Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 22 июня 2021 г. N С01-913/2020 по делу N А40-252162/2019 Судебные акты о признании недействительным решения об отказе в возбуждении административного дела по признакам недобросовестной конкуренции оставлены в силе, поскольку утрата статуса должностного лица, не препятствует привлечению лица к административной ответственности за правонарушение, совершенное им при наличии указанного статуса

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 22 июня 2021 г. N С01-913/2020 по делу N А40-252162/2019

 

Резолютивная часть постановления объявлена 15 июня 2021 г.

Полный текст постановления изготовлен 22 июня 2021 г.

 

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего судьи Погадаева Н.Н.,

судей Рогожина С.П., Силаева Р.В.,

рассмотрел в открытом судебном заседании кассационную жалобу Федеральной антимонопольной службы России (ул. Садовая-Кудринская, д. 11, Москва, 125993, ОГРН 1047796269663) на решение Арбитражного суда города Москвы от 30.12.2020 по делу N А40-252162/2019 и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 22.04.2021 по тому же делу, принятые по заявлению общества с ограниченной ответственностью "Ясно" (Яковоапостольский пер., д. 7, стр. 1, пом. I, ком. 1, Москва, 105064, ОГРН 1147746922828) о признании недействительным решения Федеральной антимонопольной службы России об отказе в возбуждении дела, выраженного в письме от 19.08.2019 N АК/71734/19.

В судебном заседании принял участие представитель Федеральной антимонопольной службы России - Кононова Н.В. (по доверенности от 19.10.2020).

Суд по интеллектуальным правам

УСТАНОВИЛ:

общество с ограниченной ответственностью "Ясно" (далее - общество) обратилось в Арбитражный суд города Москвы с заявлением о признании недействительным решения Федеральной антимонопольной службы России (далее - антимонопольный орган) об отказе в возбуждении дела, выраженного в письме от 19.08.2019 N АК/71734/19.

Обращаясь с настоящим заявлением, общество указало на то, что оно 13.08.2019 подало в антимонопольный орган заявление, в котором просило признать недобросовестной конкуренцией действия индивидуального предпринимателя Литвака К.К. по производству, предложению к продаже и реализации изделий, в которых незаконно использованы промышленные образцы, охраняемые патентами Российской Федерации N 104689 и N 07889.

Вместе с тем, решением антимонопольного органа от 19.08.2019 N АК/71734/19 обществу было отказано в возбуждении дела о нарушении антимонопольного законодательства в связи с отсутствием в действиях указанного им лица признаков, установленных частью 9 статьи 4 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции" (далее - Закон о защите конкуренции).

Данное обстоятельство послужило основанием для обращения в арбитражный суд с заявлением о признании его недействительным.

Решением Арбитражного суда города Москвы от 06.12.2019, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 04.06.2020, в удовлетворении заявленных требований отказано.

Отказывая в удовлетворении заявленного требования, суды исходили из того, что в поданном в административный орган заявлении общества отсутствовали сведения об одном из признаков недобросовестной конкуренции, установленных в пункте 9 статьи 4 Закона о защите конкуренции, а именно - сведения о конкурентных отношениях между обществом и Литваком К.К., ввиду того, что последний на момент рассмотрения заявления не являлся хозяйствующим субъектом.

Суды пришли к выводам о том, что антимонопольным органом обоснованно отказано в возбуждении административного дела по признакам недобросовестной конкуренции.

Суд по интеллектуальным правам постановлением от 28.08.2020 отменил решение Арбитражного суда города Москвы от 06.12.2019 и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 04.06.2020, дело направил на новое рассмотрение в Арбитражный суд города Москвы.

Отменяя указанные судебные акты, суд кассационной инстанции указал, что согласно действующему законодательству, представленные в антимонопольный орган вместе с заявлением о нарушении антимонопольного законодательства доказательства исследуются им на стадии решения вопроса о возбуждении дела лишь на предмет того, направлено ли содержание этих доказательств на подтверждение доводов заявления о наличии признаков нарушения антимонопольного законодательства.

