Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Постановление президиума Суда по интеллектуальным правам от 5 августа 2021 г. N С01-1074/2021 по делу N СИП-31/2021 Суд оставил без изменения вынесенное ранее решение суда первой инстанции об отказе в признании недействительным решения Роспатента, принятого по результатам рассмотрения возражения на отказ в государственной регистрации в качестве товарного знака обозначения, поскольку, учитывая тождественность сравниваемых обозначений, соглашение заявителя с правообладателем противопоставленного товарного знака не устраняет вероятность смешения товарных знаков в результате их совместного использования и может привести к введению потребителей в заблуждение

Постановление президиума Суда по интеллектуальным правам от 5 августа 2021 г. N С01-1074/2021 по делу N СИП-31/2021

 

Резолютивная часть постановления объявлена 2 августа 2021 года.

Полный текст постановления изготовлен 5 августа 2021 года.

 

Президиум Суда по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего - заместителя председателя Суда по интеллектуальным правам Данилова Г.Ю.;

членов президиума: Химичева В.А., Рассомагиной Н.Л., Четвертаковой Е.С.;

судьи-докладчика Сидорской Ю.М.-

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу акционерного общества "Технологическая Компания "Центр" (Волгоградский просп., д. 43, корп. 3, этаж 10, пом. XXV, комн. 13 Б, Москва, 109316, ОГРН 1127746385095) на решение Суда по интеллектуальным правам от 15.04.2021 по делу N СИП-31/2021

по заявлению акционерного общества "Технологическая Компания "Центр" о признании недействительным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Бережковская наб., д. 30, корп. 1, Москва, 123995, ОГРН 1047730015200) от 26.10.2020, принятого по результатам рассмотрения поступившего 10.09.2020 возражения на отказ в государственной регистрации в качестве товарного знака обозначения по заявке N 2018755267.

В судебном заседании приняли участие представители:

от акционерного общества "Технологическая Компания "Центр" - Сысоева А.С. (по доверенности от 23.11.2020 N 113), Сараев А.В. (по доверенности от 01.06.2021 N 35);

от Федеральной службы по интеллектуальной собственности - Козача А.С. (по доверенности от 02.04.2020 N 01/32-660/41).

Президиум Суда по интеллектуальным правам

УСТАНОВИЛ:

акционерное общество "Технологическая Компания "Центр" (далее - технологическая компания "Центр") обратилось в Суд по интеллектуальным правам с заявлением о признании недействительным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Роспатента) от 26.10.2020, принятого по результатам рассмотрения поступившего 10.09.2020 возражения на отказ в государственной регистрации в качестве товарного знака обозначения "СЧАСТЛИВЫЙ ДЕНЬ" по заявке N 2018755267 в части отказа в регистрации товарного знака в отношении товаров 28-го класса "билеты лотерейные со стираемым слоем / скретч-карты для лотерей; фишки [жетоны] для игр в лотереи; фишки для азартных игр" Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков (далее - МКТУ) (с учетом принятого судом уточнения заявленных требований в порядке, предусмотренном статьей 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Решением Суда по интеллектуальным правам от 15.04.2021 в удовлетворении заявленных требований отказано.

Не согласившись с названным решением суда, технологическая компания "Центр" обратилась в президиум Суда по интеллектуальным правам с кассационной жалобой, в которой просит отменить решение суда первой инстанции в части, касающейся товара 28-го класса МКТУ "билеты лотерейные со стираемым слоем / стрейч карты для лотерей" и направить дело в указанной части на новое рассмотрение.

Заявитель кассационной жалобы полагает, что суд первой инстанции неправильно применил нормы материального права, а именно, не учел подлежащий применению Федеральный закон от 11.11.2003 N 138-ФЗ "О лотереях" и статью 1063 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), что привело к неправильным выводам при установлении однородности товаров "пазлы" и "билеты лотерейные со стираемым слоем /стрейч карты для лотерей". Билеты лотерейные со стираемым слоем представляют собой не только товар, но и форму заключения договора, устанавливают права и обязанности сторон договора: оператора и участника лотереи. Субъектный состав лиц, которые вправе организовывать и проводить лотереи, быть участником лотереи, места распространения лотерей значительно ограничены действующим законодательством.

