Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Решение Суда по интеллектуальным правам от 24 июня 2021 г. по делу N СИП-88/2021 Суд признал недействительным решение Роспатента, принятое по результатам рассмотрения возражения на отказ в государственной регистрации обозначения, поскольку оспариваемое решение противоречит требованиям законодательства и нарушает права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности

Решение Суда по интеллектуальным правам от 24 июня 2021 г. по делу N СИП-88/2021

 

Именем Российской Федерации

 

Резолютивная часть решения объявлена 17 июня 2021 года.

Полный текст решения изготовлен 24 июня 2021 года.

 

Суд по интеллектуальным правам в составе: председательствующего судьи Силаева Р.В., судей Ерина А.А., Погадаева Н.Н.

при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Кузьминой А.И.

рассмотрел в открытом судебном заседании с использованием системы веб-конференции дело по заявлению общества с ограниченной ответственностью "Объединенная водная компания" (2-й км Черкесского ш., с. Винсады, Предгорный р-н, Ставропольский край, 357361, ОГРН 1074205003069) о признании недействительным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Бережковская наб., д. 30, корп. 1, Москва, 123995, ОГРН 1047730015200) от 30.10.2021, принятого по результатам рассмотрения возражения на отказ в государственной регистрации в качестве товарного знака обозначения по заявке N 2019711728.

ГАРАНТ:

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Здесь и далее по тексту дату решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности следует читать как "от 30.10.2020"

В судебном заседании приняли участие представители:

от общества с ограниченной ответственностью "Объединенная водная компания" - Великоборцева Н.В. (по доверенности от 01.06.2020);

от Федеральной службы по интеллектуальной собственности - Халявин С.Л. (по доверенности от 24.08.2020 N 01/32-904/41).

Суд по интеллектуальным правам

УСТАНОВИЛ:

общество с ограниченной ответственностью "Объединенная водная компания" (далее - общество) обратилось в Суд по интеллектуальным правам с заявлением о признании недействительным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Роспатента) от 30.10.2021, принятого по результатам рассмотрения возражения на отказ в государственной регистрации в качестве товарного знака обозначения "" по заявке N 2019711728, и об обязании административного органа зарегистрировать названное обозначение в качестве товарного знака.

В судебном заседании представитель общества поддержал заявленные требования.

Роспатент в отзыве и его представитель в ходе судебного заседания требования заявителя оспорили, настаивали на законности и обоснованности оспариваемого ненормативного правового акта.

При разрешении спора суд исходит из следующего.

Общество 18.03.2019 обратилась в Роспатент с заявкой N 2019711728 на государственную регистрацию словесного обозначения "" в качестве товарного знака для товаров 32-го класса Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков (далее - МКТУ) "аперитивы безалкогольные; вино ячменное [пиво]; вода газированная; вода литиевая; вода сельтерская; вода содовая; воды [напитки]; воды минеральные [напитки]; воды столовые; квас [безалкогольный напиток]; коктейли безалкогольные; коктейли на основе пива; лимонады; напитки безалкогольные; напитки изотонические; напитки на базе меда безалкогольные; напитки на базе риса, кроме заменителей молока; напитки на базе сои, кроме заменителей молока; напитки на основе алоэ вера безалкогольные; напитки на основе молочной сыворотки; напитки обогащенные протеином спортивные; напитки прохладительные безалкогольные; напитки со вкусом кофе безалкогольные; напитки со вкусом чая безалкогольные; напитки фруктовые безалкогольные; напитки энергетические; нектары фруктовые с мякотью безалкогольные; оршад; пиво; пиво имбирное; пиво солодовое; порошки для изготовления газированных напитков; сассапариль [безалкогольный напиток]; сиропы для лимонадов; сиропы для напитков; смузи [напитки на базе фруктовых или овощных смесей]; сок томатный [напиток]; сок яблочный безалкогольный; соки овощные [напитки]; соки фруктовые; составы для приготовления безалкогольных напитков; составы для производства газированной воды; сусла; сусло виноградное неферментированное; сусло пивное; сусло солодовое; таблетки для изготовления газированных напитков; шербет [напиток]; экстракты фруктовые безалкогольные; экстракты хмелевые для изготовления пива; эссенции для изготовления напитков".

По результатам экспертизы заявленного обозначения Роспатентом принято решение об отказе в его регистрации ввиду его несоответствия требованиям пункта 1 статьи 1483 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ).

