Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 27 мая 2021 г. N С01-613/2021 по делу N А60-69440/2019 Суд оставил без изменения судебные акты о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на произведения, поскольку факт незаконного использования ответчиком спорных музыкальных произведений подтверждается совокупностью доказательств по делу

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 27 мая 2021 г. N С01-613/2021 по делу N А60-69440/2019

 

Резолютивная часть постановления объявлена 25 мая 2021 года.

Полный текст постановления изготовлен 27 мая 2021 года.

 

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего судьи Мындря Д.И.,

судей Борисовой Ю.В., Булгакова Д.А.

рассмотрел в открытом судебном заседании кассационную жалобу индивидуального предпринимателя Осьмак Павла Михайловича (г. Екатеринбург, ОГРНИП 304667134500040) на решение Арбитражного суда Свердловской области от 10.08.2020 по делу N А60-69440/2019 и постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.01.2021 по тому же делу

по иску общероссийской общественной организации "Российское авторское общество" (ул. Большая Бронная, д. 6, литер. "А", стр. 1, Москва, 123104, ОГРН 1027739102654)

к индивидуальному предпринимателю Осьмак Павлу Михайловичу о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на произведения.

В судебном заседании принял участие индивидуальный предприниматель Осьмак Павел Михайлович (паспорт).

Суд по интеллектуальным правам

УСТАНОВИЛ:

общероссийская общественная организация "Российское авторское общество" (далее - организация) обратилась в Арбитражный суд Свердловской области с исковым заявлением к индивидуальному предпринимателю Осьмак Павлу Михайловичу (далее - предприниматель) о взыскании компенсации за незаконное использование музыкальных произведений в пользу их правообладателей в размере 220 000 руб.

Решением Арбитражного суда Свердловской области от 10.08.2020, оставленным без изменения постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.01.2021, исковые требования удовлетворены в полном объеме: с предпринимателя в пользу правообладателей Ковской Екатерины Андреевны, Шпака Вадима Анатольевича, Зайцева Станислава Игоревича, Бурыкина Дмитрия Сергеевича (авторы музыкального произведения "Диджей"); Фадеева Максима Александровича, Вакуленко Василия Михайловича (авторы музыкального произведения "Прощай любимый город"), Лешкевича Владислава Валерьевича, Текель Валерия Яковлевича (авторы музыкального произведения "Сочиняй мечты"), Николенко Яна Юрьевича (автора музыкального произведения "Компромисс"), Гонсалеса, Моро Анастасии Владимировны (авторы музыкального произведения "Если в сердце живет любовь"), Курицына Сергея Александровича, Лыскова Андрея Владимировича (авторы музыкального произведения "Голоса"), Завгороднего Алексея Ивановича, Потапенко Алексея Андреевича (авторы музыкального произведения "На стиле"), Меладзе Константина Шотовича (автор музыкального произведения "Я полюбила монстра"), Хорошковатого Александра Викторовича (автор музыкального произведения "Штрихкоды"), Гаязова Ильяса Ихтияровича (автор музыкального произведения "Кредо"), Засульской Ольги Игоревны, Миронова Олега Эрнестовича, Юханова Георгия Александровича, Богачева Григория Сергеевича (авторы музыкального произведения "Я буду твоей малышкой") компенсацию в сумме 220 000 руб.; в интересах правообладателей в качестве взыскателя действует организация.

Не согласившись с обжалуемыми судебными актами, предприниматель обратился в Суд по интеллектуальным правам с кассационной жалобой, в которой просит их отменить и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

В обоснование довода о незаконности обжалуемых судебных актов предприниматель ссылается на то, что выводы судов о нарушении предпринимателем исключительных прав правообладателей основаны на недостоверных и недопустимых доказательствах, которые не подвергались объективной оценке со стороны суда.

