Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 12 июля 2021 г. N С01-870/2021 по делу N А56-79435/2020 Суд оставил без изменения постановление апелляционного суда о взыскании задолженности по лицензионному договору, поскольку материалами дела подтверждается наличие задолженности ответчика перед истцом

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 12 июля 2021 г. N С01-870/2021 по делу N А56-79435/2020

ГАРАНТ:

См. Определение Суда по интеллектуальным правам от 12 июля 2021 г. N С01-870/2021 по делу N А56-79435/2020 об исправлении опечатки

Резолютивная часть постановления объявлена 7 июля 2021 г.

Полный текст постановления изготовлен 12 июля 2021 г.

 

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего судьи - Булгакова Д.А.,

судей - Борисовой Ю.В., Мындря Д.И.,

рассмотрел в открытом судебном заседании кассационную жалобу индивидуального предпринимателя Камышной Анжелы Александровны (ОГРНИП 311619326500062) на решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 30.11.2020 по делу N А56-79435/2020 и постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 10.03.2021 по тому же делу,

по иску общества с ограниченной ответственностью "МОССЭБО КАПИТАЛ МЕНЕДЖМЕНТ" (пр-т Медиков, д. 10, литер А, корп. 1, пом. 105-Н, Санкт-Петербург, 197022, ОГРН 1147847329332)

к индивидуальному предпринимателю Камышной Анжеле Александровне о взыскании задолженности по лицензионному договору.

В судебном заседании приняли участие представители:

от общества с ограниченной ответственностью "МОССЭБО КАПИТАЛ МЕНЕДЖМЕНТ" - Семенова А.С. (по доверенности от 26.02.2021);

от индивидуального предпринимателя Камышной Анжелы Александровны - Анастасиади И.А. (по доверенности от 06.04.2021).

Суд по интеллектуальным правам

УСТАНОВИЛ:

общество с ограниченной ответственностью "МОССЭБО КАПИТАЛ МЕНЕДЖМЕНТ" (далее - общество) обратилось в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с иском к индивидуальному предпринимателю Камышной Анжеле Александровне (далее - предприниматель) о взыскании задолженности по лицензионному договору от 17.06.2019 N 17/06/19-2 в размере 590 000 рублей, расходов по оплате государственной пошлины в размере 14 800 рублей.

Дело рассмотрено судом первой инстанции в порядке упрощенного производства по правилам главы 29 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Решением суда первой инстанции от 30.11.2020 требования истца удовлетворены.

Ответчик, не согласившись с решением суда первой инстанции, подал апелляционную жалобу.

До начала рассмотрения жалобы по существу апелляционным судом установлены обстоятельства, являющиеся безусловными основаниями для отмены судебного акта и перехода к рассмотрению дела по общим правилам рассмотрения дел, установленных Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации для суда первой инстанции.

Определением Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 28.01.2021 апелляционный суд перешел к рассмотрению дела N А56-79435/2020 по общим правилам искового производства, установленным Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации для рассмотрения дела в суде первой инстанции.

Постановлением Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 10.03.2021 с предпринимателя в пользу общества взыскано лицензионное вознаграждение по договору от 17.06.2019 N 17/06/19-2 в сумме 523 274,19 рублей, расходы по уплате государственной пошлины в сумме 13 126 рублей. В остальной части в удовлетворении иска отказано.

Ответчик, не согласившись с названными судебными актами судов первой и апелляционной инстанций, обратился в Суд по интеллектуальным правам с кассационной жалобой, в которой просит отменить решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции, в удовлетворении исковых требований отказать.

В поданной кассационной жалобе, ответчик указывает на то, что им представлены доказательства, подтверждающие прекращение использования секрета производства (ноу-хау), ссылается на расторжение договора аренды помещения, в котором располагался филиал, из-за сложившейся на тот момент эпидемиологической ситуации, вызванной распространением коронавирусной инфекции (COVID-19). Данное обстоятельство, по мнению ответчика, свидетельствует о том, что расторжение договора возможно в одностороннем порядке в связи с существенным изменением обстоятельств, а обязательства подлежали прекращению в силу невозможности их исполнения. Ответчик также отмечает, что спорный договор не был зарегистрирован в установленном законом порядке.