Технологическая компания "Центр" оспаривает выводы суда первой инстанции о том, что:

билеты лотерейные со стираемым слоем/стрейч карты для лотерей и пазлы относятся к одному роду товаров и имеют одинаковое назначение;

при выборе указанных товаров внимание потребителей снижено, что усиливает возможность их смешения в гражданском обороте;

все спорные товары могут использоваться для домашних настольных игр, для развлечения гостей в отелях, в ресторанах на частных праздниках.

Заявитель кассационной жалобы отмечает, что принятый по делу судебный акт не содержит каких-либо обоснований вывода суда первой инстанции о взаимозаменяемости и взаимодополняемости товаров "пазлы" и "билеты лотерейные со стираемым слоем /стрейч карты для лотерей".

По мнению технологической компании "Центр", суд первой инстанции не оценил обстоятельства, связанные с правообладателем противопоставленного товарного знака и с фактическим использованием товарного знака, не учел, что между правообладателем товарного знака и заявителем по делу отсутствует спор по использованию спорного обозначения, для разрешения сложившейся ситуации между указанными лицами было заключено соглашение от 14.04.2020 о совершении совместных действий.

Роспатент направил в президиум Суда по интеллектуальным правам письменные объяснения на кассационную жалобу, в которых просит отказать в ее удовлетворении.

В судебное заседание президиума Суда по интеллектуальным правам явились представители технологической компании "Центр", которые поддержали доводы кассационной жалобы.

Представитель Роспатента принял участие в судебном заседании посредством использования системы веб-конференции информационной системы "Картотека арбитражных дел" (онлайн-заседания).

Представитель Роспатента возражал против удовлетворения кассационной жалобы.

Законность обжалуемого судебного акта проверена президиумом Суда по интеллектуальным правам в порядке, предусмотренном статьями 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Как следует из материалов дела и установил суд первой инстанции, технологическая компания "Центр" 14.12.2018 подала в Роспатент заявку N 2018755267 на государственную регистрацию в качестве товарного знака обозначения "СЧАСТЛИВЫЙ ДЕНЬ" для товаров 9-го и 28-го классов и услуг 41-го класса МКТУ, указанных в перечне заявки.

Роспатент 15.07.2020 принял решение о государственной регистрации указанного обозначения в качестве товарного знака для всех заявленных товаров 9-го класса и услуг 41-го класса МКТУ и для товара 28-го класса МКТУ "автоматы игровые для азартных игр". В отношении иных товаров 28-го класса МКТУ (в частности "билеты лотерейные со стираемым слоем / скретч-карты для лотерей; карты для бинго; кости игральные; портативные игры с жидкокристаллическими дисплеями; фишки [жетоны] для игр в лотереи; фишки для азартных игр"), для которых испрашивалась правовая охрана заявленному обозначению, административный орган отказал в государственной регистрации указанного обозначения в виду его несоответствия требованиям пункта 6 статьи 1483 ГК РФ, поскольку спорное обозначение сходно до степени смешения с товарным знаком по свидетельству Российской Федерации N 295910, зарегистрированным также в отношении товаров 28-го класса МКТУ и имеющим более раннюю дату приоритета.

Не согласившись с результатами экспертизы, технологическая компания "Центр" обратилась в Роспатент с возражением, мотивированным тем, что в перечень товаров противопоставленного товарного знака были внесены изменения, с учетом которых его правовая охрана распространяется только на товары 28-го класса МКТУ "игры, игрушки, а именно, мягконабивные игрушки, пазлы; гимнастические и спортивные товары, не относящиеся к другим классам; елочные украшения". Суд по интеллектуальным правам в рамках дела N СИП-881/2019 установил, что противопоставленный товарный знак используется правообладателем для индивидуализации товаров 28-го класса МКТУ "пазлы", которые относятся к такому роду товаров как игры. По мнению подателя возражения, указанные товары неоднородны товарам 28-го класса МКТУ, для которых испрашивается правовая охрана заявленному обозначению, в связи с чем отсутствуют правовые основания для противопоставления товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 295910.

