Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 8 февраля 2021 г. N С01-1778/2020 по делу N А65-3443/2020 Суд оставил без изменения вынесенные ранее судебные акты об отказе в расторжении договора коммерческой концессии и взыскании неосновательного обогащения, поскольку в материалах дела отсутствуют доказательства того, что в отсутствие государственной регистрации предоставления права использования товарного знака истец не имел возможности использовать товарные знаки и секрет производства; при этом государственная регистрация представления комплекса исключительных прав по спорному договору не была произведена по обстоятельствам, за которые отвечает истец

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 8 февраля 2021 г. N С01-1778/2020 по делу N А65-3443/2020

 

Суд по интеллектуальным правам в составе судьи Сидорской Ю.М., рассмотрев без проведения судебного заседания кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Хлеб-Мастер" (ул. Виноградова, д. 8, пом. XIII, г. Тверь, 170001, ОГРН 1176952008430) на решение Арбитражного суда Республики Татарстан от 14.05.2020 по делу N А65-3443/2020 и постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 19.08.2020 по тому же делу, рассмотренному в порядке упрощенного производства,

по исковому заявлению общества с ограниченной ответственностью "Хлеб-Мастер" к индивидуальному предпринимателю Стерлядеву Олегу Юрьевичу (г. Казань, ОГРНИП 313169026100182) о расторжении договора коммерческой концессии и взыскании неосновательного обогащения,

УСТАНОВИЛ:

общество с ограниченной ответственностью "Хлеб-Мастер" (далее - истец, общество "Хлеб-Мастер") обратилось в Арбитражный суд Республики Татарстан с иском к индивидуальному предпринимателю Стерлядеву Олегу Юрьевичу (далее - ответчик, предпринимателю Стерлядев О.Ю.) о расторжении договора коммерческой концессии от 17.05.2017 N 26 и взыскании неосновательного обогащения в размере 513 500 рублей.

Дело рассмотрено в порядке упрощенного производства по правилам, предусмотренным главой 29 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Решением Арбитражного суда Республики Татарстан от 14.05.2020 (резолютивная часть от 24.04.2020), оставленным без изменения постановлением Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 19.08.2020, в удовлетворении исковых требований отказано.

Не согласившись с принятыми по делу судебными актами, истец обратился в Арбитражный суд Поволжского округа с кассационной жалобой, в которой просит отменить принятые по делу судебные акты, принять по делу новый акт.

Определением Арбитражного суда Поволжского округа от 01.12.2020 кассационная жалоба передана по подсудности в Суд по интеллектуальным правам.

В кассационной жалобе истец просит обжалуемое решение и постановление отменить и принять по делу новый судебный акт, которым исковые требования удовлетворить в полном объеме.

Кассационная жалоба мотивирована тем, что исковые требования подлежат удовлетворению, поскольку ответчик не исполнил предусмотренные спорным договором обязательства: не передал истцу комплекс исключительных прав и не произвел государственную регистрацию договора.

В обоснование кассационной жалобы общество "Хлеб-Мастер" также указывает, что суд первой инстанции необоснованно рассмотрел дело в порядке упрощенного производства, поскольку требование о расторжении договора рассмотрению в таком порядке не подлежит, кроме того, по мнению истца, суду следовало перейти к рассмотрению дела по общим правилам искового производства в связи с необходимостью выяснения дополнительных обстоятельств.

В отзыве на кассационную жалобу ответчик просит оставить ее без удовлетворения, полагая обжалуемые судебные акты законными и обоснованными, выводы судов - соответствующими фактическим обстоятельствам дела. Предприниматель Стерлядев О.Ю. полагает недобросовестным поведение истца, связанное с предъявлением исковых требований спустя продолжительное время после заключения договора.

Законность обжалуемых судебных актов проверена арбитражным судом кассационной инстанции в порядке, предусмотренном статьями 284, 286, 288.2 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе.

Согласно части 3 статьи 288.2 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для пересмотра в порядке кассационного производства указанных в части 1 настоящей статьи решений и постановлений являются существенные нарушения норм материального права и (или) норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод, законных интересов в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Таким образом, суд кассационной инстанции проверяет наличие только существенных нарушений норм материального и (или) процессуального права, допущенных судами первой и апелляционной инстанций по результатам рассмотрения дела в порядке упрощенного производства, исходя из установленных судами первой и апелляционной инстанции обстоятельств дела.

С учетом положений части 2 статьи 288.2 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации кассационные жалобы на решения арбитражного суда первой инстанции и постановления арбитражного суда апелляционной инстанции, принятые по делам, рассмотренным в порядке упрощенного производства, рассматриваются арбитражными судами округов и Судом по интеллектуальным правам судьей единолично без вызова сторон (абзац 2 пункта 26 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 30.06.2020 N 13 "О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в арбитражном суде кассационной инстанции").

Суд по интеллектуальным правам, изучив материалы дела, рассмотрев доводы, изложенные в кассационной жалобе и в отзыве на нее, проверив в порядке, предусмотренном статьями 286, 287, 288.2 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, правильность применения судами первой и апелляционной инстанций норм материального и процессуального права, а также соответствие выводов, изложенных в обжалуемых судебных актах, установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, пришел к выводу об отсутствии правовых оснований для их отмены в силу следующего.

Как следует из материалов дела и установлено судами первой и апелляционной инстанций, между обществом "Хлеб-Мастер" (пользователь) и предпринимателем Стерлядевым О.Ю. (правообладатель) заключен договор коммерческой концессии от 17.05.2017 N 26 (далее - договор), по условиям которого правообладатель обязался предоставить пользователю за вознаграждение право использовать в предпринимательской деятельности комплекс исключительных прав, включающий исключительные права на товарные знаки, которые могут быть использованы определенными в договоре способами, а также исключительное право на секрет производства (ноу-хау).

Ссылаясь на то, что право использования средств индивидуализации ответчика истцу не передавалось, договор в установленном порядке не зарегистрирован, а сам факт заключения спорного договора не влечет за собой переход исключительного права, общество "Хлеб-Мастер" обратилось в арбитражный суд с настоящим иском.

Рассматривая дело, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что сторонами согласованы и выполнены все условия по предоставлению и использованию исключительных прав, в связи с чем доводы истца о том, что он так и не приступил к их использованию, а также о том, что право использования средств индивидуализации ему не передавалось, признаны несостоятельными.

Суд первой также установил, что обязанность правообладателя по регистрации предоставления права на использование исключительных прав условиями договора была поставлена в зависимость от обязанности истца представить полный пакет документов для государственной регистрации, однако данные действия истец не осуществил, что не способствовало осуществлению ответчиком действий по регистрации спорного договора при фактическом использовании прав, в связи с чем пришел к выводу о том, что оснований для расторжения договора не имеется.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции, при этом отклонил доводы апелляционной жалобы истца о том, что данное дело не подлежит рассмотрению в порядке упрощенного производства, со ссылкой на пункт 6 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 18.04.2017 N 10 "О некоторых вопросах применения судами положений Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации об упрощенном производстве" (далее - постановление от 18.04.2017 N 10).

По результатам рассмотрения кассационной жалобы Суд по интеллектуальным правам приходит к выводу, что изложенные в ней доводы выражают несогласие истца с оценкой, данной судами первой и апелляционной инстанции доказательствам, имеющимся в материалах дела, и доводам сторон спора, не опровергают выводы судов первой и апелляционной инстанций и не могут служить основанием для отмены обжалуемых судебных актов.

Согласно пункту 1 статьи 1027 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) по договору коммерческой концессии одна сторона (правообладатель) обязуется предоставить другой стороне (пользователю) за вознаграждение на срок или без указания срока право использовать в предпринимательской деятельности пользователя комплекс принадлежащих правообладателю исключительных прав, включающий право на товарный знак, знак обслуживания, а также права на другие предусмотренные договором объекты исключительных прав, в частности на коммерческое обозначение, секрет производства (ноу-хау).

Согласно пункту 1 статьи 1031 Гражданского кодекса Российской Федерации правообладатель обязан передать пользователю техническую и коммерческую документацию и предоставить иную информацию, необходимую пользователю для осуществления прав, предоставленных ему по договору коммерческой концессии, а также проинструктировать пользователя и его работников по вопросам, связанным с осуществлением этих прав.

В ходе рассмотрения дела в суде первой инстанции ответчик представил доказательства предоставления права использования в предпринимательской деятельности комплекса исключительных прав по спорному договору коммерческой концессии, а именно - акт приема-передачи N 1 и приложения N 1-12 к договору, подписав которые истец фактически принял в пользование поименованные в договоре исключительные права, в связи с чем суд первой инстанции обоснованно признал несостоятельными соответствующие доводы искового заявления.

Истец также ссылался в обоснование иска на отсутствие государственной регистрации подписанного сторонами договора.

В силу пункта 2 статьи 1028 ГК РФ предоставление права использования в предпринимательской деятельности пользователя комплекса принадлежащих правообладателю исключительных прав по договору коммерческой концессии подлежит государственной регистрации в федеральном органе исполнительной власти по интеллектуальной собственности. При несоблюдении требования о государственной регистрации предоставление права использования считается несостоявшимся.

Как разъяснено в пункте 37 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.04.2019 N 10 "О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации", предоставление права по лицензионному договору считается состоявшимся также с момента государственной регистрации предоставления права. При этом обязательственные отношения из договоров, переход или предоставление права по которым подлежат государственной регистрации, возникают независимо от государственной регистрации (пункты 1, 2 статьи 433 ГК РФ).

В соответствии с пунктом 3 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25.02.2014 N 165 "Обзор судебной практики по спорам, связанным с признанием договоров незаключенными" сторона договора, не прошедшего необходимую государственную регистрацию, не вправе на этом основании ссылаться на его незаключенность.

По смыслу статей 164, 165, пункта 3 статьи 433 ГК РФ государственная регистрация договора осуществляется в целях создания возможности для заинтересованных третьих лиц знать о факте наличия обязательства по договору.

Поскольку спорный договор не прошел необходимую государственную регистрацию, соответственно не порождает тех последствий, которые могут оказать влияние на права и интересы третьих лиц, не знавших о факте заключения договора и о содержании его условий.

При этом обязательственные отношения из договора (то есть правоотношения между правообладателем и пользователем) возникают независимо от государственной регистрации. Такой договор уже с момента достижения сторонами соглашения по всем его существенным условиям влечет правовые последствия в отношениях между сторонами договора, а также может породить весь комплекс последствий, на которые он непосредственно направлен, после государственной регистрации.

В материалах дела отсутствуют доказательства того, что в отсутствие государственной регистрации предоставления права использования товарного знака истец не имел возможности использовать товарные знаки и секрет производства (статья 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Суды также пришли к правомерному выводу о том, что государственная регистрация представления комплекса исключительных прав по договору не была произведена в том числе по обстоятельствам, за которые отвечает истец, на которого в соответствии с положениями пункта 24.3 договора возложена обязанность предоставить полный пакет документов, необходимых для государственной регистрации.

С учетом изложенного Суд по интеллектуальным правам полагает необоснованными доводы заявителя кассационной жалобы о неисполнении правообладателем условий договора и наличии оснований для расторжения договора.

Рассматривая довод кассационной жалобы о необоснованном рассмотрении дела в порядке упрощенного производства, суд кассационной инстанции приходит к следующему.

В соответствии с частью 1 статьи 226 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в порядке упрощенного производства дела рассматриваются арбитражным судом по общим правилам искового производства, предусмотренным названным Кодексом, с особенностями, установленными главой 29 этого Кодекса.

Категории дел, подлежащих рассмотрению в порядке упрощенного производства, установлены частями 1 и 2 статьи 227 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Как следует из разъяснений, содержащихся в пункте 18 постановления от 18.04.2017 N 10, при принятии искового заявления (заявления) к производству суд решает вопрос о том, относится ли дело к категориям дел, указанным в частях 1 и 2 статьи 227 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Если по формальным признакам дело относится к категориям дел, названным в частях 1 и 2 статьи 227 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, то оно должно быть рассмотрено в порядке упрощенного производства, о чем указывается в определении о принятии искового заявления (заявления) к производству.

Согласие сторон на рассмотрение данного дела в таком порядке не требуется.

В соответствии с пунктом 1 части 1 статьи 227 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в порядке упрощенного производства подлежат рассмотрению дела по исковым заявлениям о взыскании денежных средств, если цена иска не превышает для юридических лиц восемьсот тысяч рублей, для индивидуальных предпринимателей четыреста тысяч рублей.

Суд по интеллектуальным правам отмечает, что размер заявленных в рассматриваемом случае исковых требований превышает установленный пунктом 1 части 1 статьи 227 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации предел, вместе с тем, принимая во внимание, что данные ограничения установлены действующим законодательством прежде всего в интересах ответчика, который возражений против рассмотрения дела в порядке упрощенного производства не заявлял, принятые по делу судебные акты по данному основанию не обжаловал, приходит к выводу, что допущенное судом первой инстанции процессуальное нарушение не привело к принятию незаконного судебного акта.

В соответствии с частью 7 статьи 227 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в случае, если заявлены два требования, которые вытекают из гражданских правоотношений, при этом одно из которых носит имущественный характер и относится к требованиям, указанным в части 1 или 2 настоящей статьи, а второе требование носит неимущественный характер и суд не выделит это требование в отдельное производство на основании части 3 статьи 130 настоящего Кодекса, оба требования рассматриваются в порядке упрощенного производства.

В рассматриваемом случае одновременно с требованием о взыскании денежной суммы истцом заявлено требование о расторжении договора.

Согласно пункту 16 постановления от 18.04.2017 N 10 не подлежат рассмотрению в порядке упрощенного производства дела, связанные с государственной тайной; дела по спорам, затрагивающим права детей; дела о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью; дела особого производства (часть третья статьи 232.2 ГПК РФ), дела по корпоративным спорам; дела о защите прав и законных интересов группы лиц (часть 4 статьи 227 АПК РФ), даже если стороны согласовали рассмотрение такого дела по правилам упрощенного производства. Исходя из особенностей, установленных федеральными законами, регулирующими вопросы несостоятельности (банкротства) (часть 1 статьи 223 АПК РФ), не подлежат рассмотрению в порядке упрощенного производства также дела о банкротстве. Кроме того, не подлежат рассмотрению в порядке упрощенного производства дела, отнесенные к подсудности Суда по интеллектуальным правам в качестве суда первой инстанции.

Требование о расторжении договора не отнесено к делам, не подлежащим рассмотрению в порядке упрощенного производства (часть 4 статьи 227 АПК РФ, пункт 16 постановления от 18.04.2017 N 10).

С учетом того, что заявленные истцом требования не относятся к категориям дел, не подлежащим рассмотрению в порядке упрощенного производства, согласие сторон на рассмотрение настоящего дела в порядке упрощенного производства не требуется, наличие обстоятельств, предусмотренных частью 5 статьи 227 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, не установлено, а требования неимущественного характера в отдельное производство судом первой инстанции не выделены, судом апелляционной инстанции верно указано, что оснований для перехода к рассмотрению дела по общим правилам искового производства у суда первой инстанции по данному основанию не имелось.

Частью 5 статьи 227 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации установлено, что суд выносит определение о рассмотрении дела по общим правилам искового производства или по правилам административного судопроизводства, если в ходе рассмотрения дела в порядке упрощенного производства удовлетворено ходатайство третьего лица о вступлении в дело, принят встречный иск, который не может быть рассмотрен по правилам, установленным названной главой, либо если суд, в том числе по ходатайству одной из сторон, пришел к выводу о том, что: 1) порядок упрощенного производства может привести к разглашению государственной тайны; 2) необходимо выяснить дополнительные обстоятельства или исследовать дополнительные доказательства, а также провести осмотр и исследование доказательств по месту их нахождения, назначить экспертизу или заслушать свидетельские показания; 3) заявленное требование связано с иными требованиями, в том числе к другим лицам, или судебным актом, принятым по данному делу, могут быть нарушены права и законные интересы других лиц.

Как следует из разъяснений, содержащихся в абзаце шестом пункта 9 постановления от 18.04.2017 N 10, в случае необходимости выяснения дополнительных обстоятельств или исследования дополнительных доказательств суд вправе вынести определение о переходе к рассмотрению дела по общим правилам искового производства или производства по делам, возникающим из административных и иных публичных правоотношений.

В пункте 31 постановления от 18.04.2017 N 10 разъясняется, что переход к рассмотрению дела по общим правилам искового производства или по правилам производства по делам, возникающим из административных и иных публичных правоотношений, осуществляется судом по своей инициативе или по ходатайству лица, участвующего в деле, при наличии оснований, предусмотренных частью 5 статьи 227 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

В определении о рассмотрении дела по общим правилам искового производства или по правилам производства по делам, возникающим из административных и иных публичных правоотношений, должно содержаться обоснование вывода суда о невозможности рассмотрения дела в порядке упрощенного производства.

Исходя из изложенных норм права и разъяснений высшей судебной инстанции, переход к рассмотрению дела из упрощенного производства в общий порядок совершается судом в случае, если он придет к выводу об объективной необходимости рассмотрения дела в порядке общего искового производства, в частности, если сочтет выяснение дополнительных обстоятельств или исследование дополнительных доказательств объективно необходимым.

При этом выявление или невыявление обстоятельств, препятствующих рассмотрению дела в порядке упрощенного производства, относится к компетенции суда, рассматривающего спор по существу, и осуществляется им на основании анализа совокупности имеющихся в материалах дела доказательств и оценки принципиальной возможности правильного разрешения спора без выяснения дополнительных обстоятельств или исследования дополнительных доказательств.

Как следует из материалов дела, истец не ходатайствовал о рассмотрении дела по общим правилам искового производства.

Поскольку в настоящем деле судом первой инстанции не была установлено наличие обстоятельств, предусмотренных частью 5 статьи 227 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд правомерно в соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и руководствуясь положениями действующего законодательства, рассмотрел настоящий спор в порядке упрощенного производства.

Суд по интеллектуальным правам считает необходимым отметить, что доводы кассационной жалобы истца, по сути, повторяют доводы искового заявления и апелляционной жалобы, которые получили надлежащую правовую оценку, не свидетельствуют о неправильном применении и толковании судами норм материального и процессуального права, по существу направлены на переоценку доказательств и фактических обстоятельств дела, установленных судами, и заявлены без учета определенных законом пределов рассмотрения дела в суде кассационной инстанции.

Как разъяснено в пункте 32 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 30.06.2020 N 13 "О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в арбитражном суде кассационной инстанции", с учетом того, что наличие или отсутствие обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения дела, устанавливается судом на основании доказательств по делу (часть 1 статьи 64 Кодекса), переоценка судом кассационной инстанции доказательств по делу, то есть иные по сравнению со сделанными судами первой и апелляционной инстанций выводы относительно того, какие обстоятельства по делу можно считать установленными исходя из иной оценки доказательств, в частности, относимости, допустимости, достоверности каждого доказательства в отдельности, а также достаточности и взаимной связи доказательств в их совокупности (часть 2 статьи 71 АПК РФ), не допускается.

Судом кассационной инстанции также принимается во внимание правовая позиция, содержащаяся в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.04.2013 N 16549/12, согласно которой из принципа правовой определенности следует, что решение суда первой инстанции, основанное на полном и всестороннем исследовании обстоятельств дела, не может быть отменено исключительно по мотиву несогласия с оценкой указанных обстоятельств, данной судом первой инстанции.

Принимая во внимание изложенные обстоятельства, Суд по интеллектуальным правам приходит к выводу о том, что фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судами первой и апелляционной инстанций на основании объективного исследования имеющихся в деле доказательств с учетом доводов и возражений участвующих в деле лиц, выводы судов соответствуют фактическим обстоятельствам и представленным доказательствам, основаны на правильном применении норм материального и процессуального права.

С учетом изложенного существенных нарушений норм материального права и (или) норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав и свобод, законных интересов в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, а также защита охраняемых публичных интересов, судом кассационной инстанции при рассмотрении данной кассационной жалобы не установлено (часть 3 статьи 288.2 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Иных безусловных оснований для отмены решения и постановления, предусмотренных частью 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Судом по интеллектуальным правам также не установлено.

С учетом изложенного суд кассационной инстанции не усматривает оснований для отмены обжалуемого решения суда первой инстанции и постановления суда апелляционной инстанции.

В соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации расходы по уплате государственной пошлины по кассационной жалобе относятся на ее заявителя.

На основании части 3 статьи 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации постановление суда кассационной инстанции, которым не были отменены или изменены судебные акты, принятые в порядке упрощенного производства, не подлежат обжалованию в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации.

Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Республики Татарстан от 14.05.2020 по делу N А65-3443/2020 и постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 19.08.2020 по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Хлеб-Мастер" - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

 

Судья

Ю.М. Сидорская