Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 4 июня 2021 г. N С01-440/2021 по делу N А32-22933/2020 Использование ответчиком одного и того же результата интеллектуальной деятельности (одного фотографического произведения) разными способами, в частности использование по разным адресам одного веб-сайта в сети Интернет и на взаимосвязанных с ним страницах в социальных сетях, с единой целью, образует единую совокупность действий, один состав правонарушения, за которое истец вправе требовать выплаты компенсации как за одно нарушение

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 4 июня 2021 г. N С01-440/2021 по делу N А32-22933/2020

 

Резолютивная часть постановления объявлена 2 июня 2021 г.

Полный текст постановления изготовлен 4 июня 2021 г.

 

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего судьи Булгакова Д.А.,

судей Химичева В.А., Силаева Р.В.,

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Восьмая заповедь" (им. ак. Зелинского, д. 11а, оф. 1, г. Волгоград, обл. Волгоградская, 400006, ОГРН 1163443072484) на решение Арбитражного суда Краснодарского края от 20.10.2020 по делу N А32-22933/2020 и постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 23.12.2020 по тому же делу,

по иску общества с ограниченной ответственностью "Восьмая заповедь" к индивидуальному предпринимателю Линченко Александру Александровичу (ОГРНИП 315231100015661) о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на фотографические произведения.

В судебном заседании приняли участие представители:

от общества с ограниченной ответственностью "Восьмая заповедь" - Вершинина И.Ф. (по доверенности от 10.07.2020 N 7/2020);

от индивидуального предпринимателя Линченко Александра Александровича - Блошенцев В.И. (по доверенности от 30.07.2020).

Суд по интеллектуальным правам

УСТАНОВИЛ:

общество с ограниченной ответственностью "Восьмая заповедь" (далее - общество) обратилось в Арбитражный суд Краснодарского края к индивидуальному предпринимателю Линченко Александру Александровичу (далее - ответчик, предприниматель) с требованиями о взыскании 1 210 000 руб. компенсации за нарушение исключительных прав на фотографические произведения, а также 33 700 руб. расходов на нотариальное удостоверение доказательств.

Решением Арбитражного суда Краснодарского края от 20.10.2020 с учетом определений об исправлении опечатки (описки) от 20.10.2020 и от 17.12.2020 исковые требования удовлетворены в части; с предпринимателя в пользу общества взыскана компенсация за нарушение исключительных прав в размере 20 000 руб., а также расходы на нотариальное удостоверение доказательств в размере 556,05 руб. В удовлетворении остальной части иска отказано.

Не согласившись с принятыми по делу судебными актами, общество "Восьмая заповедь" обратилось в Суд по интеллектуальным правам с кассационной жалобой, в которой, ссылаясь на несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела, а также на неправильное применение судами норм материального права и нарушение норм процессуального права, просит их отменить и направить дело на новое рассмотрение.

В поданной кассационной жалобе общество "Восьмая заповедь" указало, что суд первой инстанции неверно сделал вывод о том, что при использовании одного результата интеллектуальной деятельности по разным адресам в сети Интернет компенсация подлежит взысканию как за один факт нарушения, а не в количестве адресов, где результат интеллектуальной деятельности использовался.

Истец указывает, что ответчиком два фотографических произведения доведены до всеобщего сведения 121 раз в разные даты, путем размещения их по разным адресам на разных сайтах, что не может быть сделано одним действием, что в свою очередь не позволяет применить положения абзаца третьего пункта 3 статьи 1252 и пункта 65 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.04.2019 N 10 "О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - Постановление N 10), и свидетельствует о 121 факте нарушения исключительных прав.

ГАРАНТ:

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Вместо "абзаца третьего пункта 3 статьи 1252 и" имеется в виду "абзаца третьего пункта 3 статьи 1252 ГК РФ и"

Истец также указывает, что суды, применяя разъяснения, данные в пункте 65 Постановления N 10, не учли, что истец указал не на распространение произведения путем продажи или иного отчуждения его оригинала или экземпляров (материальных носителей), а доведение до всеобщего сведения; что в вышеуказанном разъяснении идет речь о материальных объектах (контрафактных), в настоящем же деле фигурирует использование нематериальных объектов.

