Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 27 мая 2021 г. N С01-337/2021 по делу N А65-717/2020 Суд направил на новое рассмотрение дело о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на товарный знак, поскольку суд пришел к выводу о наличии в действиях истца признаков злоупотребления правом, но не установил конкретных обстоятельств, достаточно очевидно свидетельствующих о наличии цели причинить вред другому лицу

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 27 мая 2021 г. N С01-337/2021 по делу N А65-717/2020

 

Резолютивная часть постановления объявлена 26 мая 2021 года.

Полный текст постановления изготовлен 27 мая 2021 года.

 

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего судьи Булгакова Д.А.,

судей Борисовой Ю.В., Химичева В.А.,

при ведении протокола судебного заседания секретарем Плесовой А.В.,

рассмотрел в открытом судебном заседании, проводимом в порядке части 1 статьи 153.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации с использованием систем видеоконференц-связи при содействии Арбитражного суда Республики Татарстан (судья Парменова А.С., секретарь судебного заседания Кузнецова Т.Д.) кассационную жалобу индивидуального предпринимателя Ибатуллина Азамата Валерьяновича (ОГРНИП 311028012400084) на решение Арбитражного суда Республики Татарстан от 20.07.2020 по делу N А65-717/2020 и постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 01.12.2020 по тому же делу, по иску индивидуального предпринимателя Ибатуллина Азамата Валерьяновича к обществу с ограниченной ответственностью "Кровлярядом.Ру" (Казанский пр-т, 3Д 129/3, оф. 1, Республика Татарстан, г. Набережные Челны, 423800, ОГРН 1191690033292) о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на товарный знак.

В судебном заседании приняли участие:

индивидуальный предприниматель Ибатуллин Азамат Валерьянович - лично (паспорт);

от общества с ограниченной ответственностью "Кровлярядом.Ру" - Кабанов А.И. (по доверенности от 11.05.2021); Зайнуллин И.Р. (по доверенности от 01.04.2021 N 01/21).

Суд по интеллектуальным правам

УСТАНОВИЛ:

индивидуальный предприниматель Ибатуллин А.В. обратился в Арбитражный суд Республики Татарстан с иском к обществу с ограниченной ответственностью "Кровлярядом.Ру" о взыскании компенсации за неправомерное использование обозначения, сходного до степени смешения с товарным знаком, принадлежащим истцу.

Определением Арбитражного суда Республики Татарстан от 22.01.2020 исковое заявление предпринимателя принято к рассмотрению в порядке упрощенного производства.

Определением суда от 11.02.2020 дело назначено к судебному заседанию для рассмотрения по общим правилам искового производства в связи с увеличением истцом исковых требований до 800 000 рублей компенсации в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Решением Арбитражного суда Республики Татарстан от 20.07.2020, оставленным без изменения постановлением Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 01.12.2020, в иске отказано.

Истец, не согласившись с вышеназванными судебными актами, обратился в Суд по интеллектуальным правам с кассационной жалобой.

В кассационной жалобе, поданной в Суд по интеллектуальным правам, предприниматель Ибатуллин А.В., ссылаясь на нарушение судами первой и апелляционной инстанций норм материального и процессуального права, на несоответствие их выводов фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательства, просит обжалуемые решение и постановление отменить, дело направить на новое рассмотрение.

В обоснование кассационной жалобы предприниматель ссылается на необоснованность и неправомерность выводов судов первой и апелляционной инстанций об отсутствии в действиях общества "Кровлярядом.Ру" нарушения исключительных прав на спорный знак обслуживания и о наличии в действиях предпринимателя Ибатуллина А.В. по приобретению исключительных прав на этот знак обслуживания признаков злоупотребления правом.

Предприниматель Ибатуллин А.В. считает необоснованным вывод судов о неиспользовании ответчиком спорного знака обслуживания, на основании того, что он не был использован при реализации товара, а изображен на вывеске магазина, поскольку для признания незаконным использования ответчиком принадлежащего истцу знака обслуживания отсутствует необходимость установления использования ответчиком этого знака обслуживания всеми способами, предусмотренными пунктом 2 статьи 1484 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ).

Предприниматель Ибатуллин А.В. также считает необоснованным ссылку судов на то, что совокупностью представленных доказательств не подтверждается факт использования предпринимателем либо под его контролем спорного знака обслуживания.

Поэтому истец отмечает, что суды не учли представленные им доказательства и доводы о том, что спорный товарный знак используется лицензиатами при осуществлении деятельности магазинов, а в материалы дела представлены видеозаписи закупки товара в магазинах лицензиата.

