Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 8 июля 2021 г. N С01-937/2021 по делу N А48-7003/2020 Суд оставил без изменения судебные акты о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на товарные знаки, поскольку реализация спорного товара именно ответчиком подтверждается совокупностью доказательств по делу

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 8 июля 2021 г. N С01-937/2021 по делу N А48-7003/2020

 

Суд по интеллектуальным правам в составе судьи Булгакова Д.А., рассмотрел без вызова сторон кассационную жалобу индивидуального предпринимателя Гнедовой Инны Дмитриевны (ОГРНИП 313574928300054) на решение Арбитражного суда Орловской области от 07.12.2020 по делу N А48-7003/2020 и постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 11.03.2021 по тому же делу, принятые в порядке упрощенного производства,

по исковому заявлению общества с ограниченной ответственностью "Мармелад Медиа" (Петроградская наб., д. 34, Лит. А, эт. 3, пом. 10-Н, ком. 7, Санкт-Петербург, 197101, ОГРН 1047823015349) к индивидуальному предпринимателю Гнедовой Инне Дмитриевне о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на товарные знаки.

Суд по интеллектуальным правам

УСТАНОВИЛ:

общество с ограниченной ответственностью "Мармелад Медиа" (далее - общество "Мармелад Медиа") обратилось в Арбитражный суд Орловской области с иском к индивидуальному предпринимателю Гнедовой Инне Дмитриевне (далее - ИП Гнедова И.Д., предприниматель) о взыскании 40 000 руб. компенсации за нарушение исключительных прав на товарные знаки по свидетельствам Российской Федерации N 570441, N 581164, N 581163, N 581162. Кроме того, истец просил взыскать с ответчика 1 150 руб. в возмещение расходов на приобретение товара, 200 руб. в возмещение расходов за получение выписки из Единого государственного реестра индивидуальных предпринимателей, 100 руб. в возмещение почтовых расходов.

Дело рассмотрено в порядке упрощенного производства.

Решением Арбитражного суда Орловской области от 07.12.2020 исковые требования удовлетворены.

Постановлением Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 11.03.2021 принят отказ общества "Мармелад Медиа" от заявления о возмещении судебных расходов по уплате государственной пошлины за получение выписки из Единого государственного реестра индивидуальных предпринимателей в размере 200 руб. Решение от 07.12.2020 в указанной части отменено, производство по делу в указанной части прекращено. В остальной части решение суда первой инстанции от 07.12.2020 оставлено без изменения.

Ответчик, не согласившись с вышеназванными судебными актами, обратился в Суд по интеллектуальным правам с кассационной жалобой, в которой просит отменить решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции и принять по делу новый судебный акт, которым отказать в удовлетворении исковых требований.

В обоснование поданной кассационной жалобы, заявитель указывает на отсутствие в материалах дела относимых и допустимых доказательств совершения нарушения именно ответчиком, отсутствие сходства спорных товаров с товарными знаками истца, нарушение судами норм процессуального права при оценке доказательств и доводов сторон, а также на наличие оснований к снижению суммы компенсации ввиду небольшой стоимости спорного товара.

От истца в материалы дела отзыв на кассационную жалобу не поступил.

Как указано в абзаце втором пункта 26 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 30.06.2020 N 13 "О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в арбитражном суде кассационной инстанции" с учетом положений части 2 статьи 288.2 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации кассационные жалобы на решения арбитражного суда первой инстанции и постановления арбитражного суда апелляционной инстанции, принятые по делам, рассмотренным в порядке упрощенного производства, рассматриваются арбитражными судами округов и Судом по интеллектуальным правам судьей единолично без вызова сторон.

Законность обжалуемых судебных актов проверена арбитражным судом кассационной инстанции в порядке, предусмотренном статьями 284, 286 и 288.2 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Как следует из материалов дела и установлено судами, общество "Smeshariki GmbH" (Смешарики ГмбХ), зарегистрированная в г. Мюнхен, Германия, является обладателем исключительных прав на товарные знаки "Панди" по свидетельству Российской Федерации N 570441 с приоритетом от 07.08.2014, "Крошик" по свидетельству Российской Федерации N 581164 с приоритетом от 31.03.2015, "Нюшенька" по свидетельству Российской Федерации N 581163 с приоритетом от 31.03.2015, "Барашик" по свидетельству Российской Федерации N 581162 с приоритетом от 31.03.2015, зарегистрированные, в том числе, в отношении товаров 28-го класса Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков "игры, игрушки".