Истец представил отзыв на кассационную жалобу, в котором возражал против ее удовлетворения.

Ответчик представил возражения на отзыв истца.

Указанные документы приобщены к материалам дела в судебном заседании 07.07.2021.

В судебном заседании 07.07.2021 представители сторон поддержали доводы, ранее изложенные ими в кассационной жалобе, отзыве и в возражениях на отзыв.

Законность обжалуемых судебных актов проверена арбитражным судом кассационной инстанции в порядке, предусмотренном статьями 284, 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Как следует из материалов дела и установлено судами, 17.06.2019 между истцом и ответчиком заключены: лицензионный договор N 17/06/19-1 о предоставлении права использования секрета производства (ноу-хау), лицензионный договор N 17/06/19-2 на право использования товарного знака (знака обслуживания).

В соответствии с п. 2.1 договора N 17/06/19-2 истец предоставил ответчику на срок действия договора лицензию на право использования товарного знака для использования его в отношении услуг, предусмотренных Методикой, а также услуг 37-го класса Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков, приведенных в свидетельстве на товарный знак, а ответчик обязался уплатить истцу обусловленное данным договором вознаграждение.

Согласно п. 4.1 договора N 17/06/19-2 ответчик обязался ежемесячно перечислять на расчетный счет истца сумму лицензионного вознаграждения с 25 по 30 число каждого месяца, предшествующего отчетному.

Графиком платежей установлено соотношение оплачиваемого периода и суммы, подлежащей уплате. В соответствии с графиком платежей последняя выплата в пользу истца в размере 140 000 рублей произведена ответчиком 28.02.2020.

Решением Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 29.06.2020 по делу N А56-34839/2020 лицензионный договор N 17/06/19-2 на право использования товарного знака (знака обслуживания) расторгнут. Указанное решение вступило в законную силу.

Исходя из изложенного, суд первой инстанции установил, что лицензионный договор N 17/06/19-2 сохранял свое действие до вступления в законную силу решения Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 29.06.2020 по делу N А56-34839/2020.

Согласно графику платежей в указанный период ответчиком в пользу истца выплат по договору не поступало. Поэтому истец направил в адрес ответчика досудебную претензию о выплате денежных средств по договору.

Ответчик не согласился с данным требованием и отказал истцу в выплате лицензионного вознаграждения.

Данное обстоятельство являлось основанием для обращения истца в арбитражный суд с настоящим иском.

Суд первой инстанции, исследовав материалы дела, пришел к выводу о том, что истец надлежащим образом исполнял свои обязательства по договору, в том время как ответчик, не исполнил свои обязательства по оплате лицензионных платежей, в связи с чем, признав представленный истцом расчет задолженности верным, с учетом обстоятельств того, что лицензионный договор N 17/06/19-2 сохранял свое действие до вступления в законную силу решения Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 29.06.2020 по делу N А56-34839/2020, суд первой инстанции пришел к выводу об удовлетворении исковых требований в заявленном размере, с отнесением расходов по уплате государственной пошлины на ответчика в полном объеме.

При рассмотрении апелляционной жалобы ответчика суд апелляционной инстанции пришел к выводу о наличии безусловного основания для отмены решения суда первой инстанции в соответствии с пунктом 2 части 4 статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, поэтому определением от 28.01.2021 перешел к рассмотрению дела по правилам первой инстанции.

Повторно рассмотрев дело, суд апелляционной инстанции установил, что обязательства по спорному лицензионному договору сторонами исполнялись.

Так, судом апелляционной инстанции отмечено, что согласно подписанному сторонами акту приема-передачи от 17.06.2019 истец передал, а ответчик получил право использования знака обслуживания "MOSSEBO" (неисключительное право) без права его дальнейшей передачи по сублицензионным договорам, формат, изображение и требования к изображению товарного знака.

Ответчик для организации студии дизайна заключил договор аренды от 19.07.2019 N 5, в соответствии с условиями которого ответчику по акту от 19.07.2019 передано во временное пользование нежилое помещение, площадью 75 кв. м., по адресу: г. Ростов-на-Дону, пер. Семашко, 118/260.

