Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 6 июля 2021 г. N С01-1068/2021 по делу N А55-12263/2020 Суд отменил вынесенные ранее судебные решения и направил дело о защите исключительного права на товарный знак на новое рассмотрение в суд первой инстанции, поскольку суды при разрешении данного спора не обеспечили полноту исследования всех обстоятельств и доказательств, имеющих значение для правильного рассмотрения спора

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 6 июля 2021 г. N С01-1068/2021 по делу N А55-12263/2020

 

Резолютивная часть постановления объявлена 6 июля 2021 года.

Полный текст постановления изготовлен 6 июля 2021 года.

 

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего - судьи Голофаева В.В.,

судей - Ерина А.А., Рогожина С.П.

рассмотрел в открытом судебном заседании кассационную жалобу индивидуального предпринимателя Поляковой Анны Валерьевны (г. Электросталь, Московская область, ОГРНИП 317402700060497) на решение Арбитражного суда Самарской области от 21.12.2020 и постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 12.04.2021 по делу N А55-12263/2020

по исковому заявлению индивидуального предпринимателя Поляковой Анны Валерьевны к индивидуальному предпринимателю Бурцевой Таисии Рафиковне (г. Кинель, Самарская обл., ОГРНИП 316631300116812) о защите исключительного права на товарный знак.

В судебном заседании принял участие представитель индивидуального предпринимателя Поляковой Анны Валерьевны Беляевский А.И. (по доверенности от 06.08.2019).

Суд по интеллектуальным правам

УСТАНОВИЛ:

индивидуальный предприниматель Полякова Анна Валерьевна (далее - истец) обратилась в Арбитражный суд Самарской области с иском к индивидуальному предпринимателю Бурцевой Таисии Рафиковне (далее - ответчик) о взыскании 400 000 рублей компенсации за незаконное использование товарного знака свидетельству Российской Федерации N 668434.

Решением Арбитражного суда Самарской области от 21.12.2020, оставленным без изменения постановлением Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 12.04.2021, в удовлетворении исковых требований отказано.

Не согласившись с принятыми по делу решением и постановлением, истец обратился в Суд по интеллектуальным правам с кассационной жалобой, в которой, ссылаясь на нарушение судами норм материального и процессуального права, несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, просит отменить данные судебные акты и направить дело на новое рассмотрение.

Истец указывает на ошибочность вывода судов о том, что ответчик обладает исключительным правом на коммерческое обозначение "Ручки да Ножки", которое возникло у него до даты приоритета товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 668434.

Как отмечает заявитель кассационной жалобы, наличие у ответчика права на данное коммерческое обозначение установлено с нарушением норм статьи 1539 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ, Кодекс), определяющих условия возникновения у лица права на коммерческое обозначение. В нарушение критериев, необходимых для признания обозначения средством индивидуализации предприятия, наличие у обозначения достаточных различительных признаков и известности его употребления правообладателем для индивидуализации своего предприятия в пределах определенной территории судами не исследовалось. Вывод судов о принадлежности Бурцевой Т.Р. исключительного права на коммерческое обозначение сделан в отсутствие надлежащих доказательств.

В отзыве на кассационную жалобу ответчик просит оставить без изменения обжалуемые судебные акты, сославшись на их законность и обоснованность, а также на несостоятельность доводов жалобы.

В судебном заседании суда кассационной инстанции представитель истца поддержал доводы кассационной жалобы, просил отменить обжалуемые судебные акты, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Ответчик, извещенный надлежащим образом о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы, явку своего представителя в судебное заседание не обеспечил, что в силу части 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не является препятствием для рассмотрения жалобы в его отсутствие.

Обсудив доводы кассационной жалобы и отзыва на нее, выслушав представителя истца, проверив в порядке статей 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации законность обжалуемых судебных актов, правильность применения норм материального и процессуального права при рассмотрении дела, а также соответствие выводов, содержащихся в обжалуемых решении и постановлении, установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе, Суд по интеллектуальным правам пришел к выводу о наличии оснований для ее удовлетворения в силу следующего.

Пунктом 1 статьи 1229 ГК РФ предусмотрено, что гражданин или юридическое лицо, обладающие исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (правообладатель), вправе использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (статья 1233), если Кодексом не предусмотрено иное.

Правообладатель может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. Отсутствие запрета не считается согласием (разрешением).

Другие лица не могут использовать соответствующие результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без согласия правообладателя, за исключением случаев, предусмотренных Кодексом. Использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации (в том числе их использование способами, предусмотренными Кодексом), если такое использование осуществляется без согласия правообладателя, является незаконным и влечет ответственность, установленную этим Кодексом, другими законами, за исключением случаев, когда использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации лицами иными, чем правообладатель, без его согласия допускается Кодексом.

Согласно пункту 1 статьи 1484 ГК РФ лицу, на имя которого зарегистрирован товарный знак (правообладателю), принадлежит исключительное право использования товарного знака в соответствии со статьей 1229 Кодекса любым не противоречащим закону способом (исключительное право на товарный знак), в том числе способами, указанными в пункте 2 этой статьи. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на товарный знак.