При этом предприниматель Ибатуллин А.В. отмечает, что факт использования либо неиспользования спорного знака обслуживания его правообладателем или лицензиатом не является существенным обстоятельством, подлежащим установлению в рамках спора о защите исключительных прав на знаки обслуживания, а факт злоупотребления исключительными на спорные знаки обслуживания должен носить достаточно очевидный характер, не может быть следствием предположений.

Предприниматель Ибатуллин А.В. также считает, что вправе требовать компенсации за нарушение исключительных прав на товарный знак в двукратном размере стоимости оказанных услуг или волнения работы.

Предприниматель Ибатуллин А.В. отмечает также допущенные судом первой инстанции процессуальные нарушения, выразившиеся в том, что истец не был ознакомлен с отзывом ответчика на иск и представленным ответчиком договором субаренды помещений от 01.04.2020 N 21.

Общество "Кровлярядом.Ру" представило отзыв на кассационную жалобу, в котором возражало против ее удовлетворения.

В судебном заседании предприниматель Ибатуллин А.В. поддержал доводы, изложенные в кассационной жалобе, просил ее удовлетворить.

Представители ответчика в судебном заседании возражали против удовлетворения кассационной жалобы.

Законность обжалуемых решения суда первой инстанции и постановления суда апелляционной инстанции проверена арбитражным судом кассационной инстанции в порядке, предусмотренном статьями 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и отзыве на нее.

Как следует из материалов дела и установлено судами первой и апелляционной инстанций, предприниматель Ибатуллин А.В. является правообладателем товарного знака "Муравей" по свидетельству Российской Федерации N 543558, зарегистрированного 26.03.2001, с приоритетом от 29.11.1999 в отношении услуг 42-го класса Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков (далее - МКТУ) "реализация товаров", который используется им при осуществлении деятельности по реализации товаров путем привлечения лицензиатов.

Как указал истец, ответчик незаконно использует обозначение "Муравей" в качестве названия магазина, расположенного по адресу Республика Татарстан, г. Набережные Челны, Казанский просп., 129, без заключения с истцом лицензионного договора на использование товарного знака, тогда как используемое обозначение является сходным до степени смешения с товарным знаком истца.

В подтверждение факта использования ответчиком спорного товарного знака истец представил фотографии вывески торгового центра, товарный чек от 15.11.2019 N Р-7352, квитанцию к приходному кассовому ордеру от 15.11.2019 N МК03363.

Считая, что действиями ответчика по реализации товаров в торговом центре, в наименовании которого использовано обозначение, сходное до степени смешения с товарным знаком, принадлежащем истцу, нарушены исключительные права истца, истец направил в адрес ответчика претензию о добровольной уплате компенсации за незаконное использование обозначения, сходного до степени смешения с товарным знаком истца.

Оставление претензии без удовлетворения послужило основанием для обращения с настоящим иском.

Суд первой инстанции отказывая в удовлетворении исковых требований учитывал положения норм статей 1225, 1477, 1479, 1482, 1484, 1229 ГК РФ и исходил из того, что истец не доказал использование ответчиком обозначения, сходного до степени смешения с товарным знаком, принадлежащем истцу, поскольку спорное обозначение использовалось не при реализации товара, а на вывеске магазина; истцом не подтвержден документально довод о реализации ответчиком товара на сумму 15 000 000 руб.

Суд первой инстанции также пришел к выводу о том, что истец не представил доказательств, подтверждающих осуществление предпринимательской деятельности с использованием принадлежащего ему товарного знака.

Таким образом, суд первой инстанции пришел к выводу о наличии в действиях истца по приобретению и использованию спорного товарного знака злоупотребления правом.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции, оставив обжалуемое решение без изменения.

Суд по интеллектуальным правам, изучив материалы дела, рассмотрев доводы, изложенные в кассационной жалобе, заслушав мнение представителей сторон, явившихся в судебное заседание, проверив в порядке, предусмотренном статьями 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, правильность применения судами первой и апелляционной инстанций норм материального и процессуального права, а также соответствие выводов, изложенных в обжалуемых судебных актах, установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, пришел к выводу о наличии правовых оснований для их отмены в силу следующего.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1229 ГК РФ гражданин или юридическое лицо, обладающие исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (правообладатель), вправе использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности, если указанным Кодексом не предусмотрено иное.

Согласно пункту 1 статьи 1484 ГК РФ лицу, на имя которого зарегистрирован товарный знак (правообладателю), принадлежит исключительное право использования товарного знака в соответствии со статьей 1229 того же Кодекса любым не противоречащим закону способом (исключительное право на товарный знак), в том числе способами, указанными в пункте 2 данной статьи.

