Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 5 августа 2021 г. N С01-1484/2020 по делу N А19-3379/2020 Суд оставил без изменения постановление апелляционного суда о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на товарные знаки в связи с доказанностью фактов принадлежности этих прав истцу и нарушения их ответчиком

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 5 августа 2021 г. N С01-1484/2020 по делу N А19-3379/2020

 

Резолютивная часть постановления объявлена 5 августа 2021 г.

Полный текст постановления изготовлен 5 августа 2021 г.

 

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего судьи Снегура А.А.,

судей Рогожина С.П., Сидорской Ю.М.

рассмотрел в открытом судебном заседании кассационную жалобу индивидуального предпринимателя Курилова Игоря Геннадьевича (г. Ангарск, Иркутская область, ОГРНИП 305380110500098) на постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 21.04.2021 по делу N А19-3379/2020

по исковому заявлению иностранного лица Harman International Industries Incorporated (400 Atlantic Street, Suite 1500, Stamford, Connecticut, 06901, USA) к индивидуальному предпринимателю Курилову Игорю Геннадьевичу о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на товарные знаки.

В судебное заседание явился представитель иностранного лица Harman International Industries Incorporated - Кыржинакова И.В. (по доверенности от 01.04.2021).

УСТАНОВИЛ:

иностранное лицо Harman International Industries Incorporated (далее - компания) обратилось в Арбитражный суд Иркутской области с иском к индивидуальному предпринимателю Курилову Игорю Геннадьевичу (далее - предприниматель) о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на товарные знаки по свидетельствам Российской Федерации N 266284 и N 237220 в размере 100 000 рублей.

Дело рассмотрено судом первой инстанции в порядке упрощенного производства.

Решением Арбитражного суда Иркутской области от 27.04.2020 путем изготовления резолютивной части исковые требования удовлетворены.

Ответчик, не согласившись с решением суда первой инстанции, обратился в Четвертый арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, одновременно заявив ходатайство о восстановлении пропущенного срока для подачи апелляционной жалобы.

Арбитражный суд Иркутской области 02.09.2020 изготовил мотивированное решение в связи с поступлением апелляционной жалобы.

Определением от 11.09.2020 Четвертый арбитражный апелляционный суд отказал в удовлетворении ходатайства о восстановлении пропущенного процессуального срока и возвратил апелляционную жалобу.

Постановлением Суда по интеллектуальным правам от 17.11.2020 определение Четвертого арбитражного апелляционного суда от 11.09.2020 отменено, дело направлено в Четвертый арбитражный апелляционный суд для рассмотрения вопроса о возможности принятия апелляционной жалобы предпринимателя к рассмотрению.

Определением Четвертого арбитражного апелляционного суда от 12.03.2021 произведен переход к рассмотрению дела по правилам, установленным для рассмотрения дела в арбитражном суде первой инстанции.

Постановлением Четвертого арбитражного апелляционного суда от 21.04.2021 решение от 02.09.2020 отменено, с предпринимателя в пользу компании взыскано 100 000 рублей компенсации за нарушение исключительных прав на товарные знаки, 4 000 рублей расходов по уплате государственной пошлины, 1 637 рублей 54 копейки судебных издержек, всего - 105 637 рублей 54 копейки.

Не согласившись с постановлением от 21.04.2021, предприниматель обратился в Суд по интеллектуальным правам с кассационной жалобой, в которой, ссылаясь на неправильное применение судом апелляционной инстанции норм материального права, нарушение норм процессуального права, несоответствие выводов апелляционного суда обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, просит отменить указанное постановление и направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Предприниматель полагает, что обжалуемый судебный акт не соответствует требованиям к его содержанию, установленным статьями 170 и 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, а именно, указывает на то, что суд апелляционной инстанции, отклоняя его ходатайство о снижении размера компенсации, не дал оценку доводам, изложенным в отзыве на исковое заявление (правонарушение допущено впервые, факт реализации является разовым, использование прав на товарные знаки, принадлежащие истцу, не является существенной частью предпринимательской деятельности ответчика, ответчик является субъектом малого бизнеса (микропредприятием), отсутствие для истца значительных убытков).