Ответчик 13.11.2019 направил в адрес истца уведомление о готовности студии интерьера к работе с соблюдением условий договора (согласование место расположения студии, а также внешнего и внутреннего оформления).

С ноября 2019 года ответчик фактически открыл студию дизайна и осуществлял использование знака обслуживания "MOSSEBO" (неисключительное право) при осуществлении деятельности на территории города Ростов-на-Дону.

Ответчик произвел следующие платежи: 130 000 рублей по платежному поручению N 262 от 25.10.2019 с назначением платежа "за ноябрь 2019 года"; 130 000 рублей по платежному поручению от 27.11.2019 N 313 с назначением платежа "за декабрь 2019 года"; 130 000 рублей по платежному поручению от 24.12.2019 N 352 с назначением платежа "за январь 2020 года"; 140 000 рублей по платежному поручению от 28.01.2020 N 22 с назначением платежа "за февраль 2020 года"; 140 000 рублей по платежному поручению от 28.02.2020 N 47 с назначением платежа "за март 2020 года".

С учетом изложенного, суд апелляционной инстанции отметил, что вне зависимости от факта регистрации, между сторонами возникли обязательственные отношения из лицензионного договора.

Принимая во внимание положения статей 309, 310 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), а также учитывая установленные фактические обстоятельства дела, а именно, что заключенный между обществом и предпринимателем договор, являлся действующим, не был расторгнут до 20.07.2020, а также не признан в установленном порядке недействительным, что материалами дела подтверждается наличие задолженности предпринимателя перед истцом, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о наличии оснований для взыскания с ответчика в пользу истца задолженности в сумме 523 274,19 рублей.

При этом суд апелляционной инстанции отклонил доводы апелляционной жалобы ответчика, аналогичные приведенным в кассационной жалобе, о закрытии студии дизайна 17.03.2020 и фактическом неиспользовании товарного знака, с учетом разъяснений суда вышестоящей инстанции, изложенных в пункте 40 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.04.2019 N 10 "О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации", и обстоятельств того, что в представленных ответчиком доказательствах расторжения договора аренды от 19.07.2019 N 5 отсутствуют ссылки на основания расторжения такого договора, что материалами дела подтверждается факт использования ответчиком товарного знака, а также, обстоятельств того, что ответчиком не соблюден порядок прекращения использования предоставленного права, согласованный сторонами в пункте 5.3. договора.

При рассмотрении кассационной жалобы суд кассационной инстанции установил, что решение суда первой инстанции отменено постановлением апелляционного суда, поэтому оно не подлежит проверке в рамках кассационного производства.

Изучив материалы дела и доводы, содержащиеся в кассационной жалобе, проверив в порядке, предусмотренном статьями 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, правильность применения судом апелляционной инстанции норм материального и процессуального права, а также соответствие выводов, изложенных в обжалуемом постановлении, установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, Суд по интеллектуальным правам не усматривает оснований для удовлетворения кассационной жалобы ввиду следующего.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1235 ГК РФ по лицензионному договору одна сторона - обладатель исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (лицензиар) предоставляет или обязуется предоставить другой стороне (лицензиату) право использования такого результата или такого средства в предусмотренных договором пределах.

Согласно пункту 5 статьи 1235 ГК РФ по лицензионному договору лицензиат обязуется уплатить лицензиару обусловленное договором вознаграждение, если договором не предусмотрено иное.

В соответствии с пунктом 2 статьи 1233 ГК РФ к договорам о распоряжении исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации, в том числе к договорам об отчуждении исключительного права и к лицензионным (сублицензионным) договорам, применяются общие положения об обязательствах (статьи 307 - 419) и о договоре (статьи 420 - 453), поскольку иное не установлено правилами раздела VII ГК РФ и не вытекает из содержания или характера исключительного права.

Как следует из статьи 307 ГК РФ, в силу обязательства должник обязан совершить в пользу кредитора определенное действие, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности.