Предприниматель полагает, что суд первой инстанции необоснованно отказал в удовлетворении его ходатайств о назначении фоноскопической и почерковедческой экспертиз, нарушив при этом, с точки зрения заявителя кассационной жалобы, положения части 2 статьи 84 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Организация не представила отзыв на кассационную жалобу.

В судебном заседании предприниматель выступил по доводам, изложенным в кассационной жалобе, и настаивал на удовлетворении содержащихся в ней требований.

Организация, извещенная надлежащим образом о начале судебного процесса, а также о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы, в том числе посредством публичного уведомления на официальном сайте суда в информационно-телекоммуникационной сети Интернет, явку своего представителя в судебное заседание не обеспечила, что в силу части 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не является препятствием для рассмотрения дела в ее отсутствие.

При рассмотрении дела в порядке кассационного производства Судом по интеллектуальным правам на основании части 2 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации проверено соблюдение судами первой и апелляционной инстанций норм процессуального права, нарушение которых является в соответствии с частью 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основанием для отмены судебного акта в любом случае, и таких нарушений не выявлено.

Как следует из материалов дела и установлено судами первой и апелляционной инстанций, в соответствии с приказом Министерства культуры Российской Федерации от 15.08.2013 N 1164 "О государственной аккредитации организации по управлению правами на коллективной основе на осуществление деятельности в сфере управления исключительными правами на обнародованные музыкальные произведения (с текстом или без текста) и отрывки музыкально-драматических произведений в отношении их публичного исполнения, сообщения в эфир или по кабелю, в том числе путем ретрансляции" (свидетельство Министерства культуры Российской Федерации от 23.08.2013 N МК-01/13) истец является организацией по управлению правами на коллективной основе, аккредитованной Министерством культуры Российской Федерации на осуществление деятельности в сфере коллективного управления, предусмотренной подпунктом 1 пункта 1 статьи 1244 ГК РФ.

Судами установлено, что 20.12.2018 в помещении магазина "Мыльная опера", расположенного по адресу: обл. Свердловская, г. Екатеринбург, ул. 8 Марта, д. 190, принадлежащего ответчику, осуществлялось публичное исполнение следующих фонограмм, опубликованных в коммерческих целях:

1) музыкального произведения "Диджей", авторы Ковская Екатерина Андреевна, Шпак Вадим Анатольевич, Зайцев Станислав Игоревич, Бурыкин Дмитрий Сергеевич;

2) музыкального произведения "Прощай любимый город", авторы Фадеев Максим Александрович, Вакуленко Василий Михайлович;

3) музыкального произведения "Сочиняй мечты", авторы Лешкевич Владислав Валерьевич, Текель Валерий Яковлевич;

4) музыкального произведения "Компромисс", автор Николенко Ян Юрьевич;

5) музыкального произведения "Если в сердце живет любовь", авторы Гонсалес, Моро Анастасия Владимировна;

6) музыкального произведения "Голоса", авторы Курицын Сергей Александрович, Лысков Андрей Владимирович;

7) музыкального произведения "На стиле", авторы Завгородний Алексей Иванович, Потапенко Алексей Андреевич;

8) музыкального произведения "Я полюбила монстра", автор Меладзе Константин Шотович;

9) музыкального произведения "Штрихкоды", автор Хорошковатый Александр Викторович;

10) музыкального произведения "Кредо", автор Гаязов Ильяс Ихтиярович;

11) музыкального произведения "Я буду твоей малышкой", авторы Засульская Ольга Игоревна, Миронов Олег Эрнестович, Юханов Георгий Александрович, Богачев Григорий Сергеевич.

Фиксация факта бездоговорного публичного исполнения фонограмм в помещении предпринимателя осуществлялась Лукьяненко Марией Алексеевной на основании распоряжения организации от 20.12.2018 N 20/12/18-02.

