Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 27 мая 2021 г. N С01-625/2021 по делу N А32-40364/2020 Дело о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на произведения изобразительного искусства передано на новое рассмотрение, поскольку судами не учтена суть возникших между сторонами материальных правоотношений и особенность заявленного требования о взыскании компенсации, не соотнесены затраты, которые вынужден был нести истец на защиту нарушенного права и размер взысканной компенсации

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 27 мая 2021 г. N С01-625/2021 по делу N А32-40364/2020

 

Судья Суда по интеллектуальным правам Ерин А.А., рассмотрев кассационную жалобу акционерного общества "Сеть телевизионных станций" (ул. Правды, дом 15, строение 2, Москва, 127137, ОГРН 1027700151852) на решение Арбитражного суда Краснодарского края от 25.11.2020 по делу N А32-40364/2020 и постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 02.02.2021 по тому же делу

по исковому заявлению акционерного общества "Сеть телевизионных станций" к обществу с ограниченной ответственностью "Метрополис" (ул. Карла Маркса, д. 86, г. Армавир, Краснодарский край, 352905, ОГРН: 1022300629889) о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на произведения изобразительного искусства

УСТАНОВИЛ:

акционерное общество "Сеть телевизионных станций" (далее - общество "СТС") обратилось в Арбитражный Краснодарского края с уточненным в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации иском к обществу с ограниченной ответственностью "Метрополис" (далее - общество "Метрополис") о взыскании 700 000 рублей компенсации за нарушение исключительных прав на произведения изобразительного искусства - изображения персонажей "Коржик", "Компот", "Карамелька".

Дело рассмотрено судом первой инстанции в порядке упрощенного производства, предусмотренном главой 29 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Арбитражным судом Краснодарского края принята резолютивная часть решения от 18.11.2020.

Общество "СТС" 20.11.2020 обратилось в суд с ходатайством о составлении мотивированного решения.

Решением Арбитражного суда Краснодарского края от 25.11.2020, оставленным без изменения постановлением Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 02.02.2021, исковые требования удовлетворены частично: с общества "Метрополис" в пользу общества "Сеть телевизионных станций" взыскано 127 рублей 62 копейки компенсации за нарушение исключительных прав на произведения изобразительного искусства, а также 20 копеек в возмещение почтовых расходов и 3 рублей 10 копеек в возмещение судебных расходов по уплате государственной пошлины. В остальной части в удовлетворении исковых требований отказано.

Не согласившись с принятыми по делу судебными актами общество "СТС" обратилось в Суд по интеллектуальным правам с кассационной жалобой, в которой просит отменить решение Арбитражного суда Краснодарского края от 25.11.2020 и постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 02.02.2021, принять по делу новый судебный акт.

Заявитель кассационной жалобы, выражая несогласие с оспариваемыми судебными актами указывает на то, что выводы судов не соответствуют фактическим обстоятельствам и имеющимся в материалах дела доказательствам.

Общество "Метрополис" направило в Суд по интеллектуальным правам отзыв на кассационную жалобу.

Общество "СТС" представило возражения на отзыв.

Лица, участвующие в деле, надлежащим образом уведомлены о принятии кассационной жалобы к производству, в том числе путем публичного уведомления на официальном сайте Суда по интеллектуальным правам http://ipc.arbitr.ru.

В соответствии с частью 1 статьи 288.2 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, вступившие в законную силу решения арбитражного суда первой инстанции и постановления арбитражного суда апелляционной инстанции, принятые по делам, рассмотренным в порядке упрощенного производства, могут быть обжалованы в порядке кассационного производства по правилам, предусмотренным главой 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, с учетом особенностей, установленных указанной статьей.

Суд не усматривает необходимости проведения судебного заседания при рассмотрении кассационной жалобы предпринимателя. В силу части 3 статьи 288.2 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации рассмотрение кассационной жалобы по настоящему делу осуществляется без вызова сторон.