В соответствии со статьями 309 и 310 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов; односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускается, за исключением случаев, предусмотренных законом.

Как ранее было указано, суд апелляционной инстанции установил, что обязательства по спорному лицензионному договору сторонами исполнялись.

Суд апелляционной инстанции также установлено, что ответчиком допущена задолженность по уплате лицензионного вознаграждения, за 6-8 оплачиваемые периоды.

Принимая во внимание условия заключенного лицензионного договора (п. 4.6), дату вступления в законную силу судебного акта N А56-34839/2020 (которым лицензионный договор от 17.06.2019 N 17/06/19-2 расторгнут), и иные обстоятельства настоящего дела, суд апелляционной инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что требования о взыскании лицензионного вознаграждения подлежат удовлетворению в сумме 523 274,19 рублей.

Суд по интеллектуальным правам полагает, что судом апелляционной инстанции были исследованы все представленные по делу доказательства, дана надлежащая оценка фактическим обстоятельствам дела, на основании чего сделан правомерный вывод об удовлетворении заявленных требований.

Ответчик в кассационной жалобе ссылается на расторжение договора аренды помещения, в котором располагался филиал, в связи со сложившейся на тот момент времени эпидемиологической ситуацией, вызванной распространением коронавирусной инфекции (COVID-19), и отмечает, что в связи с данным обстоятельством являлось возможным расторжение договора в одностороннем порядке в связи с существенным изменением обстоятельств, а обязательства подлежали прекращению в силу невозможности их исполнения.

Данный довод ответчика подлежит отклонению, поскольку судом апелляционной инстанции было установлено, что условиями договора предусмотрен порядок его расторжения (п. 5.3 договора), который не был соблюден ответчиком.

Исходя из условий части 2 статьи 450 ГК РФ по требованию одной из сторон договор может быть изменен или расторгнут по решению суда только: 1) при существенном нарушении договора другой стороной; 2) в иных случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, другими законами или договором.

Судом апелляционной установлено, что обществом условия договора были исполнены надлежащим образом.

Закрытие студии само по себе не может быть признано основанием для расторжения договора.

Как разъяснено в пункте 40 Постановления N 10, по смыслу части 5 статьи 1235 ГК РФ в его взаимосвязи с частью 4 статьи 1237 ГК РФ вознаграждение по возмездному лицензионному договору уплачивается за предоставление права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. В связи с этим лицензиару не может быть отказано в удовлетворении требования о взыскании вознаграждения по мотиву неиспользования лицензиатом соответствующего результата или средства.

С учетом изложенного, довод ответчика о том, что им не используется объект интеллектуальной собственности, переданный по лицензионному договору, правомерно не был принят судом апелляционной инстанции, поскольку гражданское законодательство не относит к обстоятельствам, освобождающим лицензиата от оплаты платежей по лицензионному договору, фактическое неиспользование объектов интеллектуальной собственности, соответствующая плата осуществляется за предоставление права использования.

Довод предпринимателя о том, что использование товарного знака являлось невозможным, ввиду расторжения договора аренды помещения, в котором располагался филиал, из-за сложившейся на тот момент времени эпидемиологической ситуации, вызванной распространением коронавирусной инфекции (COVID-19), отклоняется судом кассационной инстанции, поскольку, как верно отметил суд апелляционной инстанции, в представленных ответчиком доказательствах о расторжении договора аренды отсутствуют ссылки на основания расторжения договора аренды.

Ответчик в кассационной жалобе указывает на отсутствие государственной регистрации лицензионного договора в Роспатенте.

Данный довод рассмотрен судом апелляционной инстанции и обоснованно им отклонен с учетом следующего.

Отсутствие регистрации не влияет на действительность договорных отношений между сторонами в силу следующего.

Согласно правовой позиции, изложенной в пункте 37 Постановления N 10, предоставление права по лицензионному договору считается состоявшимся также с момента государственной регистрации предоставления права. При этом обязательственные отношения из договоров, переход или предоставление права по которым подлежат государственной регистрации, возникают независимо от государственной регистрации (пункты 1 и 2 статьи 433 ГК РФ).