Кроме того, заявитель кассационной жалобы отмечает, что суд апелляционной инстанции не дал оценки его доводам о том, что спорный товар сдан на комиссию физическим лицом, об отсутствии доказательств того, что этот товар введен в гражданский оборот без согласия правообладателя.

Компанией представлен отзыв на кассационную жалобу, в котором она возражает против изложенных в ней доводов и просит оставить без удовлетворения.

В судебном заседании, состоявшемся 05.08.2021, представитель компании возражал против удовлетворения кассационной жалобы.

Предприниматель, надлежащим образом извещенный о времени и месте судебного заседания, в том числе путем публичного уведомления на официальном сайте Суда по интеллектуальным правам http://ipc.arbitr.ru, в судебное заседание суда кассационной инстанции не явился, своего представителя не направил, что в соответствии с частью 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не является препятствием для рассмотрения кассационной жалобе в его отсутствие.

Согласно правовой позиции, изложенной в пункте 5 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.02.2011 N 12 "О некоторых вопросах, применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в редакции Федерального закона от 27.07.2010 N 228-ФЗ "О внесении изменений в Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации", при наличии в материалах дела уведомления о вручении лицу, участвующему в деле, либо иному участнику арбитражного процесса копии первого судебного акта по рассматриваемому делу либо сведений, указанных в части 4 статьи 123 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, такое лицо считается надлежаще извещенным при рассмотрении дела судом апелляционной, кассационной, надзорной инстанции, при рассмотрении судом первой инстанции заявления по вопросу о судебных расходах, если судом, рассматривающим дело, выполняются обязанности по размещению информации о времени и месте судебных заседаний, совершении отдельных процессуальных действий на официальном сайте арбитражного суда в сети Интернет в соответствии с требованиями абзаца второго части 1 статьи 121 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. При этом отсутствие в материалах дела доказательств, подтверждающих получение лицами, участвующими в деле, названных документов, не может расцениваться как несоблюдение арбитражным судом правил Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации о надлежащем извещении.

Законность обжалуемого постановления суда апелляционной инстанции проверена арбитражным судом кассационной инстанции в порядке, предусмотренном статьями 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и отзыве на нее.

Как следует из материалов дела и установлено судами первой и апелляционной инстанций, компания является правообладателем товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 266284, зарегистрированного 30.03.2004 с приоритетом от 21.03.2003 в отношении товаров 9-го класса Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков (далее - МКТУ) и товарного знака по свидетельству Российской Федерации и N 237220, зарегистрированного 30.01.2003 с приоритетом от 31.07.2000 в отношении товаров 9-го и услуг 37-го классов МКТУ.

В ходе проведения контрольной закупки компания установила факты предложение к продаже и реализации предпринимателем продукции, маркируемой обозначением, сходным с вышеупомянутым товарным знаком, по следующим адресам:

07.06.2019 в торговой точке, расположенной вблизи адреса: Иркутская обл., г. Ангарск, 22-й микрорайон, ответчиком реализован товар (наушники), на котором размещены обозначения "JBL", "HARMAN", имитирующие принадлежащие правообладателю товарные знаки;

24.06.2019 в торговой точке, расположенной вблизи адреса: Иркутская обл., г. Ангарск, ул. Пушкина, 19, ответчиком реализован аналогичный вышеназванному товар.

Факт реализации данных товаров подтверждается товарными чеками от 07.06.2019 (приложен кассовый чек) и от 24.06.2019 с указанием наименования товара, его цены, ИНН ответчика, видеозаписью процесса покупки и самим товаром.