Законность обжалуемого судебного акта проверена Судом по интеллектуальным правам в порядке, предусмотренном статьями 284 и 286, 290 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Как установлено судом первой инстанции и подтверждается материалами дела, между обществом с ограниченной ответственностью "Студия Метраном" (далее - общество "Студия Метраном") и индивидуальным предпринимателем Сикорским Андреем Владимировичем (далее - предприниматель) заключен договор от 17.04.2015 N 17-04/2, на основании которого предприниматель по акту приема-передачи к договору от 17.04.2015 N 17-04/2 произвел отчуждение исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности по настоящему договору в полном объеме, включая права на образы следующих персонажей (рисунки): "Мама", "Папа", "Коржик", "Компот", "Карамелька", "Бабушка", "Дедушка", "Нудик", "Гоня", "Лапочка", "Сажик", "Шуруп", "Бантик", "Изюм", "Горчица".

Общество "Студия Метраном" произвело отчуждение исключительных прав на вышеуказанные объекты интеллектуальной собственности обществу "СТС" по договору от 17.04.2015 N Д-СТС-0312/2015 (далее - договор).

Таким образом, правообладателем исключительных прав на художественные изображения (рисунки) является истец.

На интернет-сайте с доменным именем "http://www.metropolis.ru" 23.05.2020 обществом "СТС" установлен факт неправомерного использования произведений изобразительного искусства "Карамелька", "Коржик", "Компот" посредством предложения к продаже кондитерской продукции - тортов.

Факт неправомерного использования произведений изобразительного искусства подтверждается протоколом осмотра страниц сайта сети Интернет от 23.05.2020 с приложением снимков экрана.

Полагая, что общество "Метрополис" нарушило исключительные права на указанные объекты интеллектуальной собственности, общество "СТС" направило в его адрес претензию, которая ответчиком не была исполнена в досудебном порядке, что послужило основанием для обращения истца в арбитражный суд с иском в рамках настоящего дела.

Удовлетворяя исковые требования частично, суд первой инстанции исходил из доказанности факта предложения обществом "Метрополис" к продаже товара, выполненного с подражанием внешним чертам спорных произведений изобразительного искусства, а также из-за недоказанности ответчиком наличия предусмотренных законом или договором оснований, в силу которых обществу "Метрополис" принадлежит исключительное право или право использования спорного объекта интеллектуальной собственности.

С целью определения размера подлежащей взысканию компенсации суд первой инстанции сопоставил условия представленного в материалы дела лицензионного договора от 24.09.2018 N Д-СТС-201628/2018, заключенного между обществом "СТС" и обществом с ограниченной ответственностью "КП Алтуфьево", с установленными им в рамках настоящего дела обстоятельствами совершенного обществом "Метрополис" правонарушениями.

Принимая во внимание, что указанный лицензионный договор был заключен сроком на три года, реализованный обществом "Метрополис" товар (кондитерская продукция) не сопоставим с условиями лицензионного договора, а размер лицензионного платежа - 350 000 рублей, в то время как совершенное обществом "Метрополис" правонарушение имело место в течение одного дня, суд первой инстанции, исходя из проведенного им математического расчета, пришел к выводу о том, что двукратный размер стоимости права использования спорного произведения искусства применительно к рассматриваемому случаю составляет 127 рублей 62 копейки. При этом суд первой инстанции учел, что исключительное право общества "СТС" нарушено однократно, в материалы дела не представлены доказательства причинения правообладателю убытков, незаконное использование спорного произведения не носило грубый характер.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции, оставив обжалуемое решение без изменения.

При принятии обжалуемых решения и постановления суды нижестоящих инстанций руководствовались статьями 1225, 1229, 1259, 1263, 1270, 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), а также разъяснениями, содержащимися в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.04.2019 N 10 "О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - Постановление N 10), Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19.06.2006 N 15 "О вопросах, возникших у судов при рассмотрении гражданских дел, связанных с применением законодательства об авторском праве и смежных правах" (далее - Постановление N 15).

