Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 9 июня 2021 г. N С01-744/2021 по делу N А40-55743/2020 Суды пришли к верному выводу о том, что обществами допущено самостоятельное нарушение исключительного права, в защиту которого предъявлен иск, в связи с чем взыскание компенсации в рамках иного судебного дела с иного лица за производство спорной контрафактной продукции также само по себе не может являться основанием для признания действий по обращению с иском по настоящему делу злоупотреблением правом, оснований для отмены ранее принятых судебных решений нет

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 9 июня 2021 г. N С01-744/2021 по делу N А40-55743/2020

 

Резолютивная часть постановления объявлена 2 июня 2021 г.

Полный текст постановления изготовлен 9 июня 2021 г.

 

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего судьи Булгакова Д.А.,

судей Мындря Д.И., Силаева Р.В.,

рассмотрел в открытом судебном заседании общества с ограниченной ответственностью "КУРОРТМЕДСЕРВИС" (ул. Кантемировская, д. 29, корп. 1, пом. 1, часть комн. 30, Москва, 115477, ОГРН 1127746314112), общества с ограниченной ответственностью "Годовалов" (Славянский б., д. 9, корп. 1, эт. 1, пом. II, комн. 50А, Москва, 121352, ОГРН 1065908029615) на решение Арбитражного суда города Москвы от 21.10.2020 по делу N А40-55743/2020 и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 29.01.2021 по тому же делу, по иску общества с ограниченной ответственностью "КУРОРТМЕДСЕРВИС" к обществу с ограниченной ответственностью "Годовалов", обществу с ограниченной ответственностью "Аптека от склада - Урал" (ОГРН 1145958002706),

с участием в деле третьего лица - общества с ограниченной ответственностью "Йодные технологии и маркетинг" о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на товарный знак.

В судебном заседании приняли участие представители:

от общества с ограниченной ответственностью "КУРОРТМЕДСЕРВИС" - Семенов А.В. (по доверенности от 09.01.2020);

от общества с ограниченной ответственностью "Годовалов" - Третьякова Н.В. (по доверенности от 20.01.2020);

от общества с ограниченной ответственностью "Аптека от склада - Урал" - Балдин М.А. (по доверенности от 28.10.2019).

Суд по интеллектуальным правам

УСТАНОВИЛ:

общество с ограниченной ответственностью "КУРОРТМЕДСЕРВИС" (далее - общество "КУРОРТМЕДСЕРВИС") обратилось в Арбитражный суд города Москвы с исковыми требованиями к обществу с ограниченной ответственностью "Аптека от склада - Урал" (далее - общество "Аптека от склада - Урал", ответчик 1) и обществу с ограниченной ответственностью "Годовалов" (далее - общество "Годовалов", ответчик 2) о взыскании в солидарном порядке компенсации за нарушение исключительных прав на товарный знак по свидетельству Российской Федерации N 562223 в размере 2 000 000 рублей.

На основании статьи 51 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, было привлечено общество с ограниченной ответственностью "Йодные технологии и маркетинг" (далее - общество "ЙТМК").

Решением Арбитражного суда города Москвы от 21.10.2020, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 29.01.2021, исковые требования удовлетворены частично. В солидарном порядке с ответчиков взыскана компенсация в размере 200 000 рублей. В остальной части в удовлетворении иска отказано.

Не согласившись с принятыми при рассмотрении дела судебными актами, общество "КУРОРТМЕДСЕРВИС" и общество "Годовалов" обратились в Суд по интеллектуальным правам с кассационными жалобами.

В поданной кассационной жалобе общество "КУРОРТМЕДСЕРВИС" просит изменить решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции, удовлетворить предъявленные требования в полном объеме. Заявитель кассационной жалобы полагает, что снижение размера компенсации произведено судами немотивированно без учета стандарта доказывания оснований для снижения размера компенсации.

По мнению общества "КУРОРТМЕДСЕРВИС" судами проигнорированы обстоятельства, связанные с объектом нарушенных прав, поскольку БАД "Морфей" и БАД "Баю-Бай" производства истца является известными и узнаваемыми в глазах российского потребителя, дизайн упаковки, который, в том числе, включает товарные знаки "Морфей" и "Баю-Бай", известен на фармацевтическом рынке России более 10 лет.

Общество "КУРОРТМЕДСЕРВИС" также считает, что судами не учтен характер допущенного нарушения в целом, а именно то, что общество "ЙТМК" и общество "Продуктсервис" скопировали наименование и дизайн БАДов "Морфей", "Баю-Бай" и "Серебряный" производства истца и размер тиража 50 040 штук.