Компания, полагая, что предприниматель своими действиями по предложению к продаже и реализации контрафактных товаров нарушает принадлежащие ей исключительные права на товарные знаки, направила в адрес предпринимателя претензию, в которой потребовала прекратить нарушения и выплатить компенсацию в размере по 50 000 руб. за нарушение исключительного права на каждый товарный знак.

Поскольку предприниматель оставил без внимания направленную в его адрес претензию и добровольно не выплатил компенсацию за незаконное использование товарного знака, компания обратилась в Арбитражный суд Иркутской области с настоящим исковым заявлением.

Удовлетворяя исковые требования, суд апелляционной инстанции исходил из доказанности факта наличия у компании исключительных прав на товарные знаки по свидетельствам Российской Федерации N 266284 и N 237220, а также из доказанности факта нарушения данного права действиями предпринимателя по предложению к продаже и реализации спорного товара (наушников), на котором размещены обозначения, сходные с названными товарными знаками.

Присуждая компенсацию за допущенное предпринимателем нарушение исключительных прав на товарные знаки по свидетельствам Российской Федерации N 266284 и N 237220 в заявленном истцом размере, суд апелляционной инстанции основывался на том, что ответчиком не доказана вся совокупность критериев для снижения заявленного размера компенсации, указанных в постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 13.12.2016 N 28-П "По делу о проверке конституционности подпункта 1 статьи 1301, подпункта 1 статьи 1311 и подпункта 1 пункта 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с запросами Арбитражного суда Алтайского края" (далее - Постановление N 28-П), что исключает возможность такого снижения.

Суд апелляционной инстанции отклонил ссылку предпринимателя на то, что спорный товар был принят им на реализацию по договору комиссии от физического лица, указав, что данное обстоятельство не опровергает факт реализации спорного товара именно ответчиком.

Суд апелляционной инстанции отметил, что ответчик, действуя в рамках своей предпринимательской деятельности, при той степени разумности и осмотрительности, какая от него требовалась при данных обстоятельствах, мог и должен был осуществлять проверку реализуемой им продукции на предмет незаконного размещения товарных знаков и принять меры по недопущению к реализации контрафактной продукции.

Изучив материалы дела, рассмотрев доводы, изложенные в кассационной жалобе и отзыве на нее, выслушав мнение представителя компании, проверив в соответствии со статьями 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судом апелляционной инстанции норм материального и процессуального права, соответствие выводов апелляционного суда имеющимся в деле доказательствам и установленным фактическим обстоятельствам, Суд по интеллектуальным правам пришел к следующим выводам.

Пунктом 1 статьи 1229 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) предусмотрено, что гражданин или юридическое лицо, обладающие исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (правообладатель), вправе использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (статья 1233), если названным Кодексом не предусмотрено иное.

Правообладатель может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. Отсутствие запрета не считается согласием (разрешением).

Другие лица не могут использовать соответствующие результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без согласия правообладателя, за исключением случаев, предусмотренных названным Кодексом. Использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации (в том числе их использование способами, предусмотренными тем же Кодексом), если такое использование осуществляется без согласия правообладателя, является незаконным и влечет ответственность, установленную этим Кодексом, другими законами, за исключением случаев, когда использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации лицами иными, чем правообладатель, без его согласия допускается указанным Кодексом.

Согласно пункту 1 статьи 1484 ГК РФ лицу, на имя которого зарегистрирован товарный знак (правообладателю), принадлежит исключительное право использования товарного знака в соответствии со статьей 1229 того же Кодекса любым не противоречащим закону способом (исключительное право на товарный знак), в том числе способами, указанными в пункте 2 данной статьи.