Как указывалось выше, настоящее дело рассмотрено в порядке упрощенного производства на основании главы 29 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Согласно абзацу второму части 4 статьи 229 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации решение арбитражного суда первой инстанции, вынесенное по результатам рассмотрения дела в порядке упрощенного производства, и постановление арбитражного суда апелляционной инстанции, принятое по данному делу, могут быть обжалованы в арбитражный суд кассационной инстанции в арбитражный суд кассационной инстанции по основаниям, предусмотренным частью 3 статьи 288.2 указанного Кодекса.

Из части 3 статьи 288.2 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации следует, что основаниями для пересмотра в порядке кассационного производства решений и постановлений, принятых по делам, рассмотренным в порядке упрощенного производства, являются существенные нарушения норм материального права и (или) норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод, законных интересов в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

В силу части 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд кассационной инстанции проверяет законность обжалуемых судебных актов в пределах доводов, содержащихся в кассационной жалобе.

По мнению заявителя кассационной жалобы, судом первой инстанции не учтены обстоятельства, указанные в его ходатайстве об уточнении исковых требований, а именно условие лицензионного договора от 24.09.2018 N Д-СТС-201628/2018 о том, что устанавливая размер вознаграждения (350 000 рублей), правообладатель не проводил расчет стоимости права пользования на основе времени использования лицензиатом полномочий; цена лицензионного договора не обладает динамическим характером ценообразования.

Не соглашаясь с примененным судами порядком расчета размера компенсации, общество "СТС" указывает на то, что статьей 1301 ГК РФ не предусмотрена возможность распределения сложившейся стоимости права использования произведения пропорционально длительности использования объектов авторского права.

В кассационной жалобе заявитель обращает внимание на то, что в соответствии с разъяснениями, содержащимися в абзаце четвертом пункта 59 Постановления N 10, суд по своей инициативе не вправе изменять способ расчета суммы компенсации.

Оценивая приведенные в кассационной жалобе доводы, Суд по интеллектуальным правам исходит из следующего.

Пунктом 1 статьи 1229 ГК РФ предусмотрено, что гражданин или юридическое лицо, обладающие исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (правообладатель), вправе использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (статья 1233 ГК РФ), если названным Кодексом не предусмотрено иное.

Правообладатель может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. Отсутствие запрета не считается согласием (разрешением).

Другие лица не могут использовать соответствующие результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без согласия правообладателя, за исключением случаев, предусмотренных ГК РФ. Использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации (в том числе их использование способами, предусмотренными названным Кодексом), если такое использование осуществляется без согласия правообладателя, является незаконным и влечет ответственность, установленную ГК РФ, другими законами, за исключением случаев, когда использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации лицами иными, чем правообладатель, без его согласия допускается указанным Кодексом.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1259 ГК РФ объектами авторских прав являются произведения науки, литературы и искусства независимо от достоинств и назначения произведения, а также от способа его выражения произведения.

В числе прочих такими объектами являются произведения живописи, скульптуры, графики, дизайна, а также графические рассказы, комиксы и другие произведения изобразительного искусства.

Согласно пункту 3 статьи 1259 ГК РФ авторские права распространяются как на обнародованные, так и на необнародованные произведения, выраженные в какой-либо объективной форме, в том числе в письменной, устной форме (в виде публичного произнесения, публичного исполнения и иной подобной форме), в форме изображения, в форме звуко- или видеозаписи, в объемно-пространственной форме.

Для возникновения, осуществления и защиты авторских прав не требуется регистрация произведения или соблюдение каких-либо иных формальностей (пункт 4 статьи 1259 ГК РФ).

В соответствии с пунктом 1 статьи 1270 ГК РФ автору произведения или иному правообладателю принадлежит исключительное право использовать произведение в соответствии со статьей 1229 этого Кодекса в любой форме и любым не противоречащим закону способом (исключительное право на произведение), в том числе способами, указанными в пункте 2 названной статьи. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на произведение.