Мотивами отказа административного органа в регистрации заявленного обозначения послужило то, что словесный элемент "тцхали" является транслитерацией грузинского слова "", в переводе на русский язык означающего - "воды", от слова "вода" - прозрачная, бесцветная жидкость, которая в чистом виде представляет собой химическое соединение кислорода и водорода (толковый словарь Д.Н. Ушакова, 1935 - 1940), как следствие, указывает на вид и свойства заявленных в его перечне товаров.

Роспатент также констатировал, что представленные обществом в материалы административного дела документы не являются достаточными для установления факта приобретения заявленным обозначением различительной способности в результате его интенсивного использования до даты подачи заявки и его ассоциативной связи только с товарами общества.

Не согласившись с результатами экспертизы, общество обратилось в Роспатент с возражением, доводы которого сводились к следующему:

в заключении экспертизы отсутствуют сведения об источнике информации, из которого следует, что слово "" переводится как "воды" и имеет транслитерацию [тцхали] на русский язык;

заявленное обозначение не имеет какого-либо значения, является фантазийным, при его выборе заявитель имитировал известные российскому потребителю слова "пхали, мхали, тхали, ткемали, цинандали, хинкали, аджапсандали, чахохбили, чкмерули, чакапули, чашушули", ассоциирующиеся с лакомствами и напитками;

отсутствие у слова "тцхали" семантического значения подтверждается лингвистическим заключением специалиста в области грузинского языка, который на территории Российской Федерации знаком лишь небольшому количеству российских потребителей;

как следует из представленного лингвистического заключения, слово "" в переводе с грузинского означает "вода", но транслитерируется как [цкхали];

доводы возражения подтверждаются практикой регистрации следующих товарных знаков, фонетически сходных с транскрипцией слабо известных слов различных языков, "" по свидетельству Российской Федерации N 225955 (1, [пани] - язык гуджарати "вода"); ""

по свидетельству Российской Федерации N 341384 (2, [маа] - арабский язык "вода"); "" по свидетельству Российской Федерации N 547520 (3) и "" по свидетельству Российской Федерации N 207555 (4, [юр] - армянский язык "вода"); "" по свидетельству Российской Федерации N 165503 (5, [су] - турецкий язык "вода").

К возражению общество приложило копию лингвистического заключения от 25.08.2020 о значении и транслитерации слова "" (далее - лингвистическое заключение от 25.08.2020) и распечатки страниц с интернет-сервисов онлайн-переводчиков и сведения о зарегистрированных товарных знаках по свидетельствам Российской Федерации N 225955, N 341384, N 547520, N 207555, N 165503 (далее - сведения о зарегистрированных товарных знаках).

При рассмотрении возражения общества, коллегией Палаты по патентным спорам были выявлены дополнительные обстоятельства, не указанные в заключении по результатам экспертизы при вынесении решения, а именно, что заявленное обозначение, в отношении товаров 32-го класса МКТУ иного вида и свойств, чем вода, способно ввести потребителя в заблуждение относительно товара, что в соответствии с положениями пункта 3 статьи 1483 ГК РФ является дополнительным препятствием к регистрации спорного обозначения.

Административный орган посчитал обоснованным довод, изложенный в возражении о том, что при восприятии заявленного обозначения у российского потребителя возникают ассоциации с названиями различных грузинских лакомств и напитков, например, пхали, мхали, тхали, ткемали.

Как указал Роспатент, обращение к общедоступным источникам в сети "Интернет" показало, что слово "тцхали" фонетически созвучно с грузинским словом "", которое в переводе означает "вода" (https://translate.yandex.m/?utm_source= wizard&text=^y5qpo&lang=ka-ru).

При этом административный орган обратил внимание на то, что наличие такого слова в грузинском языке подтверждается представленным лингвистическим заключением от 25.08.2020.

Роспатент также принял к сведению изложенный в лингвистическим заключении от 25.08.2020 довод о том, что грузинское слово "" имеет международную транскрипцию [cqali], а его первая буква "" не имея точного аналога в русском языке, обозначается буквой [ц], а все слово транслитерируется как [цкали].