Судам при проверке оспариваемого ненормативного правового акта, надлежало проверить, исследовал ли этот орган заявление общества на предмет наличия в нем доводов о признаках нарушения антимонопольного законодательства в тех действиях, на которые оно указывало при обращении в антимонопольный орган, а также фактического наличия доказательств, на которые заявитель ссылался в подтверждение этих доводов.

Суд кассационной инстанции отметил, что принятие административным органом решения с превышением полномочий и с нарушением установленной процедуры является существенным нарушением норм Закона о защите конкуренции.

Суд кассационной инстанции констатировал, что исследование доводов общества о наличии в действиях Литвака К.К. недобросовестной конкуренции, а также оценка вопроса о наличии либо отсутствии правовых оснований для привлечения указанного лица к административной ответственности, предусмотренной статьей 14.33 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее - КоАП РФ), осуществляется комиссией антимонопольного органа при рассмотрении дела о нарушении антимонопольного законодательства, а не судом в рамках оспаривания решения антимонопольного органа об отказе в возбуждении административного дела.

Иной подход подменяет последующий судебный контроль, предусмотренный главой 24 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Суд кассационной инстанции выявил, что указанные обстоятельства не исследовались судами, несмотря на то, что общество ссылалось на несоблюдение соответствующих положений Закона о защите конкуренции, обращаясь с заявлением в суд, а также что судами не были оценены доводы общества о том, что на момент совершения Литваком К.К. действий, в которых усматриваются признаки нарушения антимонопольного законодательства, он обладал статусом индивидуального предпринимателя.

При новом рассмотрении дела решением Арбитражного суда города Москвы от 30.12.2020 по делу N А40-252162/2019, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 22.04.2021, требования заявителя удовлетворены: суды признали незаконным и отменили решение антимонопольного органа, изложенное в письме от 19.08.2019 N АК/71734/19, и обязали в 10-дневный срок с момента вступления решения по настоящему делу в законную силу возбудить антимонопольное дело в отношении Литвака К.К.

Суды установили, что в заявлении общества от 13.08.2019 N 142339 и приложениях к нему указаны факты, подтверждающие осуществление Литваком К.К. профессиональной деятельности, приносящей доход, так как согласно выписке из Единого государственного реестра индивидуальных предпринимателей (ЕГРИП) по состоянию на 10.08.2019, он осуществлял предпринимательскую деятельность с 21.03.2018 по 10.07.2019, в связи с этим признали, что в заявлении содержатся сведения о недобросовестной конкуренции со стороны Литвака К.К. в данный период времени, поскольку установили, что он является хозяйствующим субъектом в смысле пункта 5 статьи 4 Закона о защите конкуренции в период предполагаемого с его стороны нарушения антимонопольного законодательства, поскольку обладал статусом индивидуального предпринимателя.

В связи с изложенным суды признали сделанный антимонопольным органом в оспариваемом ненормативном правовом акте вывод об отсутствии в действиях Литвака К.К. признаков нарушения антимонопольного законодательства несоответствующим Закону о защите конкуренции.

Не согласившись с принятыми по делу судебными актами, антимонопольный орган обратился в Суд по интеллектуальным правам с кассационной жалобой, в которой, ссылаясь на неправильное применение судами норм материального права и нарушение норм процессуального права, а также на несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, просит отменить решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции и направить дело на новое рассмотрение.

По мнению антимонопольного органа, судами неверно был применен пункт 5 статьи 4 Закона о защите конкуренции, поскольку заявление общества не содержало сведений об осуществлении Литваком К.К. профессиональной деятельности, приносящей доход, на момент его подачи, тогда как норма предусмотренная статьей 14.33 КоАП РФ, не содержит санкций в отношении лица, не осуществляющего предпринимательскую деятельность, а следовательно, с его точки зрения, такое лицо не подлежит привлечению к административной ответственности за недобросовестную конкуренцию, и в отношении него не может быть возбуждено дело о нарушении антимонопольного законодательства, так как подлежит применению пункт 2 части 1 статьи 48 Закона о защите конкуренции.

Антимонопольный орган полагает, что в связи с этими обстоятельствами, решение суда первой инстанции является неисполнимым.

Кроме этого антимонопольный орган считает, что обязав в 10-дневный срок с момента вступления решения по настоящему делу в законную силу возбудить антимонопольное дело в отношении Литвака К.К., предрешили выводы, подлежащие установлению при принятии решения административным органом.