Согласно подпунктам 1, 2, 11 пункта 2 статьи 1270 ГК РФ использованием произведения независимо от того, совершаются ли соответствующие действия в целях извлечения прибыли или без такой цели, считается, в частности воспроизведение произведения, то есть изготовление одного или более экземпляра произведения или его части в любой материальной форме, распространение произведения путем продажи, доведение произведения до всеобщего сведения таким образом, что любое лицо может получить доступ к произведению из любого места и в любое время по собственному выбору (доведение до всеобщего сведения).

В силу пункта 1 статьи 1484 ГК РФ лицу, на имя которого зарегистрирован товарный знак (правообладателю), принадлежит исключительное право использования товарного знака в соответствии со статьей 1229 того же Кодекса любым не противоречащим закону способом (исключительное право на товарный знак), в том числе способами, указанными в пункте 2 данной статьи.

При этом исключительное право на товарный знак может быть осуществлено для индивидуализации товаров, работ или услуг, в отношении которых товарный знак зарегистрирован, в частности путем размещения товарного знака: на товарах, в том числе на этикетках, упаковках товаров, которые производятся, предлагаются к продаже, продаются, демонстрируются на выставках и ярмарках или иным образом вводятся в гражданский оборот на территории Российской Федерации, либо хранятся или перевозятся с этой целью, либо ввозятся на территорию Российской Федерации; при выполнении работ, оказании услуг; на документации, связанной с введением товаров в гражданский оборот; в предложениях о продаже товаров, о выполнении работ, об оказании услуг, а также в объявлениях, на вывесках и в рекламе; в сети Интернет, в том числе в доменном имени и при других способах адресации (пункт 2 названной статьи).

В соответствии с пунктом 3 статьи 1484 ГК РФ никто не вправе использовать без разрешения правообладателя сходные с его товарным знаком обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров, если в результате такого использования возникнет вероятность смешения.

Запрет на использование в гражданском обороте обозначения, тождественного или сходного до степени смешения с зарегистрированным товарным знаком, действует во всех случаях, за исключением предоставления правообладателем соответствующего разрешения любым способом, не запрещенным законом и не противоречащим существу исключительного права на товарный знак.

Как установлено частью 3 статьи 1250 ГК РФ, предусмотренные меры ответственности за нарушение интеллектуальных прав подлежат применению при наличии вины нарушителя, если иное не установлено этим Кодексом. Отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим интеллектуальные права.

Если иное не установлено ГК РФ, предусмотренные подпунктом 3 пункта 1 и пунктом 3 статьи 1252 названного Кодекса меры ответственности за нарушение интеллектуальных прав, допущенное нарушителем при осуществлении им предпринимательской деятельности, подлежат применению независимо от вины нарушителя, если такое лицо не докажет, что нарушение интеллектуальных прав произошло вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств.

В силу подпункта 3 статьи 1301 ГК РФ в случаях нарушения исключительного права на произведение автор или иной правообладатель наряду с использованием других применимых способов защиты и мер ответственности, установленных этим Кодексом (статьи 1250, 1252 и 1253), вправе в соответствии с пунктом 3 статьи 1252 этого Кодекса требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации в двукратном размере стоимости права использования произведения, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование произведения тем способом, который использовал нарушитель.

Согласно подпункту 1 пункта 4 статьи 1515 ГК РФ правообладатель вправе требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации в размере от десяти тысяч до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения.

Исходя из положений части 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, а также разъяснений, изложенных в пунктах 57, 154, 162 Постановления N 10, в предмет доказывания по требованию о защите права на результат интеллектуальной деятельности и на средство индивидуализации входят факт принадлежности истцу указанного права и факт его нарушения ответчиком путем использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации или обозначения, сходного с ним до степени смешения, в отношении товаров (услуг), для индивидуализации которых средство индивидуализации зарегистрировано, или однородных товаров (услуг), одним из способов, предусмотренных пунктом 2 статьи 1270 ГК РФ и пунктом 2 статьи 1484 ГК РФ. В свою очередь ответчик обязан доказать выполнение им требований закона при использовании наименования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации.