В подтверждение доводов о нарушении ответчиком исключительных прав на музыкальные произведения истцом в материалы дела представлены: акт совершения юридических действий по сбору доказательств от 20.12.2018, распоряжение от 20.12.2018 N 20/12/18-02, акт расшифровки видеозаписи N 84, договор от 01.08.2012 N 08/1-12, акт копирования оригинальных видеофайлов DVD-диски с видеозаписями, заключение специалиста Иваниной Р.В. от 16.04.2018, составленное по результатам фонографического и музыковедческого исследования в отношении видеофайлов, содержащих фиксацию фактов публичного исполнения фонограмм, опубликованных в коммерческих целях.

Учитывая, что изложенные в претензии требования предпринимателем добровольно удовлетворены не были, организация обратилась в арбитражный суд с иском по настоящему делу.

Суд первой инстанции, основываясь на положениях статей 1229, 1270, 1301 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), установил факт незаконного использования предпринимателем спорных музыкальных произведений, а также право организации на обращение в суд настоящим иском от своего имени для взыскания в пользу правообладателей спорных музыкальных произведений и последующего распределения предусмотренного законом вознаграждения, и, не установив оснований для снижения заявленного размера компенсации, пришел к выводу о наличии оснований для удовлетворения исковых требований.

Суд апелляционной инстанции, в соответствии с частью 1 статьи 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации повторно рассматривавший дело, выводы суда первой инстанции признал законными и обоснованными.

Суд по интеллектуальным правам, изучив материалы дела, рассмотрев доводы, содержащиеся в кассационной жалобе, выслушав пояснения предпринимателя, проверив в соответствии со статьями 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судами первой и апелляционной инстанций норм материального права и норм процессуального права, соответствие выводов судов имеющимся в деле доказательствам и установленным фактическим обстоятельствам, приходит к следующим выводам.

Пунктом 1 статьи 1243 ГК РФ установлено, что организация по управлению правами на коллективной основе заключает с пользователями лицензионные договоры о предоставлении им прав, переданных ей в управление правообладателями, на соответствующие способы использования объектов авторских и смежных прав на условиях простой (неисключительной) лицензии и собирает с пользователей вознаграждение за использование этих объектов. В случаях, если объекты авторских и смежных прав в соответствии с ГК РФ могут быть использованы без согласия правообладателя, но с выплатой ему вознаграждения, организация по управлению правами на коллективной основе заключает с пользователями договоры о выплате вознаграждения и собирает средства на эти цели.

Согласно пункту 3 статьи 1244 ГК РФ организация по управлению правами на коллективной основе, получившая государственную аккредитацию (аккредитованная организация), вправе наряду с управлением правами тех правообладателей, с которыми она заключила договоры в порядке, предусмотренном пунктом 3 статьи 1242 ГК РФ, осуществлять управление правами и сбор вознаграждения для тех правообладателей, с которыми у нее такие договоры не заключены.

В соответствии с пунктом 5 статьи 1242 ГК РФ организации по управлению правами на коллективной основе вправе от имени правообладателей или от своего имени предъявлять требования в суде, а также совершать иные юридические действия, необходимые для защиты прав, переданных им в управление на коллективной основе.

Как разъяснено в пункте 19 постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.04.2019 N 10 "О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - постановление N 10), при обращении в суд от имени конкретного правообладателя организация по управлению правами пользуется процессуальными правами и несет процессуальные обязанности истца.

Судами первой и апелляционной инстанций установлено, что организация имеет государственную аккредитацию по управлению правами на коллективной основе и осуществляет свою деятельность в сфере управления исключительными правами на обнародованные музыкальные произведения (с текстом или без текста) и отрывки музыкально-драматических произведений в отношении их публичного исполнения, сообщения в эфир или по кабелю, в том числе путем ретрансляции, сроком на 10 лет, в интересах неограниченного круга лиц, включающего всех правообладателей соответствующей сферы деятельности.

Указанные выводы судов в кассационной жалобе не оспариваются.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1259 ГК РФ музыкальные произведения с текстом или без текста являются объектами авторских прав.