Кроме того, общество "КУРОРТМЕДСЕРВИС" считает, что суды не учли срок незаконного использования спорного товарного знака и то, что ответчики продолжали предлагать к продаже товар после получения досудебных претензий и во время судебных процессов, что говорит о грубом характере нарушения.

Общество "КУРОРТМЕДСЕРВИС" полагает, что суды не приняли во внимание вероятные убытки в размере 32 300 000 рублей в виде упущенной выгоды, 3 600 000 рублей - ущерб деловой репутации, 27 000 000 рублей - расходы, связанные с восстановлением продаж БАД "Баю-Бай" (расходы на рекламу).

Истец указывает, что при снижении размера компенсации суды не учли принципы разумности и справедливости, а также соразмерности компенсации последствиям нарушения. Истец ссылается на то, что нарушение исключительных прав истца на товарные знаки, копирование и использование дизайна упаковки осуществлены исключительно для причинения ущерба истцу и его вытеснения с рынка, путем ввода потребителей в заблуждение относительно изготовителя, не имеющего аналогов на территории Российской Федерации товара.

В поданной ответчиком 2 кассационной жалобе, общество "Годовалов" ссылается на нарушение судами норм материального и процессуального права, несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела, просит судебные акты отменить, направить дело на новое рассмотрение.

По мнению ответчика 2, судами неправильно применены положения статьи 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации применительно к ранее вынесенным решениям по иным делам (N А40-49900/2017), в которых общество "Годовалов" не участвовало.

Заявитель кассационной жалобы указывает на то, что суды неправомерно не усмотрели оснований для снижения размера компенсации из-за множественности нарушений в соответствии с абзацем третьим пункта 3 статьи 1252 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ).

Заявитель указанной кассационной жалобы считает необоснованным размер взысканной компенсации, полагает, что судами не в полной мере учтены все основания для снижения компенсации, указывает на то, что доводы истца о подлежащем взысканию размере компенсации никак не обоснованы, сделаны без представления каких-либо расчетов; истец также не подтвердил документально доводы о том, что нарушение прав истца носит длящийся характер, истец не подтвердил, что ответчик продолжает нарушать исключительные права истца.

По мнению заявителя кассационной жалобы, в удовлетворении исковых требований следовало отказать, из-за недопустимости повторного привлечения к ответственности за одно и то же нарушение, а также в следствие злоупотребления истцом правом.

Общество "КУРОРТМЕДСЕРВИС", общество "Годовалов", общество "Аптека от склада - Урал" представили письменные пояснения, которые приобщены к материалам дела.

В судебном заседании представитель общества "КУРОРТМЕДСЕРВИС" поддержал доводы поданной им кассационной жалобы.

Представитель общества "Годовалов" поддержал доводы поданной данным обществом кассационной жалобы.

Представитель общества "Аптека от склада - Урал" выступил по доводам своих письменных пояснений.

Третье лицо, извещенное надлежащим образом о времени и месте рассмотрения кассационных жалоб, в судебное заседание своих представителей не направило, что не является препятствием для рассмотрения кассационных жалоб в его отсутствие в порядке части 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

При рассмотрении дела в порядке кассационного производства Суд по интеллектуальным правам на основании части 2 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации проверил соблюдение судами первой и апелляционной инстанции норм процессуального права, нарушение которых является в соответствии с частью 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основанием для отмены судебного акта в любом случае, и таких нарушений не выявлено.

Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, общество "КУРОРТМЕДСЕРВИС" является правообладателем товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 562223.

Ответчики нарушили исключительное право на спорный товарный знак, который использовался обществом "ЙТМК" при производстве биологически активной добавки к пище (БАД) под наименованием "Капли "Колыбельные" в 2016 году (партия товара N 2 от 19.06.2016 по паспорту качества N 513) и осуществлении дальнейшей реализации контрафактного товара.

При этом суд первой инстанции руководствуясь положениями статьи 16 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации учитывал судебные акты по делам N А40-255673/2017, N А40-368/2018, N А40-49900/2017 и установил, что имела место контрольная закупка признанных контрафактными товаров у общества "Аптека от склада-Урал", участвовавшего в качестве третьего лица в деле N А40-49900/17, поставка обществом "ЙТМК" признанных контрафактными товаров обществу "Годовалов"; аффилированность общества "Годовалов" и общества "Аптека от склада-Урал"; осуществление закупок на сайте общества "Годовалов", с отгрузкой контрафактного товара через общество "Аптека от склада-Урал".

