Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 28 августа 2015 г. N Ф01-3454/15 по делу N А31-8801/2014

Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 28 августа 2015 г. N Ф01-3454/15 по делу N А31-8801/2014

 

Нижний Новгород

 

28 августа 2015 г.

Дело N А31-8801/2014

 

Резолютивная часть постановления объявлена 25.08.2015.

Постановление изготовлено в полном объеме 28.08.2015.

 

Арбитражный суд Волго-Вятского округа в составе:

председательствующего Башевой Н.Ю.,

судей Александровой О.В., Забурдаевой И.Л.

при участии представителя

от заявителя: Дианова А.В. (доверенность от 31.12.2014 N 8-юр)

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу Центрального управления Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору на решение Арбитражного суда Костромской области от 11.02.2015, принятое судьей Стрельниковой О.А., и на постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 13.05.2015, принятое судьями Ившиной Г.Г., Буториной Г.Г., Немчаниновой М.В., по делу N А31-8801/2014

по заявлению общества с ограниченной ответственностью "НОВАТЭК-Кострома" (ИНН: 4401017834, ОГРН: 1024400511794)

о признании недействительным предписания Центрального управления Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору

и установил:

общество с ограниченной ответственностью "НОВАТЭК-Кострома" (далее - Общество) обратилось в Арбитражный суд Костромской области с заявлением о признании недействительным предписания Центрального управления Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору (далее - Управление) от 27.06.2014 N 9.2-0075пл-П/0046-2014 в части возложения на Общество обязанности по устранению нарушений, поименованных в пунктах 14, 15, 16, 18 и 25.

Решением суда от 11.02.2015 пункты 15 и 25 оспариваемого предписания признаны недействительными, в удовлетворении остальной части заявленных требований отказано.

Постановлением Второго апелляционного арбитражного суда от 13.05.2015 указанное решение оставлено без изменения.

Управление не согласилось с принятыми судебными актами в части признания недействительным пункта 15 предписания и обратилось в Арбитражный суд Волго-Вятского округа с кассационной жалобой.

Заявитель жалобы считает, что суды неправильно применили Федеральный закон от 21.07.1997 N 116-ФЗ "О промышленной безопасности" (далее - Федеральный закон N 116-ФЗ), Технический регламент о безопасности сетей газораспределения и газопотребления, утвержденный постановлением Правительства Российской Федерации от 29.10.2010 N 870 (далее - Технический регламент), Строительные нормы и правила СНиП 2.04.08-87* "Газоснабжение", утвержденные постановлением Государственного комитета СССР по делам строительства от 16.03.1987 N 54 (утратил силу с 01.07.2003, далее - СНиП 2.04.08-87*), Свод правил по проектированию и строительству СП 42-101-2003 "Общие положения по проектированию и строительству газораспределительных систем из металлических и полиэтиленовых труб", одобренный постановлением Государственного комитета Российской Федерации по строительству и жилищно-коммунальному комплексу от 26.06.2003 N 112 (далее - СП 42-101-2003). По мнению Управления, материалами дела подтверждено нарушение Обществом требований промышленной безопасности при размещении продувочного газопровода, поэтому пункт 15 предписания является законным и обоснованным, основания для признания его недействительным отсутствовали. Ссылаясь на положения Налогового кодекса Российской Федерации, заявитель считает, что суды неправомерно взыскали с него расходы по уплате государственной пошлины и не приняли во внимание, что Управление освобождено от ее уплаты.

Подробно позиция заявителя изложена в кассационной жалобе.

Общество в отзыве и представитель в судебном заседании отклонили доводы жалобы.

Управление заявило ходатайство о рассмотрении кассационной жалобы без участия представителя.

Законность обжалуемой части принятых Арбитражным судом Костромской области и Вторым арбитражным апелляционным судом решения и постановления проверена Арбитражным судом Волго-Вятского округа в порядке, установленном в статьях 274, 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Как следует из материалов дела, Общество на основании лицензии от 18.05.2007 N ЭВ-17-000241 осуществляет деятельность по эксплуатации двух взрывопожароопасных производственных объектов: сети газопотребления по адресу город Кострома, улица Лесная, дом 37 (регистрационный номер А17-03552-0001), и сети газопотребления по адресу: город Кострома, улица Нижняя Дебря, дом 86 (регистрационный номер А17-03552-0002). По результатам перерегистрации объектам присвоен III класс опасности.

Управление с 02 по 27.06.2014 провело в отношении Общества плановую выездную проверку на предмет соблюдения требований в области промышленной безопасности, установленных нормативными правовыми актами Российской Федерации, условиями действия лицензии на осуществление деятельности по эксплуатации производственных объектов.

В ходе проверки Управление, помимо прочего, выявило нарушение Обществом пункта 16 Технического регламента и пункта 1 статьи 9 Федерального закона N 116-ФЗ (трубопровод безопасности от газоиспользующего оборудования по адресу: улица Лесная, дом 37, расположен на одной оси с окном административного здания, что допускает попадание природного газа в помещение). Результаты проверки отражены в акте от 27.06.2014 N 75-рп/А.

По итогам проверки Управление выдало Обществу предписание от 27.06.2014 N 9.2-0075пл-П/0046-2014, в соответствии с пунктом 15 которого обязало устранить указанное нарушение.

Общество частично не согласилось с предписанием и обратилось в арбитражный суд с соответствующим заявлением.

Руководствуясь Федеральным законом N 116-ФЗ, Федеральным законом от 27.12.2002 N 184-ФЗ "О техническом регулировании" (далее - Федеральный закон N 184-ФЗ), Техническим регламентом, СНиП 2.04.08-87*, СП 42-101-2003 суд первой инстанции признал оспариваемый пункт предписания недействительным.

Второй арбитражный апелляционный суд оставил решение суда первой инстанции без изменения.

Рассмотрев кассационную жалобу, Арбитражный суд Волго-Вятского округа не нашел оснований для ее удовлетворения.

В силу части 1 статьи 198, части 4 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации действия, решения органов, осуществляющих публичные полномочия, могут быть признаны незаконными, если они не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской деятельности.

Обязанность доказывания законности и обоснованности оспариваемого акта возлагается на орган, его принявший (пункт 1 статьи 65, часть 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Правовые, экономические и социальные основы обеспечения безопасной эксплуатации опасных производственных объектов определены в Федеральном законе N 116-ФЗ. Данный закон направлен на предупреждение аварий на опасных производственных объектах и обеспечение готовности эксплуатирующих опасные производственные объекты юридических лиц и индивидуальных предпринимателей к локализации и ликвидации последствий указанных аварий.

Согласно статье 1 Федерального закона N 116-ФЗ под промышленной безопасностью опасных производственных объектов понимается состояние защищенности жизненно важных интересов личности и общества от аварий на опасных производственных объектах и последствий указанных аварий.

В пункте 1 статьи 2 Федерального закона N 116-ФЗ установлено, что опасными производственными объектами являются предприятия или их цехи, участки, площадки, а также иные производственные объекты, указанные в приложении 1 к названному закону. К ним относятся газораспределительные станции, сети газораспределения и сети газопотребления.

Обязанность организаций соблюдать положения Федерального закона N 116-ФЗ, других федеральных законов, нормативных правовых актов Президента Российской Федерации, нормативных правовых актов Правительства Российской Федерации, а также федеральных норм и правил в области промышленной безопасности является требованием промышленной безопасности к эксплуатации опасного производственного объекта (пункт 1 статьи 9 Федерального закона N 116-ФЗ).

В соответствии с Федеральным законом N 184-ФЗ принят Технический регламент, действие которого распространяется на сеть газораспределения и сеть газопотребления, а также на связанные с ними процессы проектирования (включая инженерные изыскания), строительства, реконструкции, монтажа, эксплуатации (включая техническое обслуживание, текущий ремонт), капитального ремонта, консервации и ликвидации.

Согласно пункту 16 Технического регламента, места размещения сбросных и продувочных газопроводов должны определяться исходя из условий максимального рассеивания вредных веществ, при этом концентрация вредных веществ в атмосфере не должна превышать предельно допустимые максимальные разовые концентрации вредных веществ в атмосферном воздухе.

В пункте 15 предписания отражено, что трубопровод безопасности от газоиспользующего оборудования расположен на одной оси с окном административного здания, что, по мнению Управления, допускает попадание природного газа в помещение и является нарушением пункта 16 Технического регламента.

Суды установили, что трубопровод безопасности выполнен в соответствии с рабочим проектом "Реконструкция и расширение административного здания ООО "Межрегионгаз" в городе Костроме по улице Лесной, 37", прошедшим экспертизу промышленной безопасности, которая утверждена надзорным органом.

Доказательств, подтверждающих, что в месте размещения трубопровода превышены предельно допустимые концентрации вредных веществ в атмосфере, Управление не представило (соответствующие замеры на предмет соответствия концентраций вредных веществ установленным нормам не проводились).

При таких обстоятельствах суды сделали правильный вывод о недоказанности Управлением нарушения Обществом пункта 16 Технического регламента.

В ходе судебного разбирательства Управление в обоснование законности выданного предписания сослалось на несоблюдение Обществом пункта 6.28 СНиП 2.04.08-87*, согласно которому расстояние от концевых участков продувочных трубопроводов до заборных устройств приточной вентиляции должно быть не менее трех метров, и на СП 42-101-2003. Фактическое расстояние от концевого участка продувочного газопровода котельной до мансардного окна по вертикали составляет менее трех метров, подтверждением этого, по мнению Управления, служат сделанные им в ходе проверки фотографии.

Между тем ни при проведении проверки, ни при вынесении предписания Управление не указывало на нарушение Обществом требований в части несоблюдения величины расстояния трубопровода до мансардного окна здания.

В акте проверки и в предписании ссылки на нормативные правовые акты, устанавливающие расстояние, на котором должны располагаться трубопроводы безопасности, и в соответствии с которыми надлежало провести соответствующие мероприятия, не приведены. Отсутствуют в материалах проверки и документы, подтверждающие фактическое расстояние от газопровода до окна здания. Приложенные к акту проверки фотографии данные обстоятельства не подтверждают.

В силу изложенного суды пришли к правильному выводу, что на момент выдачи предписание в части пункта 15 не было надлежащим образом мотивировано, что исключало его исполнение, и обоснованно удовлетворили заявленное требование.

Выводы судов основаны на материалах дела и им не противоречат. Доводы, приведенные в кассационной жалобе, эти выводы не опровергают.

Ссылка Управления на то, что с него неправомерно взысканы судебные расходы по уплате государственной пошлины, отклоняется.

В соответствии с пунктом 2 статьи 126 и частью 1 статьи 128 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации уплата государственной пошлины является условием обращения в арбитражный суд.

В силу подпункта 1 пункта 3 статьи 44 Налогового кодекса Российской Федерации после уплаты заявителем государственной пошлины при обращении в арбитражный суд отношения между плательщиком и государством по поводу уплаты государственной пошлины прекращаются.

Согласно статье 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судебные расходы (к которым относится и государственная пошлина), понесенные лицами, участвующими в деле, в пользу которых принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом со стороны.

Таким образом, после прекращения отношений заявителя с государством по поводу уплаты государственной пошлины и рассмотрения дела судом возникают отношения между сторонами судебного спора (Обществом и Учреждением) по поводу возмещения судебных расходов, в состав которых включается уплаченная сумма государственной пошлины.

Взыскивая с заинтересованного лица уплаченную заявителем в бюджет государственную пошлину, суд возлагает на заинтересованное лицо обязанность не по уплате государственной пошлины в бюджет, а по компенсации заявителю денежной суммы, равной понесенным им судебным расходам.

То обстоятельство, что в силу пункта 1 статьи 333.37 Налогового кодекса Российской Федерации Управление освобождено от уплаты государственной пошлины, не является основанием для отказа Обществу в возмещении его судебных расходов. Законодательство не предусматривает освобождения органов, осуществляющих публичные полномочия, от возмещения судебных расходов в случае, если решение принято не в их пользу.

Пределы рассмотрения дела в суде кассационной инстанции ограничены проверкой правильности применения судами норм материального и процессуального права, а также соответствия их выводов о применении нормы права установленным по делу обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам (статья 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Приложенные к кассационной жалобе документы, которые не были предметом исследования и оценки судов первой и апелляционной инстанций, не могут быть приняты судом кассационной инстанции и подлежат возврату заявителю.

Арбитражный суд Костромской области и Второй арбитражный апелляционный суд правильно применили нормы материального права и не допустили нарушений норм процессуального права, являющихся в любом случае основаниями для отмены принятых судебных актов в силу части 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. Кассационная жалоба удовлетворению не подлежит.

Вопрос о взыскании государственной пошлины по кассационной жалобе не рассматривался, так как на основании подпункта 1.1 пункта 1 статьи 333.37 Налогового кодекса Российской Федерации Управление освобождено от уплаты государственной пошлины.

Руководствуясь пунктом 1 части 1 статьи 287 и статьей 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Волго-Вятского округа

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Костромской области от 11.02.2015 и постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 13.05.2015 по делу N А31-8801/2014 оставить без изменения, кассационную жалобу Центрального управления Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору - без удовлетворения.

Постановление арбитражного суда кассационной инстанции вступает в законную силу со дня его принятия.

 

Председательствующий

Н.Ю. Башева

 

Судьи

О.В. Александрова
И.Л. Забурдаева

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

"Обязанность организаций соблюдать положения Федерального закона N 116-ФЗ, других федеральных законов, нормативных правовых актов Президента Российской Федерации, нормативных правовых актов Правительства Российской Федерации, а также федеральных норм и правил в области промышленной безопасности является требованием промышленной безопасности к эксплуатации опасного производственного объекта (пункт 1 статьи 9 Федерального закона N 116-ФЗ).

В соответствии с Федеральным законом N 184-ФЗ принят Технический регламент, действие которого распространяется на сеть газораспределения и сеть газопотребления, а также на связанные с ними процессы проектирования (включая инженерные изыскания), строительства, реконструкции, монтажа, эксплуатации (включая техническое обслуживание, текущий ремонт), капитального ремонта, консервации и ликвидации.

...

В силу подпункта 1 пункта 3 статьи 44 Налогового кодекса Российской Федерации после уплаты заявителем государственной пошлины при обращении в арбитражный суд отношения между плательщиком и государством по поводу уплаты государственной пошлины прекращаются."