По мнению заявителя кассационной жалобы из обжалуемых решения и постановления не представляется возможным установить на основании оценки каких доказательств суды пришли к выводу о том, что фотографические произведения генерируются из одного файла и загружаются одним файлом, а также имеют одинаковое местоположение и одинаковый формат на всех страницах сайтов и на страницах социальных сетей

В отзыве на кассационную жалобу предприниматель оспорил доводы, приведенные в ней, полагая оспариваемые судебные акты законными и обоснованными.

Представители сторон в судебном заседании поддержали доводы, изложенные в кассационной жалобе и отзыве на нее.

Законность обжалуемых судебных актов проверена судом кассационной инстанции в порядке, предусмотренном статьями 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Как следует из материалов дела и установлено судами, Сатыренко Алексей Михайлович является автором фотографических произведений девушки, девушки с бутылкой воды.

Между Сатыренко А.М. (учредителем управления) и обществом "Восьмая заповедь" (доверительным управляющим) 30.08.2019 заключен договор доверительного управления исключительными правами на фотографические произведения N ДУ-300819, по условиям которого учредитель управления передает доверительному управляющему на срок, установленный в договоре, фотографические произведения, а доверительный управляющий обязуется осуществлять управление имуществом в интересах учредителя.

Перечень фотографических произведений, исключительные права на которые передаются в доверительное управление, указан сторонами в приложении N 1, которое является неотъемлемой частью настоящего договора (п. 1.2 договора).

В силу п. 2.1 договора исключительные права на фотографические произведения передаются в доверительное управление на срок 5 (пять) лет.

Между Сатыренко А.М. и обществом "Восьмая заповедь" 24.01.2020 подписано дополнительное соглашение N 4 к договору доверительного управления от 30.08.2019 N ДУ-300819, согласно которому в перечень фотографических произведений, исключительные права на которые передаются в доверительное управление были внесены вышеуказанные спорные фотографические произведения - приложения N 21 и N 22 к договору от 30.08.2019 N ДУ-300819.

Указанные фотографические произведения в электронном виде - полноразмерные в формате JPG и в исходном формате RAW переданы обществу "Восьмая заповедь" по акту приема-передачи от 24.01.2020.

Предприниматель Линченко А.А. является владельцем и администратором сайта с доменным именем body-pit.ru, что подтверждается распечатанными страницами сайта с доменным именем body-pit.ru, расположенными по адресам bodypit.ru/about_us.html, body-pit.ru, расположенной по адресу bodypit.ru/page/oplata.html, которые содержат сведения о владельце сайта (наименование, ОГРНИП, банковские реквизиты).

Указанный сайт с доменным именем второго уровня body-pit.ru и его поддомены в левом углу сайта содержат ссылки на социальные сети ответчика - "ВКонтакте", "Instagram".

Как указывал истец, в июне 2018 года, феврале - мае, ноябре 2019 года ответчик на страницах сайта с доменным именем body-pit.ru, в группе в социальной сети "ВКонтакте", на странице аккаунта bodypitkrasnodar в социальной сети "Instagram" разместил информацию с использованием фотографических произведений с изображением девушки и изображением девушки с бутылкой воды, автором которых является Сатыренко А.М.

В подтверждение указанных обстоятельств истец в материалы дела представил нотариальный протокол осмотра доказательств от 03.03.2020, зарегистрированный в реестре под N 34/84-н/34-2020-1-378.

Согласно указанному протоколу спорные фотографии размещены ответчиком на 121 странице сайта с доменным именем body-pit.ru, социальных сетях "ВКонтакте" и "Instagram", из-за чего, по мнению истца, ответчиком допущено 121 нарушение исключительных прав на данные фотографии.

Ссылаясь на то, что разрешение на использование указанных объектов интеллектуальной собственности путем заключения соответствующих договоров ответчик не получал, истец посчитал действия ответчика по размещению спорных фотографий нарушающими исключительные права истца.