Никто не вправе использовать без разрешения правообладателя сходные с его товарным знаком обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров, если в результате такого использования возникнет вероятность смешения (пункт 3 статьи 1484 Кодекса).

В соответствии с пунктом 1 статьи 1539 ГК РФ правообладателю принадлежит исключительное право использования коммерческого обозначения в качестве средства индивидуализации принадлежащего ему предприятия любым не противоречащим закону способом (исключительное право на коммерческое обозначение), в том числе путем указания коммерческого обозначения на вывесках, бланках, в счетах и на иной документации, в объявлениях и рекламе, на товарах или их упаковках, в сети Интернет, если такое обозначение обладает достаточными различительными признаками и его употребление правообладателем для индивидуализации своего предприятия является известным в пределах определенной территории.

В силу пункта 6 статьи 1252 ГК РФ, если различные средства индивидуализации (фирменное наименование, товарный знак, знак обслуживания, коммерческое обозначение) оказываются тождественными или сходными до степени смешения и в результате такого тождества или сходства могут быть введены в заблуждение потребители и (или) контрагенты, преимущество имеет средство индивидуализации, исключительное право на которое возникло ранее, либо в случаях установления конвенционного или выставочного приоритета средство индивидуализации, которое имеет более ранний приоритет.

В соответствии со статьей 1250 ГК РФ интеллектуальные права защищаются способами, предусмотренными Кодексом, с учетом существа нарушенного права и последствий нарушения этого права.

Статьей 1252 ГК РФ предусмотрено, что защита исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации осуществляется, в частности, путем предъявления требования о пресечении действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, - к лицу, совершающему такие действия или осуществляющему необходимые приготовления к ним; о возмещении убытков - к лицу, неправомерно использовавшему результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без заключения соглашения с правообладателем (бездоговорное использование) либо иным образом нарушившему его исключительное право и причинившему ему ущерб.

В соответствии с пунктом 3 статьи 1252 ГК РФ в случаях, предусмотренных Кодексом для отдельных видов результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, при нарушении исключительного права правообладатель вправе вместо возмещения убытков требовать от нарушителя выплаты компенсации за нарушение указанного права. Компенсация подлежит взысканию при доказанности факта правонарушения. При этом правообладатель, обратившийся за защитой права, освобождается от доказывания размера причиненных ему убытков.

Размер компенсации определяется судом в пределах, установленных Кодексом, в зависимости от характера нарушения и иных обстоятельств дела с учетом требований разумности и справедливости.

Пунктом 4 статьи 1515 ГК РФ предусмотрено, что правообладатель вправе требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации, в том числе в размере от десяти тысяч до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения.

Как установлено судами и следует из материалов дела, истец является правообладателем товарного знака "" по свидетельству Российской Федерации N 668434, который зарегистрирован 30.08.2018 с приоритетом от 21.11.2017 в отношении услуг 44-го класса Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков "имплантация волос; ваксинг/восковая депиляция; маникюр; массаж; парикмахерские; педикюр; пирсинг; салоны красоты; татуирование; услуги визажистов; услуги соляриев".

Истцу стало известно, что ответчик использует обозначение, сходное до степени смешения с этим товарным знаком, для индивидуализации принадлежащего ему маникюрного салона, расположенного по адресу: Самарская обл., г. Самара, ул. Ново-Вокзальная, д. 27, корп. 1, эт. 2, а также на сайте https://rdnstudio.ru, в сетях Instagram, В контакте, Фейсбук, в приложении "Яндекс карты".

Данные обстоятельства послужили основанием для обращения истца в арбитражный суд с иском к ответчику о взыскании компенсации за нарушение исключительного права на товарный знак.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции исходил из недоказанности нарушения ответчиком исключительного права истца на указанный товарный знак. При этом суд первой инстанции установил, что ответчик обладает исключительным правом на сходное с товарным знаком коммерческое обозначение, возникшим раньше даты приоритета товарного знака истца.

Суд апелляционной инстанции, в соответствии с частью 1 статьи 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации повторно рассматривавший дело, с выводами суда первой инстанции согласился.

Вместе с тем Суд по интеллектуальным правам полагает, что вышеуказанные выводы суда нельзя признать законными и обоснованными, поскольку они сделаны с нарушением норм материального права, повлекшим неполное исследование обстоятельств дела, и не соответствуют фактическим обстоятельствам, ввиду следующего.

Бремя доказывания возникновения и наличия права на коммерческое обозначение лежит на лице, заявляющем о наличии у него такого права.

Для признания за лицом исключительного права на коммерческое обозначение необходимо устанавливать, существует ли спорное обозначение, используется ли оно конкретным лицом для индивидуализации конкретного предприятия, с какого момента такое использование началось и продолжается ли это использование. Кроме того, следует устанавливать, обладает ли коммерческое обозначение достаточными различительными признаками и имеются ли доказательства приобретения известности коммерческим обозначением на определенной территории.

При этом должна быть установлена вся совокупность вышеназванных условий. В случае недоказанности наличия хотя бы одного из этих условий исключительное право на коммерческое обозначение не может считаться возникшим.

Данные обстоятельства устанавливаются судами, рассматривающими спор по существу, на основании документов, подтверждающих фактическое использование обозначения для индивидуализации предприятия.

Между тем содержащиеся в решении суда первой инстанции и постановлении суда апелляционной инстанции выводы о наличии у предпринимателя Бурцевой Т.Р. исключительного права на коммерческое обозначение как основания для отказа в иске не мотивированы установлением всей совокупности обстоятельств, указанных выше и имеющих значение для констатации факта наличия исключительного права на коммерческое обозначение.

В данном деле, устанавливая наличие у ответчика исключительного права на коммерческое обозначение, суды исходили из того, что доменные имена rdnstudio.ru, ruchki-da-nozhki.ru, ruchkidanozhki.ru, ручки-да-ножки.рус, ручки-даножки.рф, ручкиданожки.рус, ручкиданожки.рф были зарегистрированы 09.07.2017 за Бурцевым Ю.А. (супругом ответчика) и на законном основании использовались Бурцевой Т.Р.

Между тем, ссылаясь на доказательства, подтверждающие осуществление предпринимателем деятельности с использованием обозначения "Ручки да Ножки", суды не установили, с какого момента и на какой территории указанное обозначение приобрело известность, из каких доказательств следует его известность потребителю, в том числе в контексте известности обозначения именно в качестве средства индивидуализации предприятия ответчика.

Соответствующие доводы, приведенные истцом и касающиеся отсутствия в деле соответствующих доказательств, правовой оценки не получили (часть 2 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

При этом суд кассационной инстанции отмечает, что установленные судами обстоятельства, в том числе создание профилей в социальных сетях "ВКонтакте" (07.08.2017), "Google Business" (17.09.2017), "Instagram" (25.10.2017), регистрация доменных имен, создание сайтов и размещение на них той или иной информации, сами по себе не свидетельствуют об известности, в том числе с указанных дат, обозначения на определенной территории и в отношении предприятия определенного лица и, как следствие, не являются достаточными для выводов о возникновении исключительного права на коммерческое обозначение, в том числе на дату создания соответствующих ресурсов и размещения сведений.

Кроме того, из судебных актов не следует, на основании каких доказательств были сделаны выводы о том, что к указанным профилям социальных сетей и сайтам обращались потребители именно из города Самары.

Между тем, как указано выше, необходимо, чтобы используемое правообладателем коммерческое обозначение для индивидуализации своего предприятия было известным в пределах определенной территории.

Именно в этом проявляется связь правообладателя с потребителями: только известное в отношении предприятия конкретного лица обозначение может претендовать на признание его коммерческим обозначением и, соответственно, только на такое обозначение возникает исключительное право такого лица.

При таких обстоятельствах, учитывая, что в обжалуемых судебных актах не получили в полном объеме правовой оценки значимые для дела обстоятельства, Суд по интеллектуальным правам пришел к выводу, что суды при разрешении настоящего спора не обеспечили полноту исследования всех обстоятельств и доказательств, имеющих значение для правильного рассмотрения спора.

Принимая во внимание изложенное, решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции подлежат отмене как принятые при неправильном применении норм материального права, повлекшем неполное установление значимых для дела обстоятельств, (часть 1 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Поскольку для принятия законного и обоснованного судебного акта требуются исследование и оценка доказательств, что невозможно в суде кассационной инстанции в силу его полномочий, дело в соответствии с пунктом 3 части 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежит передаче на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду первой инстанции следует учесть изложенное в настоящем постановлении, устранить допущенные нарушения и по результатам оценки доводов сторон, установления значимых обстоятельств и исследования имеющихся в материалах дела доказательств принять законный и обоснованный судебный акт, а также распределить судебные расходы.

При этом Суд по интеллектуальным правам отмечает, что настоящее постановление не предопределяет выводы суда первой инстанции, которые будут сделаны при новом рассмотрении дела, а указывает на необходимость полного рассмотрения доводов лиц, участвующих в деле, и имеющихся в материалах дела доказательств.

В силу абзаца второго части 3 статьи 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при отмене судебного акта с передачей дела на новое рассмотрение вопрос о распределении судебных расходов за подачу кассационной жалобы разрешается судом, вновь рассматривающим дело.

Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Самарской области от 21.12.2020 и постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 12.04.2021 по делу N А55-12263/2020 отменить.

Дело направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд Самарской области.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в двухмесячный срок.

 

Председательствующий

В.В. Голофаев

 

Судья

А.А. Ерин

 

Судья

С.П. Рогожин

 

ГК РФ закрепляет условия, при которых возникает право на коммерческое обозначение. Последнее должно обладать достаточными различительными признаками и быть известным в пределах определенной территории как средство индивидуализации предприятия конкретного лица.

По поводу упомянутых условий СИП отметил, что создание профилей в соцсетях "ВКонтакте", "Google Business", "Instagram", регистрация доменных имен, оформление сайтов и размещение на них той или иной информации сами по себе не свидетельствуют об известности обозначения на определенной территории и в отношении предприятия конкретного лица. Соответственно, эти действия сами по себе не доказывают, что возникло исключительное право на коммерческое обозначение, в т. ч. на дату создания подобных ресурсов и размещения сведений на них.