Вместе с тем административный орган пришел к выводу о том, что грузинские слова в силу наличия в них гортанных сочетаний звуков, сложно различимых и непроизносимых для российского потребителя, не являющимся носителем грузинского языка, могут быть переданы на письме звукосочетаниями, близкими по звучанию, к примеру, как указал Роспатент, в рассматриваемом случае [цкали] и [тцхали] являются созвучными, практически неотличимыми для российского потребителя.

При этом Роспатент констатировал, что для потребителя, знакомого с грузинским языком, обозначение "ТЦХАЛИ" вызывает ассоциации именно со словом " " - вода.

Кроме того административный орган обратил внимание на то, что "вода" - это с одной стороны "прозрачная бесцветная жидкость, представляющая собой химическое соединение водорода и кислорода", а с другой - вид напитка (Толковый словарь русского языка С.И. Ожегова, https://dic.academic.ru/dic.nsf/ogegova/25458).

Так, на основании изложенных обстоятельств Роспатент пришел к выводу о том, что для заявленных товаров 32-го класса МКТУ "вода газированная; вода литиевая; вода сельтерская; вода содовая; воды [напитки]; воды минеральные [напитки]; воды столовые" словесный элемент "ТЦХАЛИ", означающее "вода", не обладает различительной способностью, является указанием на вид товара согласно пункту 1 статьи 1483 ГК РФ.

Для иных же заявленных товаров 32-го класса МКТУ, не являющихся таким видом напитка как "вода", обозначение "ТЦХАЛИ", по мнению Роспатента, вводит потребителя в заблуждение относительно товара (пункт 3 статьи 1483 ГК РФ).

В отношении приведенных в возражении ссылок общества на иные регистрации товарных знаков, которые включают в своей состав слова различных языков мира, означающих слово "вода", Роспатент указал на то, что анализ правомерности регистраций этих обозначений в рамках настоящего административного дела не проводится.

Не согласившись с выводами, положенными Роспатентом в основу оспариваемого решения от 30.10.2020, общество обратилось в Суд по интеллектуальным правам с настоящим заявлением.

По мнению заявителя, принимая оспариваемое решение, административный орган не исследовал семантическое значение словесного элемента "ТЦХАЛИ", ошибочно проанализировав смысл фонетически сходного слова грузинского языка "".

Вместе с тем общество полагает, что препятствием к регистрации словесного элемента является использование слов, прямо характеризующих товары, в том числе указывающих на их свойство, назначение, то есть буквальное воспроизведение указанных слов.

Как указывает общество, в законодательстве отсутствует понятие фонетического или иного варианта сходства со словами, указывающими на свойство товара, отмечая при этом, что слово "тцхали" не имеет перевода с какого-либо языка, а также не является транслитерацией грузинского слова "". Общество настаивает на том, что заявленное обозначение является фантазийным.

В обоснование своей позиции общество ссылается на лингвистическое заключение от 28.05.2020. Как указывает общество, в указанном лингвистическом заключении отмечено, что согласно правилам русско-грузинской транслитерации грузинское слово "" транслитерируется русскими буквами "цкали". В сети "Интернет", как указывает заявитель, русско-грузинские разговорники в качестве транскрипции слова "" ("вода") указывают "цкхали" (https://iturizmo.ru/razgovorniki/russko-gruzinskij-razgovornik.html).

Общество также считает, что административным органом проигнорированы его доводы об образной характеристике заявленного обозначения для указанных в перечне заявки товаров 32-го класса МКТУ. Как считает заявитель, даже если принять во внимание факт фонетического сходства заявленного обозначения "ТЦХАЛИ" с грузинским словом "", заявленный словесный элемент может вызвать ассоциации со значением такого слова в грузинском языке лишь у части потребителей, владеющих грузинским языком, доля которых на начало XXI века на территории Российской Федерации составляет не более 300 000 человек, то есть 0,05% населения Российской Федерации.

По мнению общества, у остальной части потребителей, не владеющей грузинским языком, однако имеющим представление о значении слов "пхали", "мхали", "тхали", "ткемали", "цинандали", "хинкали", "аджапсандали", "чахохбили", "чкмерули", "чакапули", "чашушули", заявленное обозначение "ТЦХАЛИ" может вызвать ассоциацию с различными лакомствами и напитками, поскольку благозвучно перекликается с ними. Вместе с тем общество отмечает, что заявленное обозначение явным образом не описывает ни одно из этих слов, как и не является указанием вид товара "вода".