Истец 17.03.2020 в адрес ответчика направил претензию с требованием о прекращении использования спорных фотографий, выплате компенсации за нарушение исключительных прав в сумме 1 210 000 руб., из расчета 10 000 руб. за каждое нарушение исключительных прав.

Неоплата ответчиком компенсации за нарушение исключительных прав послужила основанием для обращения истца в арбитражный суд с рассматриваемым иском.

Удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции исходил из доказанности как принадлежности истцу исключительного права на фотографические произведения, в защиту которых подан настоящий иск, так и из доказанности факта нарушения ответчиком этого права.

Вместе с тем суд первой инстанции не согласился с доводами истца о количестве допущенных ответчиком нарушений.

Сославшись разъяснения, изложенные в пункте 65 Постановления N 10, суд первой инстанции пришел к выводу, что размещение ответчиком спорных фотографий на 121 странице сайта с доменным именем body-pit.ru и взаимосвязанных страницах в социальных сетях "ВКонтакте" и "Instagram" охвачено единым намерением ответчика и представляет собой одно нарушение.

При этом, определяя подлежащий взысканию размер компенсации, суд первой инстанции учел, что истец размер компенсации заявил в минимальном размере, предусмотренным статьей 1301 ГК РФ, из-за чего взыскал с ответчика в пользу истца 20 000 руб. (по 10 000 руб. за каждое из двух фотографических произведений).

Суд апелляционной инстанции, повторно рассматривавший дело в соответствии с частью 1 статьи 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, поддержал выводы суда первой инстанции, отклонив доводы апелляционной жалобы, аналогичные доводам, изложенным в кассационной жалобе.

Изучив материалы дела и доводы, содержащиеся в кассационной жалобе и в отзыве на нее, заслушав представителей сторон, явившихся в судебное заседание, проверив в порядке, предусмотренном статьями 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, правильность применения судами первой и апелляционной инстанции норм материального и процессуального права, а также соответствие выводов, изложенных в обжалуемых судебных актах, установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, Суд по интеллектуальным правам не усматривает оснований для удовлетворения кассационной жалобы и отмены обжалуемых судебных актов ввиду следующего.

Согласно пункту 1 статьи 1259 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) объектами авторских прав являются фотографические произведения и произведения, полученные способами, аналогичными фотографии.

В силу пункта 1 статьи 1229 ГК РФ юридическое лицо, обладающее исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности (правообладатель), вправе использовать такой результат по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом. Другие лица не могут использовать результат интеллектуальной деятельности без согласия правообладателя, за исключением случаев, предусмотренных названным Кодексом. Использование результата интеллектуальной деятельности, если такое использование осуществляется без согласия правообладателя, является незаконным и влечет ответственность, установленную ГК РФ, другими законами, за исключением случаев, когда использование результата интеллектуальной деятельности лицами иными, чем правообладатель, без его согласия допускается этим Кодексом.

По правилам пункта 3 статьи 1252 и статьи 1301 ГК РФ при нарушении исключительного права правообладатель вправе вместо возмещения убытков требовать от нарушителя выплаты компенсации за нарушение указанного права: в размере от десяти тысяч рублей до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда. Компенсация подлежит взысканию при доказанности факта правонарушения. При этом правообладатель, обратившийся за защитой права, освобождается от доказывания размера причиненных ему убытков.

В соответствии с пунктом 3 статьи 1252 ГК РФ правообладатель вправе требовать от нарушителя выплаты компенсации за каждый случай неправомерного использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации либо за допущенное правонарушение в целом.

Как установлено судами и следует из материалов дела, истец заявил требование о взыскании с ответчика компенсации в общей сумме 1 210 000 руб. как за 121 нарушение исключительных прав на спорные фотографии, определенной на основании подпункта 1 пункта 1 статьи 1301 ГК РФ, исходя из минимального размера указанной компенсации за каждое нарушение.