В судебном заседании представитель антимонопольного органа поддержал доводы, изложенные в кассационной жалобе, просил отменить решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции и направить дело на новое рассмотрение.

Общество, надлежащим образом извещенное о времени и месте судебного заседания, в том числе путем публичного уведомления на официальном сайте Суда по интеллектуальным правам http://ipc.arbitr.ru, своих представителей в суд кассационной инстанции не направило, что в соответствии с частью 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не является препятствием для рассмотрения кассационной жалобы в его отсутствие.

В силу части 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд кассационной инстанции проверяет законность решений, постановлений, принятых арбитражным судом первой и апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения норм материального права и норм процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного акта и исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы, если иное не предусмотрено названным Кодексом.

Рассмотрев кассационную жалобу в пределах доводов, изложенных в ней, проверив в порядке статей 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судами норм материального права и соблюдения норм процессуального права, соответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела при принятии обжалуемых судебных актов, а также соблюдены ли судами положения части 2.1 статьи 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд кассационной инстанции пришел к выводу об отсутствии правовых оснований для ее удовлетворения в связи со следующим.

Как следует из материалов дела, и установлено судами, обращаясь 13.08.2019 в антимонопольный орган с заявлением, общество просило признать недобросовестной конкуренцией действия Литвака К.К. по производству, предложению к продаже и реализации изделий, в которых незаконно использованы промышленные образцы, охраняемые патентами Российской Федерации N 104689, N 07889, как нарушающие статью 14.5 Закона о защите конкуренции, а также привлечь к административной ответственности по статье 14.33 КоАП РФ.

Решением антимонопольного органа от 19.08.2019 N АК/71734/19 обществу было отказано в возбуждении дела о нарушении антимонопольного законодательства в связи с отсутствием в действиях Литвака К.К. признаков, установленных частью 9 статьи 4 Закона о защите конкуренции, так как на момент рассмотрения заявления он не обладал статусом индивидуального предпринимателя.

Как указано выше, суды установили, что в заявлении общества от 13.08.2019 N 142339, поданном в антимонопольный орган, были указаны факты, подтверждающие осуществление Литваком К.К. профессиональной деятельности, приносящей доход, так как согласно выписке из ЕГРИП по состоянию на 10.08.2019, он осуществлял предпринимательскую деятельность с 21.03.2018 по 10.07.2019, в связи с этим признали указанный вывод антимонопольного органа несоответствующим Закону о защите конкуренции.

Суд по интеллектуальным правам не усматривает возможности не согласиться с указанным выводом судов, а потому не находит правовых оснований признать обоснованным довод антимонопольного органа о том, что заявление общества не содержало сведений об осуществлении Литваком К.К. профессиональной деятельности, приносящей доход, на момент его подачи.

В силу пункта 1 статьи 1358 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) патентообладателю принадлежит исключительное право использования промышленного образца в соответствии со статьей 1229 ГК РФ любым не противоречащим закону способом (исключительное право на промышленный образец).

Промышленный образец признается использованным в изделии, если это изделие содержит все существенные признаки промышленного образца или совокупность признаков, производящую на информированного потребителя такое же общее впечатление, какое производит запатентованный промышленный образец, при условии, что изделия имеют сходное назначение (пункт 3 статьи 1358 ГК РФ).

Как разъяснено в пункте 123 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.04.2019 N 10 "О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - Постановление N 10), использование без согласия патентообладателя не всех существенных признаков промышленного образца, а равно не всей совокупности признаков промышленного образца, производящих на информированного потребителя такое же общее впечатление, исключительное право патентообладателя не нарушает.

Наличие же в изделии ответчика всех существенных признаков промышленного образца, а равно всей совокупности признаков промышленного образца, производящих на информированного потребителя такое же общее впечатление, не может служить основанием для вывода об отсутствии использования промышленного образца.

Статьей 44 Закона о защите конкуренции определен порядок рассмотрения заявления, материалов и возбуждения дела о нарушении антимонопольного законодательства.

Частью 1 указанной статьи установлены требования к форме и содержанию заявления, направляемого в антимонопольный орган.