При таких обстоятельствах заявитель полагает, что смысл обозначения "ТЦХАЛИ" непонятен рядовому потребителю без дополнительных рассуждений и домысливания, а само обозначение "ТЦХАЛИ" не воспринимается рядовым потребителем как прямо (не через ассоциации) описывающий вид товара.

Общество также считает, что административным органом проигнорированы приведенные заявителем сведения о регистрациях товарных знаков в отношении товаров 32-го класса МКТУ, представляющих собой обозначения, фонетически сходные с транскрипцией слов различных языков. Заявитель обращает внимание на то, что оспариваемое решение нарушает принцип единообразия и не соответствует практике рассмотрения судами аналогичной категории дел об оценке обозначений на соответствие требованиям пунктов 1 и 3 статьи 1483 ГК РФ.

Изучив материалы дела, рассмотрев доводы, изложенные в заявлении, заявлении об уточнении требований, в отзыве на заявление, выслушав пояснения представителей общества и Роспатента, оценив имеющиеся в деле доказательства в совокупности в порядке, предусмотренном статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Суд по интеллектуальным правам пришел к выводу о наличии оснований для удовлетворения заявления общества в силу нижеследующего.

Согласно статье 13 ГК РФ ненормативный акт государственного органа или органа местного самоуправления, а в случаях, предусмотренных законом, также нормативный акт, не соответствующие закону или иным правовым актам и нарушающие гражданские права и охраняемые законом интересы гражданина или юридического лица, могут быть признаны судом недействительными.

Глава 24 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации предусматривает в качестве самостоятельного способа защиты прав и законных интересов в сфере предпринимательской деятельности обжалование решений государственных органов в суд.

Согласно части 1 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

Заявление может быть подано в арбитражный суд в течение трех месяцев со дня, когда гражданину, организации стало известно о нарушении их прав и законных интересов, если иное не установлено федеральным законом. Пропущенный по уважительной причине срок подачи заявления может быть восстановлен судом (часть 4 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Установленный законом срок на обращение с заявлением об оспаривании решения Роспатента учреждением не пропущен, что не оспаривается административным органом.

Основанием для принятия решения суда о признании ненормативного акта недействительным являются одновременно как его несоответствие закону или иному правовому акту, так и нарушение указанным актом гражданских прав и охраняемых законом интересов гражданина или юридического лица, обратившихся в суд с соответствующим требованием (статья 13 ГК РФ, пункт 138 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.04.2019 N 10 "О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - Постановление N 10), пункт 6 совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.1996 N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации").

В соответствии с частью 4 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц арбитражный суд в судебном заседании осуществляет проверку оспариваемого акта или его отдельных положений, оспариваемых решений и действий (бездействия) и устанавливает их соответствие закону или иному нормативному правовому акту, устанавливает наличие полномочий у органа или лица, которые приняли оспариваемый акт, решение или совершили оспариваемые действия (бездействие), а также устанавливает, нарушают ли оспариваемый акт, решение и действия (бездействие) права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

На основании части 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного правового акта закону или иному нормативному правовому акту, законности принятия оспариваемого решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), наличия у органа или лица надлежащих полномочий на принятие оспариваемого акта, решения, совершение оспариваемых действий (бездействия), а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), возлагается на орган или лицо, которые приняли акт, решение или совершили действия (бездействие).

Исходя из полномочий Роспатента, закрепленных в Положении о Федеральной службе по интеллектуальной собственности, утвержденном постановлением Правительства Российской Федерации от 21.03.2012 N 218, рассмотрение возражения заявителя на отказ в регистрации товарного знака и принятие решения по результатам рассмотрения такого возражения находится в рамках компетенции Роспатента.

Таким образом, оспариваемое решение принято Роспатентом в рамках своих полномочий, что не оспаривается обществом.

В соответствии с правовой позицией, изложенной в пункте 27 Постановления N 10, при оспаривании решений Роспатента необходимо учитывать, что заявки на товарный знак подлежат рассмотрению в порядке, установленном законодательством, действовавшим на дату подачи заявки. Вместе с тем подлежит применению порядок рассмотрения соответствующих возражений, действующий на момент обращения за признанием недействительными принятого решения.