При этом исключительное право на товарный знак может быть осуществлено для индивидуализации товаров, работ или услуг, в отношении которых товарный знак зарегистрирован, в частности путем размещения товарного знака: на товарах, в том числе на этикетках, упаковках товаров, которые производятся, предлагаются к продаже, продаются, демонстрируются на выставках и ярмарках или иным образом вводятся в гражданский оборот на территории Российской Федерации, либо хранятся или перевозятся с этой целью, либо ввозятся на территорию Российской Федерации; при выполнении работ, оказании услуг; на документации, связанной с введением товаров в гражданский оборот; в предложениях о продаже товаров, о выполнении работ, об оказании услуг, а также в объявлениях, на вывесках и в рекламе; в сети Интернет, в том числе в доменном имени и при других способах адресации (пункт 2 названной статьи).

В силу пункта 3 статьи 1484 ГК РФ никто не вправе использовать без разрешения правообладателя сходные с его товарным знаком обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров, если в результате такого использования возникнет вероятность смешения.

Запрет на использование в гражданском обороте обозначения, тождественного или сходного до степени смешения с зарегистрированным товарным знаком, действует во всех случаях, за исключением предоставления правообладателем соответствующего разрешения любым способом, не запрещенным законом и не противоречащим существу исключительного права на товарный знак.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1515 ГК РФ товары, этикетки, упаковки товаров, на которых незаконно размещены товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение, являются контрафактными.

Согласно пункту 4 этой же статьи правообладатель вправе требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации:

1) в размере от десяти тысяч до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения;

2) в двукратном размере стоимости товаров, на которых незаконно размещен товарный знак, или в двукратном размере стоимости права использования товарного знака, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование товарного знака.

Как отмечено в пункте 59 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.04.2019 N 10 "О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - постановление N 10), в силу пункта 3 статьи 1252 ГК РФ правообладатель в случаях, предусмотренных ГК РФ, при нарушении исключительного права имеет право выбора способа защиты: вместо возмещения убытков он может требовать от нарушителя выплаты компенсации за нарушение указанного права. Одновременное взыскание убытков и компенсации не допускается.

Компенсация подлежит взысканию при доказанности факта нарушения, при этом правообладатель не обязан доказывать факт несения убытков и их размер.

Исходя из положений части 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, а также разъяснений, изложенных в пунктах 57, 59-62, 154, 162 постановления N 10, в предмет доказывания по требованию о защите права на товарный знак входят факт принадлежности истцу указанного права и факт его нарушения ответчиком путем использования товарного знака либо обозначения, сходного с ним до степени смешения, в отношении товаров (услуг), для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров (услуг), одним из способов, предусмотренных пунктом 2 статьи 1484 ГК РФ.

Установление указанных обстоятельств является существенным для дела, от них зависит правильное разрешение спора. При этом вопрос оценки представленных на разрешение спора доказательств на допустимость, относимость и достаточность является компетенцией суда, разрешающего спор по существу.

В силу части 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд кассационной инстанции проверяет законность решений, постановлений, принятых арбитражным судом первой и апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения норм материального права и норм процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного акта и исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы, если иное не предусмотрено этим Кодексом.

Судом кассационной инстанции не принимается ссылка заявителя кассационной жалобы на отсутствие оценки со стороны суда апелляционной инстанции его довода о том, что спорный товар сдан на комиссию физическим лицом, поскольку оценка этого довода в обжалуемом постановлении содержится. Суд апелляционной инстанции верно указал на то, что факт сдачи товара на комиссию иным лицом не опровергает, что реализация контрафактного товара произведена самим предпринимателем, о чем свидетельствуют товарный и кассовый чеки.

Не может быть признана обоснованной и ссылка предпринимателя на отсутствие в материалах дела доказательств того, что спорный товар введен в гражданский оборот без согласия правообладателя.

В соответствии со статьей 1487 ГК РФ не является нарушением исключительного права на товарный знак использование этого товарного знака другими лицами в отношении товаров, которые были введены в гражданский оборот на территории Российской Федерации непосредственно правообладателем или с его согласия.

В силу части 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

В рассматриваемом случае бремя доказывания отсутствия нарушения исключительного права, в том числе факта введения спорного товара в гражданский на территории Российской Федерации непосредственно правообладателем или с его согласия лежит именно на ответчике, заявившем такой довод.