При этом исключительное право на товарный знак может быть осуществлено для индивидуализации товаров, работ или услуг, в отношении которых товарный знак зарегистрирован, в частности путем размещения товарного знака: на товарах, в том числе на этикетках, упаковках товаров, которые производятся, предлагаются к продаже, продаются, демонстрируются на выставках и ярмарках или иным образом вводятся в гражданский оборот на территории Российской Федерации, либо хранятся или перевозятся с этой целью, либо ввозятся на территорию Российской Федерации; при выполнении работ, оказании услуг; на документации, связанной с введением товаров в гражданский оборот; в предложениях о продаже товаров, о выполнении работ, об оказании услуг, а также в объявлениях, на вывесках и в рекламе; в сети Интернет, в том числе в доменном имени и при других способах адресации (пункт 2 статьи 1484 ГК РФ).

В силу пункта 3 статьи 1484 ГК РФ никто не вправе использовать без разрешения правообладателя сходные с его товарным знаком обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров, если в результате такого использования возникнет вероятность смешения.

Запрет на использование в гражданском обороте обозначения, тождественного или сходного до степени смешения с зарегистрированным товарным знаком, действует во всех случаях, за исключением предоставления правообладателем соответствующего разрешения любым способом, не запрещенным законом и не противоречащим существу исключительного права на товарный знак.

Как установлено частью 3 статьи 1250 ГК РФ, предусмотренные меры ответственности за нарушение интеллектуальных прав подлежат применению при наличии вины нарушителя, если иное не установлено этим Кодексом. Отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим интеллектуальные права.

Если иное не установлено ГК РФ, предусмотренные подпунктом 3 пункта 1 и пунктом 3 статьи 1252 данного Кодекса меры ответственности за нарушение интеллектуальных прав, допущенное нарушителем при осуществлении им предпринимательской деятельности, подлежат применению независимо от вины нарушителя, если такое лицо не докажет, что нарушение интеллектуальных прав произошло вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств.

Исходя из положений части 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, а также разъяснений, изложенных в пунктах 57, 154, 162 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.04.2019 N 10 "О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - Постановление N 10), в предмет доказывания по требованию о защите права на товарный знак входят факт принадлежности истцу указанного права и факт его нарушения ответчиком путем использования товарного знака либо обозначения, сходного с ним до степени смешения, в отношении товаров (услуг), для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров (услуг), одним из способов, предусмотренных пунктом 2 статьи 1484 ГК РФ. В свою очередь ответчик обязан доказать выполнение им требований закона при использовании наименования места происхождения товара либо сходного с ними до степени смешения обозначения.

Установление указанных обстоятельств является существенным для дела, от них зависит правильное разрешение спора. При этом вопрос оценки представленных на разрешение спора доказательств на допустимость, относимость и достаточность является компетенцией суда, разрешающего спор по существу.

Согласно части 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд кассационной инстанции проверяет законность решений, постановлений, принятых арбитражным судом первой и апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения норм материального права и норм процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного акта и исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы, если иное не предусмотрено данным Кодексом.

Как следует из обжалуемых судебных актов, суды первой и апелляционной инстанций установили факт принадлежности предпринимателю Ибатуллину А.В. исключительных прав на знак обслуживания по свидетельству Российской Федерации N 543558, в защиту которого он обратился с настоящим иском. Данные выводы судов лицами, участвующими в деле, не оспариваются.

Изложенные в кассационной жалобе предпринимателя доводы сводятся к оспариванию выводов судов первой и апелляционной инстанций о недоказанности использования обществом "Кровлярядом.Ру" сходного до степени смешения со знаком обслуживания истца обозначения при осуществлении деятельности по продаже товаров, а также о наличии в действиях истца признаков злоупотребления правом при обращении с настоящим иском.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суды первой и апелляционной инстанций исходили из того, что в материалах дела отсутствуют доказательства, подтверждающие, что общество осуществляет реализацию товаров в спорном магазине с обозначением "Муравей" и факт установки им вывески.

Суд кассационной инстанции не может признать приведенный вывод судов первой и апелляционной инстанций основанным на полном и всестороннем исследовании имеющихся в деле доказательств и полагает, что этот вывод сделан с существенным нарушением норм процессуального права.

Независимо от того, что вопрос нарушения ответчиком исключительного права является вопросом факта, суды не могут подходить к рассмотрению этого вопроса произвольно, а суд кассационной инстанции вправе проверять соблюдение нижестоящими судами требований Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации о всестороннем, полном и объективном исследовании доказательств по делу.

В соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности. Каждое доказательство подлежит оценке арбитражным судом наряду с другими доказательствами. Результаты оценки доказательств суд отражает в судебном акте, содержащем мотивы принятия или отказа в принятии доказательств, представленных лицами, участвующими в деле, в обоснование своих требований и возражений.

В силу части 1 статьи 75 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации письменными доказательствами являются содержащиеся сведения об обстоятельствах, имеющих значение для дела, договоры, акты, справки, деловая корреспонденция, иные документы, выполненные в форме цифровой, графической записи и иным способом, позволяющим установить достоверность документа.

Как следует из материалов дела, предприниматель Ибатуллин А.В. в подтверждение факта использования обществом спорного знака обслуживания представил следующие документы: фотографии вывески торгового центра, товарный чек от 15.11.2019 N Р-7352, квитанцию к приходному кассовому ордеру от 15.11.2019 N МК03363.

Вместе с тем из текста обжалуемых судебных актов не следует, что суды осуществляли исследование представленных истцом доказательств в порядке, предусмотренном статьями 10, 71 и 162 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

При этом данные обстоятельства имеют существенное значение для правильного разрешения спора в части установления правомерности использования спорного знака обслуживания, а также могут подлежать учету при определении размера компенсации в случае, если суды первой и апелляционной инстанций установят наличие в действиях общества нарушения.

Судебная коллегия отмечает, что для установления факта использования товарных знаков для индивидуализации торговой деятельности (магазина) имеет значение факт использования обозначения, индивидуализирующего такую деятельность на момент выявления правонарушения, а не факт размещения вывески определенным лицом или обстоятельство на каком правовом основании используется торговое помещение с использованием спорного обозначения (права собственности или аренды).

В свою очередь в соответствии с пунктом 2 статьи 1484 ГК РФ размещение на вывеске, баннере товарного знака означает использование этого товарного знака.

Судами первой и апелляционной инстанций также не исследован вопрос о наличии либо отсутствии сходства между знаками обслуживания истца и обозначением, которым индивидуализируется спорный магазин.

Суд по интеллектуальным правам полагает возможным согласиться с доводом заявителя кассационной жалобы относительно необоснованности вывода судов первой и апелляционной инстанций о наличии в его действиях, связанных с предъявлением иска по данному делу, признаков злоупотребления правом.

Так, в обоснование вывода о злоупотребление истцом правом суды первой и апелляционной инстанций, наряду с выводом о недоказанности истцом факта использования им самим знака обслуживания, в защиту которого был предъявлен иск, указали, что целью приобретения исключительного права на спорный знак обслуживанию послужило получение предпринимателем Ибатуллиным А.В. необоснованных преимуществ путем предъявления материальных требований о взыскании компенсации.

Суд кассационной инстанции считает указанные выводы судов преждевременным, поскольку суды не приняли во внимание доводы истца о том, что спорное обозначение используется лицензиатами по лицензионным договорам, зарегистрированным в Роспатенте.

Суды не приняли во внимание и не дали оценку представленным истцом в материалы дела доказательствам осуществления лицензиатами деятельности с использованием спорного знака обслуживания (видеозаписи магазина "Муравей").

Из содержания обжалуемых судебных актов не усматривается, что судами была проведена оценка указанных доказательств в соответствии с положениями статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

В свою очередь суд кассационной инстанции полагает необходимым отметить, что использование товарного знака не самим правообладателем, а иным лицом, с которым правообладателем заключен лицензионный договор, на основании положений статьи 1486 ГК РФ является правомерным способом использования товарного знака (знака обслуживания).

Вывод судов о том, что целью приобретения исключительного права на спорный знак обслуживания послужило получение предпринимателем Ибатуллиным А.В. необоснованных преимуществ путем предъявления материальных требований о взыскании компенсации в нарушение пункта 2 части 4 статьи 170 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, пункта 12 части 2 статьи 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, никак не обоснован судами с учетом материалов настоящего дела.

Как следует из содержания обжалуемых судебных актов, суды не исследовали обстоятельства регистрации или приобретения истцом исключительного права на товарный знак.

С учетом изложенного, ссылки судов первой и апелляционной инстанций в обоснование вывода о злоупотреблении правом, на неиспользование спорного знака обслуживания правообладателем (истцом), на то, что целью приобретения исключительного права на спорный знак обслуживанию послужило получение предпринимателем Ибатуллиным А.В. необоснованных преимуществ путем предъявления материальных требований о взыскании компенсации, противоречат фактическим обстоятельствам дела и нормам материального права, а, следовательно, не могут быть положены в основу вывода о признании в действиях предпринимателя по защите принадлежащего ему знака обслуживания злоупотреблением права.