С учетом даты подачи заявки на регистрацию спорного обозначения в качестве товарного знака (18.03.2019) законодательство, применимое для оценки его охраноспособности, включает в себя ГК РФ, Правила составления, подачи и рассмотрения документов, являющихся основанием для совершения юридически значимых действий по государственной регистрации товарных знаков, знаков обслуживания, коллективных знаков, утвержденные приказом Министерства экономического развития Российской Федерации от 20.07.2015 N 482 (далее - Правила N 482).

Согласно пункту 1 статьи 1499 ГК РФ экспертиза обозначения, заявленного в качестве товарного знака (экспертиза заявленного обозначения), проводится по заявке, принятой к рассмотрению в результате формальной экспертизы; в ходе проведения экспертизы проверяется соответствие заявленного обозначения требованиям статьи 1477 и пунктов 1-7 статьи 1483 ГК РФ и устанавливается приоритет товарного знака.

По результатам экспертизы заявленного обозначения федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности принимает решение о государственной регистрации товарного знака или об отказе в его регистрации (пункт 2 статьи 1483 ГК РФ).

В соответствии с пунктом 34 Правил N 482 в ходе экспертизы заявленного обозначения устанавливается, не относится ли заявленное обозначение к объектам, не обладающим различительной способностью или состоящим только из элементов, указанных в пункте 1 статьи 1483 ГК РФ.

К обозначениям, не обладающим различительной способностью, относятся: 1) простые геометрические фигуры, линии, числа; 2) отдельные буквы и сочетания букв, не обладающие словесным характером или не воспринимаемые как слово; 3) общепринятые наименования; 4) реалистические или схематические изображения товаров, заявленных на регистрацию в качестве товарных знаков для обозначения этих товаров; 5) сведения, касающиеся изготовителя товаров или характеризующие товар, весовые соотношения, материал, сырье, из которого изготовлен товар.

К обозначениям, не обладающим различительной способностью, относятся также обозначения, которые на дату подачи заявки утратили такую способность в результате широкого и длительного использования разными производителями в отношении идентичных или однородных товаров, в том числе в рекламе товаров и их изготовителей в средствах массовой информации.

При этом устанавливается, в частности, не является ли заявленное обозначение или отдельные его элементы вошедшими во всеобщее употребление для обозначения товаров определенного вида.

Проверяется также, не является ли заявленное обозначение или отдельные его элементы:

- общепринятыми символами, характерными для отраслей хозяйства или области деятельности, к которым относятся содержащиеся в перечне товары, для которых испрашивается регистрация товарного знака;

- условными обозначениями, применяемыми в науке и технике;

- общепринятыми терминами, являющимися лексическими единицами, характерными для конкретных областей науки и техники.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1483 ГК РФ и пунктом 35 Правил N 482 указанные элементы могут быть включены в товарный знак как неохраняемые элементы, если они не занимают в нем доминирующего положения, за исключением случаев, предусмотренных пунктом 1.1 статьи 1483 ГК РФ.

При рассмотрении дел об оспаривании решений Роспатента, принятых на основании пункта 1 статьи 1483 ГК РФ, учитываются имеющиеся или вероятные ассоциативные связи, возникающие у потребителей в связи со спорным обозначением, исходя из имеющихся в материалах дела доказательств.

При этом представленные доказательства относимы, если на основании них возможно установить имеющиеся или вероятные ассоциативные связи именно той группы потребителей, которым адресованы товары, для которых обозначение заявлено на регистрацию или зарегистрировано.

Оценка обозначения на соответствие требованиям пункта 1 статьи 1483 ГК РФ производится исходя из: восприятия этого обозначения потребителями в отношении конкретных товаров, для которых предоставлена или испрашивается охрана, а не товаров, однородных им, или любых товаров; в отношении конкретного обозначения в том виде, в котором это обозначение заявлено на государственную регистрацию.

Аналогичная правовая позиция нашла отражение в постановлениях Президиума Суда по интеллектуальным правам от 15.12.2014 по делу N СИП-572/2014 (Определением Верховного Суда Российской Федерации от 13.04.2015 N 300-ЭС15-1994 в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации отказано) и от 23.07.2015 по делу N СИП-35/2015.

Следует, однако, различать обозначения описательные и обозначения, вызывающие в сознании потребителя представление о производимых товарах через ассоциации. Последним может быть предоставлена правовая охрана.