Вместе с тем, из материалов дела не усматривается и судом апелляционной инстанции не установлено наличия доказательств этого факта.

Довод предпринимателя о том, что суд апелляционной инстанции, отклоняя его ходатайство о снижении размера компенсации, не принял во внимание его доводы, подлежит отклонению в силу следующего.

Как разъяснено в пункте 62 Постановления N 10, рассматривая дела о взыскании компенсации, суд, по общему правилу, определяет ее размер в пределах, установленных ГК РФ (абзац второй пункта 3 статьи 1252 ГК РФ).

По требованиям о взыскании компенсации в размере от десяти тысяч до пяти миллионов рублей суд определяет сумму компенсации исходя из представленных сторонами доказательств не выше заявленного истцом требования.

Суд определяет размер подлежащей взысканию компенсации и принимает решение, учитывая, что истец представляет доказательства, обосновывающие размер компенсации, а ответчик вправе оспорить как факт нарушения, так и размер требуемой истцом компенсации.

Размер подлежащей взысканию компенсации должен быть судом обоснован. При определении размера компенсации суд учитывает, в частности, обстоятельства, связанные с объектом нарушенных прав (например, его известность публике), характер допущенного нарушения (в частности, размещен ли товарный знак на товаре самим правообладателем или третьими лицами без его согласия, осуществлено ли воспроизведение экземпляра самим правообладателем или третьими лицами и т.п.), срок незаконного использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, наличие и степень вины нарушителя (в том числе носило ли нарушение грубый характер, допускалось ли оно неоднократно), вероятные имущественные потери правообладателя, являлось ли использование результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, права на которые принадлежат другим лицам, существенной частью хозяйственной деятельности нарушителя, и принимает решение исходя из принципов разумности и справедливости, а также соразмерности компенсации последствиям нарушения.

Вопреки доводу заявителя кассационной жалобы о необоснованности вывода суда апелляционной инстанции в части размера присужденной компенсации, при определении размера компенсации суд апелляционной инстанции исходил из характера нарушения, степени вины нарушителя, а также принял во внимание принципы разумности и справедливости, соразмерности компенсации последствиям нарушения.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлении N 28-П, при определенных условиях возможно снижение судом размера компенсации ниже низшего предела, установленного статьями 1301, 1311 и 1515 ГК РФ, однако такое уменьшение возможно лишь по заявлению ответчика и при следующих условиях:

- размер подлежащей выплате компенсации с учетом возможности ее снижения многократно превышает размер причиненных правообладателю убытков;

- правонарушение совершено ответчиком впервые;

- использование объектов интеллектуальной собственности, права на которые принадлежат другим лицам, с нарушением этих прав не являлось существенной частью деятельности ответчика и не носило грубый характер (например, если продавцу не было заведомо известно о контрафактном характере реализуемой им продукции).

Таким образом, следует учитывать, что в соответствии с приведенной правовой позицией снижение размера компенсации ниже минимального предела обусловлено Конституционным Судом Российской Федерации одновременным наличием ряда критериев, обязанность доказывания соответствия которым возлагается именно на ответчика.

При этом суд не вправе снижать размер компенсации ниже минимального предела, установленного законом, по своей инициативе, обосновывая такое снижение лишь принципами разумности и справедливости, а также соразмерности компенсации последствиям нарушения.

Сторона, заявившая о необходимости такого снижения, обязана в соответствии со статьей 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации доказать необходимость применения судом такой меры. Снижение размера компенсации ниже минимального предела, установленного законом, является экстраординарной мерой, должно быть мотивировано судом и обязательно подтверждено соответствующими доказательствами (пункт 21 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 3 (2017), утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 12.07.2017).

Аналогичный правовой подход изложен в определении Верховного Суда Российской Федерации от 25.04.2017 N 305-ЭС16-13233.

