Постановление Президиума Московского городского суда от 25 июня 2010 г. N 44у-179/10 Суд изменил приговор и уточнил назначенное осужденному дополнительное наказание в виде лишения права занимать должности, связанные с управленческой и организационно-распорядительной деятельностью в сфере организации труда на производстве, поскольку организационно-распорядительной или административно-хозяйственной деятельности как самостоятельного вида профессиональной или специальной деятельности не существует

Постановление Президиума Московского городского суда
от 25 июня 2010 г. N 44у-179/10


Президиум Московского городского суда в составе:

председательствующего Колышницыной Е.Н.

и членов президиума: Агафоновой Г.А., Дмитриева А.Н., Мариненко А.И., Фомина Д.А., Васильевой Н.А., Курциньш С.Э.

рассмотрел уголовное дело по надзорной жалобе осужденного М. о пересмотре приговора мирового судьи судебного участка N 271 района Лефортово г. Москвы от 10 сентября 2009 года.

Приговором мирового судьи судебного участка N 271 района Лефортово г. Москвы от 10 сентября 2009 года

М., родившийся 02 июня 1969 года в с. Геогляр Шемахинского района Республики Азербайджан, несудимый,

- осужден по ч. 2 ст. 143 УК РФ к 2 годам лишения свободы с лишением права заниматься организационно-распорядительной и административно-хозяйственной деятельностью в течение 2 лет; на основании ст. 73 УК РФ назначенное наказание постановлено считать условным с испытательным сроком в течение 2 лет и возложением на осужденного обязанностей не менять места жительства без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего исправление осужденных, являться в орган, осуществляющий исправление осужденных, не реже одного раза в месяц.

Приговором суда решена судьба вещественных доказательств и разрешены гражданские иски.

В апелляционном и кассационном порядке уголовное дело не рассматривалось.

В надзорной жалобе и дополнении к ней осужденный М. считает состоявшиеся судебные решения незаконными, необоснованными, а также несправедливыми вследствие чрезмерной суровости назначенного ему наказания. Полагает, что выводы мирового судьи в части взыскания с него денежных средств в счет возмещения материального и морального вреда не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела. По мнению осужденного, ответственность за вред, причиненный здоровью работников, должна нести организация-работодатель, а не генеральный директор. Отмечает, что ранее к уголовной ответственности не привлекался, имеет на иждивении двоих несовершеннолетних детей, является единственным кормильцем в семье. Утверждает, что умысла на причинение вреда здоровью работникам не имел, для чего проводил инструктажи по соблюдению правил техники безопасности; несчастный случай имел место в его отсутствие, был издан приказ о запрете на производство работ. Указывает, что назначенное ему дополнительное наказание лишает его и его семью средств к существованию. С учетом изложенного, а также того, что причиненный ущерб частично им возмещен, ставит вопрос об исключении назначенного ему дополнительного наказания, а также об отмене приговора суда в части разрешения гражданских исков.

Проверив материалы дела, выслушав доклад судьи А., мнение заместителя прокурора города Москвы Ю.В.П., полагавшего приговор изменить, уточнить назначенное М. дополнительное наказание, осужденного М. по доводам надзорной жалобы, обсудив доводы надзорной жалобы, президиум установил:

М. признан виновным в том, что, являясь лицом, на котором лежали обязанности по соблюдению правил техники безопасности и иных правил охраны труда, совершил нарушение этих правил, что повлекло по неосторожности смерть человека, при следующих обстоятельствах:

так он, являясь единственным учредителем и генеральным директором общества с ограниченной ответственностью "Гера", назначенным на указанную должность приказом N 1 от 10.12.2005 г., возглавляя деятельность указанного общества на основании устава ООО "Гера" от 01.12.2005 г. и вышеуказанного приказа N 1, будучи обязанным руководствоваться в своей деятельности требованиями трудового законодательства (включая законодательство об охране труда), которое возлагает на работодателя обязанность способствовать обеспечению защиты трудовых прав и законных интересов работников, в том числе их права на здоровые и безопасные условия труда, а также соблюдение правил техники безопасности и иных правил охраны труда, организовал цех по производству карамельной продукции, разместив его в соответствии с договором аренды N 25/7-А от 03.12.2007 по адресу: г. Москва, ул. Красноказарменная, д. 15, на территории ОАО "Хлебозавод N 12", в котором, действуя умышленно, из корыстной заинтересованности, в нарушении требований приложения N 1 Федерального закона N 116 от 21.07.1997 "О промышленной безопасности опасных производственных объектов", без получения лицензии на эксплуатацию, разрешения Ростехнадзора и проведения экспертизы промышленной безопасности, а также в отсутствие проекта цеха по производству и упаковке карамели леденцовой, установил и фактически использовал в целях получения прибыли для ООО "Гера", приобретенное им (М.) в не установленном следствием месте и в не установленное следствием время, опасное производственное оборудование - 4 реактора-миксера по производству карамели, относящихся к категории опасных производственных объектов по признаку наличия оборудования, работающего под давлением более 0,07 МПА, на которое отсутствуют технические паспорта, руководство по монтажу, инструкция по эксплуатации, а также какие-либо сведения о товарном знаке, наименовании изготовителя, наименовании или обозначении сосуда, порядковый номер сосуда по системе нумерации изготовителя, год изготовления, рабочее давление (МПа), расчетное давление (МПа), пробное давление (МПа), масса сосуда (кг), что свидетельствует о нарушении п. 4.9.1, п. 4.9.3 и п. 6.4.4. ПБ 03-576-03 "Правил устройств и безопасной эксплуатации сосудов, работающих под давлением". Помимо изложенного он (М.) не разработал инструкции по охране труда и инструкции по режиму и безопасному использованию сосудов, работающих под давлением, чем нарушил требования п.п. 7.1.1, 7.2.6 ПБ 03-576-03 "Правил устройств и безопасной эксплуатации сосудов, работающих под давлением", а также, не создав в ООО "Гера" службы по охране труда и не вводя должности специалиста по охране труда, не оформив трудовые договоры, не проводя вводный инструктаж, инструктаж на рабочем месте, без проведения стажировки, без обучения правилам охраны труда по профессии и виду работ, без проверки знаний по охране труда и технике безопасности и при отсутствии штатного расписания, в точно не установленное следствием время, но не ранее февраля 2008 года, он (М.) принял на работу в ООО "Гера" на должность рабочих не аттестованный и не обученный персонал, а именно: Т.У.Ш., Т.У., Н. и Х., которых без осуществления контроля за охраной труда и техникой безопасности, фактически допустил к участию в производственном процессе и непосредственному выполнению работ по изготовлению карамели в цехе с использованием вышеуказанного производственного оборудования реакторов-миксеров, техническое состояние которых не поддерживалось и имело эксплуатационный износ, тем самым грубо нарушил требования ст. 217, ст. 212, ст. 215, ст. 225, ст. 227, ст. 16, ст. 56, ст. 67 Трудового кодекса РФ. В результате приведенных выше грубых нарушений правил охраны труда и действующего трудового законодательства РФ, 21.07.2008 года, примерно в 19 часов 40 минут, с ведома М., но без осуществления должного контроля за охраной труда, Т.У.Ш., Т.У., Н. и Х. приступили к изготовлению продукции ООО "Гера", производство которой уставом ООО "Гера" от 01.12.2005 года не предусмотрено, а именно, карамели "Хлопуша", собираясь использовать при этом все 4 вышеуказанные опасные производственные реакторы-миксеры. При производстве указанной продукции между крышкой второго от входа в цех реактора, которая была прикреплена к реактору гайками и 16-ю болтами, имеющими сильный эксплуатационный износ, о чем свидетельствуют срезы гребней резьбы, стал просачиваться углекислый газ. В связи с этим, не аттестованные, не обученные правилам охраны труда по профессии и виду работ и не знающие правил эксплуатации сосудов, работающих под давлением, работники ООО "Гера" Н. и Т.У. стали затягивать болты крепления крышки и примерно в 22 часа 15 минут под действием чрезмерного внутреннего давления внутри реактора-миксера, вызванного подачей в указанный реактор углекислого газа под высоким давлением, вследствие недостаточной прочности деталей крепления крышки реактора к его корпусу (болтов и гаек), сильно изношенных в ходе предшествующей эксплуатации реактора-миксера, произошло их разрушение, в результате чего крышку указанного реактора-миксера оторвало от самого реактора и отбросило в находившихся рядом Н., ТУ. и Т.У.Ш. В результате произошедшей аварии, Н. получил телесные повреждения, составившие взрывную комбинированную сочетанную травму тела: - тупая травма: ушиблено-рваные раны правого бедра (5) с повреждением мышц, сосудов и нервов, колена (1), правой кисти (1), ссадины правого плеча (2), левого локтя (1), правого бедра (1), левого бедра, колена и голени (более 20), кровоподтеки правых плеча (1) и бедра (1), левого бедра (2), многочисленные мелкие участки осаднения лица, шеи, груди, живота, левого плеча, правых плеча и предплечья, многооскольчатые переломы правых подвздошной и седалищной, правой и левой лонной костей, разрыв лонного сочленения с обильными кровоизлияниями в мышцы таза, открытый многооскольчатый перелом правой бедренной кости с повреждением сосудов и нервов, обильным кровоизлиянием в мягкие ткани бедра, закрытые многооскольчатые переломы правых большеберцовой и малоберцовой костей, гемоперитонеум; - взрывные ударно-волновые повреждения: кровоизлияния в толщу пирамид височных костей, под плевру и в ткань легких, в соединительные оболочки глаз; - термический ожог II степени около 5% поверхности тела. Все повреждения прижизненного характера, образовались одномоментно, незадолго до наступления смерти (до 1 часа) при срабатывании (разгерметизации) взрывного "беззарядного" устройства (агрегат под давлением). Смерть Н. наступила на месте происшедшего от шока и кровопотери, развившихся в результате взрывной сочетанной комбинированной травмы тела, сопровождавшейся повреждением костей скелета, мягких тканей. Все повреждения в комплексе по признаку опасности для жизни причинили пострадавшему тяжкий вред здоровью, наступление смерти Н. находится с полученными повреждениями в прямой причинной связи. Т.У. получил телесные повреждения в виде комбинированной (взрывной) травмы: открытый оскольчатый перелом обеих костей левого предплечья, закрытый оскольчатый винтообразный перелом средней трети диафиза левой плечевой кости; многооскольчатый перелом левых лонной, подвздошной и седалищной костей, разрыв связок левого крестцово-подвздошного сочленения, массивное забрюшинное кровоизлияние, кровоизлияние в толще левой пояснично-подвздошной мышцы; разрывы левой доли печени на висцеральной поверхности, очагово-сливные кровоизлияния в корнях легких, в корне брыжейки тонкой кишки, в воротах печени, селезенки; множественные мелкие ушибленные раны лица, туловища, конечностей; термический ожог II-III степени средней трети правого предплечья, около 1% поверхности тела; очаговое субарахноидальное кровоизлияние и очаги ушибов коры полюсов обеих лобных долей, кровь в желудочках головного мозга, кровоизлияние в мягких тканях затылочной области; массивные кровоизлияния в мягких тканях левого плеча и предплечья. Смерть Т.У. наступила 21.07.2008 года в 23 часа 55 минут в ГКБ N 36 г. Москвы от шока и кровопотери в результате комбинированной (взрывной) травмы. Все повреждения в комплексе по признаку опасности для жизни причинили пострадавшему тяжкий вред здоровью, наступление смерти Т.У. находится с полученными повреждениями в прямой причинной связи. Т.У.Ш. получил телесные повреждения в виде термического ожога 1-2-3А степени, занимающего 5% поверхности тела в области лица, шеи, ушных раковин, левого предплечья, левой кисти, передней брюшной стенки, которые образовались от действия высокой температуры и относятся к повреждениям, причинившим легкий вред здоровью по признаку кратковременного расстройства здоровья на срок не более трех недель.