С учетом изложенного и принимая во внимание выводы судов, сделанные при рассмотрении дела N А40-49900/2017 в судебных актах, вступивших в законную силу, суд первой инстанций установил в настоящем деле аффилированность общества "Аптека от склада - Урал" и общества "Годовалов" при реализации контрафактной продукции, в том числе при реализации товаров с сайта.

Учитывая изложенное, удовлетворяя заявленные требования, суд первой инстанции исходил из доказанности наличия у общества "КУРОРТМЕДСЕРВИС" исключительного права на спорный товарный знак, а также нарушения обществом "Аптека от склада - Урал" и обществом "Годовалов" исключительного права на указанный товарный знак путем реализации контрафактного товара, что свидетельствует о наличии оснований для возложения на них ответственности в солидарном порядке.

При определении подлежащего взысканию размера компенсации суд первой инстанции принял во внимание, что истец заявил компенсацию на основании подпункта 1 пункта 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации, в связи с чем, исходя из характера нарушения, установленных в ходе судебного разбирательства, фактических обстоятельств дела, степени вины, недоказанности вероятных убытков правообладателя в заявленном размере, количества исковых требований находящихся в производстве арбитражных судов применительно к спорной продукции и имеющих тождественный характер, исходя из того, что в пользу истца решением суда по делу N А40-272940/19 взыскана компенсация в размере 2 000 000 рублей, а также учитывая принципы разумности и справедливости, соразмерности компенсации последствиям нарушения, посчитал возможным уменьшить сумму компенсации до 200 000 рублей.

Суд апелляционной инстанции признал выводы суда первой инстанции законными и обоснованными.

Изучив материалы дела, рассмотрев доводы, изложенные в кассационных жалобах, пояснениях к ним, выслушав присутствующих в судебном заседании представителей участвующих в деле лиц, проверив в соответствии со статьями 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судами первой и апелляционной инстанций норм материального и норм процессуального права, соответствие выводов судов имеющимся в деле доказательствам и установленным фактическим обстоятельствам, Суд по интеллектуальным правам приходит к следующим выводам.

Согласно пункту 3 статьи 1252 ГК РФ в случаях, предусмотренных названным Кодексом для отдельных видов результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, при нарушении исключительного права правообладатель вправе вместо возмещения убытков требовать от нарушителя выплаты компенсации за нарушение указанного права. Компенсация подлежит взысканию при доказанности факта правонарушения. При этом правообладатель, обратившийся за защитой права, освобождается от доказывания размера причиненных ему убытков.

Размер компенсации определяется судом в пределах, установленных ГК РФ, в зависимости от характера нарушения и иных обстоятельств дела с учетом требований разумности и справедливости.

Правообладатель вправе требовать от нарушителя выплаты компенсации за каждый случай неправомерного использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации либо за допущенное правонарушение в целом.

Пунктом 1 статьи 1484 ГК РФ установлено, что лицу, на имя которого зарегистрирован товарный знак (правообладателю), принадлежит исключительное право использования товарного знака любым не противоречащим закону способом (исключительное право на товарный знак). Никто не вправе использовать без разрешения правообладателя сходные с его товарным знаком обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров, если в результате такого использования возникнет вероятность смешения (пункт 3 статьи 1484 ГК РФ).

Как указано в пункте 2 статьи 1484 ГК РФ, исключительное право на товарный знак может быть осуществлено для индивидуализации товаров, работ или услуг, в отношении которых товарный знак зарегистрирован, в частности путем размещения товарного знака: 1) на товарах, в том числе на этикетках, упаковках товаров, которые производятся, предлагаются к продаже, продаются, демонстрируются на выставках и ярмарках или иным образом вводятся в гражданский оборот на территории Российской Федерации, либо хранятся или перевозятся с этой целью, либо ввозятся на территорию Российской Федерации; 2) при выполнении работ, оказании услуг; 3) на документации, связанной с введением товаров в гражданский оборот; 4) в предложениях о продаже товаров, о выполнении работ, об оказании услуг, а также в объявлениях, на вывесках и в рекламе; 5) в сети "Интернет", в том числе в доменном имени и при других способах адресации.

Никто не вправе использовать без разрешения правообладателя сходные с его товарным знаком обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров, если в результате такого использования возникнет вероятность смешения (пункт 3 статьи 1484 ГК РФ).