Согласно части 2 статьи 44 Закона о защите конкуренции к заявлению прилагаются документы, свидетельствующие о признаках нарушения антимонопольного законодательства. В случае невозможности представления таких документов указываются причины этого, а также предполагаемые лицо или орган, у которых эти документы могут быть получены.

Следовательно, доводы о признаках нарушения антимонопольного законодательства в заявлении должны свидетельствовать о том, что, по мнению подателя заявления, действия нарушителя в том виде, в котором они охарактеризованы в заявлении, охватываются составом недобросовестной конкуренции.

С учетом этого представленные в антимонопольный орган вместе с заявлением о нарушении антимонопольного законодательства доказательства исследуются им на стадии решения вопроса о возбуждении дела лишь на предмет того, направлено ли содержание этих доказательств на подтверждение доводов заявления о наличии признаков нарушения антимонопольного законодательства.

В соответствии с пунктом 2 части 5 статьи 44 Закона о защите конкуренции при рассмотрении заявления или материалов антимонопольный орган устанавливает наличие признаков нарушения антимонопольного законодательства и определяет нормы, которые подлежат применению.

В силу пункта 2 части 9 названной статьи Закона о защите конкуренции антимонопольный орган принимает решение об отказе в возбуждении дела, в том числе в случае, если признаки нарушения антимонопольного законодательства отсутствуют.

Оценка доказательств по существу на этой стадии не осуществляется.

Следовательно, на стадии возбуждения дела на основании поданного заявления исследуются само заявление на предмет наличия в нем доводов о признаках нарушения антимонопольного законодательства в тех действиях, на которые указывает сам заявитель, и то, приложены ли к заявлению доказательства, на которые заявитель ссылается как на подтверждающие эти доводы.

Таким образом, на стадии решения вопроса о возбуждении административного дела антимонопольный орган обязан установить лишь наличие признаков недобросовестной конкуренции, необходимых и достаточных для возбуждения дела.

Часть 2 статьи 14.33 КоАП РФ предусматривает административную ответственность за недобросовестную конкуренцию, выразившеюся во введении в оборот товара с незаконным использованием результатов интеллектуальной деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации юридического лица, средств индивидуализации продукции, работ, услуг.

Следовательно, для привлечения к административной ответственности за незаконное использование чужого промышленного образца, необходимо установить совокупность существенных признаков проверяемого промышленного образца, нашедших отражение на изображениях изделия, и его сходство с совокупностью признаков внешнего вида изделия того же или однородного назначения, а также что действия по вводу в гражданский оборот товара с использованием такого изделия являются недобросовестной конкуренцией.

Как следует из пункта 1 статьи 14.5 Закона о защите конкуренции не допускается недобросовестная конкуренция путем совершения хозяйствующим субъектом действий по продаже, обмену или иному введению в оборот товара, если при этом незаконно использовались результаты интеллектуальной деятельности, за исключением средств индивидуализации, принадлежащих хозяйствующему субъекту-конкуренту.

Под недобросовестной конкуренцией понимаются любые действия хозяйствующих субъектов (группы лиц), которые направлены на получение преимуществ при осуществлении предпринимательской деятельности, противоречат законодательству Российской Федерации, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости и причинили или могут причинить убытки другим хозяйствующим субъектам - конкурентам либо нанесли или могут нанести вред их деловой репутации (пункт 9 статьи 4 Закона о защите конкуренции).

Под хозяйствующим субъектом понимается коммерческая организация, некоммерческая организация, осуществляющая деятельность, приносящую ей доход, индивидуальный предприниматель, иное физическое лицо, не зарегистрированное в качестве индивидуального предпринимателя, но осуществляющее профессиональную деятельность, приносящую доход, в соответствии с федеральными законами на основании государственной регистрации и (или) лицензии, а также в силу членства в саморегулируемой организации (пункт 5 статьи 4 Закона о защите конкуренции).

Суд по интеллектуальным правам отмечает, что наличие конкурентных отношений, которые являются объектом правонарушения, выражающегося в недобросовестной конкуренции, служит необходимым элементом состава данного правонарушения.

В рассматриваемом деле необходимым квалифицирующим признаком недобросовестной конкуренции является наличие между хозяйствующими субъектами конкурентных отношений, осуществление ими деятельности на одном товарном рынке, способной вызвать смешение с деятельностью иного хозяйствующего субъекта-конкурента, а также незаконное использование результата интеллектуальной деятельности, принадлежащего хозяйствующему субъекту-конкуренту.

Для признания действий хозяйствующего субъекта недобросовестной конкуренцией такие действия должны одновременно совершаться хозяйствующим субъектом-конкурентом, быть направленными на получение преимуществ в предпринимательской деятельности, противоречить законодательству, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости, причинять (иметь возможность причинять) убытки другому хозяйствующему субъекту конкуренту либо наносить (возможность наносить) вред его деловой репутации (причинение вреда).

Как отмечено в пункте 10 Обзора судебной практики "О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении арбитражными судами дел об административных правонарушениях, предусмотренных главой 14 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях", утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации от 06.12.2017, утрата статуса должностного лица, в том числе в связи с изменением места работы, не препятствует привлечению лица к административной ответственности за правонарушение, совершенное им при наличии указанного статуса.

Аналогичный подход, должен применяться и в случае, если на момент обращения с заявлением о привлечении к ответственности индивидуального предпринимателя лицо утратило такой статус, так как это корреспондирует смыслу разъяснений, изложенных в подпункте "д" пункта 3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.2005 N 5 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях".

Наличие признаков нарушения антимонопольного законодательства, в том числе и признака наличия конкурентных отношений, подлежит анализу применительно к дате предполагаемого нарушения прав заявителя, а формальное прекращение статуса индивидуального предпринимателя само по себе не исключает продолжения такого нарушения, что следует, в частности, из постановления Суда по интеллектуальным правам от 26.12.2016 по делу N А01-1476/2015 (определением Верховного Суда Российской Федерации от 21.04.2017 N 308-КГ17-3218 в передаче кассационной жалобы на судебные акты по указанному делу для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации отказано).

С учетом того, что судами было установлено, что Литвак К.К. является хозяйствующим субъектом в смысле пункта 5 статьи 4 Закона о защите конкуренции, поскольку на момент фиксации обществом с его стороны правонарушения (17.08.2018 и 23.10.2018), обладал статусом индивидуального предпринимателя, так как согласно выписке из ЕГРИП по состоянию на 10.08.2019, он осуществлял предпринимательскую деятельность с 21.03.2018 по 10.07.2019, а значит мог совершать недобросовестные действия по производству, предложению к продаже и реализации изделий, в которых незаконно использованы промышленные образцы, охраняемые патентами Российской Федерации N 104689, N 07889, принадлежащими обществу, Суд по интеллектуальным правам считает, что суды обосновано признали незаконным и отменили решение антимонопольного органа, изложенное в письме от 19.08.2019 N АК/71734/19, и обязали в 10-дневный срок с момента вступления решения по настоящему делу в законную силу возбудить антимонопольное дело в отношении Литвака К.К.

Довод антимонопольного органа о том, что решение суда первой инстанции является неисполнимым, признается несостоятельным, поскольку то обстоятельство, что на момент рассмотрения заявления Литвака К.К. не обладал статусом индивидуального предпринимателя, не свидетельствует, согласно положениям указанных норм права и позиций суда высшей судебной инстанции, о невозможности возбуждения дела о нарушении антимонопольного законодательства.

Суд по интеллектуальным правам отмечает, что к функциям антимонопольного органа отнесено выявление нарушений антимонопольного законодательства, принятие мер по прекращению нарушения антимонопольного законодательства и привлечение к ответственности за такие нарушения (пункт 2 статьи 22 Закона о защите конкуренции), а к его полномочиям - возбуждение и рассмотрение дел о нарушениях антимонопольного законодательства (подпункт 1 пункта 1 статьи 23 Закона о защите конкуренции).