Согласно обязательным для применения Роспатентом, его сотрудников и сотрудников подчиненных организаций и учреждений положениям Рекомендаций по отдельным вопросам экспертизы заявленных обозначений, утвержденных приказом Российского агентства по патентам и товарным знакам от 23.03.2001 N 39 (далее - Рекомендации N 39), если в процессе экспертизы возникает вопрос - является ли элемент описательным, целесообразно исходить из следующего.

В том случае, когда для того, чтобы сформулировать описательную характеристику товара или характеристику сведений об изготовителе, нужны дополнительные рассуждения, домысливания, ассоциации, можно признать, что анализируемый элемент не является описательным. Подтверждением описательности могут быть положительные ответы на следующие вопросы: 1) понятен ли рядовому потребителю смысл элемента без дополнительных рассуждений и домысливания, 2) воспринимается ли рядовым потребителем элемент как прямо (не через ассоциации) описывающий вид, характеристики товара, сведения об изготовителе?

Для установления (подтверждения) того, что элемент является описательным, можно использовать любую информацию, касающуюся семантики анализируемого словесного элемента: энциклопедии, справочники, в том числе и специальную, в частности техническую, литературу, толковые и другие словари, сведения, полученные из баз данных, сети Интернет (пункт 2.2 Рекомендаций N 39).

Элементу, который исходя из вышеизложенного может быть отнесен к описательным, может быть предоставлена правовая охрана, если представленные заявителем материалы подтверждают то, что заявленный описательный элемент воспринимался потребителем как обозначение товаров производителя до даты подачи заявки.

В качестве такого подтверждения могут быть представлены сведения, указанные в пункте 2.1 Рекомендаций N 39, а именно подтверждающие то, что заявленное обозначение приобрело различительную способность в результате его использования до даты подачи заявки.

При этом одно и то же обозначение способно в глазах потребителей вызывать различные ассоциации в отношении разных товаров.

Так, в пункте 3 Рекомендаций N 39, отмечено, что одно и то же обозначение может в отношении одних товаров быть признано описательным, в отношении других - ложным, в отношении третьих - фантазийным.

Следовательно, при даче квалификации спорному обозначению (товарному знаку) в отношении широкого перечня товаров и услуг МКТУ Роспатент обязан привести мотивы, по которым это обозначение, как оно заявлено к регистрации, исходя из восприятия его потребителями в отношении конкретных товаров, для которых испрашивается правовая охрана, не соответствует требованиям подпункта 3 пункта 1 статьи 1483 ГК РФ.

Из оспариваемого решения Роспатента следует, что вывод о несоответствии государственной регистрации спорного товарного знака приведенной норме закона обусловлен тем, что обозначение "ТЦХАЛИ" является транслитерацией грузинского слова "", которое в свою очередь имеет международную транскрипцию [cqali], а его первая буква "" не имея точного аналога в русском языке, обозначается буквой [ц], а все слово транслитерируется как [цкали], в связи с чем грузинское слово [цкали] является созвучным заявленному обозначению, и практически неотличимы для русского потребителя. При этом Роспатент также отметил, что для потребителя, знакомого с грузинским языком, обозначение "ТЦХАЛИ" вызывает ассоциации именно со словом "" - вода.

С учетом этого в рассматриваемом случае нуждаются в установлении вероятные ассоциативные связи средних потребителей (адресатов конкретных товаров) в отношении конкретного обозначения. При этом, учитывая, что в силу статьи 1479 ГК РФ действие исключительного права на товарный знак распространяется на территорию Российской Федерации, средним потребителем в целях определения описательности обозначения является потребитель в Российской Федерации.

Правовая позиция о том, что при анализе вероятного восприятия потребителями конкретного обозначения для целей применения различных положений статьи 1483 ГК РФ необходимо учитывать ассоциативные связи современного российского среднего потребителя, содержится и в постановлениях президиума Суда по интеллектуальным правам от 23.03.2015 по делу N СИП-546/2014, от 03.04.2015 по делу N СИП-547/2014, от 03.04.2015 по делу N СИП-548/2014, от 01.02.2016 по делу N СИП-383/2015, от 24.03.2016 по делу N СИП-311/2015, от 15.07.2019 N СИП-341/2018.

В постановлении президиума Суда по интеллектуальным правам от 30.07.2015 по делу N СИП-19/2015 дополнительно отмечено, что восприятие обозначений с учетом культурных, исторических, языковых и иных особенностей у потребителей в разных странах может различаться.