В свою очередь общество "Мармелад Медиа", истец по настоящему делу, является исключительным лицензиатом в отношении указанных товарных знаков на основании договора исключительной лицензии от 01.11.2017 N 06/17-ТЗ-ММ.

Как указал истец, 05.06.2018 в торговой точке, расположенной по адресу: г. Орел, ул. Ливенская, д. 68А, предпринимателем Гнедовой И.Д. осуществлена реализация товара - игрушки в количестве 4 штук, сходные до степени смешения с товарными знаками по свидетельствам Российской Федерации N 581162, N 581163, N 581164, 570441.

В подтверждение факта приобретения товара обществом "Мармелад Медиа" в материалы дела представлены товарный чек от 05.06.2018 с оттиском печати предпринимателя Гнедовой И.Д. с указанием реквизитов (ОГРНИП 313574928300054 и ИНН 575100196770) на сумму 1 150 руб., спорный товар, фото спорного товара, видеозапись процесса приобретения товара.

Суд первой инстанции, оценив представленные в дело доказательства и удовлетворяя заявленные требования в полном объеме, исходил из доказанности факта наличия у обществ "Мармелад Медиа" исключительных прав на указанные выше объекты и их нарушения предпринимателем при реализации спорного товара.

Апелляционный суд с выводами суда первой инстанции согласился, отклонив приведенные в апелляционной жалобе доводы, аналогичные доводам, изложенным в кассационной жалобе.

Изучив материалы дела и доводы, содержащиеся в кассационной жалобе, проверив в порядке, предусмотренном статьями 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, правильность применения судами первой и апелляционной инстанции норм материального и процессуального права, а также соответствие выводов, изложенных в обжалуемых судебных актах, установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, Суд по интеллектуальным правам не усматривает оснований для удовлетворения кассационной жалобы и отмены обжалуемых судебных актов ввиду следующего.

Согласно пункту 3 статьи 1252 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) в случаях, предусмотренных названным Кодексом для отдельных видов результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, при нарушении исключительного права правообладатель вправе вместо возмещения убытков требовать от нарушителя выплаты компенсации за нарушение указанного права. Компенсация подлежит взысканию при доказанности факта правонарушения. При этом правообладатель, обратившийся за защитой права, освобождается от доказывания размера причиненных ему убытков.

Размер компенсации определяется судом в пределах, установленных ГК РФ, в зависимости от характера нарушения и иных обстоятельств дела с учетом требований разумности и справедливости.

Правообладатель вправе требовать от нарушителя выплаты компенсации за каждый случай неправомерного использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации либо за допущенное правонарушение в целом.

Пунктом 1 статьи 1477 ГК РФ признается исключительное право на товарный знак, то есть на обозначение, служащее для индивидуализации товаров юридических лиц или индивидуальных предпринимателей.

Лицу, на имя которого зарегистрирован товарный знак (правообладателю), принадлежит исключительное право использования товарного знака в соответствии со статьей 1229 ГК РФ любым не противоречащим закону способом (пункт 1 статьи 1484 ГК РФ).

Никто не вправе использовать без разрешения правообладателя сходные с его товарным знаком обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров, если в результате такого использования возникнет вероятность смешения (пункт 1 статьи 1484 ГК РФ).

Ответственность за незаконное использование товарного знака предусмотрена статьей 1515 ГК РФ, при этом истец вправе выбрать способ защиты своего нарушенного права по своему усмотрению.

В силу пункта 4 указанной статьи правообладатель вправе требовать по своему выбору от нарушителя выплаты компенсации: 1) в размере от десяти тысяч до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения; 2) в двукратном размере стоимости товаров, на которых незаконно размещен товарный знак, или в двукратном размере стоимости права использования товарного знака, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование товарного знака.

Как следует из разъяснений, содержащихся в пункте 59 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.04.2019 N 10 "О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - Постановление N 10), компенсация подлежит взысканию при доказанности факта нарушения, при этом правообладатель не обязан доказывать факт несения убытков и их размер.

В предмет доказывания по требованию о защите исключительного права на товарный знак входят следующие обстоятельства: факт принадлежности истцу указанного права и факт его нарушения ответчиком.