Доводы осужденного о невиновности опровергаются совокупностью собранных по делу доказательств, а именно: рапортами сотрудников милиции о том, что 21 июля 2008 года в цехе по изготовлению карамели на Хлебозаводе N 12 произошел взрыв из-за неисправности автоклава, в результате чего два человека погибли, а один доставлен с травмами в институт им. Склифосовского, протоколами осмотра места происшествия, показаниями потерпевшего Т.У.Ш., данными в ходе предварительного следствия о том, что с октября-ноября 2006 года работает в ООО "Гера", генеральным директором которого являлся М., цех производству карамели располагался на территории Хлебозавода N 12, при приеме на работу трудовой договор с ним не заключался, вводный инструктаж по технике безопасности с ним не проводился, последующие инструктажи также не проводились, никаких журналов по технике безопасности не велось, 21 июля 2008 года, примерно в 19 часов, по поручению М., он, а также Х., Т.У., Юл. приступили к изготовлению карамели, при этом он вместе с Н. следил за манометром, который был не исправен, через минуту после подачи примерного количества газа, из-под крышки 3 реактора стал просачиваться газ, Н. и Т.У. стали затягивать болты на крышке реактора и в этом момент произошел взрыв, крышку реактора откинуло в Н., он сам получил ожоги и различные травмы, а его брат Т.У. погиб. Кроме того, потерпевший сообщил, что после случившегося М. просил его не говорить следователю об обстоятельствах происшествия, обещал дальнейшую работу по производству карамели, но он все честно рассказал следователю о том, что Н. и его брат работали в цехе по указанию М.

Аналогичные показания дал в ходе предварительного следствия и свидетель Х.

Вина осужденного также подтверждается показаниями свидетеля Р. о том, что 21 июля 2008 года ему из Баку позвонил М. и сообщил, что на производстве произошло ЧП, попросил подъехать к цеху, но на место происшествия его не пропустили работники милиции, он никаких распоряжений рабочим по производству карамели не отдавал, поскольку помогал М. из дружеских побуждений - во время отсутствия последнего привозил рабочим еду.