Следовательно, вышеизложенный подход судов соответствует положениям части 2 статьи 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Довод заявителя кассационной жалобы о том, что обязав в 10-дневный срок с момента вступления решения по настоящему делу в законную силу возбудить антимонопольное дело в отношении Литвака К.К., суды предрешили выводы, подлежащие установлению при принятии решения административным органом, подлежит отклонению, поскольку выводы о наличии либо отсутствии нарушения антимонопольного законодательства могут быть установлены лишь при рассмотрении дела в порядке главы 9 Закона о защите конкуренции.

Согласно правовой позиции, изложенной в определении Конституционного Суда Российской Федерации от 02.11.2011 N 1570-О-О "По запросу Ачинского городского суда Красноярского края о проверке конституционности положений частей 1 и 6 статьи 4.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях", в соответствии с Законом о защите конкуренции комиссия антимонопольного органа возбуждает по предусмотренным этим Федеральным законом основаниям и рассматривает дела о нарушении антимонопольного законодательства и по результатам их рассмотрения принимает решения (статьи 39 и 41).

Возбуждение комиссией производства по делу о нарушении антимонопольного законодательства не предрешает того, что факт административного правонарушения будет выявлен, а административное производство - возбуждено. При возбуждении и рассмотрении дела в таком производстве лицо не может быть привлечено к административной ответственности. Вместе с тем такое производство позволяет при установлении нарушения антимонопольного законодательства выявить и обстоятельства, свидетельствующие о наличии административного правонарушения.

Следовательно, возражения заявителя кассационной жалобы по существу сводятся к изложению его субъективного мнения о наличии оснований для отмены обжалуемых судебных актов.

Вместе с тем, занятая им правовая позиция не находит отражения в исследуемых нормах права и представленных в материалы дела доказательствах.

При таких обстоятельствах Суд по интеллектуальным правам считает, что судами при рассмотрении настоящего спора выполнены все указания суда кассационной инстанции, правильно определен круг обстоятельств, имеющих значение для разрешения спора и подлежащих исследованию, проверке и установлению по делу, правильно определены законы и иные нормативные акты, которые следовало применить по настоящему делу, дана оценка всем имеющимся в деле доказательствам с соблюдением требований законодательства, а также соблюдены положения части 2.1 статьи 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

В постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.04.2013 N 16549/12 сформулирована правовая позиция, согласно которой из принципа правовой определенности следует, что решение суда первой инстанции, основанное на полном и всестороннем исследовании обстоятельств дела, не может быть отменено исключительно по мотиву несогласия с оценкой указанных обстоятельств, данной судом первой инстанции.

Несогласие заявителя кассационной жалобы с результатами содержащейся в оспариваемых судебных актах оценки доказательств по делу не является основанием для их отмены, поскольку его доводы не свидетельствуют о неправильном применении судами норм материального или процессуального права, и не опровергают установленные ими обстоятельства.

Нарушений норм процессуального права, являющихся в соответствии с частью 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основанием для отмены судебных актов, судом кассационной инстанции не установлено.

С учетом изложенного обжалуемые судебные акты подлежат оставлению без изменения, кассационная жалоба - без удовлетворения.

Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда города Москвы от 30.12.2020 по делу N А40-252162/2019 и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 22.04.2021 по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу Федеральной антимонопольной службы России - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в двухмесячный срок.

 

Председательствующий
судья

Н.Н. Погадаев

 

Судья

С.П. Рогожин

 

Судья

Р.В. Силаев

 

Предприниматель производил и продавал изделия, в которых незаконно использованы запатентованные промышленные образцы. ФАС отказался возбудить против него дело о недобросовестной конкуренции, так как на момент подачи заявления гражданин утратил статус ИП. Суды отменили отказ ФАС и обязали его возбудить дело. Суд по интеллектуальным правам согласился с этим.

Выводы ФАС были преждевременны. Антимонопольный орган не должен был на стадии возбуждении дела исследовать доводы о недобросовестной конкуренции и предрешать вопрос о привлечении к ответственности. Нужно было лишь определить, содержит ли заявление признаки правонарушения, направлены ли доказательства на подтверждение доводов заявителя.

Согласно выписке из ЕГРИП гражданин в момент нарушения, вопреки мнению ФАС, был предпринимателем, а значит, мог создать недобросовестную конкуренцию правообладателю. Утрата статуса ИП не препятствует привлечению его к ответственности за правонарушение, совершенное им в указанном статусе.