Согласно представленному заявителем в материалы административного дела лингвистическому заключению от 25.08.2020, а также общедоступным интерактивным словарным источникам в сети Интернет (translate.yandex.ru) слово "" является транслитерацией слова "цкали" и в переводе с грузинского языка означает "вода".

Вывод Роспатента об отсутствии у заявленного обозначения различительной способности основан на оценке сведений из сети "Интернет", а именно онлайн переводчика https://translate.yandex.m/?utm_source=wizard&text=^y5qpo&lang=ka-ru и общедоступного интерактивного словарного источника в сети Интернет https://dic. academic.ru/dic.nsf/ogegova/25458.

Вместе с тем судебная коллегия соглашается с доводами заявителя о том, что в оспариваемом решении административный орган не исследует вопрос о наличии смыслового значения непосредственно у заявленного обозначения "ТЦХАЛИ", а обращается к семантике грузинского слова "".

Судебная коллегия отмечает, что слово "" является иностранным, не русским, и, как следствие, семантика данного слова, как и транслитерация букв, из которых оно состоит, не может быть однозначно понятна рядовому российскому потребителю, не являющемуся по определению носителем грузинского языка.

Делая данный вывод, судебная коллегия обращает внимание на то, что грузинский язык не является международным и не достаточно распространен у российских потребителей. Из общедоступных сведений сети "Интернет" следует, что грузинским языком в начале XXI века в Российской Федерации владели не более 300 тысяч человек, что составляет примерно одну пятисотую часть населения России (https://ru.wikipedia.org/wiki/Население_России).

Таким образом, судебная коллегия полагает, что мнение Роспатента о понятной семантике слова "ТЦХАЛИ" носит сугубо субъективный и декларативный характер, поскольку соответствующие доводы и аргументы не нашли подтверждения в материалах дела.

Так, заявленный словесный элемент "ТЦХАЛИ" не имеет перевода с какого-либо языка, а также не является транслитерацией грузинского слова "", в связи с чем не может прямо характеризовать товары, в том числе указывать на их свойство, назначение, следовательно спорное обозначение является фантазийным.

Данный вывод также следует из представленного в материалы административного дела лингвистического заключения от 28.05.2020, согласно которому в соответствии с правилами русско-грузинской транслитерации транслитерация слова "тцхали" не имеет смыслового значения на грузинском языке.

Кроме того, из общедоступных в сети "Интернет" русско-грузинских разговорников следует, что слово "" (в переводе с грузинского языка "вода") произносится как "цкхали" (https://iturizmo.ru/razgovorniki/russko-gruzinskij-razgovornik.html).

Суд соглашается с мнением Роспатента о том, что слова "тцхали" и "цкхали" созвучны. Однако судебная коллегия считает, что для того, чтобы российский потребитель товаров 32-го класса МКТУ распознал в спорном обозначении грузинское слово "вода", такой потребитель должен обладать высоким уровнем знания грузинского языка, позволяющим распознать семантическую единицу иностранного языка в его искаженном произношении. Очевидно, что такими знаниями могут обладать носители соответствующего языка, специалисты-лингвисты, которых для целей проверки охраноспособности обозначения нельзя отождествить со средним российским потребителем товаров указанного класса МКТУ.

С учетом этого судебная коллегия соглашается с доводами заявителя, о том, что заявленное обозначение "ТЦХАЛИ" не является описательным по смыслу пункта 1 статьи 1483 ГК РФ. Данное обстоятельство, в свою очередь, исключает производный вывод уполномоченного органа о том, что в отношении иных товаров того же класса, не являющимися водой, водами спорное обозначение способно ввести потребителей в заблуждение (пункт 3 названной статьи).

Вместе с тем, что касается ссылок заявителя на иные регистрации товарных знаков (1-5), то судебная коллегия соглашается с аргументом Роспатента о том, что делопроизводство по каждой заявке ведется отдельно с учетом всех фактических обстоятельств, в связи с чем такие ссылки не имеют правового значения для настоящего спора.

С учетом изложенного оспариваемое решение Роспатента противоречит пунктам 1 и 3 статьи 1483 ГК РФ и нарушает права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, в связи с чем подлежит признанию недействительным.