Как усматривается из заключения взрыво-технической экспертизы, причиной технического взрыва, произошедшего 21 июля 2008 года в цехе по производству карамели на территории Хлебозавода N 1, арендуемом ООО "Гера", явился физический взрыв (разрушение под действием чрезмерного внутреннего давления) установленного в цехе технологического аппарата ("реактора"), в который был подан под высоким давлением углекислый газ, вследствие недостаточной прочности деталей крепления крышки аппарата к его корпусу (болтов и гаек), сильно изношенных в ходе предшествующей эксплуатации аппарата. При этом экспертом указано, что при эксплуатации в ООО "Гера" были нарушены Правила устройства и безопасной эксплуатации сосудов, работающих под давлением, что прямо или косвенно находится в причинной связи с произошедшей аварией, поскольку создало организационно-технические условия для взрыва. В прямой и непосредственной причинной связи с технической причиной взрыва одного из этих аппаратов ("реакторов") находилось грубое нарушение требований п.п. 2.1.7, 5.1.2, 7.2.1, 7.2.5, 7,3.1 названных Правил, поскольку аппарат не имел предохранительных устройств, исключающих возможность включения сосуда под давлением при неполном закрытии крышки и открывании ее при наличии в сосуде давления, а также устройств или приборов для контроля за отсутствием такого давления, не имел устройств для сброса из него давления перед открытием крышки и устройств, препятствующих открытию его под давлением, он эксплуатировался с неисправным манометром и не был немедленно остановлен при обнаружении не плотности между крышкой и корпусом, к обслуживанию аппаратов без оформления соответствующего приказа был допущен не обученный и не аттестованный персонал.

ГАРАНТ:

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Вместо слов "7,3.1" следует читать "7.3.1"


Допрошенный в судебном заседании эксперт К. полностью подтвердил выводы судебно-технической экспертизы, указав, что 90% технических требований ООО "Гера" не были выполнены, гендиректором на экспертизу не были представлены необходимые документы на оборудование, его монтаж, ремонт, приказы о назначении ответственных за эксплуатацию, поскольку карамеле-смеситель относится к оборудованию с повышенной опасностью.

Кроме того, вина осужденного подтверждается показаниями свидетелей Ш., С.Д.Н., С.М.Ю., заключениями судебно-медицинских экспертиз, заключением газо-технической и судебно-технической экспертизы, а также другими доказательствами, которые тщательно исследовались в судебном заседании и получили надлежащую оценку в приговоре.

Суд всесторонне и объективно исследовал доводы М. о том, что производственная деятельность в ООО "Гера" не велась, приказов о начале работы он не отдавал, в цехе проводились пробные пуски оборудования, и обоснованно отверг их, как противоречащие установленным судом обстоятельствам. Мотивы, по которым суд отверг объяснения М., подробно изложены в приговоре суда (л. 22 приговора), с которыми президиум полностью соглашается.

Таким образом, действия осужденного правильно квалифицированы по ч. 2 ст. 143 УК РФ.

Что касается разрешения судом гражданских исков, заявленных потерпевшими и прокурором, то судом в полной мере выполнены требования ст. 1064 ГК РФ и ст. 44 УПК РФ.

Вместе с тем, приговор суда подлежит изменению по следующим основаниям.

Согласно положениям ч. 1 ст. 47 УК РФ, лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью состоит в запрещении лицу, совершившему преступление, занимать должности на государственной службе, в органах местного самоуправления либо заниматься определенной профессиональной или иной деятельностью.

Признав М. виновным в нарушении правил техники безопасности и иных правил охраны труда, суд назначил ему в качестве дополнительного наказания лишение права заниматься организационно-распорядительной и административно-хозяйственной деятельностью.

Однако организационно-распорядительной или административно-хозяйственной деятельности как самостоятельного вида профессиональной или специальной деятельности не существует.

При таких обстоятельствах назначенное ему дополнительное наказание подлежит уточнению.

В остальном приговор является законным и обоснованным.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 406, 407 УПК РФ, президиум постановил:

надзорную жалобу осужденного М. оставить без удовлетворения.

Приговор мирового судьи судебного участка N 271 района Лефортово г. Москвы от 10 сентября 2009 года в отношении М. изменить: уточнить назначенное ему дополнительное наказание в виде лишения права занимать должности, связанные с управленческой и организационно-распорядительной деятельностью в сфере организации труда на производстве.

В остальном приговор оставить без изменения.


Председательствующий

Е.Н. Колышницына



Постановление Президиума Московского городского суда от 25 июня 2010 г. N 44у-179/10


Текст постановления официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение