Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Решение Суда по интеллектуальным правам от 1 июня 2021 г. по делу N СИП-133/2021 Суд отказал в иске признании недействительным решения Роспатента, принятого по результатам рассмотрения возражения на его решение об отказе в выдаче патента на полезную модель, поскольку решение, охарактеризованное в формуле заявки, не является охраняемым в качестве полезной модели, т.к. не относится к устройству

Решение Суда по интеллектуальным правам от 1 июня 2021 г. по делу N СИП-133/2021

 

Именем Российской Федерации

 

Резолютивная часть решения объявлена 1 июня 2021 г.

Полный текст решения изготовлен 1 июня 2021 г.

 

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего судьи Погадаева Н.Н.,

судей Булгакова Д.А., Мындря Д.И.,

при ведении протокола судебного заседания помощником судьи Пискаревой А.С.

рассмотрел в открытом судебном заседании заявление Федосейкина Павла Петровича (г. Самара) о признании недействительным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Бережковская набережная, д. 30, корп. 1, Москва, 125993, ОГРН 1047730015200) от 30.10.2020, принятого по результатам рассмотрения возражения от 02.07.2020 на решение Федеральной службы по интеллектуальной собственности от 28.11.2019 об отказе в выдаче патента на полезную модель по заявке N 2019124344/10.

В судебном заседании приняли участие:

Федосейкин Павел Петрович (лично, на основании паспорта);

представитель Федеральной службы по интеллектуальной собственности - Старостин Д.С. (по доверенности от 02.04.2021 N 01/32-665/41).

Суд по интеллектуальным правам

УСТАНОВИЛ:

Федосейкин Павел Петрович обратился в Суд по интеллектуальным правам с заявлением о признании недействительным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Роспатента) от 30.10.2020, принятого по результатам рассмотрения возражения от 02.07.2020 на решение Федеральной службы по интеллектуальной собственности от 28.11.2019 об отказе в выдаче патента на полезную модель по заявке N 2019124344/10.

Заявление Федосейкина П.П. мотивировано тем, что решение, охарактеризованное в формуле заявки N 2019124344, является охраняемым в качестве полезной модели, так как отвечает всем признакам технического устройства, поскольку представляет собой комплект взаимосвязанных элементов, в связи с этим оспариваемое решение Роспатента, с его точки зрения, противоречит требованиям пункта 1 статьи 1351 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ).

Согласно правовой позиции, изложенной Роспатентом в отзыве, решение, охарактеризованное в формуле заявки N 2019124344, не является охраняемым в качестве полезной модели, поскольку между конструктивными элементами заявленного решения не прослеживается функционально-конструктивного единства, а указанные связи между этими элементами, возникающие после их монтажа, не приведут к появлению нового устройства, так как заявленное решение представляет собой комплект, предназначенный для возведения конструкции шпалеры, а не устройство в смысле положений пункта 1 статьи 1351 ГК РФ.

В судебном заседании Федосейкин П.П. поддержал доводы, изложенные в заявлении, просил признать недействительным решение Роспатента от 30.10.2020, принятое по результатам рассмотрения возражения от 02.07.2020 на решение Роспатента от 28.11.2019 об отказе в выдаче патента на полезную модель по заявке N 2019124344/10.

Представитель Роспатента выступил по доводам, изложенным в отзыве, просил отказать в удовлетворении заявленных требований.

Судом по интеллектуальным правам установлено, что Федосейкин П.П. 01.08.2019 обратился в Роспатент с заявкой N 2019124344/10 на выдачу патента на полезную модель "Арочная шпалера для виноградника", совокупность признаков которой была изложена в следующей формуле:

"Арочная шпалера для виноградника в виде последовательных, частично перекрещивающихся продольных опорных дуг из упругих стержней, установленных под углом и смещением каждой отдельной дуги относительно общей продольной оси образуемой арочной шпалеры, с натянутыми и прикрепленными к дугам вдоль оси шпалеры, продольными проволоками в несколько ярусов относительно уровня земли, в результате чего формируется единая устойчивая двухплоскостная арочная шпалера для подвязывания лоз винограда, протяженность которой регулируется количеством используемых дуг.".

Вместе с тем, по результатам экспертизы на основании решения Роспатента от 28.11.2019 Федосейкину П.П. было отказано в выдаче патента на полезную модель в связи с тем, что решение, охарактеризованное в формуле не является охраняемым в качестве полезной модели в соответствии с пунктом 1 статьи 1351 ГК РФ.

Данный вывод был обоснован тем, что предложенное решение представляет собой комплект невзаимосвязанных между собой элементов, конструктивные элементы которых не находятся в функционально-конструктивном единстве.

На указанное решение Федосейкиным П.П. в Роспатент 02.07.2020 подано возражение, мотивированное тем, что заявленное решение является именно техническим решением, относящимся к устройству, находящемуся в функционально-конструктивном единстве его деталей (несколько ярусов проволоки крепятся к дугам с помощью крепежных элементов, проволоки от крайних дуг крепятся к двум натяжным колышкам, вдавленным одним концом в грунт), соединенных сборочными операциями и установленных на грунт.

Федосейкин П.П. указывал на то, что заявленное решение является комплектом взаимосвязанных между собой элементов собираемых на предприятии-изготовителе путем крепления проволоки к гибким дугам в определенных местах крепежными элементами и находится в сложенном состоянии до установки на грунт. В процессе сборки на предприятии-изготовителе задаются параметры шпалеры: размер, форма, конфигурация, количество дуг и количество используемых ярусов проволоки. При этом различное количество используемых арок с проволокой, собранных на предприятии-изготовителе, образуют впоследствии различную протяженность "Арочной шпалеры" при ее последующей установке на грунте.

По результатам рассмотрения возражения, Роспатент на основании решения от 30.10.2020 отказал в его удовлетворении, и оставил оспариваемое решение в силе.

Отказывая в удовлетворении данного возражения, Роспатент исходил из того, что заявленное решение, охарактеризованное совокупностью признаков, содержащихся в вышеприведенной формуле, представляет собой комплект, предназначенный для возведения конструкции шпалеры, а не устройство в смысле положений пункта 1 статьи 1351 ГК РФ, так как между конструктивными элементами заявленного решения не прослеживается функционально-конструктивного единства, а описанные выше связи между этими элементами, возникшие после их монтажа, не привели к появлению нового устройства.

Принятие Роспатентом указанного решения послужило основанием для обращения заявителя в Суд по интеллектуальным правам с рассматриваемым заявлением.

Изучив материалы дела, выслушав мнение представителей лиц, участвующих в деле, и оценив все доказательства в совокупности и взаимосвязи по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд считает, что заявленные требования не подлежат удовлетворению, по следующим основаниям.

Согласно части 1 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

Под ненормативным актом, который в соответствии со статьей 13 ГК РФ и статьей 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации может быть оспорен и признан судом недействительным, понимается документ властно-распорядительного характера, вынесенный уполномоченным органом, содержащий обязательные предписания, распоряжения, нарушающий гражданские права и охраняемые законом интересы юридического лица и влекущий неблагоприятные юридические последствия.

Оспариваемое решение относится к ненормативным правовым актам, поскольку вынесено уполномоченным лицом (Роспатентом), которым было отказано в удовлетворении поданного возражения, в результате чего может затрагивать права и законные интересы заявителя.

Заявление может быть подано в арбитражный суд в течение трех месяцев со дня, когда гражданину, организации стало известно о нарушении их прав и законных интересов, если иное не установлено федеральным законом. Пропущенный по уважительной причине срок подачи заявления может быть восстановлен судом (часть 4 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Установленный законом срок заявителем соблюден.

В соответствии с частью 4 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц арбитражный суд в судебном заседании осуществляет проверку оспариваемого акта или его отдельных положений, оспариваемых решений и действий (бездействия) и устанавливает их соответствие закону или иному нормативному правовому акту, устанавливает наличие полномочий у органа или лица, которые приняли оспариваемый акт, решение или совершили оспариваемые действия (бездействие), а также устанавливает, нарушают ли оспариваемый акт, решение и действия (бездействие) права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Полномочия Роспатента установлены частью 4 ГК РФ и Положением о Федеральной службе по интеллектуальной собственности, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 21.03.2012 N 218, исходя из которых рассмотрение возражения и принятие решения по результатам его рассмотрения входят в компетенцию Роспатента.

Таким образом, оспариваемое решение принято Роспатентом в пределах своей компетенции.

Согласно пункту 138 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.04.2019 N 10 "О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - Постановление N 10), основанием для признания судом ненормативного акта государственного органа недействительным являются одновременно как его несоответствие закону или иному правовому акту, так и нарушение указанным актом прав и охраняемых законом интересов заявителя, а отсутствие данных условий в совокупности является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении заявленных требований.

Из изложенного следует, что основанием для удовлетворения заявления о признании ненормативного правового акта недействительным является обязательное одновременное наличие в совокупности двух условий:

1) нарушение им прав и охраняемых законом интересов заявителя;

2) несоответствие ненормативного правового акта закону или иному правовому акту.

При этом в случае, если судом будет установлено отсутствие какого-либо из двух указанных условий, то оспариваемый ненормативный правовой акт не может быть признан недействительным.

Кроме этого, из пункта 136 Постановления N 10 следует, что при рассмотрении таких дел судам следует учитывать, что нарушения Роспатентом процедуры рассмотрения возражений, заявлений против выдачи патента или против предоставления правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товара или исключительного права на ранее зарегистрированное наименование места происхождения товара являются основанием для признания принятого ненормативного правового акта недействительным только при условии, если эти нарушения носят существенный характер и не позволили всесторонне, полно и объективно рассмотреть указанные возражения, заявления.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 27 Постановления N 10, по возражениям против выдачи патента, предоставления правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товара основания для признания недействительным патента, предоставления правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товара определяются исходя из законодательства, действовавшего на дату подачи заявки в Роспатент или в федеральный орган исполнительной власти по селекционным достижениям. Основания для признания недействительным патента на изобретение, выданного по международной заявке на изобретение или по преобразованной евразийской заявке, признания недействительным предоставления правовой охраны промышленному образцу или товарному знаку по международной регистрации определяются исходя из законодательства, действовавшего на дату поступления соответствующей международной или преобразованной евразийской заявки в Роспатент, если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации.

Вместе с тем подлежит применению порядок рассмотрения соответствующих возражений, действующий на момент обращения за признанием недействительными патента, предоставления правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товаров.

Учитывая разъяснения, изложенные в пункте 27 Постановления N 10, суд полагает, что Роспатент обоснованно исходил из того, что с учетом даты подачи заявки (01.08.2019), правовая база для оценки патентоспособности заявленной полезной модели включает ГК РФ, а также Правила составления, подачи и рассмотрения документов, являющихся основанием для совершения юридически значимых действий по государственной регистрации полезных моделей (далее - Правила) и Требования к документам заявки на выдачу патента на полезную модель (далее - Требования), утвержденные приказом Министерства экономического развития Российской Федерации от 30.09.2015 N 701.

Как указано выше, отказывая в удовлетворении возражения Федосейкина П.П. от 02.07.2020 на решение Роспатента от 28.11.2019 об отказе в выдаче патента на полезную модель по заявке N 2019124344/10, Роспатент исходил из того, что заявленное решение, охарактеризованное совокупностью признаков, содержащихся в формуле, представляет собой комплект, предназначенный для возведения конструкции шпалеры, а не устройство в смысле положений пункта 1 статьи 1351 ГК РФ, так как между конструктивными элементами заявленного решения не прослеживается функционально-конструктивного единства, а описанные выше связи между этими элементами, возникшие после их монтажа, не привели к появлению нового устройства.

Заявитель же полагает, что решение, охарактеризованное в формуле заявки N 2019124344, является охраняемым в качестве полезной модели, так как отвечает всем признакам технического устройства, поскольку представляет собой комплект взаимосвязанных элементов, в связи с этим оспариваемое решение Роспатента, с его точки зрения, противоречит требованиям пункта 1 статьи 1351 ГК РФ.

Суд по интеллектуальным правам со своей стороны не усматривает правовых оснований не согласиться с вышеприведенным выводом Роспатента, в связи с этим признает несостоятельными указанные доводы заявителя, в силу следующего.

Как следует из пункта 1 статьи 1351 ГК РФ, в качестве полезной модели охраняется техническое решение, относящееся к устройству.

Согласно пункту 35 Правил, проверка соответствия заявленной полезной модели условиям патентоспособности, предусмотренным абзацем первым пункта 1 статьи 1351 ГК РФ, заключается в установлении, является ли заявленная полезная модель техническим решением, относящимся к устройству, и осуществляется с учетом положений пунктов 34-36 Требований к документам заявки.

Как указано в пункте 35 Требований, к устройствам относятся изделия, не имеющие составных частей (детали), или состоящие из двух и более частей, соединенных между собой сборочными операциями, находящихся в функционально-конструктивном единстве (сборочные единицы).

В пункте 36 Требований отмечено, что при раскрытии сущности полезной модели и для характеристики устройств используются следующие признаки:

- наличие одной детали, ее форма, конструктивное выполнение;

- наличие нескольких частей (деталей, компонентов, узлов, блоков), соединенных между собой сборочными операциями, в том числе свинчиванием, сочленением, клепкой, сваркой, пайкой, опрессовкой, развальцовкой, склеиванием, сшивкой, обеспечивающими конструктивное единство и реализацию устройством общего функционального назначения (функциональное единство);

- конструктивное выполнение частей устройства (деталей, компонентов, узлов, блоков), характеризуемое наличием и функциональным назначением частей устройства, их взаимным расположением;

- параметры и другие характеристики частей устройства (деталей, компонентов, узлов, блоков) и их взаимосвязи;

- материал, из которого выполнены части устройства и (или) устройство в целом;

- среда, выполняющая функцию части устройства;

признаки устройства излагаются в формуле так, чтобы характеризовать его в статическом состоянии.

Суд по интеллектуальным правам считает, что Роспатент обоснованно исходил из того, что согласно описанию, чертежам и вышеприведенной формуле, заявленное решение включает в себя такие части (детали), как опорные дуги из упругих стержней и проволоки. Конструкция заявленной шпалеры образуется только при размещении (монтаже) указанных элементов на месте сборки, причем за счет выбора размера, формы, конфигурации дуг и количества используемых ярусов проволоки обеспечивается возможность видоизменения ее конструкции (в частности, протяженности) в зависимости от рельефа местности. При сооружении арочной шпалеры используются сборочные операции, применяемые для соединения отдельных деталей между собой (дуг и проволоки) (том 1, л.д. 29-41).

Таким образом, заявленное решение представляет собой совокупность частей, образующих стационарное сооружение при их сборке на предварительно выбранной площадке и не соединенных на предприятии-изготовителе, то есть представляет собой комплект невзаимосвязанных между собой элементов, из которых арочная шпалера возводится лишь на момент ее сооружения.

При названных обстоятельствах следует, что между конструктивными элементами заявленного решения не прослеживается функционально-конструктивного единства, поскольку количество деталей этого устройства не влияет на его функциональное назначение, а значит их соединение не приводит к возникновению нового устройства, как правильно установил Роспатент.

Указание заявителя на то, что решение, охарактеризованное в формуле заявки N 2019124344, представляет собой комплект элементов, еще не свидетельствует о том, что оно является охраняемым в качестве полезной модели, а также отвечает всем признакам технического устройства, в соответствии с требованиями пункта 1 статьи 1351 ГК РФ.

Суд по интеллектуальным правам полагает необходимым отметить, что согласно приведенным в пункте 2.5.13 Руководства по осуществлению административных процедур и действий в рамках предоставления государственной услуги по государственной регистрации полезной модели и выдаче патента на полезную модель, его дубликата, утвержденного приказом от 26.12.2018 N 233 разъяснениям, не каждый объект, охарактеризованный признаками, указанными в пункте 35 Требований, может быть отнесен к устройству. Такими же признаками могут быть охарактеризованы, в частности, комплексы и комплекты, не являющиеся устройством в смысле определения понятия "устройство", приведенного в пункте 35 Требований.

Согласно пункту 2.5.15 указанного Руководства целесообразно принимать во внимание нормативные определения понятий "изделие", "деталь", "сборочная единица", "комплект", приведенные в ГОСТ 2.101-2016 "Межгосударственный стандарт. Единая система конструкторской документации. Виды изделий". ГОСТ 2.101-2016, согласно которому, деталь - это изделие, изготовленное из однородного по наименованию и марке материала, без применения сборочных операций; сборочная единица - это изделие, составные части которого подлежат соединению между собой на предприятии-изготовителе сборочными операциями (свинчиванием, сочленением, клепкой, сваркой, пайкой, опрессовкой, развальцовкой, склеиванием, сшиванием, укладкой и т.п.); комплект - это два и более изделия, не соединенных на предприятии-изготовителе сборочными операциями и представляющих набор изделий, имеющих общее эксплуатационное назначение.

С учетом изложенного, суд находит обоснованным вывод Роспатента о том, что решение, охарактеризованное в формуле заявки N 2019124344, не является деталью и сборочной единицей, а представляет собой комплект.

Таким образом, Суд по интеллектуальным правам соглашается с тем, что заявленное решение представляет собой комплект, предназначенный для возведения конструкции шпалеры, а не устройство в смысле положений пункта 1 статьи 1351 ГК РФ, поскольку указанные связи между этими элементами, возникающие после их монтажа, не приведут к появлению нового устройства (пункт 35 Требований), так как в конструктивных элементах заявленного решения не прослеживается функционально-конструктивного единства.

Данные обстоятельства с учетом положений пункта 1 статьи 1351 ГК РФ, пункта 35 Правил, пунктов 35 и 36 Требований правомерно послужили основанием для вывода о том, что решение, охарактеризованное в формуле заявки N 2019124344, не является охраняемым в качестве полезной модели, поскольку не относится к устройству в смысле пункта 1 статьи 1351 ГК РФ.

Учитывая изложенное, суд приходит к выводу о том, что в удовлетворении поданного Федосейкиным П.П. 02.07.2020 возражения Роспатентом было отказано правомерно, поскольку указанные доводы заявителя не свидетельствуют о наличии оснований для признания незаконным на решения Роспатента от 28.11.2019 об отказе в выдаче патента на полезную модель по заявке N 2019124344/10.

Нарушения Роспатентом процедуры рассмотрения возражения от 02.07.2020 на решение Роспатента от 28.11.2019 об отказе в выдаче патента на полезную модель по заявке N 2019124344/10, судебной коллегией не установлено.

Суд по интеллектуальным считает, что решение Роспатента от 30.10.2020, принятое по результатам рассмотрения возражения от 02.07.2020, является законным и обоснованным, а каких-либо оснований для признаний его недействительным, заявителем не приведено.

Таким образом, оценив в соответствии с требованиями статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации представленные доказательства, суд пришел к выводу о законности и обоснованности оспариваемого ненормативного правового акта, поскольку судом проверено и установлено, что оспариваемое решение принято уполномоченным органом, соответствует требованиям действующего законодательства, в связи с чем требование заявителя о признании оспариваемого решения недействительным удовлетворению не подлежит.

Судебные расходы распределены судом в соответствии с положениями статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, и отнесены на заявителя.

Руководствуясь статьями 110, 167-170, 176, 180, 197-201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Суд по интеллектуальным правам

РЕШИЛ:

требования Федосейкина Павла Петровича оставить без удовлетворения.

Решение по настоящему делу вступает в законную силу немедленно и может быть обжаловано в президиум Суда по интеллектуальным правам в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия.

 

Председательствующий

Н.Н. Погадаев

 

Судья

Д.А. Булгаков

 

Судья

Д.И. Мындря

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Суд по интеллектуальным правам утвердил отказ в выдаче патента на арочную шпалеру для виноградника.

Заявленное решение не может быть охраняемым в качестве полезной модели, так как не относится к устройству. Заявленное решение представляет собой комплект, состоящий из изделий, имеющих общее эксплуатационное назначение. Между ними нет функционально-конструктивного единства, а связи, возникающие после их монтажа, не приводят к появлению нового устройства. Чтобы изделие считалось устройством, оно не должно иметь составных частей. Его детали должны быть соединены между собой сборочными операциями (свинчиванием, клепкой, сваркой, пайкой, склеиванием, сшивкой) на предприятии-изготовителе. Однако предложенная конструкция собирается на месте. При этом можно менять размер, форму, конфигурацию дуг и количества используемых ярусов шпалеры.