Роспатент решением от 26.10.2020 отказал в удовлетворении возражения, указав при этом, что заявленное обозначение и противопоставленный товарный знак являются практически тождественными, поскольку совпадают семантически и фонетически, графические отличия сравниваемых обозначений не оказывают существенного влияния на их восприятие в целом.

Проанализировав перечень товаров 28-го класса МКТУ "билеты лотерейные со стираемым слоем / скретч-карты для лотерей; карты для бинго; кости игральные; портативные игры с жидкокристаллическими дисплеями; фишки [жетоны] для игр в лотереи; фишки для азартных игр", для которых испрашивается правовая охрана заявленному обозначению, административный орган отметил, что они представляют собой предметы, предназначенные для различного вида игр.

Роспатент также указал: Суд по интеллектуальным правам в рамках дела N СИП-881/2019 установил, что вид товара 28-го класса МКТУ "пазлы" (детская игра, в которой нужно составлять рисунки, узоры из разноцветных элементов) относится к такой родовой группе, как "игры". Сопоставив товары 28-го класса МКТУ "билеты лотерейные со стираемым слоем / скретч-карты для лотерей; карты для бинго; кости игральные; портативные игры с жидкокристаллическими дисплеями; фишки [жетоны] для игр в лотереи; фишки для азартных игр", для которых испрашивается правовая охрана заявленному обозначению, с товаром того же класса "пазлы", для которого зарегистрирован противопоставленный товарный знак, административный орган пришел к выводу об их однородности.

Роспатент посчитал, что наличие высокой степени сходства сравниваемых обозначений, а также однородность товаров 28-го класса МКТУ, для маркировки которых они предназначены, обуславливает вывод об их сходстве до степени смешения, вследствие чего они могут быть отнесены потребителем к одному и тому же источнику происхождения.

Принятие административным органом указанного решения послужило основанием для обращения технологической компании "Центр" в Суд по интеллектуальным правам с заявлением о признании его недействительным.

Дело рассмотрено судом первой инстанции по правилам главы 24 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, предусматривающей проверку полномочий органа, принявшего оспариваемый ненормативный акт, установление соответствия оспариваемого акта требованиям закона и иных нормативных актов, а также нарушения этим актом прав и законных интересов заявителя (часть 1 статьи 198, часть 4 статьи 200 названного Кодекса).

Суд первой инстанции установил, что, принимая оспариваемый ненормативный правовой акт, Роспатент действовал в рамках предоставленных ему полномочий.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции подтвердил правомерность вывода административного органа о близком к тождеству сходстве сравниваемых обозначений.

При оценке сходства сравниваемых обозначений, однородности товаров и услуг, для которых они зарегистрированы, а также вероятности их смешения суд первой инстанции руководствовался пунктами 41-45 Правил составления, подачи и рассмотрения документов, являющихся основанием для совершения юридически значимых действий по государственной регистрации товарных знаков, знаков обслуживания, коллективных знаков, утвержденных приказом Министерства экономического развития Российской Федерации от 20.07.2015 N 482 (далее - Правила N 482), пунктом 162 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.04.2019 N 10 "О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - Постановление N 10).

Сравнив заявленное на регистрацию обозначение "" и противопоставленный товарный знак "", суд первой инстанции констатировал близкое к тождеству сходство сравниваемых обозначений, указав, что факт сходства сравниваемых обозначений не оспаривается заявителем и носит очевидный характер.

Суд первой инстанции согласился с выводом Роспатента о том, что товары 28-го класса МКТУ "билеты лотерейные со стираемым слоем / скретч-карты для лотерей; фишки [жетоны] для игр в лотереи; фишки для азартных игр", в отношении которых испрашивается правовая охрана по упомянутой заявке, и "игры, игрушки, а именно мягконабивные игрушки, пазлы" противопоставленной регистрации являются однородными, поскольку относятся к одному роду товаров (комплект предметов для игр), имеют одинаковое назначение (используются для игр, развлечений) и одинаковые способы реализации (магазины, предлагающие к продаже товары для игр и развлечений), широкий круг потребителей, являются взаимозаменяемыми и взаимодополняемыми.

Кроме того, суд первой инстанции отметил, что сравниваемые товары 28-го класса МКТУ предназначены для развлечения потребителей и являются товарами широкого потребления, в этой связи при выборе указанных товаров внимание потребителей снижено, что усиливает возможность их смешения в гражданском обороте.

