угрозе применения такого насилия, в приговоре не приведено.

Как указано в приговоре, "подсудимый сразу же прошел в комнату, а соучастник, оказывая психическое насилие, подавляя волю потерпевшей, удерживал потерпевшую на кухне, демонстрируя нож" (л.д. 4 приговора.)

Изложенные таким образом обстоятельства совершения преступления не свидетельствуют об угрозе со стороны М. применения насилия опасного для жизни или здоровья к потерпевшей.

А поскольку, завладение имуществом потерпевшей Д. было соединено со стороны М. с угрозой применения насилия, носившей неопределенный характер, то президиум считает необходимым переквалифицировать его действия с ч. 2 ст. 162 УК РФ на п.п. "а, г" ч. 2 ст. 161 УК РФ как грабеж, то есть открытое хищение чужого имущества, совершенный группой лиц по предварительному сговору, с угрозой применения насилия не опасного для жизни и здоровья.

При назначении наказания М., президиум в соответствии со ст. 60 УК РФ, учитывает тяжесть совершенного преступления, данные характеризующие его личность и обстоятельства смягчающие и отягчающие наказание, установленные судом.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 407-408 УПК РФ президиум, постановил:

надзорную жалобу осужденного М. удовлетворить частично.

Приговор Гагаринского районного суда г. Москвы от 02 октября 2009 года и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 18 ноября 2009 года изменить, переквалифицировать действия М. с ч. 2 ст. 162 УК РФ на п.п. "а, г" ч. 2 ст. 161 УК РФ по которой назначить 5 (пять) лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

В остальной части приговор суда оставить без изменения.


Председательствующий

Дмитриев А.Н.



Постановление Президиума Московского городского суда от 16 июля 2010 г. N 44у-201/2010


Текст постановления официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.