Пунктом 1 статьи 1270 ГК РФ предусмотрено, что автору произведения или иному правообладателю принадлежит исключительное право использовать произведение в соответствии со статьей 1229 того же Кодекса в любой форме и любым не противоречащим закону способом (исключительное право на произведение), в том числе способами, указанными в пункте 2 этой статьи. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на произведение.

К способам использования произведения относятся, в том числе: публичное исполнение произведения, то есть представление произведения в живом исполнении или с помощью технических средств (радио, телевидения и иных технических средств), а также показ аудиовизуального произведения (с сопровождением или без сопровождения звуком) в месте, открытом для свободного посещения, или в месте, где присутствует значительное число лиц, не принадлежащих к обычному кругу семьи, независимо от того, воспринимается произведение в месте его представления или показа либо в другом месте одновременно с представлением или показом произведения (подпункт 6 пункта 2 статьи 1270 ГК РФ).

Пунктом 1 статьи 1229 ГК РФ предусмотрено, что гражданин или юридическое лицо, обладающие исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (правообладатель), вправе использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (статья 1233), если названным Кодексом не предусмотрено иное.

Правообладатель может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. Отсутствие запрета не считается согласием (разрешением).

Другие лица не могут использовать соответствующие результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без согласия правообладателя, за исключением случаев, предусмотренных названным Кодексом. Использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации (в том числе их использование способами, предусмотренными тем же Кодексом), если такое использование осуществляется без согласия правообладателя, является незаконным и влечет ответственность, установленную этим Кодексом, другими законами, за исключением случаев, когда использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации лицами иными, чем правообладатель, без его согласия допускается названным Кодексом.

В соответствии с пунктом 3 статьи 1252 ГК РФ в случаях, предусмотренных ГК РФ для отдельных видов результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, при нарушении исключительного права правообладатель вправе вместо возмещения убытков требовать от нарушителя выплаты компенсации за нарушение указанного права. Компенсация подлежит взысканию при доказанности факта правонарушения. При этом правообладатель, обратившийся за защитой права, освобождается от доказывания размера причиненных ему убытков.

Размер компенсации определяется судом в пределах, установленных данным Кодексом, в зависимости от характера нарушения и иных обстоятельств дела с учетом требований разумности и справедливости.

По существу доводы предпринимателя, изложенные в кассационной жалобе, сводятся к несогласию с выводами судов первой и апелляционной инстанций о том, что ответчиком допущено нарушение исключительных прав, поскольку, как полагает предприниматель, данный вывод основан на недопустимых доказательствах.

Вопреки позиции предпринимателя, факт публичного исполнения спорных произведений именно предпринимателем в отсутствие доказательств обратного подтверждается совокупностью имеющихся в деле указанных выше доказательств.

При этом, суды, оценив по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации представленные в материалы дела доказательства, пришли к правомерному выводу о том, что предпринимателем осуществлялось публичное исполнение спорных музыкальных произведений в принадлежащем ему магазине.

Вопреки доводам, содержащимся в кассационной жалобе, суды первой и апелляционной инстанций оценили представленные в материалы дела доказательства по указанным правилам и с учетом их достаточности и отсутствия в их совокупности и взаимной связи каких-либо противоречий пришли к выводу о доказанности наличия у организации права на защиту исключительных авторских прав на спорные музыкальные произведения и факта нарушения предпринимателем исключительных авторских прав путем публичного исполнения этих музыкальных произведений.

Довод заявителя кассационной жалобы о неправомерном отказе судами в удовлетворении ходатайств о проведении судебных экспертиз в порядке статьи 82 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации по вопросу факта использования произведений ответчиком отклоняется в силу следующего.

В силу части 1 статьи 82 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации для разъяснения, возникающих при рассмотрении дела вопросов, требующих специальных знаний, арбитражный суд назначает экспертизу по ходатайству лица, участвующего в деле, или с согласия лиц, участвующих в деле.