Суды первой и апелляционной инстанций, оценив представленные в материалы дела доказательства, в порядке статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации пришли к выводу о том, что действия ответчика по размещению спорных фотографий на 121 странице сайта с доменным именем body-pit.ru и взаимосвязанных страницах в социальных сетях "ВКонтакте" и "Instagram" направленные на достижение одной экономической цели - размещение в сети Интернет принадлежащих истцу фотографий с целью привлечения внимания потенциальных покупателей к деятельности предпринимателя Линченко А.А. по производству и продаже различного спортивного питания, розничной торговле спортивным оборудованием, спортивными товарами, образуют одно нарушение исключительного права на два фотографических произведений.

При этом суды руководствовались разъяснениями, изложенными в Постановлении N 10.

Вопреки доводам истца, суд первой инстанции правильно применил вышеназванные положения ГК РФ, разъяснения Постановления N 10.

Доводы истца о неверном применении судами пункта 65 Постановления N 10 к рассматриваемым правоотношениям, судебная коллегия отклоняет как необоснованные, основанные на ошибочном понимании истцом положений указанного пункта, на которое суды сослались именно в части применения такого основополагающего принципа, как - единства намерений при определении нарушения.

Как следует из разъяснений изложенных в пункте 65 Постановления N 10 компенсация является мерой ответственности за факт нарушения, охватываемого единством намерений правонарушителя; суд при рассмотрении первого дела о взыскании компенсации в твердом размере определяет сумму компенсации, соразмерную нарушению в целом; распространение нескольких материальных носителей при неправомерном использовании одного результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации составляет одно правонарушение, если такое нарушение охватывается единством намерений правонарушителя (например, единое намерение нарушителя распространить партию контрафактных экземпляров одного произведения или контрафактных товаров); при доказанном единстве намерений правонарушителя количество контрафактных экземпляров, товаров (размер партии, тиража, серии и так далее) может свидетельствовать о характере правонарушения в целом и подлежит учету судом при определении конкретного размера компенсации.

Несмотря на то, что в обжалуемых судебных актах не отражена ссылка на пункт 56 Постановления N 10, позиция суда высшей инстанции, изложенная в указанном пункте также применима к спорным правоотношениям.

Так, в пункте 56 Постановления N 10 разъяснено, что использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации несколькими способами представляет собой, по общему правилу, соответствующее число случаев нарушений исключительного права.

Вместе с тем использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации одним лицом различными способами, направленными на достижение одной экономической цели, образует одно нарушение исключительного права. Например, хранение или перевозка контрафактного товара при условии, что они завершены фактическим введением этого товара в гражданский оборот тем же лицом, являются элементом введения товара в гражданский оборот и отдельных нарушений в этом случае не образуют; продажа товара с последующей его доставкой покупателю образует одно нарушение исключительного права.

Таким образом, суд кассационной инстанции считает, что указанные пункты 65, 56 Постановления N 10 фактически указывают на общую позицию, применимую к настоящему делу - использование ответчиком одного и того же результата интеллектуальной деятельности (одного фотографического произведения) разными способами, в частности использование по разным адресам одного веб-сайта в сети Интернет и на взаимосвязанных с ним страницах в социальных сетях, с единой целью, образует единую совокупность действий, один состав правонарушения, за которое истец вправе требовать выплаты компенсации как за одно нарушение.

Нарушение прав на два фотографических произведения, это два состава правонарушения, отличных по объектам нарушенных прав.

Таким образом, суд кассационной инстанции считает, что ссылка судов на пункт 65 Постановления N 10 в рассматриваемом случае не привела к принятию неправильного решения, поскольку суды, согласно содержанию обжалуемых судебных актов, руководствовались разъяснениями, изложенными в Постановлении N 10 в целом.

Суд кассационной инстанции также не может согласиться с доводами истца о необоснованности выводов судов о том, что совершенные ответчиком нарушения исключительных прав на фотографические изображения охватывается единством намерений правонарушителя.

Суд кассационной инстанции считает, что данный вывод судов сделан на основании подробной оценки представленных в материалы дела доказательств, в частности представленного истцом в материалы дела протокола осмотра доказательств от 03.03.2020 34АА3049528.

Исходя из установленного одного нарушения исключительных прав истца на два фотографических произведения, суды первой и апелляционной инстанций правомерно удовлетворили компенсацию в размере 20 000 руб. (по 10 000 руб. за нарушение исключительных прав за каждое из двух фотографических произведений).