В соответствии с пунктом 4 статьи 1515 ГК РФ правообладатель вправе требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации:

1) в размере от десяти тысяч до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения;

2) в двукратном размере стоимости товаров, на которых незаконно размещен товарный знак, или в двукратном размере стоимости права использования товарного знака, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование товарного знака.

Обществом "КУРОРТМЕДСЕРВИС" при обращении с настоящим иском избран вид компенсации, взыскиваемой на основании подпункта 1 пункта 4 статьи 1515 ГК РФ (в размере от десяти тысяч рублей до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда).

Как следует из разъяснений, содержащихся в пункте 59 постановления N 10, компенсация подлежит взысканию при доказанности факта нарушения, при этом правообладатель не обязан доказывать факт несения убытков и их размер.

Соответственно, в предмет доказывания по требованию о защите исключительного права на произведение входят следующие обстоятельства: факт принадлежности истцу указанных прав и факт их нарушения ответчиком.

Как было отмечено выше, суды установили как факт наличия у истца исключительного права на товарный знак, так и факт нарушения этого права ответчиками путем совместных действий по реализации контрафактного товара.

Судебная коллегия полагает необоснованными доводы кассационной жалобы ответчика 2 о том, что установленные судами обстоятельства наличия оснований для взыскания компенсации не соответствуют имеющимся в деле доказательствам.

Как ранее было указано, нарушение исключительного права обществом "Годовалов" установлено судами на основании того, что данное общество совместно с обществом "Аптека от склада - Урал" реализует контрафактную продукцию, произведенную обществом "ЙТМК". При этом выводы судов о контрафактности реализованной продукции в кассационной жалобе не оспариваются.

Суд по интеллектуальным правам отклоняет довод общества "Годовалов" об отсутствии оснований для привлечения этого общества к гражданско-правовой ответственности в виде взыскания компенсации.

Судебная коллегия отмечает, что обстоятельства привлечения общества "ЙТМК" за производство и реализацию контрафактной продукции в ином деле, вопреки мнению ответчика, не свидетельствуют о том, что действия общества "Годовалов" и "Аптека от склада - Урал" по дальнейшей реализации этой же продукции не образуют состав нарушения исключительного права, поскольку, как разъяснено в пункте 56 постановления N 10, использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации несколькими способами представляет собой, по общему правилу, соответствующее число случаев нарушений исключительного права. Кроме того, требование о применении мер ответственности за нарушение исключительного права предъявляется к лицу, в результате противоправных действий которого было нарушено исключительное право. В случаях ряда последовательных нарушений исключительного права различными лицами каждое из этих лиц несет самостоятельную ответственность за допущенные нарушения (пункт 71 постановления N 10).

Суд по интеллектуальным правам принимает во внимание то, что, как неоднократно указывал Верховный Суд Российской Федерации (в частности, в определениях от 13.09.2016 N 305-ЭС16-7224 и от 15.08.2016 N 305-ЭС16-7224), вопросы о наличии у истца исключительного права и об использовании его ответчиком (нарушении ответчиком исключительного права) являются вопросами факта, которые устанавливаются в судах первой и апелляционной инстанций в пределах полномочий, предоставленных им Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации, на основании исследования и оценки представленных сторонами в обоснование своих требований и возражений доказательств.

С учетом изложенного аргументы общества "Годовалов" об отсутствии оснований для привлечения его к гражданско-правовой ответственности в виде взыскания компенсации подлежат отклонению, поскольку основаны на субъективном мнении ответчика, что не может являться основанием для отмены обжалуемых судебных актов.

В кассационных жалобах общества "КУКОРТМЕДСЕРВИС", общества "Годовалов" также приводятся доводы о необоснованности определенного судами размера компенсации.

В отношении указанных доводов судебная коллегия полагает необходимым отметить следующее.

Как было указано выше, истец заявил о взыскании компенсации в размере 2 000 000 руб., на основании подпункта 1 пункта 4 статьи 1515 ГК РФ (в размере от десяти тысяч до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения).

Определяя размер компенсации за нарушение исключительных прав на названные товарные знаки, суды первой и апелляционной инстанций руководствовались следующим.

Как разъяснено в пункте 62 постановления N 10, рассматривая дела о взыскании компенсации, суд, по общему правилу, определяет ее размер в пределах, установленных ГК РФ (абзац второй пункта 3 статьи 1252 ГК РФ).