Из материалов дела усматривается, что предпринимателем было представлено заявление о снижении размера компенсации, мотивированное явной несоразмерностью заявленного размера компенсации последствиям нарушения, совершением нарушения исключительных прав впервые, разовым характером нарушения, наличием статуса субъекта малого предпринимательства, отсутствием у истца существенных убытков.

Вместе с тем предпринимателем не представлено доказательств того, что деятельность по реализации контрафактных товаров не является существенной частью его хозяйственной деятельности и нарушение не носило грубый характер (ему не было заведомо известно о контрафактном характере реализуемой им продукции).

С учетом изложенного суд апелляционной инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что предпринимателем не доказано наличие совокупности критериев, приведенных в Постановлении N 28-П, для снижения размера компенсации ниже минимального размера, установленного законом.

Таким образом, оценив по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации всю совокупность представленных в материалы дела доказательств в их взаимной связи, с учетом характера допущенного нарушения, степени вины нарушителя, срока незаконного использования товарного знака истца, руководствуясь принципами разумности, обоснованности и соразмерности компенсации допущенному нарушению, принимая во внимание принадлежность товаров к одной партии, суд апелляционной инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что компенсация в размере 100 000 рублей за допущенное ответчиком нарушение исключительных прав истца на принадлежащие ему товарные знаки отвечает юридической природе института компенсации.

При этом Суд по интеллектуальным правам обращает внимание на то, что определение размера компенсации относится к компетенции судов, рассматривающих спор по существу. Суд кассационной инстанции не наделен полномочиями по переоценке фактических обстоятельств дела, установленных нижестоящими судами на основании собранных по делу доказательств.

В связи с изложенным, рассмотрев кассационную жалобу в пределах изложенных в ней доводов, судебная коллегия полагает, что фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судом апелляционной инстанции на основании объективного исследования имеющихся в деле доказательств с учетом доводов и возражений участвующих в деле лиц, выводы апелляционного суда соответствуют фактическим обстоятельствам и представленным доказательствам, основаны на правильном применении норм материального и процессуального права.

Судом кассационной инстанции также принимается во внимание правовая позиция, содержащаяся в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.04.2013 N 16549/12, согласно которой из принципа правовой определенности следует, что решение суда первой инстанции, основанное на полном и всестороннем исследовании обстоятельств дела, не может быть отменено исключительно по мотиву несогласия с оценкой указанных обстоятельств, данной судом апелляционной инстанции.

Нарушений норм процессуального права, которые в силу части 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации могут являться основанием для отмены судебных актов судов первой и апелляционной инстанций в любом случае, судом кассационной инстанции не установлено.

Таким образом, обжалуемое постановление суда апелляционной инстанции является законным и отмене не подлежит. Оснований для удовлетворения кассационной жалобы не имеется.

Расходы по уплате государственной пошлины за подачу кассационной жалобы в соответствии с частью 1 статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации относятся на заявителя этой жалобы.

Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

ПОСТАНОВИЛ:

постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 21.04.2021 по делу N А19-3379/2020 оставить без изменения, кассационную жалобу индивидуального предпринимателя Курилова Игоря Геннадьевича - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в двухмесячный срок.

 

Председательствующий судья

А.А. Снегур

 

Судья

С.П. Рогожин

 

Судья

Ю.М. Сидорская

 

СИП счел обоснованным взыскание с предпринимателя-продавца компенсации за нарушение исключительных прав на товарные знаки.

При этом суд отклонил довод о том, что нарушения прав со стороны ИП не было, т. к. он реализовал товар, который был сдан ему на комиссию иным физлицом. Как пояснил СИП, такое обстоятельство не опровергает факт продажи спорной продукции именно ответчиком. Последний, действуя в рамках своей предпринимательской деятельности, мог и должен был проверить реализуемую им вещь на предмет незаконного размещения товарных знаков и принять меры, чтобы не допустить продажу контрафакта.