Установление указанных обстоятельств является существенным для дела, от них зависит правильное разрешение спора. При этом вопрос оценки представленных на разрешение спора доказательств на допустимость, относимость и достаточность является компетенцией суда, разрешающего спор по существу.

Факты принадлежности обществу "СТС" исключительных прав на произведения изобразительного искусства - изображение образов персонажей "Коржик", "Компот", "Карамелька" и нарушения обществом "Метрополис" этих исключительных прав установлены судами первой и апелляционной инстанций на основании оценки представленных в материалы дела доказательств. Данные обстоятельства заявителем кассационной жалобы не оспариваются.

Согласно части 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд кассационной инстанции проверяет законность решений, постановлений, принятых арбитражным судом первой и апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения норм материального права и норм процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного акта и исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы, если иное не предусмотрено данным Кодексом.

Изложенные в кассационной жалобе общества "СТС" доводы сводятся к несогласию с выводами судов первой и апелляционной инстанции в части определения размера компенсации за нарушение исключительных прав на произведения изобразительного искусства - изображение образов персонажей "Компот", "Коржик", "Карамелька".

Рассмотрев доводы заявителя кассационной жалобы в указанной части, Суд по интеллектуальным правам пришел к следующим выводам.

Как разъяснено в пункте 61 Постановления N 10, заявляя требование о взыскании компенсации в двукратном размере стоимости права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации либо в двукратном размере стоимости контрафактных экземпляров (товаров), истец должен представить расчет и обоснование взыскиваемой суммы, а также документы, подтверждающие стоимость права использования либо количество экземпляров (товаров) и их цену. В случае невозможности представления доказательств истец вправе ходатайствовать об истребовании таких доказательств у ответчика или у третьих лиц.

Если правообладателем заявлено требование о выплате компенсации в двукратном размере стоимости права использования произведения, объекта смежных прав, изобретения, полезной модели, промышленного образца или товарного знака, то определение размера компенсации осуществляется исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное их использование тем способом, который использовал нарушитель.

Определенный таким образом размер по смыслу пункта 3 статьи 1252 ГК РФ является единственным (одновременно и минимальным, и максимальным) размером компенсации, предусмотренным законом, в связи с чем суд не вправе снижать ее размер по своей инициативе.

Поскольку формула расчета размера компенсации, определяемого исходя из двукратной стоимости права использования соответствующего товарного знака, императивно определена законом, доводы ответчика (если таковые имеются) о несогласии с заявленным истцом расчетом размера компенсации могут основываться на оспаривании указанной истцом цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование права, и подтверждаться соответствующими доказательствами, обосновывающими иной размер стоимости этого права.

Определение обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения дела, является обязанностью арбитражного суда на основании части 2 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

При определении стоимости права использования соответствующего товарного знака необходимо учитывать способ использования нарушителем объекта интеллектуальных прав, в связи с чем за основу расчета размера компенсации должна быть взята только стоимость права за аналогичный способ использования (например, если ответчик неправомерно использовал произведение путем его воспроизведения, то за основу размера компенсации может быть взята стоимость права за правомерное воспроизведение).

Суд на основании имеющихся в материалах дела доказательств и доводов лиц, участвующих в деле, устанавливает стоимость, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование соответствующего товарного знака.

Определение судом суммы компенсации в размере двукратной стоимости права в меньшем размере по сравнению с заявленным требованием, если суд определяет размер компенсации на основании установленной им стоимости права, которая оказалась меньше, чем заявлено истцом, не является снижением размера компенсации.

При этом представление в суд лицензионного договора (иных договоров) не предполагает, что компенсация во всех случаях должна быть определена судом в двукратном размере цены указанного договора (стоимости права использования), поскольку с учетом норм пункта 4 статьи 1515 ГК РФ за основу рассчитываемой компенсации должна быть принята цена, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование соответствующего товарного знака тем способом, который использовал нарушитель.