По требованиям о взыскании компенсации в размере от десяти тысяч до пяти миллионов рублей суд определяет сумму компенсации исходя из представленных сторонами доказательств не выше заявленного истцом требования.

Суд определяет размер подлежащей взысканию компенсации и принимает решение, учитывая, что истец представляет доказательства, обосновывающие размер компенсации, а ответчик вправе оспорить как факт нарушения, так и размер требуемой истцом компенсации.

Размер подлежащей взысканию компенсации должен быть судом обоснован. При определении размера компенсации суд учитывает, в частности, обстоятельства, связанные с объектом нарушенных прав (например, его известность публике), характер допущенного нарушения (в частности, размещен ли товарный знак на товаре самим правообладателем или третьими лицами без его согласия, осуществлено ли воспроизведение экземпляра самим правообладателем или третьими лицами и т.п.), срок незаконного использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, наличие и степень вины нарушителя (в том числе носило ли нарушение грубый характер, допускалось ли оно неоднократно), вероятные имущественные потери правообладателя, являлось ли использование результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, права на которые принадлежат другим лицам, существенной частью хозяйственной деятельности нарушителя, и принимает решение исходя из принципов разумности и справедливости, а также соразмерности компенсации последствиям нарушения.

Суды первой и апелляционной инстанций, учитывая указанные разъяснения, оценив представленные документы, установленные фактические обстоятельства дела, пришли к выводу о наличии оснований для удовлетворения заявленных требований о взыскании компенсации частично в размере 200 000 рублей.

Определяя размер компенсации, суды первой и апелляционной инстанций исходили из характера нарушения, степени вины нарушителя, объема и стоимости контрафактного товара, а также приняли во внимание принципы разумности и справедливости, соразмерности компенсации последствиям нарушения.

Следовательно, в рассматриваемом случае суды первой и апелляционной инстанций определяли размер компенсации за нарушение исключительных прав на товарные знаки истца на основании оценки представленных в материалы дела доказательств с учетом разъяснений суда вышестоящей инстанции.

То обстоятельство, что суды не привели подробной мотивировки в отношении доводов ответчиков и истца в частности, об известности/неизвестности потребителю БАД "Капли Колыбельные", о длительности нарушения, о том, что торговля контрафактными товарами не являлась основной хозяйственной деятельностью нарушителя, само по себе не свидетельствует, что суд не учел данные обстоятельства при определении размера компенсации.

При этом Суд по интеллектуальным правам отмечает, что определение размера компенсации относится к компетенции судов, рассматривающих спор по существу. Суд кассационной инстанции не наделен полномочиями по переоценке фактических обстоятельств дела, установленных нижестоящими судами на основании собранных по делу доказательств.

Суд по интеллектуальным правам отмечает, что размер компенсации может быть изменен судом кассационной инстанции лишь вследствие неправильного применения судами нижестоящих инстанций норм права и правовых позиций суда высшей судебной инстанции, но не на основании несогласия с осуществленной судами оценкой доказательств по делу.

Судебная коллегия приходит к выводу о том, что в настоящем деле суды первой и апелляционной инстанций не допустили нарушения норм материального права при определении размера подлежащей взысканию компенсации.

При таких обстоятельствах суд кассационной инстанции приходит к выводу о том, что доводы заявителей кассационных жалоб относительно определенного судом размера компенсации по существу основаны на несогласии указанных лиц с осуществленной судами оценкой имеющихся в деле доказательств, что само по себе не свидетельствует о судебной ошибке и не влечет отмену судебных актов.

В отношении аргументов общества "Годовалов" о наличии в действиях общества "КУРОРТМЕДСЕРВИС" злоупотребления правом, выражающегося в намерении получить необоснованное обогащение путем взыскания компенсации за производство и реализацию одной и той же партии контрафактного товара, судебная коллегия отмечает следующее.

Пунктом 1 статьи 10 ГК РФ установлена недопустимость осуществления гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действий в обход закона с противоправной целью, а также иного заведомо недобросовестного осуществления гражданских прав (злоупотребление правом).

Не допускается использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребление доминирующим положением на рынке.

Согласно пункту 2 статьи 10 ГК РФ в случае несоблюдения требований, предусмотренных пунктом 1 этой статьи, суд, арбитражный суд или третейский суд с учетом характера и последствий допущенного злоупотребления отказывает лицу в защите принадлежащего ему права полностью или частично, а также применяет иные меры, предусмотренные законом.

При этом добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются (пункт 5 статьи 10 ГК РФ).