Судами первой и апелляционной инстанции установлено, что факт принадлежности истцу исключительных прав на товарные знаки, в защиту которых подан настоящий иск, подтвержден представленными в материалы дела доказательствами.

Вопреки доводам кассационной жалобы, факт нарушения ответчиком исключительных прав истца путем реализации контрафактного товара, также подтвержден совокупностью представленных в материалы дела доказательств (чеком, видеозаписью, фотографиями товара).

Суд кассационной инстанции отмечает, что вышеназванные доказательства на основании статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации объективно и всесторонне исследованы судами, получили свою надлежащую оценку, недопустимыми не признаны.

С учетом изложенного, доводы предпринимателя о том, что в материалах дела отсутствуют относимые и допустимые доказательства нарушения ответчиком исключительных прав истца, подлежат отклонению, как направленные на переоценку установленных судами обстоятельств дела и представленных в материалы дела доказательств, что не входит в полномочия суда кассационной инстанции.

Суд кассационной инстанции считает, что суды первой и апелляционной инстанций, установив, на основании оценки представленных в материалы дела доказательств, факт нарушения ответчиком исключительных прав истца на товарные знаки, пришли к правомерному выводу о наличии оснований для взыскания компенсации с ответчика в пользу истца.

Указание ответчика на то, что видеозапись процесса приобретения спорного товара, приобщенная к материалам дела, не может быть признана допустимым доказательством, подлежит отклонению, поскольку она сделана представителем истца в порядке статей 12 и 14 ГК РФ в целях самозащиты гражданских прав, соответствует положениям статей 67, 68 и 89 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, является доказательством по делу, позволяющим установить обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения настоящего спора, в частности то, что ответчик в указанном в исковом заявлении месте и в указанный день незаконно использовал исключительные права истца на распространение товаров сходных с товарными знаками исключительные права на которые принадлежат истцу.

Как разъяснено в пункте 55 Постановления N 10, при рассмотрении дел о защите нарушенных интеллектуальных прав следует учитывать, что законом не установлен перечень допустимых доказательств, на основании которых устанавливается факт нарушения.

Факт неправомерного распространения контрафактных материальных носителей в рамках договора розничной купли-продажи может быть установлен не только путем представления кассового или товарного чека или иного документа, подтверждающего оплату товара, а также заслушивания свидетельских показаний (статья 493 ГК РФ), но и на основании иных доказательств, например аудио- или видеозаписи. Для признания аудио- или видеозаписи допустимым доказательством согласия на проведение аудиозаписи или видеосъемки того лица, в отношении которого они производятся, не требуется.

В соответствии со статьей 493 ГК РФ факт заключения договора розничной купли-продажи подтверждается выдачей продавцом покупателю кассового или товарного чека.

Как установлено судами, из чека, представленного в материалы дела, следует, что продавцом спорного товара является ответчик, поскольку в указанном чеке отражены идентифицирующие продавца спорного товара сведения, совпадающие со сведениями об ответчике.

Кроме того, суд кассационной инстанции отмечает, что чек нельзя воспринимать отдельно от иных представленных в материалы дела доказательств (в том числе видеозаписи), которые также были оценены судами, поскольку суды исходили из того, что эти доказательства составляют неразрывную, логически последовательную цепочку материалов, подтверждающих факт реализации спорного товара ответчиком.

Каких-либо доказательств того, что ответчик представленный в материалы дела чек выдал в отношении иного товара, чем тот, на который ссылается истец, а также имеется на видеозаписи, в материалы дела не представлено, как и не представлено доказательств того, что от имени ответчика действовало неуполномоченное им лицо.

При таких обстоятельствах доводы ответчика о недопустимости упомянутых доказательств Судом по интеллектуальным правам не принимаются.

С учетом изложенного, суды пришли к обоснованному выводу о доказанности факта нарушения ответчиком исключительных прав истца на товарный знак и наличии оснований для применения к ответчику мер гражданско-правовой ответственности в виде взыскания компенсации.

Доводы заявителя кассационной жалобы об отсутствии сходства до степени смешения товаров с товарными знаками истца, подлежат отклонению судом кассационной инстанции как направленные на переоценку доказательств и фактических обстоятельств дела.

Ссылка ответчика на то, что спорные товары ассоциируются с персонажами анимационного сериалы "Малышарики", поэтому может быть зафиксировано одно нарушение исключительного права на один результат интеллектуальной деятельности не обоснована, так как истец заявил требования о защите исключительных прав на товарные знаки, которые являются самостоятельными объектами интеллектуальной собственности.

Как следует из материалов дела и установлено судами, истцом при обращении в суд с настоящим исковым заявлением избран низший предел вида компенсации, предусмотренного подпунктом 1 пункта 4 статьи 1515 ГК РФ, следовательно, снижение данного размера компенсации ниже установленного предела, возможно исключительно при наличии мотивированного и документального подтвержденного заявления ответчика.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда РФ, изложенной в пункте 4 постановления от 13.12.2016 N 28-П, снижение размера компенсации менее размера, установленного пунктом 3 статьи 1252 ГК РФ возможно по заявлению ответчика и при одновременном наличии следующих условий: убытки поддаются исчислению с разумной степенью достоверности, а их превышение должно быть доказано ответчиком; правонарушение совершено ответчиком впервые; использование объектов интеллектуальной собственности, права на которые принадлежат другим лицам, с нарушением этих прав не являлось существенной частью деятельности ответчика и не носило грубый характер (например, если продавцу не было заведомо известно о контрафактном характере реализуемой им продукции).

В рассматриваемом случае, ответчиком в нарушение статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации доказательств, свидетельствующих о необходимости снижения компенсации ниже низшего предела, установленного действующим законодательством, не представлено.

Вопреки доводам кассационной жалобы, такое обстоятельство дела как низкая стоимость контрафактного товара, само по себе не является достаточными для снижения размера компенсации ниже установленных в законе пределов, поскольку ответчиком не доказана вся совокупность критериев для снижения заявленного размера компенсации, указанных в постановлении от 13.12.2016 N 28-П, что исключает возможность его снижения ниже низшего предела, установленного действующим гражданским законодательством.

Принимая во внимание изложенное, суды первой и апелляционной инстанций правомерно не усмотрели оснований для снижения компенсации, заявленной на основании подпункта 1 пункта 4 статьи 1515 ГК РФ.

Рассмотрев кассационную жалобу ответчика, суд установил, что доводы заявителя кассационной жалобы были предметом исследования суда апелляционной инстанций и им дана мотивированная оценка.

Согласно положениям части 3 статьи 288.2 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд кассационной инстанции по делам, рассмотренным в порядке упрощенного производства, уполномочен осуществлять пересмотр судебных актов нижестоящих судов на предмет наличия существенных нарушений норм материального права и (или) норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод, законных интересов в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Аргументы заявителя кассационной жалобы не свидетельствуют о существенных нарушениях судами первой и апелляционной инстанций норм материального права и (или) норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод, законных интересов в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Определение размера компенсации не является вопросом применения права. Установление конкретного размера компенсации относится к компетенции суда, рассматривающего спор по существу, и не относится к полномочиям суда кассационной инстанции.

Взысканная с ответчика сумма компенсации надлежащим образом мотивирована в обжалуемых судебных актах с учетом установления всех обстоятельств, имеющих существенное значение для разрешения данного вопроса.

Суд кассационной инстанции в силу компетенции, предусмотренной главой 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, не наделен полномочиями по переоценке фактических обстоятельств дела, установленных нижестоящими судами на основании собранных по делу доказательств.

Таким образом, оснований для удовлетворения кассационной жалобы не имеется.

В соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судебные расходы по рассмотрению кассационной жалобы относятся на предпринимателя.

На основании части 3 статьи 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации постановление суда кассационной инстанции, которым не были отменены или изменены судебные акты, принятые в порядке упрощенного производства, не подлежат обжалованию в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации.

Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Орловской области от 07.12.2020 по делу N А48-7003/2020 и постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 11.03.2021 по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу индивидуального предпринимателя Гнедовой Инны Дмитриевны - без удовлетворения.

 

Судья

Д.А. Булгаков

 

По ГК РФ лицо при нарушении его исключительного права может вместо возмещения убытков требовать выплатить компенсацию.

Относительно уменьшения размера этой компенсации ниже минимального предела, установленного законодательством, СИП указал, что такое обстоятельство, как дешевая стоимость контрафактного товара, само по себе не является достаточным для подобного снижения.