Таким образом, судебная экспертиза назначается судом в случаях, когда вопросы, возникающие в ходе рассмотрения дела, нельзя разрешить без специальных познаний и оценки фактов, для установления которых требуются специальные познания.

Суд по интеллектуальным правам также отмечает, что по смыслу статьи 159 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации удовлетворение соответствующего ходатайства стороны по делу является правом (полномочием), но не безусловной обязанностью суда. Наличие у суда такого права предполагает оценку судом, рассматривающим спор по существу, необходимости осуществления того или иного процессуального действия в обстоятельствах конкретного дела, исходя из имеющихся в нем доказательств. Само по себе несогласие ответчика с отказом в удовлетворении его ходатайств не свидетельствует о незаконности и необоснованности принятых по делу судебных актов.

В настоящем деле судами не выявлена необходимость наличия специальных познаний для оценки представленных истцом доказательств и установления обстоятельств дела. При этом по существу аргументы предпринимателя о недопустимости представленных организацией доказательств были рассмотрены судом апелляционной инстанции.

В частности, суд апелляционной инстанции установил, что имеющаяся в материалах дела видеозапись позволяет определить место, в котором было осуществлено публичное исполнение спорных музыкальных произведений, обстоятельства, при которых это было произведено, и лицо, производившее видеосъемку.

Представленные в дело доказательства прямо указывают на то, что воспроизведение спорных произведений осуществлено в помещении магазина, имеющего свободный доступ для любых лиц, и при помощи технических средств, в ходе проведения видеофиксации представителем истца отчетливо засняты наименование магазина, его месторасположение, время фиксации.

Суд апелляционной инстанции установил, что на протяжении видеофиксации производилась беспрерывная съемка внутреннего пространства помещения. Во время звучания музыкальных произведений представитель истца помещение не покидал. Согласно видеозаписи, по мере перемещения представителя истца в магазине громкость звучания музыкальных произведений то усиливалась, то ослабевала. При прослушивании видеозаписи отчетливо слышно, что источник звука находится в помещении ответчика, а громкость и динамика звучания на видеозаписи по мере движения представителя истца в помещении позволяет прийти к выводу о статичных источниках звука, находящихся на удалении от средства записи. На видеозаписи видно, что источник звука (радиоприемник) располагается возле касс (55 мин. 43 сек видеозаписи).

В ходе проведения видеофиксации представителем истца заснят кассовый чек, полученный от лица, осуществляющего предпринимательскую деятельность в магазине, на котором указаны данные ответчика, его ИНН и дата (57 мин. 35 сек. видеозаписи).

Учитывая указанные обстоятельства, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что оснований для сомнений в относимости и допустимости видеозаписи, а также достоверности содержащихся в ней сведений не имеется.

Суд кассационной инстанции не усматривает оснований для несогласия с данным выводом и отмечает, что, оспаривая в кассационной жалобе достоверность видеозаписи, предприниматель не приводит каких-либо конкретных аргументов и контрдоводов в опровержение приведенных выше выводов суда апелляционной инстанции.

Суд апелляционной инстанции также оценил иные представленные организацией доказательства и отметил, что наличие в них расхождений само по себе не опровергает факт использования ответчиком музыкальных произведений путем их публичного исполнения в магазине "Мыльная опера", о чем свидетельствует имеющаяся в деле видеозапись, содержание которой ответчиком не опровергнуто.

С учетом вышеизложенного суд апелляционной инстанции пришел к мотивированному и обоснованному выводу о том, что представленные истцом материалы могут быть приняты в качестве надлежащих доказательств, подтверждающих организацию предпринимателем публичного исполнения фонограмм в принадлежащем ему помещении.

Таким образом, Суд по интеллектуальным правам приходит к выводу о том, что в обжалуемых судебных актах, вопреки мнению предпринимателя, подробно и мотивированно изложены основания, по которым представленные истцом доказательства являются надлежащими, допустимыми и достоверными, а также установлено отсутствие принципиальной невозможности выявления имеющих значение для дела фактов без специализированных познаний путем назначения экспертизы.