По смыслу вышеприведенных норм добросовестным поведением является поведение, ожидаемое от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны, содействующего ей, в том числе в получении необходимой информации.

Под злоупотреблением правом понимается поведение управомоченного лица по осуществлению принадлежащего ему права, сопряженное с нарушением установленных в статье 10 ГК РФ пределов использования гражданских прав, осуществляемое с незаконной целью или незаконными средствами, нарушающее при этом права и законные интересы других лиц и причиняющее им вред или создающее для этого условия.

Для установления наличия или отсутствия злоупотребления участниками гражданско-правовых отношений своими правами необходимо исследование и оценка конкретных действий и поведения этих лиц с позиции возможных негативных последствий для этих отношений, для прав и законных интересов иных граждан и юридических лиц.

При этом злоупотребление правом должно носить достаточно очевидный характер, а вывод о нем не должен являться следствием предположений.

На необходимость учета цели действий при анализе добросовестности поведения обращено внимание, в частности, в пункте 17 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.02.2011 N 11 "О некоторых вопросах применения Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях".

Суд по интеллектуальным правам обращает внимание на то, что само по себе обращение в суд за судебной защитой не может свидетельствовать о злоупотреблении правом. Кроме того, в настоящем деле суды пришли к верному выводу о том, что обществами "Годовалов" и "Аптека от склада - Урал" допущено самостоятельное нарушение исключительного права, в защиту которого предъявлен иск, в связи с чем взыскание компенсации в рамках иного судебного дела с иного лица за производство спорной контрафактной продукции также само по себе не может являться основанием для признания действий по обращению с иском по настоящему делу злоупотреблением правом.

Из доводов кассационной жалобы и материалов дела с учетом его конкретных обстоятельств не усматривается, что удовлетворение искового требования по настоящему делу приводит к обогащению истца в обход закона, в противоречие с принципом добросовестности осуществления гражданских прав и целями института компенсации как предусмотренного законом способа их защиты.

Суд по интеллектуальным правам также отмечает, что предъявление обществом "КУРОРТМЕДСЕРВИС" самостоятельных исков в защиту исключительных прав на средства индивидуализации и произведения, являющиеся самостоятельными объектами интеллектуальных прав, не противоречит нормам материального права и лишь само по себе не свидетельствует о недобросовестности названного лица.

Вместе с тем судебная коллегия учитывает, что обстоятельство предъявления нескольких исков в отношении одной партии товара учтено судами при определении размера компенсации.

Поскольку фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судами на основании исследования имеющихся в деле доказательств, с учетом доводов и возражений участвующих в деле лиц, а окончательные выводы судов соответствуют установленным по делу фактическим обстоятельствам и представленным доказательствам, основаны на правильном применении норм материального и процессуального права, у суда кассационной инстанции отсутствуют предусмотренные статьей 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основания для отмены обжалуемых судебных актов. Кассационные жалобы удовлетворению не подлежат.

В соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации расходы по уплате государственной пошлины по кассационным жалобам относятся на их заявителей.

Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда города Москвы от 21.10.2020 по делу N А40-55743/2020 и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 29.01.2021 по тому же делу оставить без изменения, кассационные жалобы общества с ограниченной ответственностью "КУРОРТМЕДСЕРВИС", общества с ограниченной ответственностью "Годовалов" - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в двухмесячный срок.

 

Председательствующий
судья

Д.А. Булгаков

 

Судья

Д.И. Мындря

 

Судья

Р.В. Силаев

 

После взыскания компенсации с производителя контрафактных БАД правообладатель потребовал компенсацию с двух обществ, которые приобрели этот товар у производителя и занимались его реализацией. Ответчики ссылались на недопустимость повторного привлечения к ответственности за одно и то же нарушение. Однако Суд по интеллектуальным правам оставил в силе решения нижестоящих инстанций.

Взыскание компенсации с производителя не означает, что от той же ответственности освобождаются продавцы товара. При последовательных нарушениях исключительного права (производство, поставка, реализация) различными лицами каждое из них отвечает самостоятельно. Поэтому отклонен аргумент ответчика о недобросовестности истца, пожелавшего получить еще одну компенсацию. Подача второго иска не считается злоупотреблением, так как каждый из ответчиков допустил самостоятельное нарушение. Вместе с тем суды учли обстоятельство предъявления нескольких исков в отношении одной партии товара, поэтому правомерно снизили заявленный размер компенсации в несколько раз.