Суд первой инстанции признал обоснованным вывод Роспатента о том, что в перечне испрашиваемых к регистрации товаров 28-го класса МКТУ заявленного обозначения указаны предметы для лотерей и игр, но не услуги по их профессиональной организации и по проведению. Указанные предметы могут использоваться для развлечения гостей в отелях, ресторанах, на частных праздниках и т.п.

Суд первой инстанции отклонил довод заявителя о наличии между технологической компанией "Центр" и правообладателем противопоставленного товарного знака соглашения как основания, устраняющего препятствия к регистрации, отметив, что названное соглашение не свидетельствует о наличии в рамках настоящего дела предусмотренных пунктом 33 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.07.2014 N 50 "О примирении сторон в арбитражном процессе" оснований для отмены оспариваемого ненормативного правового акта, поскольку в рамках данного дела такого соглашения заявителем с правообладателем противопоставленного товарного знака достигнуто не было; заявленное обозначение и противопоставленный товарный знак имеют высокую степень сходства близкую к тождеству, а вышеперечисленные товары относятся к товарам широкого потребления, в связи с этим возможное соглашение заявителя с правообладателем противопоставленного товарного знака не устраняет вероятность смешения товарных знаков в результате их совместного использования и может привести к введению потребителей в заблуждение.

При рассмотрении дела в порядке кассационного производства президиумом Суда по интеллектуальным правам на основании части 2 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации проверено соблюдение судом первой инстанции норм процессуального права, нарушение которых является в соответствии с частью 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основанием для отмены судебного акта в любом случае, и таких нарушений не выявлено.

Исследовав доводы, содержащиеся в кассационной жалобе, президиум Суда по интеллектуальным правам установил, что ее заявителем не оспариваются выводы суда первой инстанции о применимых нормах права, о полномочиях Роспатента, а также о близком к тождеству сходстве сравниваемых обозначений.

Поскольку в силу части 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд кассационной инстанции проверяет законность обжалуемых судебных актов в пределах доводов, изложенных в кассационной жалобе, решение суда первой инстанции в отношении вышеназванных выводов суда первой инстанции не проверяется.

Президиум Суда по интеллектуальным правам, изучив материалы дела, рассмотрев доводы, изложенные в кассационной жалобе и в возражениях на нее, заслушав объяснения лиц, явившихся в судебное заседание, проверив в порядке, предусмотренном статьями 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, правильность применения судом первой инстанции норм материального и процессуального права, соответствие выводов суда фактическим обстоятельствам и доказательствам, представленным в материалы дела, пришел к следующим выводам.

В соответствии с подпунктом 2 пункта 6 статьи 1483 ГК РФ не могут быть зарегистрированы в качестве товарных знаков обозначения, тождественные или сходные до степени смешения с товарными знаками других лиц, охраняемыми в Российской Федерации, в том числе в соответствии с международным договором Российской Федерации, в отношении однородных товаров и имеющими более ранний приоритет.

В пункте 162 Постановления N 10 разъяснено, что для установления факта нарушения достаточно опасности, а не реального смешения товарного знака и спорного обозначения обычными потребителями соответствующих товаров. При этом смешение возможно, если в целом, несмотря на отдельные отличия, спорное обозначение может восприниматься указанными лицами в качестве соответствующего товарного знака или если потребитель может полагать, что обозначение используется тем же лицом или лицами, связанными с лицом, которому принадлежит товарный знак.

Вероятность смешения товарного знака и спорного обозначения определяется исходя из степени сходства обозначений и степени однородности товаров для указанных лиц. При этом смешение возможно и при низкой степени сходства, но идентичности (или близости) товаров или при низкой степени однородности товаров, но тождестве (или высокой степени сходства) товарного знака и спорного обозначения.

Согласно пункту 162 Постановления N 10 установление сходства осуществляется судом по результатам сравнения товарного знака и обозначения (в том числе по графическому, звуковому и смысловому критериям) с учетом представленных сторонами доказательств по своему внутреннему убеждению. При этом суд учитывает, в отношении каких элементов имеется сходство - сильных или слабых элементов товарного знака и обозначения. Сходство лишь неохраняемых элементов во внимание не принимается.