Судебная коллегия отмечает, что согласно разъяснениям, изложенным в пункте 1 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", оценивая действия сторон как добросовестные или недобросовестные, следует исходить из поведения, ожидаемого от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны, содействующего ей, в том числе в получении необходимой информации.

Если будет установлено недобросовестное поведение одной из сторон, суд в зависимости от обстоятельств дела и с учетом характера и последствий такого поведения отказывает в защите принадлежащего ей права полностью или частично, а также применяет иные меры, обеспечивающие защиту интересов добросовестной стороны или третьих лиц от недобросовестного поведения другой стороны (пункт 2 статьи 10 ГК РФ).

Таким образом, при установлении факта злоупотребления правом суду следует установить конкретные обстоятельства, достаточно очевидно свидетельствующие о наличии цели причинить вред другому лицу. При этом судебная коллегия отмечает, что бремя доказывания наличия в действиях истца признаков злоупотребления правом лежит на ответчике, а сам факт злоупотребления правом устанавливается применительно конкретным обстоятельствам дела и не может быть основан на предположениях.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 154 Постановления N 10, неиспользование товарного знака правообладателем, обращающимся за защитой принадлежащего ему права, само по себе не свидетельствует о злоупотреблении правом.

Суд кассационной инстанции отмечает, что при установлении факта злоупотребления правом суду следует установить конкретные обстоятельства, достаточно очевидно свидетельствующие о наличии цели причинить вред другому лицу.

В рассматриваемом случае такие обстоятельства на основании оценки материалов дела не установлены.

Учитывая изложенное, вывод судов о злоупотреблении истцом правом нельзя признать правомерным.

Вместе с тем суд кассационной инстанции признает необоснованными доводы истца о неправомерном принятии судом первой инстанции представленных ответчиком отзыва и договора субаренды, поскольку данные документы были поданы по системе "Мой Арбитр" 28.05.2020, задолго до проведения судебного разбирательства дела 13.07.2020, и истец имел достаточное количество времени для ознакомления с представленными доказательствами (часть 2 статьи 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

На основании изложенного, суд кассационной инстанции приходит к выводу о том, что в настоящем деле судами не установлены все юридические значимые обстоятельства, входящие в предмет доказывания по настоящему делу, а также не дана надлежащая оценка представленным доказательствам, вывод судов о наличии в действиях истца признаков злоупотребления правом не соответствует материалам дела.

Таким образом, суд кассационной инстанции, проверив в пределах доводов кассационной жалобы законность судебных актов, приходит к выводу о том, что решение суда первой и постановление суда апелляционной инстанции приняты с нарушением норм материального и процессуального права, а выводы, содержащиеся в судебных актах, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, в связи с чем данные судебные акты не могут быть признаны законными и подлежат отмене в соответствии с частью 1 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении суду надлежит устранить указанные недостатки, исследовать и оценить существенные для правильного рассмотрения дела и входящие в предмет доказывания обстоятельства, результаты такой оценки изложить в судебном акте, принять законный и обоснованный судебный акт, а также распределить судебные расходы.

Согласно части 3 статьи 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при отмене судебного акта с передачей дела на новое рассмотрение вопрос о распределении судебных расходов разрешается арбитражным судом, вновь рассматривающим дело.

Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Республики Татарстан от 20.07.2020 по делу N А65-717/2020 и постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 01.12.2020 по тому же делу отменить.

Дело N А65-717/2020 направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд Республики Татарстан.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в двухмесячный срок.

 

Председательствующий
судья

Д.А. Булгаков

 

Судья

Ю.В. Борисова

 

Судья

В.А. Химичев

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Предприниматель потребовал взыскать с общества компенсацию.

Как указал истец, ответчик незаконно разместил на вывеске своего магазина обозначение, сходное до степени смешения с товарным знаком ИП.

Суд по интеллектуальным правам не поддержал нижестоящие инстанции, посчитавшие требования необоснованными.

Чтобы установить факт применения товарных знаков для индивидуализации торговой деятельности магазина, нужно выяснить, что обозначения были размещены на момент, когда выявлено правонарушение. При этом неважно, кто именно прикрепил вывеску или на каком правовом основании используется такое торговое помещение.

Кроме того, вывод о злоупотреблении истцом своим правом нельзя сделать на основе предположений. Нужно установить, что имелась цель - причинить вред другому лицу.

При этом, как напомнил СИП, неиспользование товарного знака лицом, обращающимся за защитой принадлежащего ему права, само по себе не свидетельствует о злоупотреблении правом.