Ответчик вправе оспорить рассчитанный на основании лицензионного договора размер компенсации путем обоснования иной стоимости права использования соответствующего товарного знака исходя из существа нарушения, условий этого договора либо иных доказательств, в том числе иных лицензионных договоров и заключения независимого оценщика.

В случае если размер компенсации рассчитан истцом на основании лицензионного договора, суд соотносит условия указанного договора и обстоятельства допущенного нарушения: срок действия лицензионного договора; объем предоставленного права; способы использования права по договору и способ допущенного нарушения; перечень товаров и услуг, в отношении которых предоставлено право использования и в отношении которых допущено нарушение (применительно к товарным знакам); территория, на которой допускается использование (Российская Федерация, субъект Российской Федерации, населенный пункт); иные обстоятельства.

Само по себе отличие обстоятельств допущенного нарушения от условий лицензионного договора не является основанием для признания указанного договора неотносимым доказательством.

Суд по интеллектуальным правам не может признать в достаточной степени обоснованными выводы судов первой и апелляционной инстанций относительно установления цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование произведений истца, в силу следующего.

Согласно правовой позиции, изложенной Конституционным Судом Российской Федерации в пункте 3 постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 24.07.2020 N 40-П "По делу о проверке конституционности подпункта 2 пункта 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с запросом Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда" (далее - Постановление N 40-П), будучи мерой гражданско-правовой ответственности, компенсация имеет целью восстановить имущественное положение правообладателя, но при этом, отражая специфику объектов интеллектуальной собственности и особенности их воспроизведения, носит и штрафной характер.

Соответственно, компенсация может быть больше (в умеренных пределах), чем цена, на которую правообладатель мог бы рассчитывать по договору о передаче права на использование объекта исключительных прав. Штрафной ее характер - наряду с возможными судебными расходами и репутационными издержками нарушителя - должен стимулировать к правомерному (договорному) использованию объектов интеллектуальной собственности и вместе с тем способствовать, как следует из Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 10.10.2017 N 2256-О, восстановлению нарушенных прав, а не обогащению правообладателя.

Конституционный Суд Российской Федерации в пункте 4.2 постановления от 13.12.2016 N 28-П "По делу о проверке конституционности подпункта 1 статьи 1301, подпункта 1 статьи 1311 и подпункта 1 пункта 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с запросами Арбитражного суда Алтайского края" разъяснил, что взыскание предусмотренной подпунктом 1 статьи 1301, подпунктом 1 статьи 1311 и подпунктом 1 пункта 4 статьи 1515 ГК РФ компенсации за нарушение интеллектуальных прав, будучи штрафной санкцией, преследующей в том числе публичные цели пресечения нарушений в сфере интеллектуальной собственности, является, тем не менее, частноправовым институтом, который основывается на признании равенства участников регулируемых им отношений (пункт 1 статьи 1 ГК РФ), а именно правообладателя и нарушителя его исключительного права на объект интеллектуальной собственности, и в рамках которого защита имущественных прав правообладателя должна осуществляться с соблюдением вытекающих из Конституции Российской Федерации требований справедливости, равенства и соразмерности, а также запрета на осуществление прав и свобод человека и гражданина с нарушением прав и свобод других лиц, то есть таким образом, чтобы обеспечивался баланс прав и законных интересов участников гражданского оборота.

Институт компенсации как мера ответственности за нарушение исключительных прав призван защищать интеллектуальную собственность. Требование о применении мер ответственности за нарушение исключительного права предъявляется к лицу, в результате противоправных действий которого нарушено исключительное право на конкретный объект интеллектуальной собственности.

Таким образом, указанная гражданско-правовая ответственность наступает за доказанный факт нарушения исключительного права на объект интеллектуальной собственности.

При рассмотрении настоящего дела судами первой и апелляционной инстанций признана правомерность претензий истца к ответчику, установлен факт совершения ответчиком нарушения исключительных прав истца, в том числе на произведения изобразительного искусства.