Специальных знаний для установления степени сходства обозначений и однородности товаров не требуется.

При наличии соответствующих доказательств суд, определяя вероятность смешения товарного знака и спорного обозначения, оценивает и иные обстоятельства, в том числе:

используется ли товарный знак правообладателем в отношении конкретных товаров;

длительность и объем использования товарного знака правообладателем;

степень известности, узнаваемости товарного знака;

степень внимательности потребителей (зависящая в том числе от категории товаров и их цены);

наличие у правообладателя серии товарных знаков, объединенных общим со спорным обозначением элементом.

При определении вероятности смешения также могут учитываться представленные лицами, участвующими в деле, доказательства фактического смешения обозначения и товарного знака, в том числе опросы мнения обычных потребителей соответствующего товара.

Суд учитывает влияние степени сходства обозначений, степени однородности товаров, иных обстоятельств на вероятность смешения, а не каждого из соответствующих обстоятельств друг на друга.

В отношении доводов кассационной жалобы о неправильном определении сходства сравниваемых знаков президиум Суда по интеллектуальным правам отмечает следующее.

Суд кассационной инстанции проверяет не результаты оценки фактических обстоятельств, а соблюдение судом первой инстанции методологии установления сходства.

Согласно пункту 41 Правил N 482, обозначение считается тождественным с другим обозначением, если оно совпадает с ним во всех элементах. Обозначение считается сходным до степени смешения с другим обозначением, если оно ассоциируется с ним в целом, несмотря на их отдельные отличия.

Согласно пункту 42 Правил N 482 словесные обозначения сравниваются со словесными обозначениями и с комбинированными обозначениями, в композиции которых входят словесные элементы. Сходство словесных обозначений оценивается по звуковым (фонетическим), графическим (визуальным) и смысловым (семантическим) признакам, а именно:

1) звуковое сходство определяется на основании следующих признаков: наличие близких и совпадающих звуков в сравниваемых обозначениях; близость звуков, составляющих обозначения; расположение близких звуков и звукосочетаний по отношению друг к другу; наличие совпадающих слогов и их расположение; число слогов в обозначениях; место совпадающих звукосочетаний в составе обозначений; близость состава гласных; близость состава согласных; характер совпадающих частей обозначений; вхождение одного обозначения в другое; ударение;

2) графическое сходство определяется на основании следующих признаков: общее зрительное впечатление; вид шрифта; графическое написание с учетом характера букв (например, печатные или письменные, заглавные или строчные); расположение букв по отношению друг к другу; алфавит, буквами которого написано слово; цвет или цветовое сочетание;

3) смысловое сходство определяется на основании следующих признаков: подобие заложенных в обозначениях понятий, идей (в частности, совпадение значения обозначений в разных языках); совпадение одного из элементов обозначений, на который падает логическое ударение и который имеет самостоятельное значение; противоположность заложенных в обозначениях понятий, идей.

Суд первой инстанции, исследовав и оценив совокупность имеющихся в материалах дела документов, в соответствии с вышеприведенными нормами права признал фонетическое и семантическое тождество сравниваемых обозначений, но за счет разного шрифтового исполнения и расположения словесных элементов сделал вывод о близком к тождеству сходстве сравниваемых обозначений, которое, по мнению суда первой инстанции, носит очевидный характер.

Президиум Суда по интеллектуальным правам полагает, что с учетом положений пункта 41 Правил N 482 сравниваемые обозначения следует признать тождественными, поскольку они совпадают между собой во всех элементах. Расположение словесного элемента в испрашиваемом на регистрацию обозначении в одну строку ("") либо в две строки в противопоставленном товарном знаке ("") не влияет на вывод о тождестве сравниваемых обозначений.

Отличие в пространственном расположении словесных элементов не имеет правового значения при установлении тождественности противопоставляемых обозначений, если влияние таких графических отличий на восприятие обозначения российским потребителем крайне мало.

Аналогичная правовая позиция изложена в определении Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 15.12.2020 N 300-ЭС20-12050 по делу N СИП-635/2018.

Между тем ошибочность вывода суда первой инстанции в отношении определения степени сходства сравниваемых обозначений не повлияла на правильность итогового вывода суда первой инстанции о несоответствии заявленного на регистрацию товарного знака положениям подпункта 2 пункта 6 статьи 1483 ГК РФ.