С учетом изложенного отказ в удовлетворении заявленных предпринимателем ходатайств не свидетельствует о нарушении судами норм права, влекущих отмену судебных актов.

При этом Суд по интеллектуальным правам отмечает, что пределы рассмотрения дела в суде кассационной инстанции ограничены проверкой правильности применения судами норм материального и процессуального права, а также соответствия их выводов о применении норм права установленным по делу обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, приведенной, в том числе в определении от 17.02.2015 N 274-О, статьи 286-288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, находясь в системной связи с другими положениями данного Кодекса, регламентирующими производство в суде кассационной инстанции, предоставляют суду кассационной инстанции при проверке судебных актов право оценивать лишь правильность применения нижестоящими судами норм материального и процессуального права и не позволяют ему непосредственно исследовать доказательства и устанавливать фактические обстоятельства дела. Иное позволяло бы суду кассационной инстанции подменять суды первой и второй инстанций, которые самостоятельно исследуют и оценивают доказательства, устанавливают фактические обстоятельства дела на основе принципов состязательности, равноправия сторон и непосредственности судебного разбирательства, что недопустимо.

Верховный Суд Российской Федерации также неоднократно отмечал (определения Верховного Суда Российской Федерации от 13.09.2016 по делу N 305-ЭС16-7224 и от 15.08.2016 N 305-ЭС16-7224), что вопросы о наличии у истца исключительного права и об использовании его ответчиком (нарушении ответчиком исключительного права) являются вопросами факта, которые устанавливаются в судах первой и апелляционной инстанций в пределах полномочий, предоставленных им Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации, на основании исследования и оценки представленных сторонами в обоснование своих требований и возражений доказательств.

Суд кассационной инстанции не вправе отвергать обстоятельства, которые суды первой и апелляционной инстанций сочли доказанными, и принимать решение на основе иной оценки представленных доказательств, поскольку иное свидетельствует о выходе за пределы полномочий, предусмотренных статьей 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, существенном нарушении норм процессуального права и нарушении прав и законных интересов лиц, участвующих в деле.

С учетом изложенного, рассмотрев кассационную жалобу в пределах изложенных в ней доводов, коллегия судей полагает, что фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судами первой и апелляционной инстанций на основании объективного исследования имеющихся в деле доказательств с учетом доводов и возражений участвующих в деле лиц, выводы судов соответствуют фактическим обстоятельствам и представленным доказательствам, основаны на правильном применении норм материального и процессуального права.

Таким образом, обжалуемые судебные акты являются законными и отмене не подлежат. Оснований для удовлетворения кассационной жалобы не имеется.

Расходы по уплате государственной пошлины за подачу кассационной жалобы в соответствии с частью 1 статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации относятся на ее заявителя.

Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Свердловской области от 10.08.2020 по делу N А60-69440/2019 и постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.01.2021 по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу индивидуального предпринимателя Осьмак Павла Михайловича - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в двухмесячный срок.

 

Председательствующий
судья

Д.И. Мындря

 

Судья

Ю.В. Борисова

 

Судья

Д.А. Булгаков

 

Общество потребовало взыскать с ИП компенсацию за незаконное использование музыкальных произведений.

Суд по интеллектуальным правам согласился с тем, что есть основания для взыскания.

По ГК РФ автору или иному правообладателю принадлежит исключительное право использовать произведение, в т. ч. исполнять его публично, т. е. представлять его в живом исполнении или с помощью технических средств (радио, телевидения и иных) в месте, открытом для свободного посещения, или там, где присутствует значительное число лиц, не принадлежащих к обычному кругу семьи.

Материалами дела подтвержден факт публичного исполнения спорных произведений именно ИП. В помещении его магазина возле кассы стоял работающий радиоприемник. Во время звучания музыкальных произведений представитель истца помещение не покидал. Данная торговая точка имеет свободный доступ для любых лиц. Следовательно, факт нарушения доказан.