Вместе с тем при определении размера компенсации за совершенные ответчиком нарушения исключительных прав на произведения изобразительного искусства судами первой инстанции и апелляционной инстанций не учтена суть возникших между сторонами материальных правоотношений и особенность заявленного требования о взыскании компенсации, не соотнесены затраты, которые вынужден был нести истец на защиту нарушенного права (в части произведений изобразительного искусства) в судебном порядке и размер взысканной компенсации.

Суд по интеллектуальным правам полагает, что в настоящем случае взыскание с нарушителя исключительного права компенсации в размере значительно ниже затрат на защиту исключительного права, которые вынужден нести правообладатель, ограничивает возможность защиты интеллектуальной собственности, и не только не обеспечит восстановления имущественной сферы истца, но и не будет способствовать достижению публично-правовой цели - стимулированию участников гражданского оборота к добросовестному, законопослушному поведению, исключающему получение необоснованных преимуществ в предпринимательской деятельности с помощью неправомерных методов и средств.

Сложившаяся в настоящем деле ситуация, выражающаяся в том, что размер взысканной компенсации не покрывает затраты правообладателя на защиту своего исключительного права, не соответствует требованиям справедливости, равенства и соблюдения баланса прав и законных интересов сторон. Подобная ситуация противоречит пункту 4 статьи 1 ГК РФ, согласно которому никто не вправе извлекать преимущества из своего незаконного или недобросовестного поведения, и фактически препятствует правообладателю защищать свое нарушенное право в судебном порядке.

Взыскание компенсации в размере, значительно ниже понесенных правообладателем расходов на защиту исключительного права, привело к тому, что нарушенное ответчиком исключительное право фактически не защищено, а задачи судопроизводства, перечисленные в статье 2 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, не достигнуты.

Частью 3 статьи 8 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации предусмотрено, что арбитражный суд не вправе своими действиями ставить какую-либо из сторон в преимущественное положение, равно как и умалять права одной из сторон.

В рассматриваемом случае суды первой и апелляционной инстанций поставили нарушителя исключительного права в преимущественное положение по отношению к правообладателю, что не может быть признано соответствующим вышеприведенным принципам разумности, справедливости, равенства и соблюдения баланса прав и законных интересов сторон.

Аналогичная правовая позиция применительно к соотношению компенсации и судебных расходов на представителя выражена в определении Верховного Суда Российской Федерации от 26.02.2020 N 305-ЭС19-26346 по делу N А40-14914/2018.

Кроме того, необходимо учитывать, что при определении размера компенсации в двукратном размере стоимости права использования объекта интеллектуальной собственности, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование такого объекта, рассчитанной правообладателем на основании вознаграждения по лицензионному договору, следует исходить из того, что срок использования нарушителем исключительного права, который должен учитываться при определении размера компенсации, должен соответствовать сроку, на который в условиях обычной хозяйственной практики предоставляется право использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации.

При этом заключение лицензионного договора на один день очевидно не соответствует сложившейся хозяйственной практике заключения лицензионных договоров, которая ориентирована на формирование достаточно длительных, устойчивых правоотношений между лицензиаром и лицензиатом.

Вместе с тем изложенное не означает, что судами при определении размера компенсации путем установления цены, которая при сравнимых условиях взыскивается за правомерное использование объекта интеллектуальной собственности, не может учитываться установленная в представленном правообладателем лицензионном договоре продолжительность его действия и должна приниматься та продолжительность, которая предусмотрена лицензионным договором. Однако такая продолжительность не может быть определена ниже сложившегося в практике минимального срока, на который заключаются лицензионные договоры.

Таким образом, сформированный судами первой и апелляционной инстанций в обжалуемых судебных актах подход к установлению цены, которая при сравнимых условиях взыскивается за правомерное использование объектов интеллектуальной собственности, не отвечает смыслу правового регулирования интеллектуальной собственности, не направлен на стимулирование хозяйствующих субъектов к правомерному использованию результатов интеллектуальной деятельности, не соответствует сложившейся правоприменительной практике.