Согласно правовой позиции, изложенной в пункте 138 постановления от 23.04.2019 N 10, если по результатам рассмотрения дела об оспаривании решения Роспатента, принятого по результатам рассмотрения возражения, Судом по интеллектуальным правам установлено, что данный ненормативный правовой акт не соответствует закону или иному нормативному правовому акту и нарушает права и законные интересы заявителя, то суд согласно части 2 статьи 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации принимает решение о признании этого акта недействительным и в резолютивной части на основании пункта 3 части 4 той же статьи указывает на обязанность Роспатента устранить допущенные нарушения прав и законных интересов заявителя в разумный срок.

При отмене решения Роспатента в связи с существенным нарушением процедуры его принятия или при наличии обстоятельств, которые не могут быть устранены на стадии судебного обжалования решения Роспатента, суд вправе обязать Роспатент рассмотреть соответствующий вопрос повторно, с учетом решения суда.

Отменяя решение Роспатента, суд также вправе в случае признания установленными фактических обстоятельств, требующихся для вынесения соответствующего решения, обязать Роспатент выдать патент, предоставить правовую охрану товарному знаку, наименованию места происхождения товара или предоставить исключительное право на ранее зарегистрированное наименование места происхождения товара, восстановить или аннулировать патент, восстановить или прекратить правовую охрану товарного знака, наименования места происхождения товара, аннулировать запись в Государственном реестре наименований мест происхождения товаров Российской Федерации и все свидетельства об исключительном праве на ранее зарегистрированное наименование места происхождения товара.

В данном случае с учетом того, что позиция Роспатента по вопросу охраноспособности спорного обозначения является определенно выраженной и не установлено существенных нарушений процедуры принятия Роспатентом решения, суд считает целесообразным обязать Роспатент произвести регистрацию спорного товарного знака.

В соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации понесенные заявителем расходы по уплате государственной пошлины за подачу заявления в суд первой инстанции подлежат отнесению на Роспатент, а понесенные третьим лицом расходы по уплате государственной пошлины за подачу кассационной жалобы возмещению не подлежат.

Руководствуясь статьями 110, 167-170, 176, 180, 197-201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Суд по интеллектуальным правам

РЕШИЛ:

требования общества с ограниченной ответственностью "Объединенная водная компания" удовлетворить.

Признать недействительным решение Федеральной службы по интеллектуальной собственности от 30.10.2020, принятое по результатам рассмотрения возражения на отказ в государственной регистрации обозначения по заявке N 2019711728, как не соответствующее требованиям пунктов 1 и 3 статьи 1483 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Обязать Федеральную службу по интеллектуальной собственности произвести регистрацию товарного знака по заявке N 2019711728.

Взыскать с Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Бережковская наб., д. 30, корп. 1, Москва, 123995, ОГРН 1047730015200) в пользу общества с ограниченной ответственностью "Объединенная водная компания" (2-й км Черкесского ш., с. Винсады, Предгорный р-н, Ставропольский край, 357361, ОГРН 1074205003069) 3 000 рублей в возмещение судебных расходов по уплате государственной пошлины.

Решение по настоящему делу вступает в законную силу немедленно и может быть обжаловано в президиум Суда по интеллектуальным правам в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия.

 

Председательствующий судья

Р.В. Силаев

 

судьи

А.А. Ерин

 

 

Н.Н. Погадаев

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Роспатент отказал в регистрации в качестве товарного знака обозначения "ТЦХАЛИ", образованного от грузинского слова, произносимого как "цкхали" и переводимого на русский язык как "воды". Несмотря на разницу в первых буквах, слова являются созвучными и практически неотличимы для потребителя. Обозначение указывает на конкретный вид товара. Суд по интеллектуальным правам не поддержал ведомство и указал в т. ч. следующее.

Оба слова действительно созвучны. Однако для того, чтобы российский потребитель распознал в спорном обозначении грузинское слово "вода", он должен обладать высоким уровнем знания грузинского языка, позволяющим распознать семантическую единицу иностранного языка в его искаженном произношении. Такими знаниями могут обладать носители соответствующего языка, специалисты-лингвисты, которых для целей проверки охраноспособности обозначения нельзя отождествить со средним российским потребителем.

Транслитерация слова "тцхали" не имеет смыслового значения на грузинском языке. Оно не может прямо характеризовать товары, в т. ч. указывать на их свойство, назначение. Таким образом, спорное обозначение является фантазийным.