Сторона договора, не прошедшего необходимую государственную регистрацию, не вправе на этом основании ссылаться на его незаключенность.

По смыслу статей 164, 165, пункта 3 статьи 433 ГК РФ государственная регистрация договора осуществляется в целях создания возможности для заинтересованных третьих лиц знать о факте наличия обязательства по договору.

Поскольку спорный договор не прошел необходимую государственную регистрацию, соответственно не порождает тех последствий, которые могут оказать влияние на права и интересы третьих лиц, не знавших о факте заключения договора и о содержании его условий.

При этом обязательственные отношения из договора (то есть правоотношения между правообладателем и пользователем) возникают независимо от государственной регистрации. Такой договор уже с момента достижения сторонами соглашения по всем его существенным условиям влечет правовые последствия в отношениях между сторонами договора, а также может породить весь комплекс последствий, на которые он непосредственно направлен, после государственной регистрации.

В рассматриваемом случае стороны выразили желание заключить лицензионный договор, подтвердили свое волеизъявление в письменной форме, фактически исполняли взятые на себя обязательства.

Отсутствие государственной регистрации договора не повлияло на договорные отношения истца и ответчика в период осуществления ими деятельности в рамках указанного договора.

Принимая во внимание изложенное, довод предпринимателя на отсутствие регистрации договора в Роспатенте отклоняется.

Рассмотрев содержащиеся в кассационной жалобе доводы, суд кассационной инстанции установил, что по существу они сводятся к несогласию ответчика с осуществленной судами оценкой представленных доказательств и не свидетельствуют о неправильном применении или толковании судом апелляционной инстанции норм материального и процессуального права.

Суд кассационной инстанции полагает, что вопреки содержащимся в кассационной жалобе доводам, судом апелляционной инстанции при рассмотрении дела установлены все обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения настоящего спора, а выводы суда соответствуют фактическим обстоятельствам дела и представленным доказательствам, основаны на правильном применении норм материального права.

Суд кассационной инстанции обращает внимание на правовую позицию, содержащуюся в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.04.2013 N 16549/12, согласно которой из принципа правовой определенности следует, что решение суда первой инстанции, основанное на полном и всестороннем исследовании обстоятельств дела, не может быть отменено исключительно по мотиву несогласия с оценкой указанных обстоятельств, данной судом первой инстанции.

Аналогичный подход подлежит применению и в отношении постановления суда апелляционной инстанции.

Принимая во внимание изложенные обстоятельства, Суд по интеллектуальным правам приходит к выводу о том, что фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судом апелляционной инстанции на основании объективного исследования имеющихся в деле доказательств с учетом доводов и возражений участвующих в деле лиц, выводы суда соответствуют фактическим обстоятельствам и представленным доказательствам, основаны на правильном применении норм материального и процессуального права.

Таким образом, обжалуемое постановление является законным и отмене не подлежит. Оснований для удовлетворения кассационной жалобы не имеется.

Расходы по уплате государственной пошлины за подачу кассационной жалобы в соответствии с частью 1 статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации относятся на заявителя этой жалобы.

Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

ПОСТАНОВИЛ:

постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 10.03.2021 по делу N А56-79435/2020 оставить без изменения, кассационную жалобу индивидуального предпринимателя Камышной Анжелы Александровны - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в двухмесячный срок.

 

Председательствующий судья

Д.А. Булгаков

 

Судья

Ю.В. Борисова

 

Судья

Д.И. Мындря

 

Вознаграждение нужно платить, даже когда товарный знак, права на который переданы по лицензионному договору, лицензиат фактически не использует.

Об этом напомнил Суд по интеллектуальным правам и подчеркнул, что законодательство не освобождает лицензиата от внесения сумм из-за фактического неиспользования объектов интеллектуальной собственности. Вознаграждение он платит за предоставление самого права использовать их.

Кроме того, суд указал, что лицензионный договор нельзя считать незаключенным для его сторон из-за того, что он не зарегистрирован. Такое соглашение не порождает последствий для третьих лиц, не знавших о нем. Для сторон же этой сделки правоотношения возникают независимо от госрегистрации.