Суд по интеллектуальным правам также считает необходимым отметить, что помимо срока использования исключительного права, учету подлежат и другие критерии, на основе которых определяется цена, которая при сравнимых условиях взыскивается за правомерное использование объекта интеллектуальной собственности, в частности: объем предоставленного права; способы использования права по договору и способ допущенного нарушения; перечень товаров и услуг, в отношении которых предоставлено право использования и в отношении которых допущено нарушение (применительно к товарным знакам); территория, на которой допускается использование (Российская Федерация, субъект Российской Федерации, населенный пункт). Однако суды при осуществлении расчета размера компенсации их не учитывали, ограничившись применением только одного из вышеназванных критериев.

На основании изложенного суд кассационной инстанции пришел к выводу о том, что судами первой и апелляционной инстанций при определении размера компенсации за незаконное использование исключительных прав на произведения изобразительного искусства не были исследованы все существенные для правильного рассмотрения дела обстоятельства, обжалуемые решение и постановление приняты с нарушением норм материального права, а выводы в части определения размера компенсации за незаконное использование исключительных прав на произведения изобразительного искусства не соответствуют установленным судами обстоятельствам, в связи с чем решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции не могут быть признаны законными, обоснованными и подлежат отмене в части на основании пункта 3 части 1 статьи 287 и части 1 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Учитывая, что для принятия законного и обоснованного судебного акта требуется установление фактических обстоятельств, исследование и оценка доказательств, что невозможно в арбитражном суде кассационной инстанции в силу его полномочий, дело подлежит передаче на новое рассмотрение в арбитражный суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду первой инстанции необходимо устранить указанные недостатки, исследовать все существенные для правильного рассмотрения дела обстоятельства, дать надлежащую правовую оценку всем доводам лиц, участвующих в деле, и имеющимся в деле доказательствам в их совокупности и разрешить спор в соответствии с требованиями действующего законодательства и с учетом выводов, содержащихся в настоящем постановлении.

Вместе с тем, Суд по интеллектуальным правам отмечает, что настоящее постановление суда кассационной инстанции не предопределяет выводы суда первой инстанции, которые будут сделаны при новом рассмотрении дела, а лишь указывает на необходимость полноценного рассмотрения доводов лиц, участвующих в деле, исследования фактических обстоятельств и имеющихся в материалах дела доказательств.

Согласно части 3 статьи 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации по результатам нового рассмотрения данного дела суду апелляционной инстанции также необходимо распределить судебные расходы по оплате государственной пошлины за рассмотрение кассационной жалобы.

Руководствуясь статьями 286, 287, 288.2, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Суд по интеллектуальным правам

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Краснодарского края от 25.11.2020 по делу N А32-40364/2020 и постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 02.02.2021 по тому же делу отменить.

Направить дело на новое рассмотрение в Арбитражного суда Краснодарского края.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

 

Судья

А.А. Ерин

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Правообладатель потребовал компенсацию за нарушение исключительных прав от ответчика, который предлагал на своем сайте торты с изображениями персонажей известного мультфильма. Для подтверждения стоимости права истец представил лицензионный договор. Однако суды взыскали только 127 руб, так как лицензионный платеж по этому договору рассчитан на три года, а правонарушение имело место в течение одного дня. Исходя из этого и была рассчитана компенсация. Суд по интеллектуальным правам не согласился с этим и отправил дело на пересмотр.

Размер взысканной компенсации не покрывает судебные затраты правообладателя. Нарушенное право фактически не защищено, задачи судопроизводства не достигнуты. Суды поставили ответчика в преимущественное положение, что нарушает принципы разумности, справедливости и баланс прав и законных интересов сторон. Компенсация может быть больше, чем цена, рассчитанная по договору, так как кроме цели восстановления имущественного положения правообладателя, она носит и штрафной характер. Кроме того, лицензионные договоры не заключаются на один день. Суды должны исходить из минимального срока таких договоров в сложившейся практике.