Суд кассационной инстанции считает, что доводы кассационной жалобы о неправильном применении судами положений ГК РФ, разъяснений Постановления N 10, направлены на оспаривание выводов судов о недоказанности множественности нарушений ответчиком исключительных прав истца и о размере подлежащей взысканию компенсации, имеют целью переоценку доказательств по делу и установленных судами на основании оценки таких доказательств фактических обстоятельств дела, что выходит за пределы компетенции суда кассационной инстанции.

Между тем суд кассационной инстанции отмечает, что согласно правовой позиции Верховного Суда Российской Федерации, изложенной в определении от 13.09.2016 N 305-ЭС16-7224, вопросы о наличии у истца исключительного права и нарушении ответчиком этого исключительного права являются вопросами факта, которые устанавливаются судами первой и апелляционной инстанций в пределах полномочий, предоставленных им Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации, на основании исследования и оценки представленных сторонами в обоснование своих требований и возражений доказательств. Суд кассационной инстанции не вправе отвергать обстоятельства, которые суды первой и апелляционной инстанций сочли доказанными, и принимать решение на основе иной оценки представленных доказательств, поскольку иное свидетельствует о выходе за пределы полномочий, предусмотренных статьей 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, существенном нарушении норм процессуального права и нарушении прав и законных интересов лиц, участвующих в деле.

Определение размера компенсации также относится к компетенции судов, рассматривающих спор по существу. Суд кассационной инстанции не наделен полномочиями по переоценке фактических обстоятельств дела, установленных нижестоящими судами на основании собранных по делу доказательств.

Оспариваемые выводы судов о количестве нарушений и размере подлежащей взысканию компенсации надлежащим образом мотивированы (статьи 170, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации), как следствие, коллегия судей суда кассационной инстанции не усматривает оснований для отмены обжалуемых судебных актов по указанным в кассационной жалобе основаниям.

Рассмотрев кассационную жалобу в пределах изложенных в ней доводов, коллегия судей полагает, что фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судами первой и апелляционной инстанций на основании объективного исследования имеющихся в деле доказательств с учетом доводов и возражений участвующих в деле лиц, выводы судов соответствуют фактическим обстоятельствам и представленным доказательствам, основаны на правильном применении норм материального и процессуального права.

Судом кассационной инстанции также принимается во внимание правовая позиция, содержащаяся в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.04.2013 N 16549/12, согласно которой из принципа правовой определенности следует, что решение суда первой инстанции, основанное на полном и всестороннем исследовании обстоятельств дела, не может быть отменено исключительно по мотиву несогласия с оценкой указанных обстоятельств, данной судом первой инстанции.

Таким образом, обжалуемые судебные акты являются законными и отмене не подлежат. Оснований для удовлетворения кассационной жалобы не имеется.

В соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации расходы по уплате государственной пошлины за подачу кассационной жалобы подлежат отнесению на ее заявителя.

Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Краснодарского края от 20.10.2020 по делу N А32-22933/2020 и постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 23.12.2020 по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Восьмая заповедь" - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в двухмесячный срок.

 

Председательствующий
судья

Д.А. Булгаков

 

Судья

В.А. Химичев

 

Судья

Р.В. Силаев

 

Правообладатель потребовал от ИП более миллиона рублей компенсации за незаконное размещение двух фотографий. Он исходил из множественности нарушений, так как ответчик опубликовал фото в разные даты на разных сайтах. Однако суды решили, что ответчик допустил одно нарушение, и взыскали только 20 тыс. руб. (по 10 тыс. за каждую из двух фотографий).

По общему правилу использование произведения несколькими способами представляет собой соответствующее число нарушений. Но использование объекта одним лицом различными способами, направленными на достижение одной экономической цели, образует одно нарушение исключительного права. Ответчик разместил фотографии по разным адресам одного веб-сайта и на взаимосвязанных с ним страницах в соцсетях с единой целью. Это образует по каждому фото один состав правонарушения, за которое истец вправе требовать компенсацию как за одно нарушение.