В соответствии с пунктом 37 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 30.06.2020 N 13 "О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в арбитражном суде кассационной инстанции" при применении положений статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации о полномочиях суда кассационной инстанции изменить решение суда первой инстанции и (или) постановление суда апелляционной инстанции (пункты 1, 2 и 3 части 1) надлежит учитывать следующее. В случае несогласия суда только с мотивировочной частью обжалуемого судебного акта, которая, однако, не повлекла принятия неправильного решения, суд кассационной инстанции, не отменяя обжалуемый судебный акт, приводит иную мотивировочную часть.

С учетом изложенного президиум Суда по интеллектуальным правам при проверке соблюдения судом первой инстанции методологии установления сходства выявил отступление от соответствующей методологии и констатирует тождественность сравниваемых обозначений.

В части доводов кассационной жалобы, касающихся отсутствия однородности товаров "билеты лотерейные со стираемым слоем /стрейч карты для лотерей", в отношении которых испрашивается правовая охрана по спорной заявке, с одной стороны, и товаров "игры, игрушки, а именно мягконабивные игрушки, пазлы" противопоставленной регистрации, с другой стороны, президиум Суда по интеллектуальным правам отмечает следующее.

Как указано ранее, суд первой инстанции пришел к выводу об однородности сравниваемых товаров, поскольку они относятся к одному роду товаров (комплект предметов для игр), имеют одинаковое назначение (использование для игр, развлечений), одинаковые способы реализации (магазины, предлагающие к продаже товары для игр и развлечений), широкий круг потребителей, являются взаимозаменяемыми и взаимодополняемыми.

Оспаривая выводы суда первой инстанции об однородности товаров, заявитель приводит доводы о том, что лотерейный билет - это документ, удостоверяющий право на участие в лотерее, он не может использоваться несовершеннолетними для игр, а проведение лотерей в Российской Федерации строго регламентировано действующим законодательством как специфический вид деятельности.

Президиум Суда по интеллектуальным правам соглашается с выводами суда первой инстанции о том, что ссылки заявителя на специальный порядок осуществления деятельности, связанный с организацией лотерей, в том числе ограничение возраста их участников, территории их проведения, имеют отношение к деятельности заявителя, но не к конкретным товарам, в отношении распространения которых соответствующие ограничения не действуют.

Товары 28-го класса МКТУ "билеты лотерейные со стираемым слоем /стрейч карты для лотерей" могут использоваться в качестве домашних настольных игр, для организации которых отсутствует необходимость заключения договора, а также требования к возрасту участника.

При этом перечень испрашиваемых к регистрации товаров 28-го класса МКТУ включает в себя предметы для игр, а не услуги по их профессиональной организации.

По существу заявитель кассационной жалобы оспаривает степень однородности сравниваемых товаров, которая, по его мнению, не является высокой.

Вместе с тем низкая степень однородности сравниваемых товаров не исключает вывод о вероятности смешения сравниваемых обозначений ввиду тождества сравниваемых обозначений (пункт 162 Постановления N 10).

Утверждения заявителя кассационной жалобы о том, что он и правообладатель спорного товарного знака осуществляют различные виды деятельности (заявитель является крупнейшим распространителем государственных лотерей), а правообладатель спорного товарного знака - кондитерская фабрика, о фактическом использовании правообладателем спорного товарного знака только для пазлов, входящих в состав набора шоколадных конфет, ввиду чего смешение обозначений в гражданском обороте маловероятно, также не опровергает вывод суда первой инстанции о противоречии регистрации заявленного обозначения требованиям положений подпункта 2 пункта 6 статьи 1483 ГК РФ.

Выводы суда первой инстанции соответствуют материалам дела.

Тождество сравниваемых обозначений с учетом однородности товаров влечет вывод о наличии вероятности смешения.

Президиум Суда по интеллектуальным правам считает необходимым обратить внимание на то, что методология установления однородности товаров судом первой инстанции соблюдены.

Из содержания обжалуемого судебного акта не усматривается, что суд первой инстанции нарушил требования законодательства и правовых подходов, выработанных судебной практикой.

Президиумом Суда по интеллектуальным правам рассмотрены и отклонены ссылки заявителя кассационной жалобы на наличие заключенного сторонами соглашения от 14.04.2020 о совершении совместных действий, направленных на примирение сторон, достигнутое в рамках рассмотрения дела N СИП-881/2019, а также на исполнение условий данного соглашения по уточнению перечня товаров противопоставленной регистрации, что, по мнению технологической компании "Центр", подтверждает отсутствие спора между заявителем по делу и правообладателем противопоставленного товарного знака, а также отсутствие вероятности смешения спорных обозначений.

Как разъяснено в пункте 33 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.07.2014 N 50 "О примирении сторон в арбитражном процессе", с учетом принципов диспозитивности и добровольности примирения при рассмотрении дела арбитражным судом результатом примирения могут быть и иные соглашения между отдельными лицами, если такие соглашения фактически приводят к урегулированию спора.

В соответствии с положениями абзаца пятого пункта 6 статьи 1483 ГК РФ регистрация в качестве товарного знака в отношении однородных товаров обозначения, сходного до степени смешения с каким-либо из товарных знаков, указанных в подпунктах 1 и 2 названного пункта, допускается с согласия правообладателя при условии, что такая регистрация не может явиться причиной введения в заблуждение потребителя.

При этом в случае наличия тождества сравниваемых обозначений письмо-согласие или иной документ, содержащий разрешение правообладателя противопоставленного товарного знака на регистрацию спорного обозначения, не устраняет опасности смешения заявленного обозначения с противопоставленным тождественным товарным знаком.

Таким образом, учитывая тождественность сравниваемых обозначений, соглашение заявителя с правообладателем противопоставленного товарного знака не устраняет вероятность смешения товарных знаков в результате их совместного использования и может привести к введению потребителей в заблуждение.

Доводы заявителя кассационной жалобы не свидетельствуют о судебной ошибке и не могут являться основанием для отмены обжалуемого судебного акта.

Приведенные в кассационной жалобе доводы, повторяющие аналогичные доводы, изложенные в поданном суд заявлении, направлены на переоценку установленных по делу обстоятельств и заявлены без учета компетенции суда кассационной инстанции, поскольку переоценка имеющихся в материалах дела доказательств и установленных судом первой инстанции обстоятельств не входит в полномочия суда кассационной инстанции, определенные главой 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Президиум Суда по интеллектуальным правам, изучив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, в отзыве на нее и в письменных объяснениях Роспатента, заслушав явившихся в судебное заседание представителей лиц, участвующих в деле, проверив в порядке, предусмотренном статьями 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, правильность применения судом первой инстанции норм материального и процессуального права, а также соответствие выводов, содержащихся в судебном акте, установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся доказательствам, пришел к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения кассационной жалобы.

Судебные расходы по уплате государственной пошлины за подачу кассационной жалобы относятся на ее заявителя в соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, президиум Суда по интеллектуальным правам

ПОСТАНОВИЛ:

решение Суда по интеллектуальным правам от 15.04.2021 по делу N СИП-31/2021 оставить без изменения, кассационную жалобу акционерного общества "Технологическая Компания "Центр" - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в порядке кассационного производства в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия.

 

Председательствующий:

Г.Ю. Данилов

 

Члены президиума:

В.А. Химичев

 

 

Н.Л. Рассомагина

 

 

Е.С. Четвертакова

 

 

Ю.М. Сидорская

 

ГК РФ запрещает регистрировать в качестве товарных знаков обозначения, в т. ч. тождественные чужим аналогичным средствам индивидуализации с более ранним приоритетом в отношении однородной продукции.

СИП указал, что отличие в пространственном расположении одинаковых словесных элементов в товарных знаках не имеет значения для того, чтобы установить тождественность противопоставляемых обозначений. Такая разница не важна, если влияние графических отличий на восприятие обозначения российским потребителем крайне мало.

Так, в рассматриваемом деле сравниваемые товарные знаки имели одинаковые словесные элементы "счастливый день". При этом в одном из них элементы располагались в одну строку, а в другом - в две. СИП подчеркнул, что такое различие не влияет на вывод о тождестве сравниваемых обозначений.